Красная ель » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Красная ель

© White_Thistle
7.5 мин.    Страшные истории    White_Thistle    13-01-2023, 20:39    Указать источник!     Принял из ТК: Radiance15

Мне безумно нравилось, как в нашей деревне празднуют Новый год. Для нас это был не просто праздник, который все ждут ради выходных дней и возможности провести впустую десять дней своей жизни, а по-настоящему важное событие. В этот день семьи собирались вместе, помогали друг другу с приготовлением ужина, украшением домов и участков, приглашали в гости знакомых из города. Царила атмосфера, так сказать, общности и единения.

На дворе было утро тридцать первого декабря, подготовка шла полным ходом. Пока мама и мои младшие сёстры, Дина и Карина, занимались приготовлением праздничных блюд и украшением нашего дома, мы с отцом и Никитой, моим другом, живущим в доме по соседству, чистили участок и дорогу от выпавшего за ночь снега. Зима в этом году выдалась очень снежной, поэтому работы было более чем достаточно.

Людей на улице много: кто-то также, как и мы, убирает снег, кто-то собирается поехать в город. Малыши, смеясь и визжа, играют в снежки и лепят снеговиков. Дети постарше вешают на заборы и окна гирлянды и старые ёлочные игрушки, а некоторые ребята собирают еловые и сосновые ветки.

К слову, деревня наша находится в глуши, около полутора часов на машине от города. Население чуть меньше сотни человек, все друг друга знают. Есть небольшой продуктовый магазин, а вот в школу и больницу приходится ездить в город, хорошо, что ходит автобус, собирающий детей по утрам. Деревня окружена полукольцом густого хвойного леса. Сосны и ели местами растут чуть ли не плотной стеной.

— Дима, лови! — под звонкий смех снующей вдоль улицы малышни мне в затылок прилетел снежок. Часть снега попала за шиворот, отчего по телу пробежала волна пробирающего до костей холода. Я зашипел, но работу не прекратил.

— Делом бы лучше занялись! — бросив лопату, Никита схватил снег и, даже не попытавшись придать ему форму шара, побежал за детьми и запустил в спину самого медленного.

Ребята заверещали и разбежались в разные стороны, а потом снова собрались вместе, чтобы продолжить игру. В этот раз их целью стал подросток, помогавший отцу почистить машину от снега.

Дверь расположенного в конце улицы здания администрации (так мы называли его всей деревней) распахнулась, и на крыльцо вышла Тамара Петровна, так сказать, глава деревни. У неё в руках была огромная потрёпанная коробка, из-за которой едва было видно её лицо.

— Пора вешать колокольчики!

На её зов тут же сбежались почти все дети, позабыв про игры.

— Я развешу больше!

— Нет, я!

— Не галдите вы так! Всем хватит! — улыбаясь, пыталась утихомирить их Тамара Петровна. — Только не рассыпьте! А то до самой ночи будете по снегу ползать и собирать! — уже строже прикрикнула она.

Толкотня и споры тут же сошли на нет. Детишки по очереди подходили к коробке и брали горсти крохотных колокольчиков.

— Сначала вдоль тропы, потом вокруг ели, а потом можно и на заборы, если останется, да? — спросила девочка лет шести. В этом году, видимо, впервые принимает участие в украшении и боится, что что-то перепутает.

— Всё верно, — женщина ласково погладила её по макушке. — Если что, ребят спроси, они подскажут.

Девчушка серьёзно кивнула и запустила руку в коробку.

Проводив толпу детей взглядом, я продолжил скидывать снег в кучу. Потом, когда она  получится большой, её зальют водой, будет у ребят горка.

К обеду я уже не чувствовал рук и пальцев на ногах и стучал зубами от холода.

— Вот говорила вам, — ворчала мама, наливая нам с папой и Никитой горячий чай и доставая из холодильника банку с малиновым вареньем, — зайдите погреться, отвлекитесь хоть на пять минут! Нет же! Вам обязательно надо околеть на морозе! Вы ещё заболейте!

— Зато мы уже всё сделали, — Никита нашёл положительную сторону в сложившейся ситуации. — Осталось только в город съездить.

— С нами поедешь? — спросил я.

— Не, — залпом допил он чай. — Ближе к вечеру с отцом поеду. Ну, спасибо, что погреться пустили, вареньем накормили и чаем напоили, было очень вкусно. Я пойду.

Проводив Никиту, я вернулся в кухню. Стол уже был заставлен кастрюлями, мисками и тарелками. Дина с Кариной под чутким маминым руководством резали салаты.

— Ох, ещё же пирог испечь надо! — спохватилась мама и принялась листать толстую тетрадку в поиске подходящего рецепта.

Мы с отцом уточнили, какие продукты нужно докупить в магазине, и пошли к машине.

До ведущей в город дороги ехали молча. За окнами на многие гектары раскинулись заснеженные поля. Все эти земли принадлежали жителям нашей деревни. Каждый год они давали нам богатый урожай картофеля, кукурузы, зерновых и других культур. Глядя на огромную белоснежную пустыню, я с трудом верил, что каждый год нам удаётся обработать, засеять, а затем собрать урожай с такой площади.

Вскоре ухабистая дорога закончилась, и мы выехали на ровную, асфальтированную. До города ехать долго и скучно. По пути мы с отцом обсуждали предстоящий праздник.

— В этом году гостей приглашаем мы, Рунины и Зябликовы, верно? — спросил отец, не отрывая взгляда от дороги.

— Да.

— Где вы договорились встретиться со своим другом?

— Около парка. Он живёт неподалёку.

— Это который почти на окраине города?

— Да.

— Не самый благополучный район, — выдохнул отец. — Ты в нём уверен?

— Да. Не переживай.

— Всё в порядке. Я знаю, что ты хорошо разбираешься в людях.

Остаток пути мы ехали в тишине, лишь изредка прерываемой гудением встречной машины.

Приехав в город, мы сначала купили всё, что требовалось, а затем поехали за Виктором, моим другом. Остановились у входа в парк и принялись ждать. Примерно через пятнадцать минут показался силуэт, в котором я узнал Виктора.

— Привет. Извини, что опоздал.

В этом году он перевёлся в мой класс, так и познакомились. Парнем он был неплохим, несмотря на обстановку в своей семье, из-за которой она старался как можно времени проводить дома.

— Привет. Всё в порядке, — успокоил я его.

В свете фар я увидел его раскрасневшееся от холода лицо. Нижняя губа разбита, но почти зажила.

— Ты как? — задал я не самый уместный вопрос.

— Всё окей. Попал бате под горячую руку, — отмахнулся он, не желая лишний раз вспоминать родителей-алкашей и их дружков, которые, судя по его рассказам, практически поселились в их квартире.

Мы сели в машину, и я познакомил его с отцом. На выезде из города отец поинтересовался:

— Ты хоть предупредил родителей, с кем и куда едешь?

— Нет. Им, если честно, вообще не до меня, — опустил голову Виктор.

Губы отца растянулись в краткой улыбке, и он покачал головой. По пути в деревню отец рассказывал Виктору историю нашей деревни.

— Но самой главной, если можно так выразиться, достопримечательностью у нас является Красная ель.

— Почему красная? — поначалу сковывавшая моего друга неловкость исчезла без следа, и он с интересом слушал отца и задавал вопросы.

— Потому что особенная. После ужина увидишь её. Она очень красивая, ни с чем не сравнится. Место, где она растёт, мы украшаем особо тщательно.

Когда мы приехали, солнце уже успело спрятаться за горизонтом. Покрытые инеем фонари ярко освещали улицу.

— А почему на дороге еловые ветки? — задал друг вопрос, кивнув в сторону тропы, ведущей в лес.

— У нас такой обычай, — пояснил я. — Хранители деревни в новогоднюю ночь таким образом могут найти путь к Красной ели, которая даёт им силы.

— Понятно, — ничего не поняв, почесал затылок Виктор. Ничего, это только сперва кажется бредовой традицией. Позже он всё узнает и обязательно поймёт.

Мы зашли в дом. Я представил друга маме и сёстрам. Виктору было непривычно получать столько внимания, но совсем скоро он расслабился и с удовольствием беседовал с моими родителями и слушал болтовню сестёр.

Время до ужина мы провели за просмотром телевизора. Сюжет праздничных фильмов я знал почти наизусть, но заняться было совершенно нечем: Дина и Карина были решительно настроены украсить дом исключительно своими силами и отвергали любое предложение помощи под угрозой пожизненной обиды; к ужину оставалось только достать посуду из серванта и сполоснуть её от пыли, это занятие мама взяла на себя; во дворе снег был полностью убран ещё утром, поэтому и там работы не было.

Наконец мы сели за стол. Ужин, как всегда, вышел просто превосходным, особенно ароматный ягодный пирог. Время близилось к полуночи. Мама зажгла расставленные по всей кухне свечи и выключила свет и телевизор.

Мы ждали. Ждали, когда по хвойной тропе пройдёт хранители, созывая народ к Красной ели. Стрелки часов будто специально замедлили свой бег, будто нарочно пытались отдалить этот момент. Это ожидание всегда чрезмерно волнительное и тревожное, но мы к этому привыкли и не подавали вида. Только моему другу было прямо вот совсем не по себе. Он ничего не говорил, но это было заметно по его лицу.

За окном послышался громкий хруст снега. В покрытое ледяными витиеватыми узорами оконное стекло постучали.

— Там кто-то есть! — испуганно прошептал Виктор, вздрогнув и посмотрев на меня.

— Не бойся, — тоже почему-то шёпотом ответила ему Дина. — Это хранители. Они не обидят, если ты хороший человек. Они хорошие и нас оберегают.

По округе разнёсся мелодичный перезвон сотен колокольчиков, развешанных вдоль тропы.

— Пора идти, — отец встал из-за стола.

— К-куда идти? — друг с паникой во взгляде посмотрел на меня.

— К Красной ели, — я подошёл и встал напротив него. — Не волнуйся. Всё будет хорошо. У нас такой обычай. Уверен, тебе понравится.

— Тебе обязательно понравится, — пообещала мама.

— Как скажете, — сдался он и пошёл за курткой.

Люди, смеясь и перешёптываясь, покидали свои дома. Впереди бежали дети, которым не терпелось как можно скорее увидеть заветное дерево во всей его красе. Толпа направлялась в сторону леса. Растоптанные ветки наполнили улицу головокружительным запахом хвои. Погода стояла холодная, но ветра совсем не было. С неба бледным светом заливала округу луна, сияющая в окружении тысяч звёзд.

Вдоль тропы были установлены фонари, поэтому мы шли не в полной темноте, полагаясь лишь на нашу интуицию, как это делали наши предки. Во тьме, среди елей и сосен, там, докуда не дотягивался жёлтый фонарный свет, хрустели ветки и снег, слышалось слабое сопение и рычание.

— Там волки, что ли, бродят? — спросил друг.

— Это хранители. Волков в наших краях не водится, — кратко ответил я. Вскоре он сам всё поймёт, нет нужды объяснять.

Мы вышли к большой круглой поляне, в центре которой росла величественная Красная ель. Иголки многовекового дерева светились бледно-красным. Её длинные и разлапистые ветви словно двигались. Вокруг Красной ели был вырыт узкий, но глубокий ров. Всё вокруг было украшено колокольчиками и свечами.

Люди окружили ель, продолжая перешёптываться и хихикать. Нашу семью и ещё две другие, в которой тоже были гости, пропустили вперёд. Чужие люди с опаской смотрели по сторонам, не понимая, что происходит и насколько это важно для нас.

Через пару минут толпа расступилась, и вперёд вышла Тамара Петровна. Люди сразу же замолчали и устремили взгляды в её сторону.

— Здравствуйте, мои дорогие! — голос женщины оглушительно прозвенел в воцарившейся тишине. — Настал момент, которого мы ждали целый год! Момент, важный и необходимый. Момент, когда Красная ель выберет жертв и дарует нам благополучие и защиту на следующий год!

Толпа одобрительно загудела. Люди с весельем смотрели на гостей.

— Что происходит?! Вы что, здесь все с ума посходили, что ли?! — не выдержав, прокричала женщина, которую я не очень хорошо разглядел, так как она стояла довольно далеко. Гостья Зябликовых. — Я хожу! Немедленно!

Не успела она ступить и шага в сторону, как двое мужчин крепко схватили её за руки, не давая сдвинуться с места.

— Пустите! Пустите меня! Немедленно уберите свои руки! Я сейчас полицию вызову! Что вы вообще делаете?! Что вы вообще себе позволяете?!

Её истеричные вопли произвели впечатление только на Виктора и гостью Руниных. Их тоже схватили, не обращая внимания на возмущённые крики.

— Тебе выпала великая честь увидеть Красную ель, хоть ты и чужак. Ты должен радоваться, — сухо ответил я на вопросительный взгляд друга.

— Сейчас хранители заберут жертв! — продолжила Тамара Петровна. — Сейчас начнётся самый важный момент!

Из-за деревьев вышли три фигуры. Это были крупные существа, отдалённо напоминающие волков. Они перемещались на четырёх лапах и рассматривали собравшихся своими маленькими зелёными глазками, поблёскивающими в свете свечей. Каждый из них приблизился к одному из гостей и принялся его обнюхивать.

— Нет! Нет! Пустите меня! Немедленно! Что это за тварь?! Что вы творите?! — вопила одна из женщин, пытаясь вырваться.

Виктор трясся от страха, но был не в силах произнести ни слова.

— Хранитель не тронет, если ты хороший. Потому что хранитель тоже хороший, — едва слышно прошептала Карина.

Два хранителя уже впились острыми зубами в тела женщин и потащили их ко рву. Скинув истекающих кровью жертв туда, они прыгнули следом. Вскоре полные боли и ужаса крики стихли. До людей доносилось лишь жадное чавканье.

Тот хранитель, который стоял перед Виктором, продолжал смотреть на него и обнюхивать. Он положил когтистую лапу ему на голову, прорычал что-то похожее на слова и последовал в ров за остальными хранителями. Толпа завороженно наблюдала за происходящим.

— Хранитель пожелал, чтобы этот мальчик стал одним из нас! — прокричала Тамара Петровна.

Толпа встретила эту новость радостными криками и аплодисментами. Виктора продолжали держать.

— Поздравляю! — хором прокричали мои сёстры.

— Добро пожаловать в нашу большую и дружную семью! — отец похлопал его по плечу.

— Отпустите меня! — прохрипел Виктор. К нему постепенно возвращалось самообладание и способность говорить.

К нему приблизилась Тамара Петровна, держа в руках деревянную чашу с горячим напитком.

— Это отвар хвои Красной ели. Выпей, тогда ты станешь одним из нас.

— Не буду! Отпустите!

Виктора схватили ещё крепче и влили в рот отвар. Он пытался вырываться и отплёвываться, но всё было бесполезно.

Когда чаша опустела, моего друга отпустили. Он упал на колени откашливаясь.

— Как ты? — спросил я, помогая ему подняться.

— Я в порядке, — в его глазах загорелся красный огонёк, как у всех присутствующих.

— Впервые за много лет чужому человеку оказана честь стать стражем Красной ели! Этот год будет воистину благоприятным для нашей деревни! — прокричала Тамара Петровна.

По толпе разлетелся радостный гомон.

— Семье, приведшей к нам нового брата, будут оказаны честь и почёт!

Толпа вновь радостно закричала.

— Через три дня мы выберем семьи, которым предстоит найти жертв на следующий год. А сейчас, давайте праздновать день Красной ели!

Виктор завороженно смотрел на дерево, избравшее его, даровавшее ему жизнь. К нему подходили люди, поздравляли, желали удачи, но он не обращал на них совершенно никакого внимания.

Кто-то уже присыпал снегом кровавую полосу. О жертвоприношении напоминали лишь небольшие красные пятна около самой кромки рва.

— Тебе понравилось? — улыбаясь, подбежали к нему Карина и Дина.

— Очень нравится, — улыбнулся он в ответ. От его страха и паники не осталось и следа.

— Очень хорошо! А поначалу ты боялся. Я же говорила, что тебя не тронут, если ты хороший, — тараторила Дина. — А ты вправду хорошим оказался.

Мой друг молча кивнул и снова посмотрел на Красную ель.

Теперь он тоже будет каждый год будет помогать нам украшать деревню. Может быть, когда-нибудь в будущем, когда у него появится семья, с которой он поселится в нашей деревне, ему также выпадет возможность искать жертв для Красной ели.


деревня лес существа странные люди на конкурс без редактирования странная смерть жертвоприношение ритуалы необычные состояния зима
492 просмотра
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
2 комментария
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  1. Дроу 11 декабря 2022 22:31 /

    Необычно:) автор молодец:)

  2. Папа Стиффлера 18 января 2023 07:00 /

    В целом - неплохо : красочно, атмосферно...

    Но довольно предсказуемо.

    С первых строк подумал о секте, поклоняющейся какой-нибудь кровожадной НЁХ.

    Не совсем угадал только поворот с принятием в неё нового адепта - думал, сожрут всех жертв...

KRIPER.NET
Страшные истории