Миазмы » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор

Страшные истории

Основной раздел сайта со страшными историями всех категорий.
{sort}
Возможность незарегистрированным пользователям писать комментарии и выставлять рейтинг временно отключена.

СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Миазмы

© Евгений Шорстов
6.5 мин.    Страшные истории    Shorst    1-03-2022, 08:20    Источник     Принял из ТК: Radiance15

Город Воронеж, остановка «Дом архитектора», бывший «Детский мир». Заброшенный подземный переход: четыре лестницы, соединённые двумя широкими бетонными трубами, — посреди одной найден растерзанный труп молодого парня. При обыске остатков верхней одежды, среди прочих личных вещей, был обнаружен флеш-накопитель объёмом 16 гигабайт, с одним текстовым документом — письмом неизвестному адресату — и несколькими фотографиями.

Содержащийся в документе текст приведён без сокращений. Фотографии засекречены и не могут быть опубликованы.



Самым трудным было осмыслить всё и решиться написать это. Психолог говорил, что мне нужно писать, когда становится страшно.

Прости за странное начало, мне нельзя останавливаться и обдумывать написанное, времени всё меньше.

Самое странное, что можно было сделать в моей ситуации — это сесть за компьютер и написать о произошедшем, но иначе я не могу успокоиться. Меня колотит, ноги отказываются идти.

Я не могу позвонить тебе, не могу написать сообщение, мне кажется, что нависшей надо мной опасности под силу прослушивать звонки и контролировать мои выходы в интернет. Поверь, я не хочу подставлять тебя и тем более подвергать опасности, но предупредить просто обязан, чего бы мне это не стоило.

Ты, наверное, помнишь, что у меня в конце коридора из-за шкафа выглядывает дверной косяк. Дело в том, что до нашей семьи в этой квартире жил какой-то чиновник. Он пробил в стене дыру и соединил две квартиры, чтобы жилплощадь увеличить. Потом его посадили. А мы, как въехали, эту дверь заварили. Мама собиралась её обоями заклеить, но что-то не сложилось. А потом, как они с отцом погибли, мне стало совсем не до этой ерунды.

Ты не смейся только, я не мистифицирую. Квартира по другую сторону двери, кажется, какая-то нехорошая. Чиновника посадили вскоре после объединения квартир — это первое. До него там жили два брата, монтажники какие-то, и оба через пару недель после переезда на одном турнике посреди коридора повесились — это второе. Кто до них там проживал, не знаю, но мой сосед снизу говорит, что про неё ещё с начала нулевых разные байки ходят. Говорили, что там в стене арматура радиоактивная замурована, представляешь. Люди ходят, спят, едят, а сами постепенно слетают с катушек и умирают. А ещё на остановке знакомую бабку расспросил, говорит, в конце девяностых там какой-то маньяк трёх беспризорников удерживал, приковал их на цепи к трём батареям в комнате, чтобы они друг до друга не добрались, и оставил умирать.

Мне после всех этих историй как-то неспокойно стало. Хожу по коридору, кошусь на эту дверь, а в груди всё инеем покрывается. Прикупил себе в хозтоварах железный засов, кое-как приладил эту железяку к двери, четыре самореза испортил, но вроде крепко посадил. Только не помогло мне. Смотрю на эту конструкцию и, знаешь, бывает смотришь на молодую мать с коляской, и вот она останавливается, на секунду отрывает руку, телефон достать или нос почесать, а ты смотришь на эту коляску, которую никто не держит, и сердце от жути сжимается. Мать вроде рядом, в паре сантиметрах, но она не держит коляску! Вот и здесь, вроде всё на месте, сварочный шов, засов, но как будто что-то не так. Ну я и задвинул дверь шкафом, забил его всяким хламом, для веса, и вроде отлегло.

А на прошлой неделе, через пару дней после нашей с тобой последней встречи, я услышал, как кто-то в эту дверь стучит! Дело было утром, я только-только открыл глаза, проснулся раньше будильника, а по двери что-то колотит. Меня точно пришили к простыне, даже пошевелиться не мог, уже придумал себе, что это зло из пустой квартиры проголодалось и ко мне пришло. А потом до меня донёсся сначала громкий кашель, а потом разговоры. Меня отпустило. Решил, что злая квартира получила новых жильцов.

Но вот в чём дело. Голоса слышу, и кашель противный, такой свистящий и одновременно влажный. Но слов разобрать не могу, и тогда не смог. Как будто от деменции загибаюсь, звуки знакомые, интонации тоже, и слышимость хорошая, а смысл фраз понять не могу.

В тот же день встретил на лестничной клетке соседку, которая живёт напротив, и между делом поинтересовался, не знает ли она чего о новых жильцах. Та только плечами пожала и вниз потопала.

А вечером, когда пришёл с работы, пока искал ключи в кармане, как-то невзначай на соседскую дверь посмотрел, и, ты только представь, в этот самый момент, как я голову повернул, с той стороны кто-то засмеялся. Издевательски так, точно напугать меня хотел. А я по дурости своей возьми да в ответ засмейся, тоже с такой зловещей интонацией. И вдруг оттуда со страшной силой ударили, железная дверь ещё секунд пять дребезжала. Меня пот прошиб, я чуть губу себе не откусил от ужаса, быстро открыл свою дверь и заперся изнутри. Потом немного успокоился, но осадок неприятный остался, всё-таки больше их тут живу, а они, новосёлы хреновы, меня пугать вздумали.

Посреди ночи подскочил с кровати…

Веришь вот, сейчас пишу это, а у самого пальцы леденеют, ты даже не представляешь, как мне страшно, с ума бы не сойти.

Посреди ночи, говорю, подскочил с кровати, и не пойму никак, что произошло. В голове сразу тихий хриплый шёпот напомнил золотое правило, мол, если проснулся ночью без причины, значит на тебя кто-то смотрит. А я вообще ничего не вижу, темнота абсолютная, даже собственных рук не разглядеть. Начал себя по щекам хлопать, а они у меня в мурашках. Лоб в поту, в горле сухо, а в душе пожар, чувствую, что сейчас завою от ужаса, но ещё больше боюсь звук издать.

И тут прямо подо мной смех. Ох, боже, я сейчас весь продрог, писать это страшно, от макушки до ног как иголками прошлись. А ты представь мои чувства в ту ночь. Смех тихий, но по-прежнему издевательский. Я быстрее на пол, упал неудачно, коленом в стену въехал, но стерпел. До выключателя кое-как допрыгал, хлопнул по нему, думаю, сейчас тварь прямо у меня перед лицом окажется. Но в комнате пусто, ни души, кроме меня, всего мокрого и дрожащего, как на морозе.

Постепенно обмозговал ситуацию. Всё никак не мог понять, как подо мной мог кто-то смеяться. Кровать у меня сборная, помнишь же? Без основания, матрас на ДСП, а они на трёх опорах. Никак под меня не залезть, только если матрас поднимать и в щели проскакивать. И вот стою я, думаю об этом, чувствую, что колени начинают трястись. Видимо, подсознание уже догадалось, а я за ним ещё не успел. И вдруг, как обожженный, выбежал из спальни, на кухне схватил нож и вжался в угол. Я решил, что этот смеющийся упырь поднял кровать, залез под неё, а потом она стукнулась об пол, отчего я и проснулся.

Сидел в углу минут десять, если не больше, потом на ватных ногах дошёл до входной двери, проверил замки, убедился, что всё закрыто. Сам проскользнул в гостиную, включил музыку на компьютере, чтобы не страшно было, и пошёл твёрдым шагом с ножом в руке прямиком за чудовищем. Еле поднял кровать с матрасом, но никого не нашёл.

На следующий вечер пригласил в гости Ларису, она с собой притащила своего корги, говорит, пусть побегает тут, пока мы кино смотрим. Я всё думал, рассказывать ей про ночь или нет, ещё подумает, что я трус какой-то. Но решился всё-таки. Она меня сразу успокоила, сказала, что часто на границах сна — когда уже почти уснули или только проснулись — люди слышат разные звуки. Например, думаешь о том, как тебя дед по имени зовёт, и отчётливо слышишь его голос. Или вспоминаешь мелодию будильника и вздрагиваешь от неё, хотя в комнате тишина. А у меня вот смех отпечатался в памяти.

И знаешь, помогло, как камень с души. Я уже себя трижды проклял за то, что вместо действий, вертелся на месте, как флюгер, становясь то параноиком, то бесстрашным рационалистом. Но к несчастью спокойствие длилось недолго. Мы сидели перед телевизором в гостиной, когда Ларисин корги принёс в зубах глаз. Я сфотографировал его, это не бутафория и не похожий кусок курицы, а настоящий глаз! И рожа у пса в кровище, мы уж думали, что поранился, но он даже не скулил, положил рядом с нами эту мерзость и сел рядом. Лариса в панике потащила питомца в ванную, обмыла, вытерла, ещё раз осмотрела, нет ли ран. А я тем временем места себе не находил, как заведённый по квартире носился, во все углы заглядывал, и как будто неведомая сила мне мозги запудрила, ты только подумай, не удосужился проверить за шкафом в коридоре.

Не помню уже, что на нервах сказал Ларисе, извинялся за что-то, искал объяснения, но мысли путались, язык заплетался. Проводил её до остановки, а сам как вернулся, так словно прозревший быстрее к шкафу. А там вся заваренная дверь в крови. Ты не подумай, что я напутал или на нервах себя накрутил, все фотографии ищи на флешке.

И кровь не пятнами стелется, а сочится из щелей по бокам. Меня, наверное, всего свело судорогой. Я с омерзением дотянулся до медной ручки, дёрнул на себя, и дверь поддалась. Никакого сварочного шва не было, теперь оттуда брызгали красные струйки, в нижней щели что-то застряло и противно хлюпало. Это были подгнившие кусочки мяса, и я почему-то очень сомневаюсь, что оно принадлежало какому-нибудь известному животному.

И эта чёртова дверь, она показалась мне такой хлипкой и ненадёжной. Только прилаженный мною же засов сдерживал ту мерзость, что изо всех сил старалась пробиться с той стороны в мою квартиру.

И этот запах. Так смердит мясо, забытое на неделю в целлофановом пакете. Оn вони заболели виски, в груди зашевелились вязкие потоки рвоты. Я ринулся к компьютеру, хотел написать Ларисе. Съедающее меня изнутри чувство вины межевалось с выжигающим душу ужасом. Было очень неудобно, что её пёс мог отравиться гнилым мясом, подброшенным соседями, но в то же время я понимал, что переживать об этом в моём положении — несусветная глупость.

Пошевелил мышкой. Монитор зажёгся. И увиденное сломало что-то внутри меня. На экране большими буквами было напечатано: «СНИМИ ЗАСОВ, СВОЛОЧЬ».

Я верю тем, кто заявляет, что за ночь поседел от ужаса. По волосам словно пропустили ток, я затрясся, будто приговорённый на электрическом стуле. В припадке уронил со стола клавиатуру, разбил кружку с недопитым кофе, скрутился, как раненый в живот, и едва не задохнулся от кома в горле.

Как нашатырный спирт на меня подействовал звонок телефона. Взяв себя в руки, я поднял трубку, даже не обратив внимания, что звонят со скрытого номера. Тихий старческий голос в приказном тоне пробурчал: «Не смей звонить никому, падла…»

Я не дослушал, сбросил и дрожащими пальцами набрал «02». Пошли гудки, потом неприятные стуки бьющейся о пластиковый корпус трубки, а затем послышался голос: «Я же сказал, не вздумай, скотина!» Слова разрывной пулей влетели в голову.

Еле поднялся, вышел в коридор, взял куртку, хотел покинуть квартиру, но, взявшись за ключ, услышал смех в подъезде. Вернуться бы сейчас в прошлое и отвесить себе звонкую пощёчину, отогнать от глазка, не дать увидеть то раздирающее сознание порождение, занявшее лестничную клетку.

Господи, как же мне страшно вспоминать это воплощение уродства. Я могу ошибаться в деталях, но в общих чертах ошибиться невозможно. Пёстрые жёлтые трубы, покрытые чёрными перьями и извивающиеся, как дождевые черви, тянулись из соседней квартиры к большому, размером с дверь, мохнатому комку. Из этого эпицентра мерзости прорастали тонкие, как у мухи, лапки и бурые изогнутые отростки, походящие на обугленные культи человеческих рук. Всё это создание извивалось, тряслось, сворачивалось в невозможные формы и растягивалось, испуская чёрный дым. До сих пор жалею, что не успел его сфотографировать.

Я отпрянул от глазка и помчался в другой конец коридора, проверить засов, как вдруг обнаружил, что моё лицо и руки покрыты мерзкой серой плёнкой, походящей на молочную пенку. Содрал её с себя, бросил на пол, добежал до засова. Дверь, посвистывая смазанными кровью петлями, болталась взад-вперёд. Засов всё ещё держался, но пара удерживающих его саморезов уже поблескивала верхней частью резьбы, будто намекая мне, что в квартире больше нельзя задерживаться. Но куда я мог пойти? Ведь на лестничной клетке всё ещё смеялся ужасный выродок.

Тогда я забаррикадировал обе двери, а сам заперся в гостиной, сел за компьютер и стал писать это.

Обещаю, я постараюсь как можно быстрее найти какой-нибудь способ запечатать этот кошмар и не дать ему расползтись дальше. Как будет возможность — сразу с тобой свяжусь. Главное — сохрани фотографии.

Моя квартира уже заполнилась проклятыми миазмами этой гадости, просочившейся из соседней квартиры. Но я чувствую, что пока пишу, прилипнув к монитору, им до меня не добраться. Так легче переживать окружающий кошмар.

Теперь я намериваюсь сохранить всё, вылезти из окна на крышу магазина, спрыгнуть на землю. И, понимаешь, я будто чувствую, что меня караулят под окнами, этот смеющийся урод точно кинется за мной, на этот счёт сомнений не осталось. Но я придумал, как его запутать, я перебегу дорогу по закрытому переходу! Осталось только решиться. Флешку брошу в твой почтовый ящик. И если ты сейчас читаешь это, то у меня получилось, и не всё ещё потеряно.


***
©Все права на озвучивание рассказа принадлежат YouTube-каналу DARK PHIL. Другие озвучки будут считаться нарушением авторского права. Благодарю за понимание!


квартира странные люди что это было? существа голоса звуки странная смерть
1 643 просмотра
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
2 комментария
Последние

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  1. Дроу 1 марта 2022 13:25

    прям ваще мне понравилось... все так загадочно... с ноткой мерзости... мммм

  2. SxDie 2 марта 2022 22:41

    Классно,собачку жалко немного за то что глаз чуть не съела,а в целом жутковато вышло и мерзковато

KRIPER.NET
Страшные истории