Люди, смотрящие в небо » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Люди, смотрящие в небо

© Антон Утикалов
5.5 мин.    Страшные истории    Марго    2-11-2020, 13:13    Источник     Принял из ТК: Helga
Что человек ищет в глухой провинции? Что заставляет его отказаться от комфортной квартиры в центре города, где все под рукой, все знакомо и понятно? Почему он так хочет убежать от людей, машин, от самой цивилизации со всеми ее «прелестями»?.. Думаю, он ищет покой.
Приходит день, когда человек устает взбираться по бесконечной лестнице признания, высокой, непокоримой. И он прозревает. Его глазам открывается истинное лицо города: гнилое, состроившее уродливую гримасу. Человек замечает суету, вечный, не замолкающий шум города, его перенасыщенность людьми, его жестокость и вранье. Его безжалостность. А он безжалостен, и ошибок он не прощает: если однажды ты оступишься, то обязательно скатишься с лестницы, на которую так долго взбирался. И тогда все, пиши «пропало». Город больше не твой, он стал чужим, покуда в нем нет места слабым, проигравшим.
Тебе приходится покинуть его.
Как пришлось Николаю Бездольному. Он уехал из города, оказавшись в нем изгоем. Уехал в поисках покоя. А где еще икать покой, как не в местечке под названием Небосвод?

Отрезанное от больших городов село Небосвод, которое можно было найти далеко не на каждой карте Украины, окружал хвойный лес. Раньше леса здесь было куда больше, но прогресс требовал жертв, чаще всего – неоправданных.
Небо над селом всегда голубей, чем где бы то ни было: не спроста село носило свое название. Поговаривают, ночью небосвод просто неотразим и невозможно не смотреть в его бездонные звездные просторы.
Здешнее озеро, Медведица – любимое место детворы, летом они из воды не выходят, с утра и до вечера плещутся, наслаждаясь прохладой. Озеро получило такое название не просто так, говорят, что с высоты птичьего полета водоем имеет очертания огромной сидящей медведицы, которая выставила перед собой лапу.
Николай приглядел себе дом на берегу Медведицы. Вода всегда внушала спокойствие, а именно это он искал. Озеро было небольших размеров, кто-то даже сказал бы, что это – пруд. Но местные говорили озеро, а сними не поспоришь, им видней.
В первый же день, когда Бездольный распаковывал свои вещи и расставлял мебель по маленьким, но зато уютным комнатам, ему стало легко на душе. Ощущение, что теперь, не смотря ни на что, он сможет забыть печальное прошлое и начать новую жизнь, окрыляло. И целый день глуповатая улыбка не сходила с его лица. Напевая себя под нос что-то неразборчивое, Николай придвинул к стенке книжный шкаф и принялся расставлять многочисленные книги. Затем перешел на кухню, чтобы разобраться с посудой… Не чувствовалось мороки в этих заботах, только радость, непонятная, где-то даже безумная!
Время от времени Николай выглядывал в окно и несколько секунд зачарованно смотрел на безупречно голубое, без единого облака небо. Оно было словно огромный магнит для человеческого ока, тянуло и все тут…
Бездольный все же оторвал взгляд.
Скоро начнет вечереть.

Когда солнце прикатилось на запад и небо окрасилось в багровые оттенки заката, Николай почти управился, а оставшиеся вещи решил разобрать позже. Возможно, завтра.
А пока ему хотелось сходить к озеру, постоять на берегу, ловя порывы прохладного ветра, исходящие от воды.
Он вышел во двор и прошелся по тропинке, протоптанной предыдущими жителями его дома. Тропинка эта раздваивалась в пяти метрах от крыльца, одна вела к следующим домам, выстроившимся вдоль узкой улочки, а другая – к Медведице. Николай подумал: «есть только да и нет, все остальное от лукавого». Истина.
Он улыбнулся.
Берег встретил его тем самым ветерком. Он гнал маленькие волны по воде, слегка колыхал низкую траву, которая скоро приобретет желтый наряд осени (шел август) и листья на одинокой вербе.
Николай прошелся по обрывистому берегу к «вытянутой лапе» Медведицы и увидел, что навстречу ему ступает девочка, лет трех-четырех. Она шла босяком, длинное розовое платьице и кучерявые русые волосы развевались в порывах ветра. Девочка что-то напевала, Николаю показалось, что это «Wind of change».
Умная девочка, – подумал Николай.
Она заметила его, остановилась. Бездольный успел подумать, что малышка испугалась его, но вот она вновь топала навстречу, продолжая свой напев.
- Привет, малышка, – улыбнулся ей Николай, когда девочка в розовом платье подошла совсем близко.
- А вы кто, дядя? – спросила она нежным голоском.
- Я – Коля. А тебя как зовут?
- Оля. Коля-Оля, – девочка хихикнула, показав молочные зубы.
Николай тоже улыбнулся.
- А вы тут зивете? – спросила она.
- Да. Вон в том доме, – Бездольный указал пальцем.
Оля тут же погрустнела.
- Но ведь нас сто. Сто – магитеское тисло. Низя больсе.
Николай не понимал о чем она, он присел на одно колено и потрепал кудряшки девочки.
- Значит, теперь вас будет сто один, – проговорил он.
- Нет, если нас будет сто один, небо иссезнит. Низя. Нас долзно быть сто. Сто – магитеское тисло, – повторила она.
Николай только улыбнулся.
- Ну все, мне пола. Папа будет лугатся.
И она пошла вдоль берега, напевая прежнюю мелодию.
Милая девчушка, – подумалось Николаю.
Он постоял еще у воды, а потом тоже ушел. Вскоре зажглась первая звезда.

Когда за окном потемнело, Бездольный вышел на крыльцо, чтобы взглянуть на знаменитое звездное небо.
Едва он пересек порог, как тут же застыл на месте: небо было прекрасно… да что там – оно было ВЕЛИКОЛЕПНО!!! Никогда еще ему не доводилось видеть так много звезд, и все они были так близко. Дотянись рукой, и одна из них – твоя, а если постараться, можно ухватить с десяток. Ощущение было такое, что село находится на самой высокой горе, поскольку небо просто не могло быть настолько близко.
И настолько великолепно.
Это сон, – подумалось Николаю. – Это дивный сон, в котором я на другой планете. На планете света, где даже ночь не таит в себе зло.
Им овладело блаженное чувство радости, наслаждения… такое бывает, когда тебя захватывает вид чего-то невероятного, дивного, уникального. Но ничего уникальнее этого быть не может.
Вон, кажется, созвездие водолея. А это? Скорпион?.. Между двумя звездами пролетела мигающая точка, видимо – спутник. А может, летающая тарелка, почему бы и нет? Большая медведица нависла над озером, сравнивая их размеры, Николаю подумалось, что небесная медведица воистину большая…
Восхищенная, немного растерянная улыбка не сходила с его лица.
Николай с трудом оторвал свой взгляд от картины неписанной красоты и повернулся в сторону улицы, что тянулась от озера. По обе стороны стояли домики, все как один. Их было так мало…
На крыльце каждого дома стояли люди. Где-то поодиночке, а где-то целыми семьями. Они стояли и подобно ему смотрели не отрываясь на ночной небосвод, с головой захваченные этим зрелищем.
Николая это удивило и даже немного испугало. Все село вышло в одно и то же время, чтобы полюбоваться звездами… Не странно ли это? Ему показалось, что да, странно.
А в следующий миг все, как один, повернули свои головы к нему. Они смотрели на него не отрываясь, как только что – вверх, и он чувствовал на себе взгляд каждого. Чувствовал их недовольство, возможно даже злобу. Они были недовольны тем, что он здесь. Он здесь лишний, так они считали.
Но ведь нас сто. Сто – магитеское тисло. Низя больсе, – сказала маленькая девочка и Николай не придал значения ее словам. А может стоило?
Все продолжали смотреть на него и Бездольный пришел в панику. Он почувствовал, как тело покрывает корка льда, а сердце начинает стучать быстрее, быстрее…
Николай вбежал в дом, захлопнул дверь и закрыл на замок.
Что-то не так, – думал он. – Неужели и здесь мне нет места?

Он выключил свет, задернул шторы и улегся в кровать, натянув одеяло по самый подбородок, словно ребенок, ищущий спасение от жутких монстров, живущих под кроватью.
Это был сон, – успокаивал он себя. – Это был сон. Не могло все произойти наяву. Это небо… Эти люди…
Николай дрожал. Теплой летней ночью, закутавшись в одеяло он дрожал, чувствуя, как холодок частыми волнами накатывает на тело, подымая каждый волосок и делает кожу гусиной.
Мне могло показаться. Да. Присниться – вряд ли, но вот показаться – вполне. Мне показалось, Мне показалось. Мне просто показалось.
Тьму комнаты разбавлял лишь квадрат тускло-серебряного окна, с той стороны подсвеченного звездами и полной луной. Николай закрыл глаза, глубоко вдохнул, пытаясь успокоить сердце, бившее по ребрам, словно дикий зверь по прутьям клетки.
- Мне показалось. Просто показалось, – беззвучно нашептывал он одними губами.
Бездольный открыл глаза и…
На фоне квадрата тусклого света проступил силуэт. Человеческая фигура.
Мне кажется, мне кажется…
Фигура подняла две руки вверх, словно жрец, собравшийся принести жертву своим богам. Задержав на мгновение руки над кроватью Николая, он резко опустил их…
Бездольный несколько раз перекатился на кровати и упал на пол, услышав приглушенный удар ножа, пронзившего толстый матрас.
Он хотел спросить, кто здесь? Хотел закричать… Но голос пропал, паника набила рот ватой и все, что слетало с губ Николая – сиплое дыхание.
Он повернул голову направо и увидел еще один силуэт, в темном углу комнаты, ростом чуть пониже первого… А вот еще, возле книжного шкафа… Четвертый возник в дверном проеме и шагнул в комнату… За ним показался пятый…
Пятеро, – пронеслось в голове Николая. – Их уже пятеро. Мамочка. Мамочка, почему?..
Он истерически зарыдал. В тишине комнаты, которую разбавляло его сиплое дыхание и скрип половиц под тяжелыми шагами пяти силуэтов, сердце Николая стучало подобно огромному барабану… Бах-бах, бах-бах, бах-бах…
Первый силуэт уже впритык приблизился к беззащитному Николаю, и когда острее ножа, рассекая воздух, стремилось к его телу, он был в безнадежном состоянии.
- Мама, – в последний раз беззвучно прошептали его губы и нож вонзился в него по самую рукоятку.
Бах-бах, бах-бах, бах…

Пять человек вышли из дома и направились вдоль улицы. Постепенно, прощаясь, их становилось все меньше. Четыре, три…
- Ну, до завтра, – проговорил первый, пониже и шире второго, когда их осталось всего двое.
- До завтра, – невесело попрощался второй.
- Эй, что такое? – забеспокоился первый.
Второй тяжело вздохнул:
- Ты думаешь, это правильно? Думаешь, мы действительно должны были убить его… их всех?
- У нас нет другого выбора, дружище, – первый похлопал второго по плечу. – Если мы не будем этого делать, небо…
- …Исчезнет, – закончил за него второй. – Но если это не так? Если мы заблуждаемся?…
- Верь.
- Я пытаюсь.
Первый отправился домой, второй последовал его примеру.
Вдруг из дома второго выбежала маленькая девочка лет трех-четырех, в короткой розовой пижаме, кудрявые русые волосы мама заплела в косу.
- Папа, папа! Ну тьто? Нас опять сто? – спрашивает она и просится на руки.
Он исполняет желание дочери и, усадив на согнутую руку, говорит:
- Да, нас опять сот, малышка, – но в его голосе радости не чувствуется.
- Холосо. Сто – магитеское тисло.
И они задержались на крыльце, чтобы полюбоваться великолепием звездного неба. Великолепием, которое они так бережно хранят.
А потом папа с дочкой пошли спать.
странные люди ритуалы деревня странная смерть
1 382 просмотра
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории