Человек в моем подвале Часть 5 » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор

Страшные истории

Основной раздел сайта со страшными историями всех категорий.
{sort}
Возможность незарегистрированным пользователям писать комментарии и выставлять рейтинг временно отключена.

СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Человек в моем подвале Часть 5

© Polterkites
8.5 мин.    Страшные истории    Rulzzzzz    22-12-2020, 13:37    Указать источник!     Принял из ТК: Radiance15
Часть 4

Правило 8. Вы можете покидать дом, но НИКОГДА не ночуйте в другом месте. НИКОГДА не планируйте переезд (запрещено также просматривать варианты в интернете и т.д.) Важность этого правила сложно переоценить.

***

Я ковылял через улицу на костылях, с ногой в синей лангете. Прошло 49 часов с того момента, когда я грохнулся с лестницы и увидел вторженца в подвале. Точнее, его руки. Я устал от этого дерьма. Мне нужны были конкретные ответы и конкретный план. Иначе с такой скоростью вторженец доберется до моей спальни уже через пару недель, если не дней. Я подошел к соседской двери и постучал. Внутри что-то шевельнулось. Через матовое стекло я видел, как в конце коридора расплывчатое пятно двери приоткрылось. Кто-то выглянул наружу. Я поднял руку в знак приветствия, но тень отступила обратно и дверь захлопнулась. Я уже собирался снова постучать, когда…

Входная дверь распахнулась. На пороге стоял П.Т. Уолкер в синих джинсах и коричневой рубахе. Сегодня еще больше похожий на Клинта Иствуда, чем раньше.

– Брэндон, – поприветствовал он меня, тепло улыбаясь. Я открыл рот, чтобы вернуть любезность, но понял, что не знаю его имени, только инициалы.

– Зови меня Пол, – сказал он, отступая от двери и жестом приглашая меня войти.

– Пол. – Я наклонился вперед на костылях, готовый переступить порог…

– Погоди. – Он пошарил за дверью и достал коробку с одноразовыми светло-голубыми масками. – Не возражаешь? – сказал он, надевая маску на себя и протягивая мне другую.

– Конечно. – Я пожал плечами, надевая маску.

– Я стал слишком стар, чтобы рисковать, ты понимаешь.

Пол отступил от двери, снова приглашая меня войти. Взгляд его упал на лангету вокруг моей лодыжки. Он вопросительно поднял бровь.

– Упал с лестницы, – сказал я.

– Ауч.

Пока он закрывал за нами дверь, я огляделся по сторонам. Я не ожидал обнаружить здесь такой интерьер: по обе стороны ровным блеском отсвечивали стены с обшивкой из лакированного дуба. Дом Пола напоминал элитный угловой офис на Уолл-Стрит из старых фильмов, где сильные мужчины в строгих костюмах подливают себе виски, доставая графины из-под рабочих столов. Он был одноэтажный: пара спален и дверь, ведущая, как я предположил, в подвал. Длинный коридор расстилался до задней части здания, и я отметил еще одну дверь, ту, из-за которой только что кто-то выглядывал. Сейчас она была закрыта. Воздух пах табаком и ванилью. Приятный запах, для меня по крайней мере. Табак всегда напоминал мне об отцовском доме в Джорджии, о том времени, когда я был ребенком, был счастливым. Я скинул туфли и остался в одних носках. Ковер абсолютно не подходил к этому странно-шикарному интерьеру: зеленый, колючий, местами истертый до сквозных дыр.

– Проходи, – сказал Пол, указывая на гостиную.

Я медленно поплелся вглубь дома. Внутри было сумрачно, несмотря на солнечный день. Шторы задернуты, комнаты погружены в тень, за исключением маленьких островков света от парочки ламп и случайно пробившихся лучей солнца.

– Присаживайся, чувствуй себя как дома. – Пол кивнул на длинную зеленую бархатную кушетку.

Я рухнул на нее и испытал неимоверное облегчение. Ходить на костылях оказалось куда более утомительно, чем я предполагал.

– Тебе что-нибудь принести? Воды? Кофе?

– Все в порядке. Спасибо.

Пол поморщился, будто мои слова его задели.

– Уверен? Воды?

– Нет, спасибо.

Пол сел на старинный табурет напротив. Дерево было таким старым, что даже скрипело с особым звуком при каждом его движении. Скрестив ноги, он привалился боком к стене и изучающе посмотрел на меня, как психотерапевт на клиента: “Итак?”

Я глубоко вдохнул и выпалил:

– Я видел его… прошлой ночью.

Лицо Пола осталось непроницаемым, он слегка поерзал на табурете.

– Видел кого?

– Вторженца.

Его глаза блеснули, а губы слегка искривились, будто... сдерживая смех? Я не мог точно сказать.

– Прости, – сказал он, едва заметно покраснев. – Продолжай.

Я наклонился вперед, слегка раздраженный.

– Вчера я видел что-то необъяснимое… Руки, их с трудом можно назвать человеческими… – Я осекся и замолчал.

– Ты сфотографировал его?

– Нет.

– Хорошо, пусть так и будет.

– Почему?

Он внимательно посмотрел на меня, прежде чем продолжить.

– Ты посещал врача?

– Нет.

Он выразительно посмотрел на лангету на моей ноге и снова на меня.

– Ну да. – Я закатил глаза.

– Что-нибудь рассказал ему?

– Нет.

Его лицо наполнилось странным облегчением. Он наклонился вперед, скрестив ноги, и уперся локтями в колени.

– Никому больше не говори об этом, даже Митчу. Понял? – сказал он очень серьезно.

– Конечно…

Пол откинулся назад и достал сигарету из нагрудного кармана. Снял маску с одного уха и оставил ее болтаться через плечо. Поднес сигарету ко рту, зажал между тонкими губами и достал спички… БУМ. Откуда-то из глубины дома донесся глухой стук. Пол замер, подняв бровь. Тишина. Он пожал плечами, чиркнул спичкой и… БУМ. Опять глухой удар. Он погасил спичку и кинул ее в жестяную банку, стоящую на желтом пластиковом ящике слева от него.

– Прошу прощения, – сказал он поднимаясь и направляясь вглубь дома. Я наблюдал, как он завернул за угол и исчез в фойе.

Теперь я начал сомневаться, стоило ли вообще приходить сюда. Моя первая встреча с Полом была, мягко говоря, неординарной. Его бесконечный монолог о правилах безопасности при встрече с медведем был странным, но в каком-то смысле даже милым. Но когда Пол только появился в закусочной, Митч казался по-настоящему встревоженным. Будто увидел призрака. В любом случае, я просто хотел получить ответы и надеялся, что Пол мне их даст.

В этот момент в прихожей раздался щелчок замка открывающейся двери, а потом она снова со стуком захлопнулась. В ноздри мне ударил знакомый, едва уловимый запах – бензин и паленый волос. Такой тонкий, почти неразличимый. В коридоре послышались приглушенные голоса. Они что, спорили? Я наклонил голову, старательно прислушиваясь, но…

– Извини, – сказал Пол, внезапно входя в комнату.

– Ничего страшного.

Он сел на диван напротив меня, с прямой, будто шест проглотил, спиной. Коричневый диван, с рисунками пасторальных ферм и уток на бархатной обивке, напомнил мне такой же в бабушкином доме. Тот, на котором я спал после похорон деда.

– Тебе нужны ответы, да? – спросил Пол, чиркая спичкой, закуривая сигарету и наконец, медленно, с удовольствием затягиваясь. Дым на мгновение окружил его облаком, а затем медленно уплыл в сторону столовой.

– Почему Митч думает, что ты мертв?

Пол кивнул, словно ожидал этого вопроса, и, перегнувшись через диван, постучал пальцем по сигарете – пепел маленькими раскаленными хлопьями слетел в жестянку.

– Когда Митч и Рейчел, его сестра, учились в старших классах, – сказал Пол, – у меня начались серьезные… проблемы со здоровьем. И до сих пор есть, скажу честно, но теперь я лечусь и это помогает.

Он поднес сигарету ко рту, готовый снова затянуться, но остановился, что-то вспомнив, опустил ее и продолжил:

– После смерти отца я начал верить, что меня что-то преследует. Играет со мной.– Он неловко поерзал. – Началось все с мелочей: стуков по ночам, еды, портившейся раньше срока. Событий, слишком незначительных, чтобы всерьез говорить о них, но слишком явных, чтобы просто отмахнуться. – Он встретился со мной взглядом, отвернулся и коротко затянулся сигаретой.

Я вспомнил испорченное молоко в моем холодильнике – один из миллиона вопросов, не имеющих ответа, гноящихся в глубине моего подсознания.

– В душе я рационалист, – вздохнул Пол, – так что возможность сверхъестественной, – он пошевелил пальцами, как фокусник над волшебным цилиндром, – природы этих явлений даже не приходила мне в голову. – Он снова взглянул на меня, будто оценивая мою реакцию. – Теперь тебе придется потерпеть мою болтовню немного, потому что это все относится к теме. Однажды ночью в 94, может, 93 году, мои жена и дети крепко спали. Был четверг, так что я спустился в подвал за консервированными персиками и вечерним пивом. – Он указал себе под ноги. – Свет не включался, поэтому я вернулся с фонариком и… – Пол замолчал, не отводя глаз от пола. – Я был там не один. Кто-то стоял в темноте. Застыв там, в подвальном коридоре, упершись глазами в спину незнакомца, я хотел окликнуть его, закричать, побежать наверх за своим девятимиллиметровым, но вместо этого не мог двинуться с места. Как олень в свете фар. – Пол посмотрел прямо на меня. – Вот тогда-то меня и осенило. Я понял, что этот человек, который был не ниже 2 с лишним метров, кстати говоря, наполовину торчал из бетонной стены. Как будто его засунули в форму, залили и дали высохнуть. – Пол покачал головой, его будто передернуло. – Я не мог мыслить трезво.

Он наклонился вперед и потер лоб тыльной стороной большого пальца. Странный тик, сразу бросившийся мне в глаза: Митч делал то же самое, Хови тоже.

– После этого дела пошли... очень плохо. Чем больше я пытался с ним бороться, тем хуже становилось. Конечно, кроме меня его никто не видел. Остальные видели только стопку картонных коробок. – Он снова замолчал, оглядывая комнату. – Однажды ночью, холодной зимней ночью, я опрокинул пару стаканов виски и спустился вниз, прихватив свой девятимиллиметровый. Твердо подошел прямо к нему… – Пол сложил пальцы в пистолетик и направил на меня. – ...прижал ствол ровнехонько меж его пустых глаз и нажал на курок. – Он изобразил выстрел и безвольно уронил руку на колени. – Приятель даже не вздрогнул. Пуля прошла сквозь него, срикошетила от стены и попала мне прямо в руку. – Он поднял ладонь, на которой не хватало мизинца, чисто срезанного у первой фаланги. Я этого даже не замечал раньше. Он потряс рукой, будто стряхивая онемение, и снова откинулся на спинку сиденья. – После этого случая Холли пригрозила, что уйдет и заберет детей. – Он задумчиво потер левое предплечье. И тут его глаза загорелись, будто он вдруг что-то вспомнил. – Позволь мне кое-что тебе показать, – сказал он, поднимаясь с дивана.

Он направился прямиком к двери, которая, как я предположил, вела в подвал. Я остался на месте. После последней встречи с вторженцем я больше не был поклонником подвалов и лестниц.

– Ты идешь? – Пол заметил мое замешательство и посмотрел так, как раньше смотрел на меня отец – с трудом пытаясь скрыть разочарование.

Я смущенно откашлялся, подтянул к себе костыли и поднялся на ноги. Пол слегка улыбнулся, достал из кармана новую маску и надел ее. Остановившись перед входом в подвал, он вытащил из переднего кармана связку ключей. Он перебирал их, напевая себе под нос, пока не нашел нужный. Вставил ключ в замочную скважину и попробовал провернуть. Не угадал. Он вытащил ключ и снова начал перебирать связку, все еще мурлыкая какую-то песенку. Тем временем я остановился метрах в трех от него, не сводя глаз с загадочной комнаты в конце коридора. Дверь была плотно закрыта.

– Ты живешь один?

– Да, – сказал Пол. – Ну точнее… и да, и нет. – Он взял очередной ключ и попробовал его. Опять не повезло. – В комнате дальше по коридору живет мой старый друг. Я за ним присматриваю, вроде того, – ответил он небрежно.

– Очень мило с твоей стороны.

– Ну да, я у него в долгу, – сказал Пол, снимая с кольца очередной ключ, поднося его к лицу и изучающе разглядывая. Он вставил его в замок и провернул. Наконец-то. Дверь с легким щелчком открылась.

– Бог любит т… – Пол огляделся вокруг, подыскивая слова, так же как делал Хови. А потом встряхнул головой, спрятал ключ и шагнул в темноту. Он включил свет, и на потолке ожили холодные флуоресцентные лампы. Только бетонные стены и покрытые толстым слоем пыли ступени. Пол оглянулся через плечо. – Ты справишься с лестницей? – сказал он, кивая на мою ногу.

– Я постараюсь.

– Держись за перила, – махнул он рукой, отвернулся и начал спускаться.

Я проковылял по коридору и остановился на первой ступеньке лестницы. Отсюда сверху она казалась раза в полтора длиннее, чем я думал. Будто уходила вниз не на этаж, а минимум на полтора. Пол стоял внизу перед еще одной дверью. Хотя, возможно, было бы неверно назвать это “дверью”. Она была больше похоже на люк бункера, сплошной металл с здоровенным рычагом вместо ручки. Пол схватился за рычаг, уперся спиной в стену и потянул. Его жилистые руки напрягались все сильнее и сильнее, и вот, наконец, рычаг начал двигаться. Стиснув зубы, он дернул изо всех сил, пока рычаг не поддался и не качнулся к нему. Дверь с глухим металлическим лязгом повернулась горизонтально, поднимая облака пыли. Пол вытер вспотевший лоб тыльной стороной руки, поддел плечом дверь снизу и толкнул вверх. Дверь плотно прижалась к потолку. Впереди стеной стояла темнота. Пол перелез через проем внутрь, и наступила тишина. Прошло несколько долгих секунд, и наконец-то зажегся свет. Снова холодное мерцающее и потрескивающее свечение флуоресцентных ламп.

– Идешь? – Голос Пола эхом разнесся по лестнице.

– Да-да, иду, – сказал я и шагнул вперед, вновь поддавшись магнетическому притяжению болезненного любопытства.

Спуск на костылях оказался крайне утомительным делом. Весь этот опасный путь занял не меньше трех минут, и я в конце-концов добрался до подвала. Длинный узкий коридор, расстилающийся передо мной, заканчивался развилкой. Земляной пол, стены, обитые фанерой.

– Я работал инженером и строителем в свое время, – сказал Пол, шагая вперед. – Я построил это место с нуля. – Он притормозил у развилки, размышляя. Посмотрел налево, направо, потом опять налево и пожал плечами: “Должно быть, сюда.” Он двинулся вперед, и я последовал за ним.

– Подвал больше, чем ты думаешь, – сказал он, когда мы завернули за угол. Еще один узкий коридор тянулся метров на 6 и тоже раздваивался. Пол продолжал идти, и я не отставал. – Я воздвиг эти стены, пытаясь построить вокруг него лабиринт, оттянуть его приближение. – Он усмехнулся, сворачивая в очередной раз. – Затем я установил люк для бункера и… – Пол замолчал, зайдя за угол. Мы вошли в комнату размером примерно три на три метра. Он вышел на ее середину и повернулся ко мне.

– Это, друг мой, творение сумасшедшего, – сказал Пол игриво, оглядывая комнату. – Холли ушла от меня, когда я начал строить это. И я не виню ее. – Он покачал головой и сплюнул на землю. Теперь он смотрел прямо мне в глаза. – Послушай, сынок, – он сделал паузу, – ты хочешь, чтобы наваждение исчезло? Хочешь прекратить это? Работай над собой.

Я удивленно моргнул. Ты что, блять, издеваешься?

– Послушай, я знаю, как это звучит, – продолжил он, пожав плечами. – Но когда Холли забрала детей и уехала, я будто пришел в себя. Я бросил пить, обратился за помощью к психологу. Начал принимать лекарства. И наваждение действительно исчезло. Никакого больше человека в подвале, никакого дерьма с измененной реальностью. Я знаю, что это последнее, что ты хотел бы услышать, но это, все это… у тебя в голове.

– А ты не находишь странным, что мои “галлюцинации” совпадают с твоими?

Пол понимающе кивнул.

– Понимаешь, что их вызвало?

Я отрицательно покачал головой.

– Записка. Записка, которую мой сын, хоть и из лучших побуждений, оставил у тебя на пороге.

Я уже хотел просто уйти. Я очень устал.

– Ты когда-нибудь слышал о тульпе? – спросил Пол, кладя руку мне на плечо. Я ничего не ответил, просто стоял и тупо смотрел на него, повиснув на костылях. – Тульпа – это те вещи, которые не существуют, пока ты не поверишь в их существование. Чем больше ты в них веришь, тем реальнее они для тебя становятся. И чем реальнее они становятся, тем больнее тебя трахают.

Я бы рассмеялся, если бы не был так утомлен: “Хорошо.”

– Послушай, я не утверждаю, что это так, но это может быть так.

– Конечно.

– Митч, дай Бог ему здоровья, все еще думает, что все это реально. Думает, что вторженец добрался до меня много лет назад, что он контролирует меня, использует для того, чтобы заставить других поклоняться ему или что-то в этом роде. – Он мрачно улыбнулся. – Каждый раз новая история. – Пол покачал головой. – Я могу сказать только одно: это не реально. И единственный способ остановить безумие – выяснить, что не так с твоей жизнью и исправить это.

Наверху раздался шум: три быстрых неуверенных шага.

– Не обращай внимания на вторженца и следуй “правилам”, пока не наладишь свою жизнь или пока не перестанешь верить в него. А потом вынеси вешалку за город, облей ее бензином и сожги к чертям. Договорились?

– Ладно, – уклончиво ответил я.

– Если тебе понадобится помощь, – проговорил он, наконец убрав руку с моего плеча, – с чем угодно, ты знаешь где меня найти. Любые проблемы: с выпивкой, жизнью, с чем угодно. – Его глаза наполнились искренностью. – Эта штука… она запутывает мысли, мешает понять, кому можно доверять, кому нет, понимаешь? Иногда кажется, что она… знаешь, перепрыгивает… от одного человека в твоем окружении к другому, управляя ими, но все это только в твоей голове. – Его тон поменялся, голос звучал почти взволнованно. Подсознательно я задавался вопросом, не контролирует ли его вторженец прямо сейчас, получая извращенное удовольствие от общения со мной. Я отмахнулся от этой мысли и…

Еще один удар наверху. Пол сделал вид, что ничего не слышал.

– Мне пора, – сказал я, отступая.

– Конечно, сынок, – сказал Пол, снова обращаясь ко мне как к своему сыну.

Я развернулся и выбрался из подвального лабиринта так быстро, как только мог, не спотыкаясь, поднялся по лестнице и вышел на крыльцо. Оказавшись на свободе, я вдохнул полной грудью, будто утопающий, вынырнувший из бурной реки. В тот момент я не доверял ни Полу, ни Митчу или даже гребанному Хови, если уж на то пошло. Мне совершенно не на что было опереться, ситуация становилась все хуже.

Я заковылял обратно через улицу и…

Мой телефон завибрировал в кармане. Я остановился посреди дороги, достал его и разблокировал. Поднес поближе к лицу и прищурился:

27 пропущенных от Митча Уолкера. Кто бы сомневался.

Часть 6

инструкции и правила за границей дом что это было? существа странные люди
2 725 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории