Мимикрия » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор


СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Мимикрия

© Дмитрий Венцковский
12,5 мин.    Страшные истории    Morgot-76    19-11-2022, 14:59    Указать источник!     Принял из ТК: Radiance15
Дверь в кабинет открылась именно в тот момент, когда я с хлюпаньем втянул в себя очередную порцию лапши быстрого приготовления. На пороге стоял лейтенант Борис Молчанов, в коллективе – Борик, для своих – Борцун. Вошёл. Старчески кряхтя, хотя был всего на два года меня старше, сел на стул, поддёрнув форменные брюки. Швырнул фуражку на стол. Его коротко остриженные русые волосы упрямо встопорщились забавным ёжиком.

- Ещё один пропавший в гаражах на Жуковской, третий за неделю.

- У меня вообще-то обед – кивнул я на цветастое картонное ведёрко перед собой, исходящее густым духом говядины и специй – Не присоединишься?

Борик брезгливо поморщил нос:

- Фу. Как ты можешь это есть? Там же нет ничего натурального.

Супруга Борика была пэпэшницей и подсадила на это новомодное веяние и своего мужа. Все знали, что он таскал с собой на работу тормозки с какими-то правильными салатами и отварной рыбой, и за это над ним незлобно подтрунивали, ну а он в долгу тоже не оставался.

- Натуральное или нет, главное вкусно. Мы в училище и не таким питались – ответил я, беря из пакета новый ломтик «Бородинского».

- Я что говорю. Скворец тебя к себе вызывает. Сейчас. Хочет это дело тебе отдать.

- Я не могу. Я уже занят. Веду дело по щипачам в маршрутках. Так что пускай ищет другого – из-за того, что рот мой был занят, получилось несколько невнятно.

- Ромыч, ты же знаешь главную заповедь нашего отдела?

Я проглотил кусок хлеба, сценически закатил глаза и процитировал:

- На каждое самое важное дело есть ещё десять не менее важных, каждое из которых важнее всех остальных. Знаю, конечно. Но у меня обед – и я демонстративно отправил в рот очередную порцию лапши. Несколько капель бульона брызнули на стол.

- Нет. Я про другую заповедь – с некоторой брезгливостью взглянул на это Борик - Где начальство считает, что отпуска у нас всегда не вовремя, выходные слишком часто, рабочий день слишком короткий, а обеденный перерыв слишком длинный. Поэтому Скворец зовёт тебя к себе безотлагательно.

Я с сожалением отставил на сейф ведёрко доширака, смахнул крошки со стола, залпом влил в рот остатки холодного кофе и поднялся, вытирая пальцы и лицо салфеткой. Вышел в коридор и направился к кабинету начальника. Молчанов ковылял следом.

Подполковник Константин Ефимович Скворцов сидел в своём просторном кабинете, подставив лысину под струю воздуха из кондиционера. У него был очень живописный профиль, в котором просматривались черты античных скульптур Сократа или Зевса, сквозили нотки рыцарского благородства и отваги. Такое лицо было бы уместным где-нибудь в театре или киноэкране, но никак не в казённом кабинете начальника отдела Уголовного Розыска. Был он человеком очень строгим, твёрдым, но справедливым и максимально честным, насколько позволяла ему должность.

- А, Горелов! Проходи, садись – его баритон был не менее благородным. Не хуже чем у оперного певца.

Я уселся в одно из кресел вдоль длинного стола для совещаний.

- Молчанов сообщил тебе суть того, зачем я тебя позвал?

Я кивнул:

- Сказал. Третий пропавший в гаражном кооперативе на Жуковской. Третий за неделю, если быть точнее.

- Всё верно. Третий пропавший. И снова ни следов, ни свидетелей. Я хочу поручить это дело именно тебе, ты толковый парень. Вон, как быстро с пропавшим пенсионером дело распутал. Так что опыт есть. И прошу – поменьше огласки. Нам ещё не хватало, что бы СМИ про всяких маньяков трубить начали.

- Константин Ефимович, но я уже веду дело…

- Это подождёт. А лучше я передам его стажёру, пусть проявляет свои таланты в работе, а не только бухгалтерии глазки строит.

- Никитину? Слишком молодой он для этого, не серьёзный…

- Вот пусть и тренирует свою серьёзность – хлопнул по столу Константин Ефимович, отрезая – Вот, возьми все материалы по твоему новому делу, – подтолкнул он ко мне папку с документами. - И можешь идти. Берёшь с собой в напарники Молчанова и выдвигаетесь сейчас на место, там с участковым проведёшь все необходимые мероприятия. Вопросы?

Не дожидаясь ответа, он снова повернулся ко мне своим монументальным профилем, подставив голову под кондиционер. А я, сжав папку под мышкой, полный «праведного гнева», вышел из кабинета. За дверью стоял Борик. Не говоря ни слова, кивнул ему «следуй за мной». Зашёл к себе, надел фуражку и куртку, взял необходимое для работы снаряжение, и мы вышли на стоянку служебного транспорта.

Минут через десять были уже на месте. Гаражный кооператив «Трек» ничем не отличался от сотен других, в других городах. Ряды железных и кирпичных боксов с двух и односкатными крышами и металлическими воротами. Однообразная синяя и красная, изредка – зелёная, цветовая гамма. Обязательным атрибутом были несколько ржавых скелетов автомобилей, стопки старых покрышек и кучи промасленной ветоши тут и там.

Участковый, невысокий парень, в мятой форме не по размеру, стоял в окружении пёстрой толпы владельцев гаражей, о чём-то с ними беседуя, и делая записи в блокноте. Его помощник стоял в отдалении, делая вид, что внимательно всё осматривает.

Мы подошли, и я закинул окурок в стоящую неподалёку бочку с мусором.

- Всем здравствуйте. Оперуполномоченный отдела уголовного розыска старший лейтенант Горелов, – представился я.

- Младший лейтенант Рузаев – ответил участковый, протягивая ладонь. Пожали руки.

- В общих чертах обрисуй суть дела.

- Да что обрисовывать? В третий раз похожая ситуация. Первым пропавшим был местный бездомный, вторым был сторож, а теперь один из владельцев. Вахрушев Сергей Наумович, пятьдесят шестого года рождения, пенсионер. Пропал, предположительно, позавчера вечером. Дома не появлялся, но там привыкли к его поздним возвращениям. Потом начали беспокоиться, звонить. Телефон оказался недоступен. Пришли сюда, поспрашивали других владельцев. Никто его не видел. Гараж оказался не заперт, инструменты и запчасти разложены так, будто хозяин только что отошёл. И ни каких следов. Всё, как и в прошлые разы. Вызвали полицию. Вот, проводим следственные мероприятия, опрашиваем местных…

- Хорошо, пойдём, осмотрим гараж пропавшего.

Мы направились между кирпичными коробками вглубь кооператива. Группа местных потянулись за нами. Бокс находился почти в самом конце территории, возле небольшого, заросшего бурьяном пустыря, с кучами щебня и мусора. Всё было, как и описал Рузаев – обстановка гаража выглядела так, будто хозяин должен вот-вот вернуться. Просто зашёл за угол отлить. Даже банка с недопитым пивом стояла так, будто её только что отставили в сторону.

Мы с Молчановым провели фотосъёмку внутренностей бокса и прилегающей местности, включив диктофон, поспрашивали мужиков. Никто ничего не видел и не слышал. Пропавший пришёл сюда позавчера вечером где-то в восемнадцать тридцать, поболтал с товарищами, пропустил с ними стаканчик - другой, и ушёл к себе в гараж, перебирать карбюратор своей старенькой семёрки. Допоздна он оставался довольно часто, и когда домой уходил последний из автолюбителей, то видел что свет в боксе у него горит, и слышались звон инструментов и музыка из магнитолы. Мы это тут же проверили и обнаружили, что радиоприёмник автомобиля был действительно включён, а аккумулятор разряжен в ноль, будто аппарат работал всю ночь. В общем, информации было крайне мало, а та, что имелась, вызывала в основном вопросы. Время от времени на меня накатывало ощущение чужого тяжёлого взгляда. Будто что-то недоброе тайно следило за мной, заставляя время от времени настороженно осматриваться.

Мужики уже разошлись, а мы с Молчановым стояли и курили у ворот кооператива. Участковый со своим помощником стояли рядом, переминаясь с ноги на ногу.

- Спасибо вам. Дальше мы сами – сказал я им. Рузаев облегчённо вздохнул, передал нам блокнот с показаниями свидетелей, попрощался и вместе с помощником удалился.

- Ну что? Какие идеи? – спросил я Борика.

Тот пожал плечами:

- Может забухал где- нибудь или к любовнице свинтил… Хотя, третья пропажа за неделю – это уже не совпадение.

- Ладно, давай в отдел. Посидим на месте, покумекаем, доклад напишем. Кофе хочется – умираю.

Прибыв на место, занялись рутиной. Писали доклад, перекачивали фотографии с фотоаппарата на рабочий компьютер, курили и пили растворимый кофе. Открыл папку с делом и стал перебирать документы по предыдущим исчезновениям в этом гаражном кооперативе. Там же был пакет фотографий с места и флешка с этими фото в электронном виде. Их я тоже перебросил в свой компьютер, так удобнее было с ними работать. Можно увеличить и внимательно рассмотреть любой интересующий участок. Борик забрал с собой часть документов и фотографий, что бы сделать себе ксерокопии. В общем – трудовые будни.

С чего бы начать? Я листал блокнот с записями показаний свидетелей. За что бы зацепиться? Нужно проработать несколько основных версий, а потом их по очереди проверить.

Провозились мы до вечера. Когда Борик уходил, я как раз просматривал фотографии со второго исчезновения, когда пропал сторож. В дверях он остановился и сказал:

- Съезжу-ка до гаражей ещё разок. Осмотрюсь внимательно. Вдруг, мы что-то упустили.

Я только головой кивнул, кликая мышкой на очередное фото. Что-то мне в этих фотографиях не нравилось. Я отобрал несколько наиболее подозрительных, и стал их пристально разглядывать. Взгляд мой зацепился за изображение красного железного гаража, стоящего как бы в отделении от других. На территории пустыря. И тут я понял, что дело именно в нём. Он был какой-то неправильный, с неуловимо нарушенной геометрией. Те поверхности, которые должны были быть ровными, где-то вспухали небольшими буграми, а где-то наоборот, втягивались внутрь.

Я нашёл все фото с этим гаражом. Невероятно, но и в деле с первой пропажей, этот гараж пару раз попал в кадр. Начал их сравнивать и обнаружил, что каждый раз форма гаража немного другая. Нет, в целом он оставался красной жестяной коробкой с двухскатной крышей, но какие-то нюансы формы, кривизна стен и изгибы углов неуловимо отличались. В конце концов, я наткнулся на одно из фото, которое сделал сегодня, где внезапно обнаружил, что ворота гаража чуть-чуть приоткрыты, а за ними - зловещая тьма. Я снова просмотрел все сегодняшние изображения этого строения, и на всех створки были закрыты плотно. Вернулся к кадру с приоткрытыми воротами. Ледяные мурашки пробежали по позвоночнику, словно что-то наблюдало за мной из тьмы. Именно это ощущение было у меня, когда мы копались на территории кооператива. Судя по изображению, это фото было сделано в тот момент, когда я находился ближе всего к таинственному гаражу. Будто из него что-то выглянуло, подстерегая нас, ожидало, что бы мы подошли поближе, и ждало момента… Момента чего? Э, брат. Что-то меня понесло, пора сделать перерыв.

Встал, открыл форточку, закурил. Лень было идти в курилку по тёмному пустому коридору. Да и всё равно в здании почти никого нет, кроме дежурных. Можно без палева покурить и в кабинете. Нужно позвонить Молчанову, пусть посмотрит на этот гараж поближе, раз он уже там. Сотовый сообщил, что аппарат абонента отключён или вне зоны. Ладно, чёрт с ним. Завтра съездим, посмотрим. Вернулся к показаниям свидетелей по первому делу, когда пропал местный бродяга. Нашёл те, которые давал сторож, пропавший вторым. Эх, если бы он тогда знал… Но вернёмся к показаниям. В них сторож сетовал, что стали пропадать сторожевые собаки. Сперва доберман, а потом овчарка. А после собаки вообще стали избегать территории кооператива. А по ночам он пару раз слышал странный шум, похожий на очень тихое ворчание, от которого вибрировало всё, даже зубы и кости, и сводило параличом мышцы. Но это вообще больше походило на мистику. Что можно было легко списать на последствия употребления сорокоградусных напитков. Тем более, в показаниях свидетелей после пропажи самого сторожа, о нём отзывались как о профессионале гранёного стакана.

Нашёл в папке ксерокопию плана территории кооператива. Стал внимательно её изучать, особенно, то место, где по фотографиям стоял странный гараж. Судя по документу, этот участок был пустырём. Возможно, там планировали строительство гаражей в будущем, или думали продавать эти территории желающим. И скорее всего, а точнее наверняка, этот гараж был построен уже позже открытия кооператива.

Посмотрел на часы. Ого, уже девять вечера! Пора домой. Ясно теперь от чего в голове сумбур, и уже всякие предположения в голову лезут, одно нелепее другого. Выключил компьютер, погасил свет. На проходной отдал ключи дежурному, и вышел в прохладу вечерней улицы. Вздохнул в полную грудь, закурил, и сев в машину отправился домой.

Дома попробовал снова позвонить Молчанову. Опять недоступен. В душе закопошился противный червячок беспокойства. Никак не выходило из головы это ощущение пристально следящего взгляда из щели между створками заброшенного гаража. Проворочался половину ночи. Пару раз вставал, выходил на балкон покурить. Наконец сумел забыться тяжёлым сном, с тревожными сновидениями, которые почти сразу забылись после пробуждения.

Наутро, когда я уже сидел в своём кабинете за кружкой кофе, ожидая Борика, ко мне заглянул Володька Пожедаев.

- Ромыч, привет! Борцуна не видел? Его Скворец ищет – заявил он с порога.

- Нет – ответил я – сам его жду.

- Он не появлялся на работе, сотовый не отвечает, а домашние говорят, что не приходил ночевать. Подумал, может ты знаешь, где он?

Я почувствовал, как между лопаток пробежал холодок от плохого предчувствия.

- Понятия не имею. Сегодня с ним не связывался… Хотя, подожди – я встревожено посмотрел на Володьку – он вчера собирался по нашему делу на место преступления съездить, ещё раз посмотреть поподробнее. В гаражный кооператив на Жуковской.

Видимо Володька прочитал что-то такое в моих глазах, потому что тут же заявил:

- Зови Никитина, поехали!

На место мы добрались за пять минут, под непрекращающийся трёп стажёра. Начал уже жалеть, что согласился взять его с собой. Как я и предполагал, машина Молчанова – старенький синий Форд Фокус, стоял у ворот. Остановились рядом, вышли все втроём. На территории, у одного из гаражей, встретили компанию вчерашних мужиков. Я подошёл поздороваться, меня узнали.

- Мужики, вы моего напарника не встречали? Он вчера сюда приехал, машина его у ворот стоит.

Те пожали плечами, ответили отрицательно. Тогда мы направились к гаражу, который осматривали давеча. В нём всё было так же, как и вчера, ничего не изменилось. Мужики с интересом потянулись за нами следом.

- Борик! Борис! – зачем то позвал я, словно надеялся на ответ.

Взгляд мой упал на таинственный гараж, одиноко стоящий на пустыре, метрах в пятидесяти от нас. Даже при свете дня он выглядел зловеще. И сейчас я ясно мог разглядеть массивный навесной замок на его воротах.

- Мужики, а там чей гараж? – махнул я в его сторону.

- Да шут его знает – почесал в затылке один из них, пожилой детина с седыми усами, выправкой похожий на бывшего военного – давно стоит, а хозяина нету у него. Вроде как помер почти сразу после его постройки, а выкупить желающих не нашлось. Даже и не помню точно, когда его построили, лет семь или восемь назад.

Но я его уже почти не слышал, внимательно разглядывая лежащий в жухлой траве возле ворот таинственного строения слабо светивший предмет. Это был фонарик Молчанова. В этом я ошибиться не мог, ведь сам подарил его Борику на день рождения. Профессиональный, спецназовский, производства США. Не отводя от него глаз, вынул из кобуры пистолет и медленно двинулся в ту сторону. Все присутствующие затихли, с опаской поглядывая на меня. Володька Пожедаев, проследив направление моего взгляда, оценил всё верно, потому что тоже вынул оружие, и, взяв на прицел ворота загадочного гаража, двинулся рядом со мной.

- Что происходит? – осведомился вполголоса, Никитин, беспечно засунув руки в карманы, идя следом за нами.

Я не ответил, медленным шагом приближаясь к зловещему строению, и не отводя взгляда от его ворот. Ощущение тяжёлого недоброго взгляда отозвалось ледяными мурашками по спине. Володька тяжело сопел рядом, подняв пистолет по всем правилом стрельбы стоя. И это внушало мне уверенность в том, что он, если что, не дрогнет, не побежит, прикроет. Но всё равно, как бы я не был настороже, оказался не готов к тому, что ворота приоткроются. Несмотря на то, что на их дужках висел массивный замок. Резко, и совершенно бесшумно, между створками образовалась щель сантиметров в пятнадцать шириной, а за ними была тьма. И она бурлила словно кипящая жидкость. Сухая трава перед щелью колыхнулась, словно от исполинского вдоха, а потом колыхнулась обратно, как от выдоха. Мы с Володькой встали как вкопанные, но Никитин, возомнив себя бесстрашным голливудским копом, крикнул:

- Эй! Кто там! Выходи, руки за голову! Мы вооружены! – и шагнул из за наших спин вперёд.

- Никитин! Стой! – только и успел крикнуть Володька, прицеливаясь в живую тьму гаража.

Но стажёр был уже рядом, и потянул руку к воротам. Всё произошло в доли секунды. Створки, не издав ни звука, стремительно распахнулись, что-то чёрное, расплывчатое, метнулось к парню, захлестнуло поперёк туловища, и втянуло в жидкую, пузырящуюся тьму. Так быстро, что Никитин не успел издать ни звука. Ворота бесшумно захлопнулись, а мы с Володькой начали, как безумные, стрелять в металлические стенки гаража, высекая искры и пробивая круглые дыры.
Сзади кто-то заорал, послышались шаги убегающих ног. И тут нас накрыло волной низкого ворчания, от которого заныли зубы и завибрировали кости, а все окружающие звуки словно погрузились в вату. Казалось, на нас рухнуло всей тяжестью атмосферы небо. Пожедаев выронил пистолет и упал на колени, закрывая уши ладонями. Он что-то кричал, но его голос тонул в этом густом рыке, как муха в меду. Казалось, что у меня уже начали вибрировать зрачки, каждый нерв, каждая клетка тела. Я чувствовал, что совсем не могу шевельнуться.

Сколько это длилось, я не помню, словно заворожённый глядя на то, как ворота страшного гаража открываются, медленно и торжествующе. А к нам по жухлой траве языком тянется и струится сгусток тьмы, словно огромная вуаль из длинных чёрных волос, плывущих в стремительных водах ручья. Он постоянно колыхался, клубился и змеился отдельными прядями в десятке сантиметров над землёй, неумолимо приближаясь к своим парализованным жертвам. До нас оставались уже считанные метры, как вдруг из-за наших спин вышла высокая фигура с выправкой бывшего военного. В его руке что-то полыхнуло, бросок – и огненной кометой, оставляя дымный хвост, в распахнутые ворота полетела стеклянная бутылка с горючей жидкостью. Звякнуло, разбиваясь, стекло, взметнулось коптящее пламя. Парализующий гул мигом стих, язык тьмы стремительно втянулся в ворота гаража, как моллюск в раковину. А ещё через мгновение строение словно взорвалось неровными кусками жести. Они разметались в стороны, но застыли в воздухе, как на стоп кадре, удерживаемые липкими хвостами вскипающего чёрного облака, которое вскинулось на десяток метров над землёй, избегая жаркого алого пламени. Тьма клубилась, словно пряди чёрных волос в бурлящей воде, мотала, из стороны в стороны, со свистом рассекая воздух, огромными рваными кусками гаража, и было видно, что пучки этих тончайших щупалец вросли в металл, слились с ним в единое целое, и что гараж был всего лишь пустой скорлупой этой неведомой твари, её охотничьей маскировкой. А ещё было видно, что эти гигантские чёрные пряди вырастали из круглой ямы в земле, в том месте, где некогда был центр строения. Но самым нереальным было то, что само это бьющееся в пламени существо не издавало ни единого звука.

Огромный лист зазубренного металла с шумом пронёсся буквально в полуметре от нас, обдав ветром. Воздух наполнился вонью горящей резины и плоти. Рядом с нами, под аккомпанемент матерных ругательств, встали ещё фигуры в спецовках и спортивных куртках, в воздух взлетели новые бутылки с горючей жидкостью. Первый огненный снаряд тьма отбила куском своей железной скорлупы, но остальные попали в цель. Агония пылающей твари была страшной. Нам пришлось ретироваться, чтобы не зацепило хлещущими во все стороны щупальцами и рваными кусками жести, которыми монстр, громыхая, рубил всё вокруг. И внезапно он исчез. Резко втянулся в дыру в земле, лишь звонко ударились друг о друга остатки гаража, которые больше не удерживаемые ничем, рухнули следом в чёрноту провала.

Следом полетели ещё несколько бутылок с адским содержимым. После мужики деловито принесли несколько канистр с маслом и мазутом и вылили их в жерло подземного костра. Взвилось чадящее пламя, столб жирного чёрного дыма поднялся почти до неба. Мы с Володькой сидели рядышком на старых шинах, не обращая внимания на всю эту суету, молчали, и курили, пытаясь удержать сигареты в нервно дрожащих пальцах. Володька попытался мне что-то сказать, но потом замолк, и просто сидел, с отрешённым взглядом. Подходили мужики, что-то нам говорили, жестикулировали, но видя, что мы не реагируем, махали руками и вновь куда-то убегали. Я равнодушно наблюдал, как из уха товарища вытекала тоненькая струйка крови, на которую он не обращал никакого внимания, и капала на плечо форменной куртки. Сквозь чёрный дым зловеще светило солнце.

Само собой, в отделе нам никто не поверил. Так же как и не поверили свидетелям, мужикам из кооператива. Следов Молчанова и Никитина так и не обнаружили, а нам с Пожедаевым пришлось воспользоваться услугами психолога, по настойчивому требованию начальства. Коллеги сочувственно смотрели на нас, перешёптывались за спиной. В итоге подполковник Скворцов, стараясь избегнуть излишнего внимания СМИ, замял это дело, сделав основной версию, в которой мы с Пожедаевым стали свидетелями убийства стажёра Никитина безумцем, который до этого расправился с Молчановым, и после скрылся в заброшенном гараже. В ответ мы открыли огонь по зданию, и пуля попала в газовый баллон, что привело к взрыву и пожару. Вследствие чего были уничтожены все тела и улики. Конечно же, было дисциплинарное разбирательство. Меня, за некомпетентность, повлёкшую за собой гибель сотрудника, разжаловали до младшего лейтенанта и отстранили от всех дел. Но Скворцов Константин Ефимович, видимо в глубине души всё же поверивший нам, этим всё и ограничил.

Прошло уже три месяца после этих событий. Пару раз я приходил в гаражный кооператив «Трек», что бы постоять над ямой, которые местные мужики уже превратили в свалку, и там, вместе с пожилым детиной, с выправкой военного, которого звали Виктором, опрокидывал рюмочку, поминая своих погибших коллег.

После всего прошедшего я излазил весь интернет в поисках информации об этой чёрной твари. Но ничего так и не нашёл. Зато обнаружил множество сообщений о регулярно пропадавших, таинственным образом, людях. Из чего я сделал вывод, что это существо далеко не одно. Кроме того, я перечитал много литературы о применяемом ею способе охоты. В науке это называется мимикрия. Способность существа принимать вид безобидных и не привлекающих внимание, или отпугивающих вещей. Довольно распространённое явление в природе. Например, так поступают некоторые виды богомолов, палочников, бабочек и пауков. Это эволюционное соперничество между хищником и жертвой длится уже много миллионов лет, с доисторических времён. Но, судя по всему, подземные твари пошли в этом направлении значительно дальше. Возможно даже, что их эволюция проходила совершенно независимо от нашей, в мрачных подземных океанах, чьи неведомые волны плещут на глубине нескольких километров под землёй.

Кто знает, когда они впервые выбрались на поверхность из своих зловещих пещер, лежащих глубоко в недрах планеты, и когда впервые познали вкус человеческой плоти. Очевидно, что поначалу они охотились на животных, и для этого не нужно было особенно изощряться в маскировке. Но в какой-то момент, они поняли, что человек более лакомая добыча. И для его поимки нужно было менять стратегию. Совершенствовать методы маскировки, находить более хитрые способы для устройства ловушек. В итоге они научились использовать небольшие заброшенные одинокие строения, которые не вызывали подозрений у человека, в качестве маскировки и защитной раковины. И с тех пор эти твари потихоньку завоёвывают своё место под солнцем. Возможно, все эти легенды про дома с призраками, аномальные места, в которых пропадают люди, про демонов из теней, имеют под собой реальную основу. Сколько миллионов пропавших стали жертвами этих подземных монстров? Сколько людей попали в их хитрые ловушки, подошли лишком близко к их охотничьим засадам?

А может они не имеют никакого отношения к земной жизни, а были заброшены к нам из космоса, намеренно, или случайно, с каким ни будь метеоритом, тут можно только гадать. Огромное поле для гипотез и фантазий. Ясно только одно. Мы можем с ними бороться, и оно боится огня.

Так размышлял я, идя к себе домой, после долгого трудового дня. Работал я теперь в архиве, и работы было много. В последнее время взял привычку ходить домой пешком. Подышать свежим, морозным, декабрьским воздухом, полюбоваться предновогодней иллюминацией города, насладиться скрипом свежего снега под ногами. Ото всех этих размышлений и воспоминаний повеяло ознобом по спине и всплыло полузабытое чувство тяжёлого холодного взгляда наблюдающего из укрытия хищника. Захотелось закурить. Похлопал по карманам. Чёрт, сигареты закончились. Нужно купить. Вон, кстати, ларёк в переулке стоит, там и куплю. Странно, вчера его вроде там не было. Да нет. Чушь, просто, раньше я его не замечал.


улица существа странная смерть исчезновения необычные состояния следствие
730 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
1 комментарий
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  1. Гость Енот 21 ноября 2022 05:58
    Сильно смахивает на рерайт "Почти как бьюик" Кинга) но рерайт качественный, лайк)
KRIPER.NET
Страшные истории