Я вернулась в Город » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Я вернулась в Город

© Яна Петрова
12 мин.    Страшные истории    Lim    16-10-2020, 13:06    Источник     Принял из ТК: Helga
Я здесь недавно. Месяц работаю продавцом и кем-то вроде охранника одновременно. Когда впервые увидела здание под проржавевшей советской вывеской “Продукты”, подумала что ошиблась адресом. Сквозь побитые мутные окна невозможно было хоть что-то разглядеть. Облезшие стены крошились, от истоптанного крыльца, кое-где заросшего травой, отвалился крупный кусок бетона. Но на железную дверь, несмотря на следы недавнего поджога, был приклеен неуместный в этой обстановке, чистый, белый листок с написанными от руки часами работы. Заброшка без электричества и отопления, вопреки всему продолжала свой век, снабжая местных сигаретами и теплым пивом. Мне повезло - искала работу, а договорилась еще и на комнату впридачу. Хозяин магазина сам предложил занять одну из подсобок. Так ему было спокойнее за сохранность этих “графских развалин” по ночам. И дешевле - предложение действовало в счет половины зарплаты. Остальная половина платилась просроченными продуктами. Нет, он не плохой человек, даже горелку принес и теплые одеяла, обещал к зиме разобраться с электричеством, устроить обогреватель. Я благодарна ему. С тем, что осталось от моего лица, невозможно мечтать о большей удаче.
Месяц назад я вернулась в город детства, из которого уехала десять лет назад. Всё это время у меня не было причин его навещать. Друзей здесь не осталось, мама и бабушка умерли в один год, после чего я сбежала в столицу. Не могла простить Город за то, что украл самых близких людей. Но и меня, как оказалось, он не мог отпустить так просто...
Сегодня закрылась в семь вечера. С каждой неделей придется делать это раньше, следуя за закатом. Пока не придет зима. Не хотелось думать, куда мне деться с первыми холодами. Я закурила и присела на ступеньках потрепанного крыльца. Единственный фонарь рассеивал темноту над дрогой между рядом гаражей и магазином.
Та встреча тоже случилось после заката. Месяц назад, июльской ночью мне захотелось прогуляться по любимым когда-то столичным улицам. Обычно мои дни проходили в добровольном заточении, прерывавшимся вынужденными вылазками в ближайшую “Пятерочку” за едой. Но раз в полгода, в сумерках, закутав лицо шарфом или спрятав его под капюшоном, я отправлялась туда, где все напоминало о хороших деньках, когда у меня еще были любимая работа, друзья и нормальная жизнь. Бродила по закоулкам, пыталась хоть ненадолго забыться в прошлом.
Очередной вечер воспоминаний был окончен, я шла к метро, чтобы вернуться в паршивый угол на отшибе, выпить чего-нибудь покрепче и попытаться уснуть. Взгляд бесцельно скользил по встречным витринам пока не наткнулся на знакомое лицо. Он сидел за столиком в кафе прямо напротив разделявшего нас стекла. Десять прошедших лет совсем не сказались на его лице. Хотя, что я знаю о том, как внешность нормальных людей меняется со временем. Не всем “повезло” к тридцати превратиться в чудовище. Это был Саша - парень, которого я когда-то бросила, решив оставить Город. Странно, никогда прежде не встречала в столице знакомых оттуда. Но я знала - Город умирал, люди бежали в поисках лучшей жизни. Что ж, значит пришел и Сашин черед начать все с чистого листа. Мысленно пожелав ему быть удачливее меня, я поспешила на последний поезд.
Уже дома, из любопытства, я зашла на Сашину страницу Вконтакте. Название Города он не изменил, значит, действительно приехал недавно. Я пролистала дальше, до начала стены. В комментариях под закрепленным сообщением люди прощались и соболезновали. Саша умер неделю назад, в Городе. Скончался от рака.
Я долго сидела, тупо уставившись в экран. Мне не могло показаться, это точно был он. На последних фотографиях, пусть уставший и осунувшийся, Саша был таким же, что и человек в кафе.
Первой мыслью было быстрее вернуться к той витрине, наплевать на свой вид и подойти к незнакомцу. Но, конечно, это было глупой затеей - время близилось к раннему июльскому рассвету, кафе давно закрылось. Прийти туда на следующий день и ждать? Чего?
Мне не давал покоя этот пустяковый эпизод. Я не могла заставить себя забыть его и бесконечно проигрывала в мыслях детали встречи. Привычное безразличие сменила бессильная агония.
Я должна была пусть и на последние деньги приехать в Город и лично увидеть Сашину могилу. И мамину тоже…
Где-то совсем близко притормозила машина. Чужие здесь проезжают редко, значит, сейчас заскрипят ворота гаража. Но тишину нарушало лишь неразборчивое бормотание. Я вгляделась в пыльный серый мрак за пределом тусклого света фонаря. Кто-то торопливо шел в мою сторону.
Прежде мне уже доводилось встречаться с мертвецом. Мрачное знамение, после которого все полетело к черту. В первый раз это была мама, я встретила ее в толпе прохожих, на морском побережье , где проводила отпуск. Три года прошло со дня ее смерти на тот момент. Подумала, напекло голову, обозналась, но в душе затаилась тревога. Совсем скоро призрак явился мне и в столице. Я заметила маму в зрительном зале, во время репетиции. Помню, как застыла, невпопад прервав фразу, и сорвалась с места, пытаясь догнать, удаляющуюся фигуру. Хотела позвать ее, но смесь ужаса и эйфории давила крик в горле. Мама ушла, будто растворилась в воздухе. На этот раз у меня не было сомнений в реальности увиденного.
Я искала новой встречи. На репетициях и спектаклях постоянно украдкой смотрела в зал, мысленно упрашивая маму явиться. Даже снова съездила на тот курорт. Неделю бродила по улицам с утра до вечера и ничего. Меня мучила бессонница - навязчивые мысли о том, где мы с мамой в очередной раз увидимся не отпускали до утра. Друзья, коллеги - все заметили мою одержимость. Я уже не жила своими ролями, как раньше, просто механически зачитывала текст глядя партнеру за плечо. Поначалу, режиссёр жалел свою “звезду”, списывал все на временный кризис творческой личности. Но вскоре, я стала терять первые роли, а после вовсе бросила театр. К тому моменту карьера интересовала меня меньше всего. Что-то сломалось в моем теле. Истощение и темные до черноты круги под глазами уже нельзя было объяснять бессонницей. Через несколько месяцев бесплодных хождений по врачам, из зеркала на меня смотрело лицо дряхлой старухи, пределанное к молодому телу. Уродливая карнавальная маска, которую невозможно сорвать.
Фигура вошла в островок света. Это был высокий молодой мужчина в идеально сидящем на нем костюме, слишком дорогом для жителей этого района города. Незнакомец помахал рукой.
- Добрый вечер! - начал он, - колесо моей машины спустило, а запасного не нашлось. Сидел, ждал эвакуатор и заметил огонек вашей сигареты. Простите, что беспокою, но у вас не найдется зажигалки.
Странный он какой-то, так подробно отчитывается перед незнакомой теткой в подворотне.
- Пожалуйста, - я протянула ему коробок спичек.
Мужчина поблагодарил, раскурил сигарету, которую до этого успел достать из портсигара, но не спешил уходить. Молчаливая пауза затянулась, казалось, он пытается меня рассмотреть. Я уже собиралась отправиться обратно в магазин, когда внезапно поняла, что знаю этого человека.
-Егор? - робко спросила я.
-Здравствуй, Аня, - невесело улыбнулся мой бывший одногруппник.
Удивительно, как я вообще его вспомнила. Мы никогда не были друзьями, просто, учились вместе, изредка пересекаясь вне университета на студенческих попойках.
- Вижу, дела у тебя идут хорошо, - сказала я, окинув его взглядом. - Значит, спрошу, как ты оказался в этой дыре в такое время суток?
- Решил свернуть на короткую дорогу к дому, - нетронутая сигарета тлела в руках Егора.
Что-то здесь было не так. Слишком быстро он узнал меня, несмотря на изменившуюся внешность и темноту. По голосу? Я сказала всего-то два слова, маловато для воспоминаний о шапочной знакомой, которую не встречал десять лет.
- Как ты узнал меня? - решила я спросить напрямую.



Егор тяжело вздохнул.
- Прости, не стоило начинать нелепый спектакль. Мне рассказали, что ты вернулась в Город, работаешь здесь, но я не был уверен на все сто. Ты назвала мое имя и сомнений не осталось, - Егор заметно нервничал. - Нам…нам нужно кое-что обсудить. Ты не занята сейчас?
Со стороны мы, наверное, выглядели абсурдно: наполовину бездомная, уродливая карга в обносках и разодетый, словно на важную деловую встречу, мужчина.
- Что мы можем обсуждать? - его последние слова не оставили сомнений - все действительно очень сильно не так.
- Здесь не самое подходящее место, - замялся Егор. - Если ты не против принять мое приглашение, поедем ко мне домой. Ты ведь помнишь Юлю, Свету и Максима? Они тоже приглашены. Считай это встречей выпускников. Извини, что все так спонтанно, но я вынужден пригласить тебя лично, наедине.
“И без свидетелей,” - пронеслось у меня в голове.
Света, Юля и Максим… Их имена сейчас мало о чем говорили, но при личной встрече, думаю, память прояснилась бы также как в случае с Егором. Что им нужно от едва знакомого человека? Не поедешь, не узнаешь. Все самое страшное со мной уже случилось, поэтому перспектива попасть в неприятности не пугала.
Я медлила с ответом. А если происходящее сейчас как-то связано с Сашей и мамой? Таких совпадений не бывает, но… Я не имела права упускать, пусть даже выдуманный моим больным воображением шанс.
С машиной все оказалось в полном порядке и эвакуатор нам ждать не пришлось. В дороге мы молчали. Пару раз попытавшись расспросить Егора, я сдалась. Он отвечал, что разговор предстоит непростой, долгий и он не хочет начинать без остальных участников. Дом Егора располагался почти за городом, на окраине леса, в который постепенно превращался давно заброшенный парк. Огромный особняк, больше похожий на замок, утопал в пошлой роскоши - золото, бархат, чучела животных и какие-то нелепые пародии на античные статуи “украшали” интерьер.

- Ты собираешься посвятить меня в массоны? - не смогла я удержаться от шутки.
- Поздно, - Егор улыбнулся, но глаза его выглядели виноватыми, - ты уже одна из нас.
Бывшие однокурсники ждали в гостиной, сидя в полутьме у камина. Увидев, хозяина дома они натянуто заулыбались, произнося приветствия. Взгляды собравшихся устремились в мою сторону, но в них не читались удивление, жалость или отвращение. Казалось, никого не заботила моя новая внешность.
Теперь я наконец-то вспомнила. В университете у них была своя компания. Яркая надменная блондинка Света была девушкой Егора, а молчаливый себе на уме Максим встречался с Юлей, которую трудно было отличить от ее подруги. Смутные образы из прошлого.
- Что ж, - начала Света, - мы рады снова видеть тебя в Городе, Аня! Наверное, ты сбита с толку этим внезапным приглашением. Ведь в последний раз мы так собирались лет десять назад на новый год. Помнишь? Ты тогда…
- Позволь тебя прервать, - Максим строго посмотрел на девушку и та недовольно умолкла. - Аня, прости за личный вопрос, но почему ты решила вернуться?
Почему-то я была уверена - ответ уже всем известен.
- Встретила кого-то очень похожего на Сашу в столице, - прямо сказала я. - А позже узнала, что Саша скончался… Хотела навестить его могилу.
Собравшиеся переглянулись.
- Мы хотим кое-что рассказать, - продолжил Максим. - Наверное, ты уже поняла - Егор не последний человек в Городе. Можно сказать, буквально один из тех на ком он держится. Как и все мы здесь. Ты помнишь нас бедными студентами, чьи родители и деды трудились в местных умирающих заводах, школах, больницах и с неба звезд не хватали. Откуда же нынешнее положение всего-то за десять лет?
- Вы вчетвером продали души дьяволу? - снова съязвила я.
Максим усмехнулся, сделав вид, что оценил пресную шутку. Но его взгляд оставался мрачным.
- Нет, души, пока, при нас, - ответил он. - Но на сделку ради хорошей жизни пойти пришлось. Правда, не с дьяволом, и не в четвёртом. Ты тоже в ней участвуешь.
- Прости! - прошептала Юля. Ее лицо выглядело виноватым: уголки губ опустились и подрагивали, брови умоляюще взметнулись вверх.
В первую минуту я подумала о лице. О моем, теперь уже без сомнений проклятом каким-то омерзительным колдовством лице. Но следом пришло недоумение. Ни в каких сделках я никогда не участвовала, тем более с ними.
- Знаю, о чем ты сейчас думаешь, - заговорил Максим, - я едва знакома с этими сумасшедшими, какие еще сделки? Позволь мне начать издалека. С истории нашего замечательного Города. Тебе никогда ни казалось странным, почему наши предки выбрали именно это место? Длинные суровые зимы, ни реки, ни озера рядом, до ближайшего поселения и сейчас приходиться дольше суток добираться, если ехать на машине или поезде.
Все дело в отсутствии выбора - сотни лет назад они вынуждены были осесть здесь. Враги изгнали их из родных краев. Но все к лучшему, у новых земель оказался щедрый Хозяин. Он радушно встретил гостей, пообещал поселенцам, что те ни в чем не будут нуждаться пока живут на его территории и не собираются ее покидать. Тех кто знал правила и следовал им, а тогда это был каждый житель нового села, ждали небывалое процветание и успех в любом деле.
Столетиями знания о правилах хозяина передавались из поколения в поколение, пытаясь ужиться сначала с христианскими, а потом и советскими гонениями на старых богов. С годами память о старом договоре не исчезла. Пытаясь спрятать на виду, взрослые превратили его в сказку, которую рассказывали свои детям перед сном. Постепенно она стала забываться. Но правила все же дошли до наших дней, стали дворовой игрой. Уверен, ты хорошо помнишь ее, Аня.
Максим остановил свой рассказ и выжидающе смотрел на меня.
- Не могу представить себе о чем ты.
- По-моему, достаточно намеков, - теперь говорил Егор. - Игра “Передай покойнику”, помнишь? Нужно было найти холмик, хотя бы отдаленно похожий на могилу и закопать там конфету вместе с запиской с желанием.
Я горько и почти истерично рассмеялась. Градус безумия достиг своего пика. Наверное, происходящее просто закономерный этап разрушения моего разума, очередные болезненные галлюцинации.
- Хватит, пожалуйста, исчезните! Дайте мне очнуться… Вас не существует! - я закрыла лицо руками, содрогаясь то ли от плача, то ли от смеха.
Кто-то заботливо приобнял меня за плечи.
- Вот, возьми, - Юля поднесла к моему лицу стакан воды. - Прости, но тебе придётся выслушать нас до конца. Потом решишь верить этому или нет.
Я сделал несколько больших глотков, в голове было пусто. Окружение не спешило рассеиваться дымкой, как мама когда-то, поэтому я решила просто пассивно слушать и наблюдать.
- Десять лет назад, - снова заговорила Юля, - в своей курсовой про фольклор Города, я писала об игре “Передай покойнику”. Спрашивала о ней у знакомых, родителей, соседских бабушек - оказалось, что все играли в нее в детстве. Несколько поколений правила и название не менялись. Я увлеклась, пыталась выяснить изначальный источник игры. И он нашелся в какой-то старой книге по краеведению - это была сделка с Хозяином, о которой тебе уже сказал Максим. От детской игры она отличалась тем, что нужно действительно передать записку умершему, в день похорон. В книге говорилось и о правилах - желать можно, что угодно, но есть два условия. Первое - в течение года Хозяин возьмет плату, соразмерную желанию. Второе - заключивший сделку должен навсегда остаться в городе.
Юля ненадолго замолчала, отблески огня метались в ее глазах.
- Я была одержима этой историей о Хозяине, - глухо продолжила она. - Наверное, ему было одиноко все эти годы… он звал меня..звал таких как мы - новых хранителей. Тех, кто вернет Городу процветание. Но тогда… тогда я только рассказала Максиму и Свете…Прости, прости, прости!
- Это была моя идея, - проговорила Света. - Проверить легенду. Я хотела рассказать тебе суть сразу, без долгих вступлений, - она бросила осуждающий взгляд на Максима. - Долго не подворачивалось удобного случая, пока тридцать первого декабря у Макса в подъезде не умерла одна старуха. В тот же день, десять лет назад, на новогодней вечеринке ты написала записку с желанием, чтобы сжечь ее под бой курантов и выпить с шампанским. Егор украл ту бумажку, а я незаметно положила послание от тебя в гроб. Естественно, ради точности эксперимента, мы прочитали, что ты написала. ”Хочу внезапно разбогатеть” - до сих пор помню. Твоя мама умерла всего через два месяца, бабушка через полгода. Они обе оставили тебе неплохое наследство. Плата в обмен на желание - все сходилось.
Каждый из моих бывших сокурсников рассказал о своей жертве, которую забрал себе Хозяин.
Юлю изнасиловал сын влиятельного человека. Парень мог просто припугнуть или убить ее, чтобы скрыть преступление. А мог не делать ничего вовсе - обвинения никому неизвестной девушки мало стоили против репутации семьи этого отморозка. Но он заплатил за Юлино молчание. Заплатил огромную сумму, напоследок сказав, что умеет быть благодарным.
В доме, где жил Максим, взорвался газовый баллон. Он потерял руку и единственный из пострадавших получил несколько миллионов компенсации. Только после рассказа о случившемся, я обратила внимание на перчатки, под которыми скрывался протез.
Света же не пыталась прятать свой искусно сделанный правый глаз, почти не отличавшийся от настоящего. Идеальная Света стыдилась плохого зрения и понимала, что скоро ей придется носить очки не только дома. Через пару месяцев после сделки с Хозяином, она решилась на операцию. И что-то пошло не так. Лучший офтальмолог Города, с двумя десятилетиями опыта, орудовал, как неумелый мясник. Удивительно, но и в этом случае именитый, всеми уважаемый человек не попытался замять некрасивую историю, использую свои связи и авторитет. За годы работы доктор скопил внушительное состояние, половина которого перешла к Свете.
В отличие от остальных, Егор остался целым и невредимым. По крайней мере, физически… В качестве платы Хозяину, ему пришлось убить человека голыми руками. Это был местный, выживший в девяностых головорез, сохранившийся преданность “понятиям” той эпохи. Бывшему главарю ОПГ сильно не понравилось, что Егор строит бизнес на неприкосновенной для чужаков территории. Мой одногруппник начал получать сообщения с угрозами, несколько раз его пыталась сбить машина, с крыш “удачно” сыпались кирпичи. В какой-то момент скучающий авторитет решил наведаться к своему конкуренту лично. Для верности он даже прихватил пистолет. Но Егор оказался удачливей и проворней - он выбил оружие из рук противника и придушил того в завязавшейся драке. Вновь все сложилось, как нельзя удачно для служителя Хозяина. Убитый был своеобразным человеком - уже давно он составил завещание, которое много раз переписывал на очередного живого конкурента и только после смерти последнего переписывал документ обратно на семью. Такая русская рулетка по-пацански - сильнейший получит все. В тот раз сильнейшим оказался Егор.
Щедрость Хозяина, по словам собравшихся у камина, распространялась на любые начинания. Каждый открыл свое дело в разных сферах и преуспевал без особого труда. Деньги сами текли в руки, и воспоминания о плате быстро померкли. Вот только оставалось одно “но” - при всем своем богатстве Света, Максим, Егор и Юля не могли уехать из Города.
В местных новостях изредка писали о загадочных случаях исчезновения известных и влиятельных жителей. Иногда их машины находили пустыми, брошенными возле трассы ведущей прочь из Города.
- А как же те кто пытался улететь? - спросила я у Максима.
- Не могу утверждать, что все пропавшие просили помощи Хозяина. Обычно люди не говорят о таком всем подряд, - проговорил он. - Но я знал одного человека... Николай Александрович, допустим так его звали, заметил, как я прятал записку в гроб на похоронах, потому что делал тоже самое в свое время. Он отозвал меня в сторону и напрямую спросил о сделке. Отпираться не было смысла. Мы обменялись контактами, общались какое-то время. Николай Александрович приезжал навестить меня после взрыва в больницу. Выглядел он так, будто это ему нужна помощь. Как немощный старик, а не крепкий мужик, которым недавно был. Тогда он признался, что уже купил билеты для себя и жены на ближайший рейс и зашел попрощаться. Больше я его не видел.
Повисло тяжелое молчание.
- Конечно, я звонил его жене, - продолжал Максим. - Тамара плакала, причитала в трубку, что Николай пропал буквально из-за стола во время завтрака, когда она на минуту отлучилась за чем-то в другую комнату. Все собранные документы, вещи, деньги остались на месте.
Три с половиной пары глаз изучающе, с затаенной надеждой смотрели на меня.
- Кажется, ты единственная кому удалось покинуть Город, - озвучил повисшую в воздухе мысль Егор.
Теперь все встало на свои места. Вот откуда такой интерес. Они все хотят сбежать, думают у меня есть особый секрет, открывающий двери Города. Если бы... Можно было объяснить мое противоестественное уродство расплатой за побег. Но не маловато ли наказание для осмелившейся пойти против уговора с Хозяином? По реакции окружавших меня было заметно, что чистое лицо - самое малое чем они готовы пожертвовать ради свободы от жизни в Городе.
Той ночью я не вернулась обратно в магазин. Егор вежливо предложил остаться в качестве гостьи на неопределенный срок. Никто не сказал этого в слух, но было ясно - за мной собирались наблюдать. Близилась зима и я предпочла принять приглашение. В моем положении лучше жить в кругу одержимых культистов, чем рано или поздно сдохнуть от голода на улице.
Да, я все ещё продолжала считать бывших одногруппников безумными. Отчаявшимися, изломанными людьми, извратившими смысл случившихся с ними мерзостей. Если они хотят утешиться фантазиями о служении великому “хозяину” - пусть! Я подыграю, пока для меня готовы стол и дом.
Шли месяцы. Света, Максим, Юля и Егор продолжали изображать моих друзей. Каждый день кто-то из них будто случайно оставался рядом.
Одним прохладным апрельским днем мы с Юлей, закутавшись в пледы, сидели на террасе и молча смотрели на горизонт, туда где кончалась граница Города.
- Знаешь, - внезапно она нарушила молчание, - я завидую тем, кто передавал все эти записки хозяину... Они могут отправиться куда угодно отсюда.
- Что ты имеешь в виду? - внутри меня забилось предчувствие.
- Ну, мертвецы встречаются с Хозяином, так они выполняют свою часть сделки. - будничным тоном продолжала Юля. - В правилах сказано, что за это он дарит им новую жизнь вне Города, отправляет куда попросят.
Мама - первое слово вспыхнувшее в моей голове. Значит, ты на самом деле навещала меня? Кто дал тебе записку?… Догадки, помноженные на эмоции и надежды явились за секунды. Не без труда мне все же удалось их удержать в попытке сохранить ясный ум. Не я ли еще недавно называла новых “друзей” помешанными? А сейчас мне хватило пары слов, чтобы уверовать в любые сказки лишь бы в них мама оказалась где-то жива и счастлива.
И все же… Я ничего не потеряю, если на минуту притворюсь, что все это - правила, сделка, Хозяин - существует в реальности. Просто пофантазирую, совершу мысленный эксперимент.
На маминых похоронах не было посторонних - только я и бабушка. Значит, она и передала через свою дочь послание Хозяину. Но зачем, что было в записке? И что Хозяин забрал в обмен на исполнение желания?
Внезапная догадка заставила вздрогнуть. Бабушка умерла всего через полгода после смерти мамы. Неужели это и была ее плата?
- Тебе нехорошо? Ты вся дрожишь, - спросила Юля, внимательно рассматривая мое лицо.
Я поспешила наврать о том, что совсем замерзла, и она, якобы заботясь, проводила меня в мою комнату, отправившись затем заварить чай.
Осторожнее, им совсем не стоит знать о моих открытиях. Ведь, кажется, я поняла почему Хозяин отпустил меня. Было две возможных причины. Первая: кто-то передал записку на моих собственных похоронах. Но от меня не шарахались, как от восставшей из мертвых. Сомневаюсь, что Егор, Максим, Юля и Света пропустили бы факт моей смерти, после того как из любопытства заключили сделку от моего имени.
Значит, оставалась, только вторая причина: бабушка в записке пожелала мне покинуть Город. Почему она так поступила, знала ли о нависшей надо мной “милости” Хозяина, не хотела, чтобы ее внучка стала новой заложницей Города? Ответа, наверное, уже не узнать….
Мысли снова вернулись к маме. Я отчетливо представила ее в ночь похорон под двумя метрами земли в глухой темноте. Растерянная, с широко открытыми глазами, стучит по крышке гроба, пытается кричать зашитым ртом. Слышала ли она тяжелые шаги Хозяина? Комья грязи взмывают вверх вместе с крышкой гроба и он молча протягивает огромную руку. Почему-то, мне казалось, что Хозяин должен выглядеть, как Вий из советского фильма.
Пришлось выждать неделю после разговора на веранде. Не думаю, что смогла усыпить их бдительность. Плевать. Сегодня мне удалось сбежать из дома. Незаметно это сделать не получилось - Егор повсюду поставил камеры. Но в такое время мои смотрители-друзья спят. Записи проверят только утром, когда я буду уже далеко. Очень далеко от Города.
Четыре утра, самый темный час перед рассветом. Лопатой я поддела крышку гроба и луч налобного фонарика осветил пустую коробку. Мама на самом деле ушла. Но теперь я точно узнаю куда. Догоню ее, обниму, расскажу обо всем. Если получилось два раза, получится и в третий. Я еще раз проверила записку в нагрудном кармане. Надеюсь, этой горсти снотворного будет достаточно. Встречай гостей, Хозяин!

ритуалы суицид странные люди
1 657 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории