Борраска. Часть 1 » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор


СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Борраска. Часть 1

© C.K. Walker
20,5 мин.    Страшные истории    Esenia    25-03-2020, 13:03    Источник     Принял из ТК: Helga
Это длинная история, но ничего подобного вы не слышали. Это история об одном месте в горах: месте, где происходят плохие вещи. Вы можете думать, что и так знаете о плохих вещах, можете решить, что уже постигли их все, но это не так. Потому, что истина хуже, чем монстры или люди.

Когда мне сказали, что мы переезжаем в какой-то маленький городок в Озарксе, я поначалу расстроился. Я помню, как смотрел в тарелку, а моя сестра закатывала истерику, которая вряд ли была к лицу четырнадцатилетней отличнице. Она плакала, умоляла, и, наконец, ругала родителей. Она швырнула тарелкой в отца и заявила, что это все его вина. Мама велела Уитни успокоиться, но та в бешенстве умчалась, хлопая каждой дверью по пути в свою комнату.

Втайне я точно так же винил папу. До меня тоже дошли слухи: мой папа сделал что-то не так, что-то плохое, и департамент шерифа перевел его в провинциальный округ, чтоб сохранить лицо. Мои родители не хотели бы, чтоб я это знал, но я знал.

Мне было девять, так что мне не потребовалось много времени чтобы найти свои плюсы в идее переезда: это было что-то вроде приключения. Новый дом! Новая школа! Новые друзья! Конечно же, с Уитни все было наоборот. В ее возрасте менять школу было тяжело, а уезжать от своего парня — еще тяжелее. Пока все остальные собирали вещи и прощались, Уитни дулась, плакала и грозила сбежать из дома. Но, когда месяц спустя мы подъехали к нашему новому дому в Дрискинге, штат Миссури, она сидела рядом со мной, оживленно переписываясь в телефоне.

К счастью, мы переезжали летом, так что у меня было несколько свободных месяцев, чтобы изучать город. Когда папа начал ходить на новую работу в офисе шерифа, мама возила нас по улицам и рассказывала о том, о сём. Город был намного, намного меньше Сент-Луиса, но и намного красивее. Тут не было неблагополучных районов, и весь он выглядел как картинка с почтовой открытки. Дрискинг располагался в горной долине и был окружен пышными лесами с пешеходными тропами и кристально чистыми озерами. Мне было девять, было лето, и я был в раю.

Не прошло и недели после переезда, как наши ближайшие соседи, мистер и миссис Лэнди, и их старший сын, десятилетний Кайл, пришли к нам знакомиться. Пока родители разговаривали и пили коктейли, я смотрел, как долговязый рыжий Лэнди-младший топчется у дверей, застенчиво поглядывая на PS2 в гостиной.

— Эм, ты играешь? — спросил я.

— Не то чтобы... — замялся он.

— Хочешь? Я недавно Теккен 4 купил.

— Хм... — Кайл глянул на свою маму, которой как раз передали третий коктейль. — Да. Конечно.

В тот день, с легкостью и непринужденностью, свойственной нашему возрасту, мы с Кайлом стали лучшими друзьями. Мы проводили прохладные утренние часы на улице, исследуя Озаркс, а жаркие обеденные — в нашей гостиной, играя в PS2. Он познакомил меня с единственным нашим ровесником, живущим по соседству: худенькой тихой девочкой по имени Кимбер Дестаро. Она была застенчивой, но дружелюбной и всегда готовой поддержать любую идею. Кимбер так хорошо влилась в нашу компанию, что очень скоро стала третьим “мушкетером”.

Мой отец пропадал на новой работе, мама была полностью поглощена новыми друзьями, сестра просиживала дни напролет в своей комнате. Лето принадлежало нам, и мы взяли от него все. Кайл и Кимбер показали мне, где пролегают лучшие пешеходные тропы, где находятся самые красивые озера (до большинства из них можно было доехать на велике), и где в городе самые классные магазины. К сентябрю, когда первый школьный день был уже не за горами, я уже чувствовал себя как дома.

В последнюю субботу перед школой Кайл и Кимберли сказали, что хотят отвести меня в особенное место. Туда, где мы ни разу не были — к Тройному Дереву.

— Что за тройное дерево? — спросил я.

— Полный отрыв башки, самый огромный дом на дереве в наших лесах, — возбужденно объяснил Кайл.

— Пфф, да ладно, Кайл. Хорош, ребят, если б тут был чертов дом на дереве, вы б давно его мне показали.

— Неа, не показали бы, — помотал головой Кайл. — Те, кто идет к нему впервые, должны совершить специальный обряд и все такое.

Кимберли энергично закивала, соглашаясь, темно-рыжие кудряшки заплясали на ее плечах.

— Ага, это правда, Сэм. Если ты войдешь в дом на дереве, не совершив нужный обряд, ты исчезнешь, а потом умрешь.

У меня вытянулось лицо. Я был уверен, что они разыгрывают меня.

— Да вранье это все. Врете вы.

— Не врем! — настаивала Кимбер.

— Точно, вот увидишь! Надо только достать нож для обряда, и двинем.

— Чего? Зачем вам нож? Это какой-то кровавый обряд? — понизил голос я.

— Да нет же! — заверила меня Кимбер. — Ты просто скажешь специальные слова и вырежешь свое имя на Тройном Дереве.

— Ага, минутное дело, — кивнул Кайл.

— И что, реально крутой дом на дереве? — спросил я.

— О да, — с жаром подтвердил Кайл.

— Окей, тогда, думаю, я в деле.

Кайл настоял, чтоб мы взяли тот же нож, который использовал для обряда он сам, и мы за это поплатились. Оказалось, что миссис Лэнди была дома вместе с младшим сыном, Паркером, и, не смотря на многочисленные возражения Кайла, мама заставила его взять шестилетнего братика с собой.

— Мам, мы идем в дом на дереве, он только для больших ребят. Паркеру с нами нельзя!

— Мне без разницы, иди хоть на киномарафон ужастиков и забирай брата с собой. Мне нужен отдых, Кайл, можешь ты это понять? И я уверена, твои друзья не против, — она бросила на нас с Кимбер убедительный взгляд. — Верно?

— Нет, вовсе нет, — сказала Кимбер, а я кивнул, соглашаясь.

Кайл издал громкий трагический вздох и позвал брата:

— Паркер, обувайся, мы идем прямо сейчас!

Я пару раз встречал Лэнди-младшего раньше и обнаружил, что они с братом были очень разными, как внешне, так и по характеру. В то время как Кайл был ярким, необузданным и стремительным, словно пламя (с прической под стать характеру), Паркер оказался тревожным, беспокойным мальчиком с темно-каштановыми волосами.

Мы выкатили велики и поехали к не особенно популярной тропе в нескольких милях от дома. Я спрашивал, куда она ведет, когда мы проезжали мимо несколько недель назад, и Кайл отозвался пренебрежительно.

— Ааа, ничего интересного.

Мы подъехали к началу тропы и прислонили велосипеды к деревянному указателю с надписью “Западная рудная тропа Прескотт”.

— Почему тут так много троп, которые называются Прескотт? — спросил я. — Какая-то гора Прескотт или что?

— Нет, балда, это же фамилия Прескотт, — засмеялась Кимбер. — Ну ты знаешь, они живут в большом поместье в Фермонте. Мистеру Прескотту и его сыну Джимму принадлежит, наверное, половина предприятий города.

— Больше половины, — подтвердил Кайл.

— Это какие? Он хозяин магазина игр? — это был единственный магазин в Дрискинге, который хоть чем-то меня интересовал.

— Насчет этого точно не скажу, — Кайл накинул тросик на наши велосипеды, защелкнул кодовый замочек и прокрутил колесики с цифрами. — Но строительный магазин, аптека, “Гилтонс” на Второй улице, и местная газета — точно его.

— Они основали город? — спросил я.

— Не, город появился из-за рудников. Мне кажется, они...

— Я хочу домой, — Паркер вел себя так тихо, что я почти забыл, что он вообще с нами.

— Ты не можешь пойти домой, — закатил глаза Кайл. — Мама велела тебе быть со мной. Так что не ной, тут всего пару миль прогуляться.

— Я хочу на велосипеде.

— Очень жаль, потому что мы сойдем с тропы.

— Не хочу идти. Я останусь возле велосипедов.

— Не будь таким размазней.

— Я не размазня!

— Кайл, будь помягче! — зашипела Кимбер. — Ему всего пять.

— Мне шесть! — запротестовал Паркер.

— Прости, шесть. Тебе шесть, — улыбнулась ему Кимбер.

— Окей, ладно, можешь вести его за руку, если он хочет. Но он идет с нами, — Кайл развернулся и зашагал вверх по тропе.

Паркер скорчил противную рожицу ему вслед, но, когда очаровательная Кимбер протянула ему руку и призывно пошевелила пальчиками, он взял ее.

Кайл был прав, это была не особенно долгая прогулка — полмили вниз по рудной тропе Прескотт и еще полмили вверх по склону горы, по хорошо утоптанной тропинке. Тем не менее, подъем был крутым, и я порядком запыхался, пока мы добрались до дома на дереве.

— Что скажешь? — азартно спросил Кайл.

— Это... — какое-то время я рассматривал дом, переводя дыхание, и наконец расплылся в улыбке. — Это впечатляюще.

Так и было. Мои друзья не соврали, это был самый большой дом на дереве из всех, что я видел. В нем было несколько комнат, а на окнах даже висели занавески. Табличка над входом гласила “Форт Эмберкот”, с порога свисала веревочная лестница, в которой недоставало нескольких перекладин.

— Чур, я первый! — завопил Паркер, но Кимбер поймала его за руку.

— Сначала нужно совершить обряд, иначе исчезнешь, — напомнила она.

— Я это переживу, — проворчал Кайл.

Мне самому не терпелось попасть в форт.

— Давай ножик, — я протянул руку.

Кайл с улыбкой достал из кармана складной нож.

— Там сзади должно быть немного места для имени.

Я вытащил лезвие и прошелся вокруг дерева, подыскивая свободное место. Имен было очень много, я не мог дотянуться до свободных мест наверху, так что пришлось сесть на корточки и искать возле земли. Я нашел вырезанные на дереве имена Кайла и Кимбер и, возле последнего, местечко для своего имени. Прикусив язык, я старательно вырезал “Сэм У". на гладком участке коры, под чьей-то надписью “Патрик С".. Паркер попробовал следующим, но так плохо управлялся с ножом, что Кайл вырезал имя за него.

— Отлично, погнали, — я кинулся к веревочной лестнице.

— Стой! — крикнул Кайл. — Сначала ты должен сказать особые слова.

— А, ну да. Ладно, что за слова?

— Под деревом тройным, в корнях, есть человек, что ждет меня. Останусь я или уйду — везде одну судьбу найду, — продекламировала Кимбер.

— Звучит... жутковато, — признал я. — Что это значит?

— Да никто уже не знает, — пожала плечами Кимбер. — Это просто традиция.

— Окей, можешь сказать еще разок и помедленнее?

Наконец мы с Паркером повторили стишок и были готовы. Я первым влез по веревочной лестнице и осмотрелся. Дом на дереве был более-менее пустым, только грязные коврики там и тут, да немного мусора: банки из-под содовой и пива, обертки от закусок.

Я прошелся по дому, комната за комнатой — всего четыре — и нигде не нашел ничего действительно интересного, кроме последней. Там в углу лежал старый матрас, а пол устилали кучи старой рваной одежды.

— Тут бомжи, что ли, жили? — поинтересовался я.

— Не, тут всегда так было, сколько я себя помню, — отозвался из-за моей спины Кайл.

— Воняет отвратно, — сказал я.

Кимбер показалась в дверях, но заходить не пожелала.

— Меня не запах напрягает, а вот это, — она указала на потолок и я, подняв глаза, прочел надпись, которая там оказалась:

“Дорога к Вратам Ада, первая миля".

— Что это означает? — спросил я.

— Это старшие ребята херней страдали, — ответил Кайл. — Пойдем, покажу тебе лучшую часть дома на дереве.

Мы вернулись в первую комнату, и Паркер, радостно заулыбался, показывая слово, которое он вырезал на дощатом полу.

— “Пук”, — прочел Кайл. — Просто умора, Паркер.

Он закатил глаза, но его маленький братик сарказма не понял и гордо улыбнулся.

Кимбер пристроилась на полу рядом с мальчиком, а я сел рядом с ней. Кайл забрал у брата нож, пересек комнату и просунул лезвие между двумя досками стены. Он надавил, и одна доска поддалась, открывая небольшое потайное место. Кайл достал оттуда что-то и толкнул доску на место.

— Зацени. — он повернулся и гордо продемонстрировал две банки светлого пива Миллер.

— Опа! — выдохнул я.

— Фууу, теплое пиво? Это мерзко. Откуда ты вообще узнал, что оно там? — поинтересовалась Кимбер.

— Пол Сандерс сказал.

— Мы собираемся его пить? — спросил я.

— Черт возьми, да, мы собираемся его пить!

Он подошел, присел в наш кружок, вскрыл первую банку и протянул ее Кимбер. Она посмотрела на нее так, словно он предложил ей взять грязный подгузник.

— Да ладно, Кимми.

— Не зови меня так! — воскликнула она, а потом, с неохотой, взяла банку.

Кимбер понюхала ее, скорчила гримасу, зажала нос и сделала маленький глоток. Ее передернуло.

— Еще более мерзко, чем я думала.

— Я не хочу это! Я маме расскажу! — быстро сказал Паркер, пока банка плыла перед ним в мою сторону.

— Отлично, потому что ты ничего и не получишь, — пообещал Кайл. — И нихрена ты маме не скажешь.

С лучшим покерфейсом, на который я был способен, я сделал большой глоток теплого пива до того, как успел почувствовать его запах. То, что это было плохой идеей, стало ясно, когда передернуло уже меня, и я залил противной желтой жидкостью всю рубашку.

— Фууу блин, я теперь весь пивом провоняю.

Следующие полтора часа мы провели, приговаривая две банки светлого Миллера, и постепенно его вкус стал вполне приемлемым. Не могу точно сказать, действительно ли я становился мужчиной или просто пьянел. Надеюсь, первое. Когда была выпита последняя капля из последней банки, мы провели еще минут двадцать, пытаясь определить, пьяные ли мы. Кайл уверял, что его вообще не взяло, Кимбер сомневалась. Я не думал, что пьян, но провалил все наши тесты на трезвость.

Кимбер как раз повторяла алфавит задом наперед, когда безмолвие горного воздуха разорвал внезапный, как выстрел, громкий металлический скрежет. Кимбер примолкла, и несколько минут мы смотрели друг на друга, ожидая пока звук утихнет. Паркер свернулся в клубочек возле Кимбер и зажал уши ладошками. Прошло, как мне показалось, не меньше десяти минут, прежде чем звук смолк так же внезапно, как и появился.

— Что это было? — спросил я, и Паркер пробубнил что-то в свитер Кимбер.

— Вы в курсе что это? — повторил я.

Кимбер скрещивала и разводила ступни вытянутых ног, не сводя с них глаз.

— Ну?

— Ничего, — наконец отозвался Кайл. — Мы слышим это в городе время от времени, ничего особенного. Просто тут громче.

— Но что издает этот звук?

— Борраска, — прошептала Кимбер, не сводя глаз со своих ног.

— Это кто? — спросил я.

— Не кто, а где, — пояснил Кайл. — Это место.

— Другой город?

— Нет, просто место в лесах.

— А.

— Там происходят плохие вещи, — пояснила Кимбер, скорее, самой себе, чем мне.

— Типа каких?

— Плохие вещи, — повторила Кимбер.

— Да, даже не пытайся найти это место, дружище, — сказал Кайл из-за моей спины. — Иначе и с тобой тоже произойдут плохие вещи.

— Нет, ну какие плохие вещи? — обернулся я.

Кайл пожал плечами, а Кимбер поднялась и направилась к веревочной лестнице.

— Нам лучше уйти. Мне нужно домой к маме, — сказала она.

Один за другим мы спустились по лестнице и двинулись вниз по тропе в непривычном молчании. Я до смерти хотел узнать больше про Борраску, но не мог решить, что именно спросить, и стоит ли.

— Ну, а кто там живет?

— Где? — спросил Кайл.

— В Борраске.

— Бескожие, — ответил Паркер.

— Пф, — фыркнул Кайл. — В это только дети верят.

— Типа, люди, с которых сняли кожу? Люди с содранной кожей? — взволнованно уточнил я.

— Да, так некоторые детишки болтают. У нас в это верят только те, чей возраст можно записать одной цифрой, — отозвался Кайл.

Я оглянулся на Кимбер, которой все еще было девять, но она смотрела под ноги и не обращала на нас внимания. Обсуждение на этом, похоже, закончилось, и к тому времени, как мы добрались до велосипедов, неловкость уже испарилась, и мы хихикали, пытаясь решить, не слишком ли мы пьяны, чтобы ехать на великах.

Два дня спустя начались школьные занятия, и я напрочь забыл про Борраску. Тем утром мой папа остановился у тротуара, чтобы высадить меня, но заблокировал двери до того, как я успел выйти.

— Не так быстро, — рассмеялся он. — Я твой отец и у меня есть привилегия обнять тебя и пожелать хорошего первого дня в школе.

— Ну, пап, я должен до звонка встретиться с Кайлом возле флага!

— И встретишься, но сначала обними меня. Через несколько лет ты сам будешь ездить в школу за рулем, дай мне побыть отцом пока могу.

— Ладно, — раздраженно отозвался я и наклонился, чтобы по-быстрому обнять его.

— Спасибо. Теперь иди к своему другу. Мама будет ждать тебя тут без двадцати четыре.

— Я знаю, пап. Почему я не могу просто ездить на автобусе, как Уитни?

— Когда тебе будет двенадцать, сможешь ездить на автобусе, — он улыбнулся и разблокировал дверь. — А до тех пор придется мне подвозить тебя по утрам. Если думаешь, что это будет выглядеть круто, я могу возить тебя сзади, за решеткой.

— Пап... не надо, — прежде, чем он успел сказать что-то еще, я распахнул дверь его патрульной машины и убежал, а он смеялся мне вслед.

Кайл уже ждал меня возле флагштока и даже успел найти и привести Кимбер.

— Чувак, ты почти опоздал! — завопил он, увидев меня.

— Знаю, прости.

— Кто у вас классрук? — спросила Кимбер.

На ней был красный свитер и леггинсы с лягушками, апельсинового цвета кудряшки аккуратно причесаны, а губы были розовыми и блестели. Я никогда раньше не видел ее такой милой и с изумлением осознал, что никогда всерьез не воспринимал Кимбер как девочку.

— Э, мистер Даймонд.

— И у меня! — радостно воскликнула она.

— Счастливчики, — усмехнулся Кайл. — А я у миссис Тверди. Всего двое классных руководителей для четвертых классов — и мне досталась самая стрёмная.

— Ага, она еще у мамы моей была классной, когда она была маленькой, — поморщилась Кимбер.

— А что с ней не так? Что она рассказала?

— Просто она строгая и дает домашнее задание на выходные.

— На выходные? Бля!

— Простите, мистер Лэнди? — высокого человека, который внезапно появился за спиной побледневшего Кайла, я узнал сразу.

— И-извините, сэр. Я имел в виду “блин!”.

Кимберли захихикала.

— Уверен, именно это ты и имел в виду, — кивнул мужчина.

— Здравствуйте, шериф Клери, — хоть мы и встречались всего пару раз, мне нравился папин босс.

А я нравился ему.

— Ну, привет, Сэмми. Не терпится начать первый день в новой школе? — шериф Клери скрестил руки на груди, отчего стал еще шире и внушительнее, но его улыбка была такой же широкой.

— Да, сэр! — отрапортовал я и неловко спросил. — А что вы тут делаете?

— Провожу лекцию для пятых и шестых классов на тему безопасности по дороге в школу и обратно.

— Ага, каждый год одно и то же, — пробормотал Кайл.

— Круто, — улыбнулся я.

Шериф Клери кивнул мне, развернулся и зашагал прочь. Я озадаченно осмотрелся.

— Где Кимбер?

— Упорхнула. Она подбешивает своей пунктуальностью.

Словно в подтверждение его слов зазвенел звонок, и мы бросились вверх по лестнице в школу.

Я зашел в класс и увидел, что Кимбер заняла мне место рядом с собой на задней парте. Мистер Даймонд, невысокий пухлый мужчина лет сорока, кивнул мне, когда я зашел.

— Мистер Уолкер, я полагаю?

— Эм, да, это я, — пробормотал я и заторопился на свое место.

— Добро пожаловать в школу города Дрискинг. Остальные — с возвращением. Вперед, гризли!

Класс отозвался неохотным подавленным “Вперед, гризли".

За утро Кимбер представила меня остальным одноклассникам. Большинство из них были нормальными ребятами, но большого впечатления я на них явно не произвел. Они здоровались, спрашивали откуда я приехал, и разговор, обычно, заканчивался безразличным “Ясно".

Несколько девочек, сидевших впереди возле доски, все утро посматривали на нас и хихикали. Я спросил у Кимбер кто они, но та лишь пожала плечами. На второй перемене они подошли ко мне.

— Ты дружишь с Кимбер Дестаро? — спросила одна из них, высокая и темноволосая.

— Ага, — отозвался я и оглянулся на Кимбер.

Она тревожно смотрела на меня.

— Вы родственники?

— Нет.

— И я так не думаю, ты ведь не рыжий, — я не нашелся, что на это ответить.

— Знаешь, никто не заставляет тебя с ней дружить, — сказала другая девочка с таким круглым лицом, что это смотрелось немного странно.

— Я хочу быть ее другом.

Стоявшая позади них третья девочка фыркнула. У нее были красивые золотисто-каштановые волосы и некрасивый вздернутый нос.

— Ну, если и правда хочешь, то станешь одним из лохов, — предупредила первая девочка. — А лох — это навсегда.

— Уж лучше так, чем общаться с сучками, — сказал я.

Некрасивый Нос и Круглое Лицо ахнули, но Темноволосая лишь улыбнулась.

— Посмотрим, — ответила она, и все трое пошли к своим местам. А я сел рядом с Кимбер, чувствуя себя крутым. Я впервые использовал неприличное слово перед кем-то кроме Кайла.

— Что они говорили? — нервно спросила Кимбер.

— Сказали, ты слишком хорошенькая, чтоб быть рядом с ними, заставляешь их выглядеть уродинами. Так что лучше нам держаться от них подальше.

— Врун, — заявила Кимбер, но я видел, что она улыбалась.

Когда мы встретили Кайла в кафетерии во время ланча, он не мог рассказать ничего хорошего о том, как прошло его утро. Миссис Тверди была пожилой и сердитой, к тому же, несмотря на то, что в классе Кайла было всего четырнадцать человек и все друг друга знали, она заставила каждого встать и рассказать что-нибудь о себе. После звонка на большую перемену мы с Кайлом отправились на площадку, немного растрясти съеденный ланч, и я столкнулся с мальчиком, которого раньше не видел.

— Эй, ты Сэм Уолкер? — спросил он.

— Ага.

— О. Твоя сестра встречается с моим братом.

— Ох, парень! — заржал Кайл. — Твоя сестра встречается с Уитайгером!

— Заткнись, Кайл, — проворчал мальчик.

— Она станет Уитни Уитайгер!

Как бы забавно это не звучало, я был немного озадачен. Не то чтоб я сильно обращал внимание, но за все лето я только раз видел Уитни вне ее комнаты.

— Хм, а где она его встретила? — поинтересовался я у Уитайгера-младшего

— Без понятия. У него на работе, наверное.

— У него на работе — где?

— Он работает в водоканале Дрискинга.

Это не сильно проясняло вопрос, но я забил. Кажется, мама давала Уитни какие-то простые задания, вроде мытья машины или оплаты коммунальных счетов, просто чтоб вытащить ее из дома. Может, она встретила его однажды, и они закрутили роман по переписке. Подростки вообще странные.

Остаток учебной недели прошел так же, как и самый первый день. Лишь где-то в середине первого учебного месяца я впервые услышал, как кто-то еще упомянул Бескожих. Мы с Кайлом на игровой площадке пытались добыть огонь с помощью двух палок, и я как раз заработал занозу, когда отдаленный скрежет металла о металл заполнил воздух и заставил всех примолкнуть.

— Борраска, — сказал я с тревогой.

— Ага, — отозвался Пол Сандерс. — Бескожие снова кого-то убили.

— Эй, я думал, только дети верят в Бескожих! — я с упреком посмотрел на Кайла.

— Так и есть! Пол просто недоразвитый!

— Вот и нет! Спроси Даниэль, она их видела! — он осмотрел игровую площадку и нашел взглядом светловолосую девочку, которая болтала с Некрасивым Носом. — Эй, Даниэль, иди сюда!

Девочка закатила глаза, но все же вприпрыжку направилась к нам.

— Чего тебе. Я ведь предупреждала, что ты не нравишься Кайлу, Пол.

— Да нет, расскажи про Бескожих. — Пол неопределенно помахал рукой в воздухе, который был заполнен металлическим скрежетом, доносившимся с горы.

— Вот сам и рассказывай.

— Ну, нет, ты их видела, ты и рассказывай.

— Я их не видела, их видела Пейдж.

— О, — сказал Пол, и наступила неловкая тишина.

— Странные вы, мальчики, — заявила Даниэль, отбросила волосы в нашу сторону и ускакала.

— Кто такая Пейдж? — поинтересовался я, когда она удалилась.

— Ее сестра, — ответил Пол.

— Пейдж пропала, когда ей было, наверное, лет пять, — сказал Кайл.

— После того, как увидела Бескожих, — добавил Пол.

Звуки с горы внезапно затихли, и вместе с ними исчезло подавленное настроение, охватившее игровую площадку. Когда прозвенел звонок, Кайл встал в шеренгу к своему классу, я же, так как Пол был в моем, постарался пристроиться в свою шеренгу следом за ним. Учителя начали пересчитывать нас.

— Эй, ты знаешь что-нибудь еще про Борраску? — шепнул я ему.

— Мой брат говорит, что туда попадают пропавшие люди. В Борраску.

— И что там с ними происходит?

— Плохие вещи, — ответил он и шикнул на меня, когда я спросил, что это значит.

Учебный год тащился дальше, и в следующий раз механизм Борраски я услышал где-то на рождественских каникулах. Был декабрь, и земля была укрыта толстым снежным покрывалом, которое только усиливало шум с горы. Я несколько минут сидел в своей комнате, вслушиваясь в него и пытаясь представить, что происходит в месте, где с людьми случаются плохие вещи. Заметив, как к дому подъезжает патрульная машина моего отца, я пошел к лестнице, чтоб поздороваться с ним внизу. Проходя мимо двери сестры, я услышал, как она хихикает в этой раздражающей подростковой манере, и поморщился. Я надеялся, что Кимбер никогда такой не станет.

— Пап! — я соскользнул с лестницы как раз, когда отец открыл входную дверь.

Он потопал, сбивая снег с обуви, и раскинул руки для объятий.

— Сэмми! Сколько лет, сколько зим! — пошутил он.

Шуткой это было только отчасти, в последнее время я видел его очень редко, потому что он много работал. Понятия не имею, чем он занимался, потому что мы жили в самом тихом и отстойном городе мира. Мама думала, что шериф собирается сделать папу своим преемником, ведь Клери был уже не молод. Папа не соглашался с ней, но и не опровергал. В конце концов, он всего семь месяцев работал тут и сомневался, что люди согласятся с его кандидатурой.

— Пап, ты это слышал? Такой, механический звук?

— Ага. Я его то и дело слышу.

— Ты знаешь, что это?

— Спрашивал об этом шерифа и он сказал, что звук идет из частных владений наверху, в Озарксе.

— Частные владения называются Борраска?

— Понятия не имею. Борраска? Где ты это услышал?

Я пожал плечами.

— От ребят в школе.

— Ну, тут не о чем беспокоиться, Сэмми, скорее всего какое-то лесоперерабатывающее оборудование.

— Но то место называется Борраска? Ты слышал раньше это название?

— Нет, никогда не слышал такого, — папа снял ботинки и стряхнул с себя пальто, глядя в кухню.

Я почувствовал, что он теряет интерес к разговору.

— Ты слышал когда-нибудь про Бескожих? — быстро спросил я.

— Бескожие? Господи боже, Сэм, это сестра рассказывает тебе такие истории?

— Нет, — но теперь он вообще меня не слушал.

— Уитни! — крикнул он вверх по лестнице.

— Нет, пап, Уитни даже не разговаривает со мной, — повторил я.

Я услышал, как наверху скрипнула дверь, и Уитни показалась из-за перил с телефоном в руке и раздражением на лице.

— Ты пытаешься напугать брата? — строго спросил папа.

— Пап, нет, — опять сказал я.

Уитни бросила на меня сердитый взгляд.

— Уф, серьезно? Больше заняться нечем.

— Ты рассказывала ему истории про “Бескожих”?

— Нет, пап, я же говорил что слышал их в школе, — сказал я.

Уитни указала на меня жестом, который говорил: “Видишь?”

— Ладно, ребята, вам надо научиться уживаться друг с другом. Ради Бога, вы же семья!

Уитни закатила глаза и, когда папа ушел в кухню, показала мне язык.

— Очень по-взрослому, Уитни! — крикнул я ей, но она уже ушла. — Расскажу папе про твоего бойфренда!

Рождество пришло и прошло удивительно гладко для нас. Мы с Уитни получили все подарки, которые просили, что было для нас в новинку. Может город и был меньше, но зарплата у отца явно выросла.

В первый школьный день после рождественских каникул я пришел на занятия в новой парке. Кайл был от нее в полном восторге, а Кимбер щеголяла новым ожерельем из синих бусин, которое подарила ей на Рождество мама. Мы с Кайлом проявили притворный интерес, но вышло неубедительно. Кимбер знала, что мы притворяемся, но выглядела довольной хотя бы тем, что мы вообще удосужились это сделать.

Когда мы прощались с Кайлом перед утренними занятиями, Кимберли вдруг толкнули сбоку. Кайл поймал ее прежде, чем она упала, а я в ярости обернулся, чтоб увидеть Темноволосую — я уже узнал, что ее зовут Пегги Дрейнджер — которая, хохоча, удалялась вместе с круглолицей подругой.

— Вы плохие люди и принимаете скверные жизненные решения, — крикнул им Кайл. — Когда я, однажды, стану вашим боссом, я заставлю вас чистить туалеты!

— Да, и когда Кайл станет вашим боссом, вы будете точно знать, что всерьез облажались! — добавил я.

Мы с Кайлом дали друг другу «пять», и повернулись к Кимбер, но та не разделяла радости от нашей победы, она старалась скрыть слезы.

— Не парься насчет этих девчонок, Кимбер, никто их не любит. Люди их терпят только потому, что они родственники Прескоттов.

Кайл попытался ободряюще похлопать Кимберли по спине, но она развернулась и убежала.

— Ненавижу этих девчонок. В смысле, я их реально ненавижу, — сказал я.

— Да, те еще сучки, — ответил Кайл, последнее слово он произнес одними губами, оглядываясь через плечо в поисках прячущихся взрослых.

— Ну, лучше пойду в класс и присмотрю, чтоб они опять до нее не докопались.

— С утра собрание, уроки только после ланча.

— Серьезно? Круто! Обязательно сидеть со своим классом?

— Обычно нет, но лучше поторопиться чтоб занять места в заднем ряду, — сказал Кайл, и мы поторопились.

— По какому поводу собрание?

— Либо наркотики, либо что-то от Исторического Общества.

— В смысле, наркотики?

— Ну, знаешь, “даже не вздумайте принимать наркотики, или ваша жизнь покатится по наклонной, и вы умрете”?

— Уф. Надеюсь, это будет историческая фигня.

Мы нашли Кимбер в аудитории. Ей уже удалось прийти в себя и даже занять нам обоим места в задних рядах. В тот миг, когда она замахала нам, полноватая суровая миссис Тверди поднялась на сцену.

— Приветствую вас, ученики. Этим утром мы приготовили для вас особую лекцию от Исторического Общества города Дрискинг. Если в течение лекции у вас возникнут вопросы, пожалуйста, поднимайте руку.

— Как будто это может произойти, — засмеялся Кайл.

— А теперь я хочу представить вам мистера Уайетта Даудинга, мисс Кэтрин Скэнлон и, конечно же, мистера Джеймса Прескотта.

— Что?! Джимми Прескотт, а не его отец? Это странно! — зашептала Кимбер.

— Томас Прескотт вел такие лекции ежегодно в течение, наверное, двадцати лет, чувак. — пояснил Кайл. — Это реально странно.

— Ничего странного, — прошептал сзади Майк Саттон и наклонился поближе. — Том Прескотт свихнулся около года назад. В прошлом году моя сестра была тут, и лекцию тоже вел не он.

— Мне не нравится Джимми Прескотт, — тряхнула головой Кимбер. — Он меня пугает до чертиков. Его папа гораздо приятнее, он похож на дедушку.

Лекция была нудной и скучной. Мистер Даудинг и мисс Скэнлон говорили о первых поселенцах в этих местах: Черокки и Дороге Слез. Рассказали про то, как Александр Дрискинг обнаружил крупные залежи руды в горах и обосновался здесь, чтоб добывать железо. Потом слово взял Джеймс Прескотт чтобы поведать о том, как пришла в город его семья и о ее роли в возрождении Дрискинга в конце пятидесятых годов.

Самой интересной оказалась последняя часть лекции, Джимми Прескотт показался мне очень забавным и приятным. Я так увлекся, хохоча над его остротами и вслушиваясь в каждое слово, что к концу лекции обнаружил, что и вправду что-то усвоил. По крайней мере, достаточно, чтобы мне захотелось задать вопрос, что, по мнению Кайла, было равнозначно социальному суициду.

Мистер Прескотт следил за слушателями и уже ответил на несколько других вопросов, прежде чем заметил меня в задних рядах.

— Задний ряд, да, слушаю.

— Э, мистер Прескотт, а почему рудники закрылись? В смысле, что произошло? — спросил я.

— Очень хороший вопрос, молодой человек. Как, вы сказали, вас зовут?

— А... Сэм Уолкер.

— А, мне кажется, я на днях видел вашего отца в офисе шерифа. Добро пожаловать в Дрискинг! А что касается вашего вопроса, большинство рудников были закрыты в пятьдесят первом году, после того как долгое время работали в убыток: запасы железной руды в горах просто исчерпались. Фабрики и механизмы для очистки руды были заброшены, а город годами приходил в упадок. Рудничные рабочие уезжали вместе с семьями, магазины теряли доход и пустели, школы закрывались и Дрискинг превращался в город-призрак. Он исчез бы, не будь в нем упрямых семей, вроде моей, которые решили не уезжать. Мы отказались покинуть город и после долгих, долгих лет упорной работы Дрискинг превратился в тот живописный маленький рай округа Озаркс, каким мы видим его сегодня. Надеюсь, я ответил на ваш вопрос.

Я сел на место и Кайл сокрушенно покачал головой.

— Ох, чувак...

Собрание еще минут пятнадцать вяло продиралось через неловкие вопросы и ответы, прежде чем миссис Тверди объявила о его окончании. Нас отпустили в кафетерий ждать, пока откроются очереди на ланч. Кайл, Кимбер и я заняли привычный уголок.

— Это было тааааак скучно, — заныла Кимбер. — Когда уже до них дойдет, что история Дрискинга никому не интересна? Я раза три заснула.

Кайл ткнул меня.

— Сэму, видимо, интересно, — поддразнил он.

— Я просто хотел узнать про рудники. Шахты жутковатые, вот и все.

— Да, но все наши шахты взорвали. В них больше не попадешь, — сказал Кайл.

— Взорвали? — переспросил я.

Кимбер кивнула.

— Несколько детей погибло там, и город “провел несколько управляемых подрывов для обрушения шахт”, по крайней мере, так мама сказала. Впрочем, они напортачили и повредили водоносный слой, или загрязнили его как-то.

— Погоди, ты-то откуда все это знаешь? — удивился Кайл

— Слышала, как папа разговаривал об этом, — пожала плечами Кимбер.

— Для подрыва использовали С4?

— Наверное.

— Типа, мы все пьем воду, значит, у нас всех в организме С4 и мы можем рвануть в любой момент! — возбужденно сказал Кайл.

— Думаешь, так люди пропадают? — поинтересовался я у него. — Сидят такие где-нибудь и БАХ!

— Точно, чувак, — Кайл схватил меня за плечи. — И вот так появляются Бескожие.

Я сделал вид, что моя голова сейчас лопнет, и мы расхохотались, как умалишенные.

— Ребят, вы тупые, — закатила глаза Кимбер, но тоже рассмеялась, когда Кайл рухнул на пол, в свою очередь притворяясь, что вот-вот взорвется.

Я помню, как в тот момент думал, что с этими двумя людьми в городе Дрискинг, штат Миссури — я счастлив. Счастлив, как никогда.

Это был последний действительно счастливый момент в моей жизни. Не прошло и часа, как телефон мистера Даймонда зазвонил, и он заговорил с кем-то на том конце, а его глаза то и дело скользили в сторону моей парты. Так что когда он повесил трубку и попросил меня подойти к нему, я не особенно удивился.

Когда я подошел, он сказал, что мама ждет меня в кабинете и что на остаток дня я могу быть свободен и идти домой. Мы с Кимбер обменялись тревожными взглядами, я собрал вещи и пошел в кабинет. Когда я вошел, мама плакала.

Домой мы ехали в молчании. Я был слишком напуган, чтоб спросить, что произошло. Мама остановила автомобиль, не доезжая до нашего дома, который был окружен полицейскими. Не получив объяснения происходящему, я сам прервал молчание.

— Что-то с папой? — тихо спросил я, сдерживая слезы.

— Нет, милый, с папой все хорошо, — прошептала мама.

— Тогда что происходит?

— Уитни так и не пришла в школу сегодня утром, — ее голос дрогнул, когда она произносила имя сестры.

— О, нет, мам, да она прогуливает! — быстро сказал я. — Я видел, как она уехала с утра, реально рано, часов в шесть, наверное, со своими друзьями. Эээ, Пит Уитайгер и этот парень, Тейлор!

— Мы знаем про это, Сэм. Но они пришли в школу, и Уитни с ними не было. Они говорят, что она решила заглянуть в круглосуточный магазин возле Старшей школы, так что они оставили ее там. И с тех пор никто ее не видел.

— Ну... — я пытался придумать хоть какое-то объяснение. — Может она просто прогуливает.

— Нет, милый, — мама опять тронулась с места, подъехала к дому и припарковалась позади одной из патрульных машин. — Полиция, так же как и твой папа, считают, что Уитни сбежала к Джею.

— Да у нее же новый парень тут!

— Мы нашли все ее школьные учебники дома на полу, зато пропала половина ее одежды и часть папиных наличных.

— Но...

— Мы думаем, что она поймала попутку в Сент-Луис и сейчас с Джеем. Офис шерифа пытается связаться с его родителями.

Уитни? Сбежала из дома? Любой, кто был знаком с моей сестрой, знал, что она склонна драматизировать и сыпать пустыми угрозами. Плюс она встречалась со старшим братом Криса Уитайгера — Питом. Я был в этом уверен.

Мы поднялись по лестнице и вошли в дом, наполненный запахом кофе и приглушенным бормотанием. Я попытался вспомнить, говорила ли хоть раз сама Уитни о том, что встречается с Питом, но в голове было пусто. Когда мы зашли в кухню, я увидел своего отца, который сидел за столом и изучал распечатки звонков, подперев голову руками. Папа поднял на нас глаза и слабо улыбнулся мне.

— Привет, приятель.

— Пап, я должен тебе кое-что рассказать.

Почувствовав на своем плече тяжелую руку, я обернулся, поднял глаза и увидел мрачного шерифа Клери.

— Что угодно, все что знаешь, сынок. Даже если тебе кажется, что это не имеет значения.

Я кивнул и сел за стол к отцу, а мама передала здоровяку чашку кофе.

— Прошу вас, шериф, — сказала она слабым голосом.

— Миссис Уолкер, зовите меня Киллиан.

Мама кивнула и отошла в затененный уголок кухни, чтобы поговорить с женой шерифа Клери — Грейс.

— Что ты знаешь, Сэм? — спросил папа, подпирая руками подбородок, словно копируя умоляющий жест, как будто я мог спасти его от страданий.

— Ну, просто, я слышал, что у Уитни есть парень, этот Пит Уитайгер, с которым она вечно тусовалась, и сегодня, незадолго до того, как пойти в школу, я видел как они уезжали с Тейлором Дрейнджером.

— Можешь назвать точное время? — уточнил шериф.

— Не знаю... Раньше шести.

Шериф кивнул.

— Совпадает с показаниями Тейлора Дрейнджера и паренька Уитайгеров.

Голова отца скользнула ниже между руками, и я понял, что подвёл его.

— Но, — заторопился я, — я не думаю, что она вернулась в Сент-Луис, потому что она встречалась с Питом и, думаю, она больше не собиралась быть с прежним парнем.

— Понимаю, сынок, но поведение девушек-подростков непредсказуемо. Мои ребята стараются выйти на связь с семьей парня в Сент-Луисе. — Клери кивнул отцу. — А теперь думаю, тебе стоит пойти в свою комнату и дать нам поработать, Сэмюэл.

Я ошеломленно глянул на него.

— Что? Нет, я останусь тут. Я могу помочь.

— Нет, сынок, больше ты ничем не можешь нам помочь. Ты сделал все что мог, теперь позволь нам делать свою работу.

— Но я могу помочь!

— Ты уже помог.

— Пап! — я умоляюще посмотрел на отца.

— Иди в комнату, Сэм, — вздохнув, тихо сказал тот.

— Пап... — упрямо начал я.

— Сейчас же.

Я был в такой ярости, что сделал единственное, чем мог выразить свой гнев — с шумом поднялся по лестнице и грохнул дверью. Сел на свою кровать, не в силах поверить, что все это и в самом деле происходит. Потом пришли слезы, и я лежал там, чувствуя беспомощность, бесполезность и страх за судьбу сестры.

Я думал обо всех тех местах, где могла оказаться Уитни. Была ли она напугана? Была ли она одна? Была ли она... мертва? На закате я, наконец выбрался из постели и полез проверять электронную почту. Я думал, что там будет куча писем от Кайла и Кимбер, но письмо было всего одно.

она пошла к дому на дереве?

Почти минуту я просто сидел, уставившись в монитор, в голове крутились слова Кимбер, которые она сказала прошлой осенью.

Если ты войдешь в дом на дереве, не совершив нужный обряд — ты исчезнешь, а потом умрешь.

Я не купился на сказки о том, что утром Уитни решила зайти в круглосуточный магазин, и уж тем более я не верил в то, что она ловила попутку, чтоб уехать из города. Все, что было сказано внизу, не имело никакого смысла, если вы были знакомы с моей сестрой. Но вот это — возможно имело. Может быть, она со своим парнем полезла в дом, чтобы пообжиматься или что-то вроде, и, может быть, он оставил ее там. Возможно, она потерялась, или ее нашли Бескожие. Это было самым ужасным.

Мне не потребовалось выскальзывать тайком, полицейские были так заняты моими родителями, что им было не до меня. Я стянул велик из гаража и проехал три мили до Западной рудной тропы Прескотт. Когда я подъехал к ней, то увидел, что два велосипеда уже пристегнуты к указателю, и двое моих лучших друзей сидят на снегу рядом с ними.

— Я знал, что ты придешь, — сказал Кайл, когда я подъехал, а Кимбер кинулась ко мне и обняла.

— Мне так жаль, Сэм.

Мне действительно нечего было сказать в ответ, но он им и не требовался. Кимбер взяла меня за руку, и мы двинулись вверх по тропе. Молчание было натянутым, но комфортным. Мы пробивали путь через снег, и я все время искал на нем чужие следы, но снег сегодня шел слишком густо. Подъем в гору был более сложным и скользким, чем осенью, так что, когда Форт Эмберкот наконец-то замаячил впереди, все были рады его видеть. Солнце садилось, а мы не прихватили с собой фонарики.

Я упал, пока бежал к дереву, выкрикивая имя сестры в тишине дикого леса. Кайл бежал следом за мной и с ходу эффектно запрыгнул на веревочную лестницу, быстро вскарабкался по перекладинам. Я продолжал звать сестру, ожидая, что Кайл крикнет, что нашел ее или хоть какие-то ее следы.

А потом я услышал как Кимбер, которая стояла возле Тройного Дерева, негромко позвала меня. Я бросился к ней, пытаясь уловить направление её взгляда, но уже понимая, что именно там увижу. И она была там, свежая надпись, вырезанная чуть выше остальных.

Уитни У.

У меня перехватило дыхание, непрошеные слезы затуманили взгляд. И, когда солнце сделало последний судорожный вдох, прежде чем окончательно нырнуть за горизонт, оглушительный металлический рев взвился над горами и хлынул вниз по склонам.


Борраска. Часть 2
Борраска. Часть 3
Борраска. Часть 4

дети за границей исчезновения необычные состояния
2 576 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории