Борраска. Часть 3 » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор


СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Борраска. Часть 3

© C.K. Walker
15 мин.    Страшные истории    Esenia    25-03-2020, 13:57    Источник     Принял из ТК: Helga
Борраска. Часть 1
Борраска. Часть 2


— Думаешь, она себя винит?

— Не знаю, чувак. Может быть, — я вытянулся на откинутом сидении своей “Шеви” и натянул кепку поглубже на глаза.

— Но она в порядке, как думаешь?

Я не ответил. Я точно был не в порядке, когда умерла Уитни, а Кимберли с матерью были ближе, чем мы с сестрой. Она точно не была в порядке.

— Сэм, серьезно, я тут ебнусь скоро, два дня прошло.

Я убрал кепку с лица и посмотрел на Кайла, который и в самом деле выглядел плачевно. Его глаза покраснели, лицо было болезненно-желтым, а рыжие волосы стали сальными.

— Чувак, ее мама покончила с собой. Ты знаешь, как они были близки. Ей просто нужно немного времени, но она справится.

— Она не отвечает на мои текстовые сообщения и звонки. Я ей штук восемь голосовых сообщений оставил, чувак, мне кажется, это я схожу с ума.

— Просто дай ей прийти в себя.

— Да, но она моя... Моя... — он все еще не мог сказать это в моем присутствии. — Я должен заботиться о ней.

Я сел и вернул спинку в сидячее положение.

— Слушай, Кайл, я знаю, что ты хочешь ей помочь, и я тоже хочу ей помочь, но она не отвечает на наши звонки, не ходит в школу, и не показывается у дверей, когда мы подъезжаем к ее дому. Она не хочет нас видеть в данный момент, и нам надо с этим смириться. В данный момент Кимбер знает, что лучше для Кимбер.

— Что насчет предсмертной записки? Думаешь, это как-то связано с ней?

Я вздохнул.

— Мы даже точно не знаем, была ли записка. Отец Кимбер был расстроен и выбит из колеи, когда сказал это, и вообще, может я неверно его понял. Я спрашивал отца, и он говорит, что записки не было.

— Ну да, твой отец просто светоч истины.

Одного взгляда на Кайла было достаточно, чтоб понять, что он уже пожалел о сказанном. Я пожал плечами.

— Я уже не знаю, во что верить.

На самом деле, я знал, что я слышал. Мистер Дестаро сказал копам что-то про письмо, но рассказать об этом Кайлу я не мог, не сейчас. Он и так беспокоился о том, что его отношения с Кимбер были одной из причин, по которым ее мать была так расстроена.

Я спросил отца о предсмертной записке, когда он пришел домой после той долгой ночи, а он вздохнул, устало взъерошил волосы руками, и сказал:

— Сэм, я не знаю, что тебе сказать. Анна Дестаро не оставила предсмертной записки, я впервые слышу об этом.

Пока наша лучшая подруга была в трауре, а наше расследование приостановлено, мы с Кайлом пребывали в каком-то подвешенном состоянии. Мы ходили в школу периодически, то и дело прогуливая занятия, пропускали выпускные тесты и скуривали больше травки, чем кто-то из нас мог себе позволить. Без Кимбер, которая наставляла нас на путь праведный и держала в узде, мы стали сонными, апатичными и безответственными. Я никогда не осознавал, как сильно я от нее зависел.

Мы с Кайлом пропустили два последних урока и решали, не прогулять ли весь завтрашний день, который был последним учебным днем десятого класса. В итоге мы явились ко второму уроку, чему я очень рад, потому что Кимбер пришла на биологию.

Я даже не видел ее поначалу. Я опустил голову на парту, оперев ее на сложенные руки, когда почувствовал мягкое касание плеча. Обернувшись, я увидел ее позади, неуверенную и смущенную. Я ободряюще улыбнулся ей, притянул к себе и обнял. Но то не были “супер-утешающие-и-вовсе-не-смущающие” объятия Кимбер. Эти объятия были дольше, нежнее, и казались такими оберегающими, что я был опечален, когда они закончились.

— Как ты, Кей? — спросил я, когда она, наконец, отпустила меня.

Кимбер вытерла со щеки слезу.

— Я в порядке, — слабо улыбнулась она, и я понял, что это неправда.

Я вновь обнял ее, а Пегги Дрейнджер окинула нас неприязненным взглядом.

— Уже виделась с Кайлом?

— Нет. У нас с ним общий следующий урок.

— Он беспокоился за тебя.

— Я знаю, — сказала она, опуская глаза. — Мне правда... было непросто там, дома.

— Все нормально, — успокоил я ее. — Мы рядом, в любое время.

— Да, я... очень надеялась на это.

— Все что потребуется.

Так как это был последний день учебы, наш учитель, Мистер Файндер, с радостью раздал нам проверенные тесты и остаток занятия позволил заниматься своими делами. Кимбер говорила о подготовке к похоронам в эти выходные и упрекала меня за то, что мы с Кайлом сбегали с годовых контрольных курнуть травки. Зазвенел звонок, и я видел, что Кимбер с нетерпением ждала встречи с Кайлом и, в то же время, нервничала перед ней. Пока мы собирали вещи, я заверил ее, что Кайл вовсе не злится, просто беспокоится за нее. Она закинула сумку на плечо, сжала зубы и кивнула. Она изо всех сил старалась держать себя в руках.

Когда Кайл увидел нас из холла внизу, он захлопнул свой шкафчик и двинулся в нашу сторону с такой поспешностью, что я задумался, не мог ли он быть зол, в конце концов. По дороге он толкнул не менее дюжины ребят, даже не взглянув на них, и оставил позади себя заинтересованную и раздраженную толпу. Добравшись, наконец, до нас, он подхватил Кимбер на руки в духе старых черно-белых фильмов. Все, кто смотрел на эту сцену, включая меня, застонали в унисон.

Так как большинство преподавателей не особенно следили за посещаемостью в тот день, я пошел вместе с Кимбер и Кайлом на алгебру, где они говорили о том же, о чем мы говорили с ней на предыдущем уроке. Ближе к концу занятия разговор стал неловким и натянутым. Мы с Кайлом обменялись взглядами поверх головы Кимбер, и я кивнул ему.

— Кимбер, — тихо сказал он. — Твоя мама оставила письмо?

— Что? — удивленно спросила она.

— Я слышал, как твой папа говорил о письме в день когда... В день... Во вторник, — пояснил Кайл.

— О.

Пока мы ждали ее ответ, прозвенел звонок на ланч. Все остальные ушли из кабинета, но мы втроем остались сидеть.

— Кимбер, — наконец сказал я.

Она грустно вздохнула и посмотрела на Кайла.

— Да.

— Что там было? — нервно спросил он.

— Я не знаю. Ни разу его не видела. Я спросила папу, когда мы приехали домой, он сказал, что я неверно его поняла, и никакого письма не было. Сказал не упоминать о нем нигде, чтоб не тревожить людей зря.

— Ну, тогда мы оба неверно его поняли, — сказал я. — Что мало похоже на правду.

— Я знаю своего отца всю жизнь и знаю, когда он врет.

В кабинет начали заходить ученики на следующий урок, они бросали на Кимбер сочувствующие взгляды. Так как было время ланча, мы собрали вещи, и, как обычно, пошли в мою машину. Я забрался на заднее сидение, позволив Кимбер и Кайлу сесть впереди.

Кимбер глубоко вздохнула и продолжила:

— Я знаю, что папа врет, и письмо у него есть.

— Ты уверена? — спросил Кайл.

Было заметно, что он все еще боится того, что отчасти виноват в случившемся.

— Да. И я знаю, что в нем есть имя Прескотт. Мне кажется, я даже знаю, где письмо.

— Прескотт? — в каком-то роде я даже не был удивлен.

Он был осью, вокруг которой вращалось все плохое.

— Откуда ты знаешь, что в нем сказано о Прескотте? — спросил Кайл.

— Я слышала, как папа читал его однажды. На самом деле, мне кажется, он читал его много раз. Он вроде как всхлипывал и шептал слова, а потом швырял вещи в своем кабинете. Папа... тяжело все перенес.

— Думаешь, у твоей мамы был роман с Прескоттом?

Я замотал головой.

— Сдается мне, ты должен смотреть на это шире, Кайл.

— Согласна, — Кимбер не отрывала взгляда от лежащих на коленях рук, будто разговаривая с ними, — После всего, что мы узнали о Прескоттах, я абсолютно уверена, что дело не в романе. Все как-то связано, верно? Мама любила отца всю свою жизнь, но письмо оставила мне. Мне кажется, что каким-то образом она подвела меня, не его. Понимаете? Я думаю, она сделала что-то мне. Или... Сделала из-за меня.

На последнем предложении ее голос дрогнул, и Кайл притянул ее к себе, поцеловал в волосы и зашептал слова, которые я не мог расслышать.

— Значит, мы должны достать письмо, — сказал я, после того, как дал им немного времени.

— Да. Мне действительно нужно прочесть его, — голос Кимбер все еще подрагивал.

— Как нам его достать? — спросил я.

— Если письмо в его кабинете, надо просто дождаться, пока его не будет дома, — сказал Кайл и глянул в окно.

— Думаешь, я сама до этого не додумалась? — вздохнула Кимбер. — Он не выходит из кабинета с тех пор, как мы вернулись из больницы. Он даже спит там.

— Значит, нам надо его выманить.

— Нет, нам надо придумать предлог, чтоб я могла вернуться. Завтра мамины похороны, там будет полгорода, включая папу, конечно же. Мне надо уйти оттуда так, чтобы он не заметил, вернутся домой и обыскать кабинет.

— Окей, это просто, — сказал я.

— Так, чтобы папа не догадался. Мне нужно будет вернуться к концу службы.

Мы оба кивнули, но промолчали, потому что Кимбер, похоже, собиралась что-то добавить.

— Папа... он очень холоден ко мне, и я думаю... Я думаю, он винит меня, — наконец выдавила она.

— Чушь собачья, — выпалил Кайл.

— Вы поможете мне?

— Само собой.

— Конечно.

Мы провели остаток ланча, обдумывая план намного более подробно, чем ситуация того требовала. Кайл и я завяжем разговор с мистером Дестаро, потом Кайл получит “сообщение” от Кимбер о том, что у нее нервный срыв в туалете. Кайл пойдет к ней, чтобы “помочь прийти в себя”, и они на моей машине поедут в дом Дестаро. Я останусь и до их возвращения не спущу глаз с отца Кимбер.

После обеда я впервые с понедельника пошел на работу. Настроение Миры, похоже, ощутимо улучшилось, и она в честь пятницы отпустила меня пораньше. И все же спал я плохо и встал в четыре утра, чтобы найти среди своей одежды что-то черное и подобающее для похорон.

Когда отец заглянул ко мне перед работой, я почти в панике рылся в кучах черной одежды. Он сочувственно улыбнулся и отвел меня к своему шкафу. Так как я походил на отца не только лицом, но и телосложением, найти подходящие вещи оказалось несложно. Я поблагодарил его, а он попросил извиниться перед Кимбер за необходимость работать во время службы и передать ей его соболезнования.

Похороны Анны Дестаро проходили в Епископальной церкви на другом конце города. Я подобрал Кайла в девять и заметил, что он тоже был в костюме отца, хоть тот и сидел на нем не так хорошо, и Кайл то и дело подтягивал рукава и поправлял пояс брюк. К несчастью для Кайла, он был гораздо меньше своего папы.

Мы припарковались как можно дальше от церкви, там, где, как мы надеялись, никто не заметит уезжающую машину.

Когда мы вошли в церковь, стало ясно, что Кимбер не придется сильно напрягаться, чтобы изобразить нервный срыв. Мы обнаружили ее задней части зала, она свернулась комочком в кресле и заливалась слезами, утонув в облаке рыжих волос.

Кайл присел рядом и обнял ее.

— Господи, Кимбер, что случилось?

Я пнул его ногу и взглядом спросил: “Серьезно?”. Кайл прикусил губу.

— Я имел в виду, э... Блядь.

— Никто не пришел, — прошептала Кимбер, спрятав лицо у него на груди. — Мама выросла в этом городе, у нее тут сотни друзей, и никто не пришел!

Мы осмотрелись, и я вынужден был признать, что людей было мало. Несколько групп по три-четыре человека, отец Кимбер, который сидел на противоположном от нее конце зала, опустив голову на руки, и какая-то семья, которую я помнил по барбекю у Кимбер. Бывший шериф Клери с женой Грейс тоже были здесь, они и двое папиных помощников негромко разговаривали в уголке. Состояние Кимбер нетрудно было понять.

Пока мы ждали начала службы, я вдруг понял, что ни разу не был на похоронах. Я бы хотел увидеть похороны сестры, но я знал, что этого никогда не случится, ведь по закону она все еще была жива. Мысль о том, что она никогда не сможет упокоиться с миром, терзала меня.

В зал просочились еще несколько человек, и пастор попросил пришедших рассаживаться для поминальной службы. Я только сейчас заметил гроб на подмостках и был рад видеть, что он закрыт. И все же я не мог не удивиться тому, какой простой, лишенный украшений, почти уродливый гроб был выбран для погребения матери Кимбер. Мне было известно, что семья Дестаро была обеспеченной, довольно хорошо обеспеченной, на самом деле. Это был необычный, почти оскорбительный выбор. Бедная Кимбер.

Мы с Кайлом помогли Кимбер встать и уже пошли к скамьям, но она вдруг остановилась.

— Я готова, — сказала она, и отбросила волосы с заплаканного лица.

— Готова к...?

— Уйти. Я больше не могу тут находиться, это оскорбление ее памяти, — Кимбер приподняла голову и сжала зубы.

Я знал это выражение лица и понял, что в уговорах нет смысла.

Мы с Кайлом переглянулись — все шло не по плану. Пропажа Кимбер в самом начале службы будет слишком заметна, тем более при таком малом количестве народа.

— Идите и скажите папе то, что мы репетировали. Кайл, я напишу через полминуты. Идите.

Кайл кивнул и двинулся по проходу, и я понял, что спорить мы не будем. Мистер Дестаро уже поднялся и нерешительно смотрел на переднюю скамью, предназначенную для них с дочерью.

— Мистер Дестаро? — сказал я, когда мы приблизились. — Я очень сожалею о том, что произошло с вашей супругой. Она была...

Дерьмо, я забыл слова.

— Замечательной женщиной, которая вырастила прекрасную дочь, — закончил Кайл.

— Да? — почти выплюнул он, — Замечательные женщины кончают жизнь самоубийством, бросая своих прекрасных дочерей?

— Э... — дерьмо.

— Замечательные женщины прыгают со зданий, выставляя себя на посмешище? Оставляют свои семьи на растерзание публике и горю?

Телефон Кайла зачирикал. Слава богу.

— О, это Кимбер, — сказал Кайл чуть быстрее, чем нужно, еще до того как успел глянуть на телефон. — Ох, дружище, ей нехорошо. Пишет, что плачет и плохо себя чувствует. Пойду, помогу ей.

— Нет! — крик мистера Дестаро был настолько неожиданным, что Кайл выронил телефон, и тот с громким стуком упал на каменные ступени. — Не ты. Не смей помогать моей дочери, даже говорить с ней не смей. Пусть он идет, — он указал на меня.

— Э... ладно — запинаясь, сказал я.

План менялся слишком сильно. Мне нужно было каким-то образом незаметно забрать у Кайла ключи от машины. Он тайком неуверенно кивнул мне, и они с мистером Дестаро пошли к скамьям. Было прекрасно видно, что отец Кимбер не спускает с Кайла глаз. Достать ключи стало почти невозможно.

Пока пастор начинал службу, я отошел в тень в конце зала. Я писал Кайлу четыре раза, прося о помощи, но он не осмеливался прикоснуться к телефону. Просто смотрел прямо перед собой, ежеминутно бросая на мистера Дестаро беспокойные взгляды. Спустя несколько минут я пошел искать Кимбер, чтоб узнать, что она будет делать теперь, но на оговоренном месте возле задней двери ее не было. План разваливался на части.

Я вытащил телефон и написал ей.

Я: Где ты?

Я: Кайл рядом с твоим отцом, я не могу забрать у него ключи.

Я подождал в коридоре, нервно постукивая телефоном по ладони. Через минуту он завибрировал.

Кимбер: Прости, я уехала без вас. Мне нужно было уйти оттуда. Мне очень жаль, я вернусь до окончания службы, обещаю.

Дерьмо.

Я: Будь осторожна.

Теперь нужно было сделать так, чтоб никто меня не увидел. Я пошел в мужской туалет, заперся в кабинке и играл в “Змейку” в течение самых долгих двадцати минут в моей жизни. Я знал, что служба вряд ли будет идти намного дольше, так что опять написал Кимбер.

Я: Ты уже едешь назад? Нашла его?

Я сидел и ждал, глядя как утекают минуты. Опять написал ей.

Я: Я думаю, служба скоро закончится. Где ты?

Спустя еще семь минут безответного ожидания я попробовал набрать ее, но мне предложили оставить голосовое сообщение. Попробовал еще раз с тем же результатом. Я начал нервничать. Я уже собрался позвонить второй раз, но тут в туалет вошли двое, а мой телефон завибрировал. Это был Кайл — служба завершилась.

Кайл: Ключи у Кимбер. Почему вы до сих пор не вернулись? Нашли что-нибудь?

Я вышел из туалета, не помыв рук, и заработал неприязненные взгляды двух незнакомцев, стоявших у писсуаров. Кайла я обнаружил возле окна, где он высматривал мою машину.

— Кайл.

Он подпрыгнул.

— Где Кимбер? Что вы нашли?

— Не знаю, она уехала без меня.

— Какого хера, почему? Где она?

— Не знаю, Кайл, она уехала без меня, — повторил я. — Она не отвечает на мои звонки и сообщения.

— Блядь, на мои тоже.

— Нам надо следить за ее отцом, пока она не вернется.

— Судя по всему, не только нам, — Кайл указал на другой конец зала. — Что за хуйня творится?

Трое мужчин разговаривали с отцом Кимбер в углу, на противоположной стороне. Главным среди них был Киллиан Клери, рядом с ним стояли его бывшие помощники. Бывший шериф держал мистера Дестаро за предплечье и говорил ему что-то приглушенным рассерженным голосом. Отец Кимбер мотал головой и отчаянно чему-то возражал. Помощники шерифа вышли из церкви через передний вход, а мистер Дестаро безвольно обмяк в руках шерифа Клери, который усадил его на стул неподалеку. Что-то происходило.

— Звони Кимбер. Быстро, — бросил Кайл.

Я попробовал еще раз и в этот раз услышал два гудка, прежде чем звонок был сброшен на голосовую почту. Я оборвал звонок и вскинул руки, в отчаянии глядя на Кайла.

— Еще раз, — сказал он и достал свой телефон.

Я попробовал еще раз с тем же результатом и почувствовал облегчение, когда кто-то ответил на звонок Кайла. Но это была не Кимбер.

— Пол, ты где сейчас? Мне нужна тачка. Срочно.

Я ждал.

— Да, чувак, я в церкви Норд-Ридж. Так быстро, как сможешь. Я и Сэм. Я твой должник.

Кайл бросил трубку и тут же набрал Кимбер.

— Тоже отсылает на голосовую почту.

Мы вдвоем стояли у окна, в нетерпении ожидая, когда серебристая Мазда Пола покажется возле церкви. Кайл кусал губы, а я стучал телефоном о ладонь. Давай, Сандерс. Время от времени мы бросали взгляды через плечо на отца Кимбер, пока Клери не помог ему встать и не вывел безутешного теперь мужчину из церкви.

Внезапно телефон Кайла чирикнул, и, посмотрев на него мы увидели, как на экране загорелось имя Кимбер. У Кайла едва не подогнулись колени от облегчения, и он прислонился к стене.

Кимбер: Я нашла его.

Кайл яростно забарабанил в ответ.

Кайл: они едут к тебе, Кей

Мы оба в ожидании смотрели на экран, и когда подъехавший серебристый седан Пола ослепил нас на миг солнечным бликом, ответ пришел.

Кимбер: Они здесь.

Это было последнее сообщение, которое мы получили от Кимбер. Когда Пол высадил нас возле дома Дестаро, мы нашли входную дверь открытой, а дом пустым. Моя машина стояла на подъездной дорожке не закрытой, ключи в замке зажигания.

Мы с Кайлом вернулись в церковь, но похороны завершились, и даже те немногие люди, что присутствовали, уже разошлись. Мы опять вернулись в дом Кимбер, но он был в том же состоянии, в каком мы его оставили, и совершенно пуст. Кайл совсем сдал за это время и был полностью раздавлен. Он звонил ей так часто, что, я уверен, посадил ей батарею. Все звонки отправлялись прямиком на голосовую почту, все текстовые сообщения остались без ответа.

Только спустя полчаса я внял мольбам Кайла и, наконец, позвонил отцу. Он ответил сразу же.

— Сэмми? Что случилось?

— Кимбер. Она пропала, пап. Мы везде искали, но она и ее отец исчезли. Она ушла с похорон и... И... Киллиан Клери разговаривал с ее отцом, а Сэмпсон и Григг ушли и, я думаю, они поехали в ее дом и схватили ее, пап. Мне кажется, они все еще работают на Клери в каких-то делах, и я думаю, они занимаются чем-то плохим. Она...

— Воу, воу, помедленней! Приезжай в участок, и поговорим. Я запишу ваши показания, парни, и прямо сейчас отправлю пару полицейских, чтобы обследовать дом. Просто успокойся, Сэм, мы справимся с этим.

Я сбросил звонок и яростно рванул машину назад, выкручивая руль влево, как только коснулся края подъездной дорожки.

— Сэм, Сэм, как мы можем знать? Как мы можем знать, что полиции можно доверять?

— Я не доверяю полиции. Я доверяю своему отцу.

Я завернул к офису шерифа, и Кайл вылетел из машины, как только я замедлил ход, чтобы припарковаться. К тому времени, как я оказался внутри, мой отец уже держал Кайла за плечи и серьезно кивал всему, что тот говорил. Заметив меня, папа подал полицейскому знак проводить нас к нему в кабинет. Через несколько минут он зашел и сел за стол напротив нас.

— Хорошо, ребята. Через несколько минут офицер Раминез зайдет и запишет ваши показания. Хочу, чтобы вы знали: на данный момент все указывает на то, что семья Дестаро покинула город добровольно.

— Нет, не может быть, мистер Уолкер, Кимбер бы никогда...

Папа поднял ладони, призывая к тишине.

— Давай я перефразирую: Джейкоб Дестаро покинул город по собственному желанию. Кимбер, как несовершеннолетняя, не имеет тут законных прав. Если ее отец сказал, что они уезжают, значит, они уезжают.

— Но она не отвечает на звонки, и мы были в том доме, пап, они не собрали вещи.

— Может, они уехали ненадолго, может, поехали к родственникам. Я не могу предположить, почему она не отвечает на звонки, разве что хочет, чтоб ее ненадолго оставили в покое.

Кайл был вне себя.

— Но...

— Слушай, я знаю, тебе трудно понять, но потеря близких накладывает отпечаток на человека. Сэм, ты знаешь это. Мы не знаем, как люди собираются оплакивать, и не имеем права вмешиваться. Мне кажется, Кимбер вполне может вернутся в школу осенью.

— Осенью?! Шериф Уолкер, это через два месяца, нужно начинать расследование СЕЙЧАС.

— Кайл, я знаю, что ты расстроен, и никто не говорит, что не будет тщательного расследования.

— Такого же тщательного, как расследование исчезновения Уитни? — выпалил я и не сожалел о сказанном.

— Сэм! — резко сказал он, с большим нажимом, чем я когда-либо слышал от него. — Я устал слушать, как ты обвиняешь меня в том, что я не сделал все возможное, чтобы найти Уитни. Я люблю твою сестру больше, чем ты можешь себе представить, она моя дочь, Сэмми. И я никогда не откажусь от нее.

— А что насчет помощников шерифа, которые покинули похороны вслед за ней? — вмешался Кайл.

Папа посмотрел на меня, вздернув бровь.

— Сэмпсон и Григг, — процедил я сквозь стиснутые зубы.

Он вздохнул.

— Парни, Сэмпсон и Григг покинули похороны потому, что я отправил их на вызов.

Я в ярости вскочил, опрокинув стул.

— Ой, да брось, пап!

— Так, хватит! — шериф грохнул ладонями по столу и встал. — Я обещал вам рассказать все, что знаю, и я рассказал. Я понимаю, как важна для вас ваша подруга и, черт возьми, Дестаро и мои друзья тоже. Я обещаю, что использую всю полноту власти, чтобы отыскать их и успокоить вас, но до тех пор все, что я могу сделать, это заверить вас в том, что на этот раз нет никаких признаков преступления. Вам, парни, надо покинуть тропу войны и позволить нам разобраться в этом деле. Сейчас Рамирез ждет вас обоих в холле, чтобы записать показания, а потом вы оба отправляетесь домой. Ясно?

Я молча смотрел на отца, кипя от ярости. Кайл встал и, не меняясь в лице, вышел из кабинета. Он прошел мимо Рамиреза, я последовал за ним к машине. Мы сели, и я ждал, что Кайл скажет что-нибудь. Услышав всхлип, я повернулся к нему и увидел, что его лицо блестит от слез. Это был первый раз, когда я видел, как Кайл плачет, но не последний.

— Он лжет, — прошептал он.

Я замотал головой. Я просто не хотел в это верить. Кайл отвернулся.

— Я знаю, что он лжет. Случилось что-то плохое, и он врет про это.

— Что? Что случилось?

Я услышал, как Кайл всхлипывает, пытаясь собраться.

— Чувак, ответь мне, блядь. Что, по-твоему, произошло?

— Кимбер пропала, как и все остальные. Значит, она в месте, где происходят плохие вещи.

Я ударил кулаками по рулю. Как, блядь, это случилось? Только не Кимбер, пожалуйста, только не Кимбер. А что, если все из-за меня? Неужели, ее мать покончила с собой из-за чего-то, что сделал я? Чего-то, что мы выяснили? Неужели, Кимбер забрали из-за меня? Если я хотя бы на минуту поверю в то, что это правда, я разобьюсь на мелкие осколки.

— Нет. Не Кимбер. Нет.

— Да, Сэм, подумай, об этом! — заорал на меня Кайл. — Это дом на дереве. Это все одно и то же! Борраска, Бескожие, Тройное Дерево, твоя сестра, гора, это все одна хуйня! Это Империя Прескотта, и теперь она поглотила Кимбер!

— Куда нам идти? — я чувствовал, как по моим щекам текут слезы отчаяния и бессилия. — Что... Что нам делать? Что, сука, нам делать?

Кайл в отчаянии вскинул руки.

— Нужно идти к Форту Эмберкот, верно? Все начинается и заканчивается возле Тройного Дерева, Сэм. Ты ведь уже понял это.

— Мы уже миллион раз были в доме на дереве, Кайл, там ничего нет!

— Я, блядь, не знаю куда еще идти, Сэм!

ТУК ТУК ТУК

Стук в окно заставил меня вздрогнуть и вытереть слезы. Я опустил стекло, офицер Григг нагнулся и заглянул в машину.

— Отправляйтесь домой, парни, хорошо?

— Ага, — сказал я и завел машину.

Офицер Григг помахал нам, когда мы выезжали с парковки, но мы не стали махать в ответ.

— Дом на дереве, — сказал Кайл.

Мы ехали в молчании, пытаясь справиться с чувствами. Если мы хотим хоть как-то помочь Кимбер, нам нужно быть достаточно спокойными, чтобы рассуждать логически. Я припарковался неподалеку от тропы, и мы увидели несколько великов, пристегнутых к указателю. Паркер с друзьями попался нам навстречу, когда мы поднимались по Западной рудной тропе Прескотта.

Я кивнул им, но Кайл ничего не сказал, просто смотрел вперед, в сторону единственного места, о котором он мог думать. Уже почти стемнело, когда мы добрались до Форта Эмберкот, и света было недостаточно для поисков того, что надеялся найти Кайл. Потребовалось около получаса в темноте, чтобы убедить Кайла в том, что там не было ничего способного помочь Кимбер.

И, хоть мы и не говорили об этом вслух, я чувствовал, что мы оба чутко вслушиваемся в каждый ночной звук. Со страхом, с пронизывающим до костей ужасом мы ждали, что вновь раздастся скрипящий, скрежещущий металлический визг чудовища из Борраски, к которому мы так привыкли за эти годы. Мы оба страшились его, молились о том, чтобы не услышать его, и не упоминали о нем.

Я подбросил Кайла до дома и сказал, что мы найдем Кимбер завтра. Поклялся, что найдем. Он лишь слабо кивнул и исчез в доме. Когда несколько минут спустя я был дома, отец ждал меня на кухне. Не глядя на него я пошел к холодильнику, только сейчас понимая, что весь день не ел.

— Сэмми. Присядь, я хочу извиниться за сегодняшнее.

Я достал себе курицу и сыр и полез в буфет за хлебом.

— Я знаю, что ты напуган. И я знаю, что происходит много событий, на которые ты не можешь повлиять, — он вздохнул. — Анна... Анна очень долгое время была в депрессии, Сэм, больше двадцати лет. Это тяжкий груз для человека.

Я продолжал делать себе сэндвич, игнорируя его. Внутри меня что-то умирало, я гадал смогу ли вообще когда-нибудь поверить человеку, которого всю жизнь называл папой.

— Она страдала, Сэм, и иногда люди, которые так страдают, не могут найти иного выхода. Она знала, что ее депрессии мучают ее мужа... И ее дочь. Может быть, она по ошибке решила, что делает им одолжение.

— Мама тоже в депрессии, — сказал я, не отрывая глаз от своего занятия.

Он вздохнул.

— Твоя мама хорошо справляется, и в этом вся разница, Сэм. Мама Кимбер была в депрессии с тех пор, как ей исполнилось двадцать. В первые годы брака Анна перенесла несколько выкидышей. Бесплодие может быть очень тяжким грузом для некоторых людей, даже рождение Кимбер не смогло полностью излечить ее от этой боли.

— Пап, при всем уважении, я устал и иду спать. Нам с Кайлом надо рано встать, чтобы искать Кимбер, — я с грохотом бросил нож в раковину и впервые посмотрел на отца. — Пожалуйста, скажи мне, что все еще пытаешься ее отыскать.

Шериф поднялся из-за стола, выглядел он так же устало и потерянно, как себя чувствовал я.

— Уверяю тебя, Сэмми.

И я наконец-то поверил ему.

Когда утром я заехал за Кайлом, ко мне вышел Паркер.

— Привет, Паркер, — сказал я, опуская стекло и впуская в салон прохладный утренний воздух.

— Кайла нет дома. Он ушел около пяти утра. Угнал папин пикап. Папа очень зол, так что тебе лучше сваливать.

— Спасибо, мужик, — сказал я, поднял стекло и покатил вниз по улице. Я все утро ездил в поисках Кайла, названивая ему, но тот не брал трубку до полудня.

— Прости, друг. Не мог заснуть, — голос Кайла звучал чуть тверже, чем вчера.

— Все норм, где ты?

— Точно не знаю. В одном из немногих мест, где есть связь.

— Ты в лесу?

— Ага. Она где-то там, Сэм, где-то в горах. Я чувствую это. Я знаю это.

— Хорошо, давай пересечемся.

— Ладно. Подъезжай к Западной рудной тропе Прескотт, я встречу тебя там.

Я был всего в пяти минутах езды оттуда, так что подъехал до того, как Кайл спустился с горы. Красный Додж Рэм мистера Лэнди был небрежно припаркован в неположенном месте, и я решил, что к тому моменту, когда мы вернемся, его уже отбуксируют на штрафстоянку. Впрочем, я сомневался, что Кайла это волнует.

Я скрестил руки на груди и прислонился к своей машине, ожидая его и с нетерпением глядя на грязную бурую тропу. Наконец, полчаса спустя, появился Кайл, грязный, потный и подавленный.

— Ну? — спросил я, отталкиваясь от машины.

— Нет, ничего, чувак.

— Хорошо, давай продолжать поиски.

Мы прошли многие мили по склонам горы в тот день, но не обнаружили ни одного следа присутствия людей. В следующие несколько дней мы вставали вместе с солнцем. Кайл все больше и больше впадал в отчаяние: он влезал на частные территории, чтобы найти лесозаготовительное оборудование, составлял планы многочисленных шахт округа, чтобы обыскать заброшенные строения. Но гора была огромной, а иголка затерялась глубоко в стоге сена. И с каждым пролетевшим днем Кайл все больше терял рассудок.

При каждой встрече отец серьезно кивал мне и говорил, что они продолжают искать. Мне казалось, что даже он начинал беспокоиться. Дом Дестаро оставался таким же пустым и холодным, как космос меж горящими над ним холодными звездами.

На одиннадцатую ночь нашего существования без Кимбер я был вырван из тревожного сна пронзительными, воющими, скрежещущими звуками смерти с Борраски. Я плакал, пока не уснул под мучительные звуки агонии Кайла из соседнего дома. Мы подвели ее. Кимбер была мертва.



Борраска. Часть 4

за границей исчезновения
2 083 просмотра
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории