Дорога внутрь метели » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Дорога внутрь метели

Указать автора!
17.5 мин.    Страшные истории    Марго    12-03-2020, 12:21    Источник     Принял из ТК: rainbow666
Завизжав и проехав по асфальту и коричневой каше пару лишних метров, автобус наконец остановился. Загородные автобусы в этом районе были просто невыносимы, и я старался избегать сюда наведываться, но сейчас всё-таки не смог удержаться. То, зачем я приехал сюда, было очень заманчивым по словам бабули, которая мне про него рассказала.

Зная репутацию этого места, я заранее подготовился, как мне казалось, ко всему. Но я не учёл метели, которой, разумеется, в прогнозе и в помине не было – дорога скрылась под двадцатисантиметровым слоем грязи, и мне оставалось только надеяться не утонуть раньше времени и успеть зацепиться за бетонный островок остановки. Он напоминал помойку больше, чем остановку – повсюду валялся мусор, который вообще непонятно, куда ещё можно было девать в этом посёлке... Крыши, как и стен, собственно, не было – осталась только покосившаяся скамеечка времён Петра Великого и несколько железных штырей, напомнивших мне ограждения заброшенных военных объектов, в которых мне довелось побывать.

Но, несмотря на это, в радиусе пары десятков метров это был единственный оплот человечества – по одну сторону от него начинался дремучий лес, даже летом, наверно, непроходимый, а по другую находился покрытый тонким слоем льда ручеёк, который автобус только что переехал по обветшалому мосту.

Сразу же у меня вызвало недоумение две вещи. Первая – как же я буду отсюда выбираться? Пройдя пару шагов до бетонной платформы, я уже промочил ноги по колено, и чуть не утопил свои ботинки в грязи. А если я пойду дальше, то имею шанс навсегда остаться в этих чёртовых в кустах, пойти ко дну в ручейке или намертво застрять в каком-нибудь сугробе.

Второе же, что удивило меня, было то, что на остановке я был не один. На скамеечке, которая, казалось, чудом выдерживала его, сидел человек неопределённой внешности и возраста – всё, что я видел, была его шуба до щиколоток и валенки неопределённой вышины 50-55 размера.

Удивившись, кому ещё что здесь понадобилось в такую погоду, я оглянулся в поисках хоть какой-нибудь опоры. Осознал я только одну вещь: отсюда не было абсолютно никаких способов выбраться. Пройдя пару раз вокруг бетонной платформы и попробовав ногой снег в нескольких местах, я понял, что даже если достану ногами до почвы, то уж в ней-то точно застряну. Повсеместно были видны признаки повышения температуры – с деревьев прямо мне за шиворот падали мокрые комья снега, а лёд на ручье уже начал трескаться. В такой ситуации не приходилось надеяться, что где-то удастся найти проход.

У автобуса здесь была конечная, и водитель ещё несколько минут должен был стоять здесь. Пока что он трогаться не собирался и спокойно курил, сидя в своём кресле. Перед тем, как сесть обратно в автобус с намерением приехать сюда в более удачную погоду, я всё-таки решил перезвонить бабуле, заманившей меня сюда, и допросить по поводу того, как она выбирается за пределы своего посёлка и возвращается обратно.

Однако, не успел я вынуть телефон из глубин карманов своей куртки, как человек, сидящий рядом со мной, немного раздвинул свой капюшон, и мне открылось его лицо. Это был худенький (судя по впалым щекам ) дяденька лет пятидесяти, правда, укутанный под таким слоем шуб и свитеров, что узнать о его фигуре что-нибудь более точное не представлялось возможным.

- Вубаю? – спросил он, перекрикивая шум ветра и постоянных ударов снежных хлопьев о моё лицо, но, несмотря на это, я ничего не услышал. – В УСАДЬДБУ?! – прокричал он, нагнувшись и прислонив свой рот почти вплотную к моему уху. Я молча кивнул, не в силах открыть рот под натиском тех громадных масс воздуха, которые с бешенной скоростью летели мне навстречу. Сначала он, как мне показалось, просто не заметил моего кивка, но через примерно полминуты сидения с задёрнутым капюшоном, похоже, согрелся после разговора и встал со скамейки.

Быстро и деловито, маленькими шажочками он направился к краю бетонной платформы. Я с удивлением встал и начал за ним наблюдать. Откуда-то из складок его одежды вдруг появилась палка – приглядевшись, я понял, что это обломок одного из тех железных штырей, которые раньше представляли собой каркас остановки. Этим штырём мужик стал деловито прощупывать снежные горы перед собой, и через некоторое время сделал первый шаг, провалившись чуть ли не по пояс.

«Самоубийца» - подумал я, глядя на его отважные похождения. Но он почему-то не вернулся назад, и даже не остановился. Всё также ощупывая снег вокруг железной палкой, он стал быстро продвигаться вперёд сквозь непроходимую снежную гущу. Спустя несколько шагов он повернулся назад, и, не увидев там меня, сделал злое лицо. Я понял его намёк и поспешил вперёд, плюнув на здравый смысл.

Однако тот не спешил уходить из моей головы. Вскоре я заметил, что раньше к остановке не вело ни одной колеи, подобной той, что сейчас проделывал мужик. Но, разрешите спросить, как же он сюда добрался? Автобус сюда ходил раз в день, да и то только с понедельника по пятницу. Я уже взял мужика за плечо, собираясь спросить «Вы местный?», но вовремя понял, что если бы он не был таковым, то ни за что бы не решился идти на верную смерть в метровой снего-грязевой гуще.

Осмелев, я попробовал потрогать стены своеобразного туннеля в снегу, и понял, что они невероятно мягкие и даже я сам мог бы спокойно быть в них первопроходцем. Это было неожиданно, и мне так и не удалось найти объяснения феномену такой малой плотности снега. У мужика я спрашивать не стал, чтобы не дёргать его лишний раз – возможно, он даст мне отогреться у себя дома, а даже если не даст, я, наверное, загляну к бабуле.

Необычность обстановки стала меня настораживать, но я не заострял на ней внимание – все силы я направлял на то, чтобы не превратиться в сугроб и сохранить хоть чуть-чуть живой и неотмороженной кожи на своей шее и лице. С потерей ног я уже смирился – они продолжали делать небольшие шажки по относительно твёрдой тропинке посреди болотной грязи, но ступней я уже не чувствовал. В панике я посмотрел вниз, боясь не обнаружить на них ботинок, но, слава богу, пока что я их ещё не потерял.

С ужасом я подумал о том, что мне предстоит, когда буду возвращаться. С этого момента и до того времени, когда мы вышли на просёлочную дорогу, я старательно запоминал, где именно находится тропинка с более-менее твёрдой землёй под снегом – к вечеру её могло основательно замести, и тогда я бы наверняка её не нашёл.

Просёлочная дорога была, по сути, той же тропинкой, но только занимала всю ширину между стоящими напротив друг друга маленькими домиками, значительно прибавившими в размере за счёт снежных наносов. Я не знаю, как местные жители сделали, чтобы у домов не проваливались крыши, но это факт – все они были целыми и невредимыми, мне аж завидно стало, даже в городских домах крыши проламывает регулярно.

Здесь ветер немного угомонился, и мы наконец смогли поговорить с мужиком более-менее нормально.

- Вы не знаете, где здесь баба Соня живёт? Она, когда мне звонила, сказала, чтобы я к ней зашёл в случае чего, и что её дом с резьбой, но её черта с два заметишь под полуметром снега.

- Да я сын её. Она меня попросила вас провести к усадьбе – сами то... Ну, вы видели, что там творится, на остановке. Когда этот водитель только начинал, - мужик показал пальцем на отъезжающий вдалеке автобус, - он сначала даже не понял, что здесь надо останавливаться. В инструкциях эта остановка была, но он подумал, что ошибка какая-то, кто здесь жить вообще может, в таком болоте?

- А потом? – спросил я. Мне жутко хотелось в дом, в тепло, но я не смог удержаться от того, чтобы послушать смешную, наверное, историю про деревенскую жизнь.

- А потом мы пришли и его побили. С тех пор не задаётся. «Да какая же это остановка!» - пропищал мужик охрипшим от курения голосом водителя, скорчив смешное лицо и прищурив глазки.

Я рассмеялся, но мне в рот тут же залетел ком снега, и пришлось замолчать. Настал черёз смеяться мужику. У того воротник доставал до носа, и поэтому его смех прервал только мой вопрос.

- Пойдём сначала к бабе Соне, или сразу в усадьбу? – я, разумеется, рассчитывал на первый вариант, но несильно разбирался в местных порядках – в такой замкнутой деревеньке они вполне могли быть достаточно своеобразными.

- Погреться хочешь? – мужик оценивающе на меня поглядел. – Да ничего, в усадьбе камин есть, затопим, перекусим – доволен будешь, что сюда добрался! – он хлопнул меня по плечу, задёрнул капюшон и быстро заковылял дальше.

И всё же у меня был повод для радости. Когда я разговаривал с бабой Соней, она сказала, что меня никто не будет встречать, и только примерно описала маршрут – я пытался её уговорить послать кого-нибудь на остановку, раз уж она сама не может, но тогда в ход пошли типичные старческие отговорки, и тут уж я ничего не мог поделать.

Меня несильно интересовали подробности личной жизни их семьи, и я лишь радовался, что они сумели таки собраться и отправить кого-нибудь ко мне навстречу. Да, очевидно, они должны были мне помогать – ведь я приехал сюда не просто как турист, а разбираться с аномалией. Работаю я, чаще всего, бесплатно, но уж будьте добры обеспечить мне необходимые условия!

Описание местной аномалии, которое дала мне баба Соня, было весьма странным. По крайней мере, пока что я не видел в нём никакой логики, и я боялся, что рассказ был сильно приукрашен. Но в любом случае, здесь явно творилось что-то странное – и я очень вовремя здесь оказался.

Хотя бы частичную правдивость слов бабы Сони доказывало то, что её сын пришёл меня проводить до места – если бы она всё наврала, то ему просто незачем было бы это делать. Правда, вдруг они маньяки какие-нибудь? Заманивают исследователей и уничтожителей аномалий вроде меня в усадьбу и там издеваются над ними?

Я представил себе такую ситуацию и улыбнулся. Мужик обернулся и подозрительно на меня поглядел. От этого я заулыбался ещё больше, но вдруг вспомнил что-то важное.

Хотя нет, ерунда.

- А как вас зовут, позвольте узнать?

Мужик вдруг зачихался и чихал около полминуты. После того, как он утих, я прождал некоторое время, но он так и не назвал своё имя. Я не стал настаивать.

Когда мы дошли до конца деревни, я понял, что это ещё не конец пути – бабулька мне описала всё только по ориентирам, а вот какое между ними расстояние... Впереди лежала широкая круглая поляна, за ней – небольшой прозрачный лесок, похожий на заросший сад, и только за ним проглядывалась обветшалая и сгнившая ограда усадьбы.

Обходить поляну вдоль леса, повсеместно усеянного колючками, трухой, муравейниками и прочими прелестями, было не слишком разумным решением, поэтому мы пошли напролом, через снег. И, как выяснилось, через болото.

Да, болото было и раньше на нашем пути, но, как выяснилось, это было ещё не то болото. Не настоящее. Настоящее – это когда ты постоянно прыгаешь, как будто тебя укусил тарантул, ты по пояс в грязи и постоянно хочешь вернуться назад, а удерживает тебя только жажда аномалий и мужик, одиноко бредущий далеко впереди. Поначалу я даже обрадовался тому, что здесь снега поменьше и мы сможем идти быстрее. Но ведь ничего не бывает без причины, так ведь? Нижние слои снега, растаявшие от теплоты воды в болоте, сделали его ещё более водянистым, и я уже не знал, идём мы по земле или по дну озера (а может, и не по дну, а просто по затонувшим гнилушкам, как-то зацепившимся друг за друга).

Как бы то ни было, через полчаса по моим ощущениям и десять минут по моим часам мы выбрались на противоположный «берег» и продолжили свой путь по «недо-болоту» под чёрными ветками старых яблонь, по большей части мёртвых. Атмосфера работала на мужика: чем сильнее я испугаюсь, тем интереснее мне будет исследовать местную аномалию. Конечно, она не могла специально создать вокруг ужасающие пейзажи, не разумная всё-таки, но под действием некоторых аномалий окружающий их вид меняется кардинально. Яблони же эти выглядели довольно угнетающе. Ещё одну интересную особенность я заметил уже на подходе к собственно усадьбе: несмотря на то, что даже летом на мёртвых яблонях не было листьев и они почти не загораживали свет, вокруг не было ни одного молодого деревца. Мне не впервой было ходить по болоту, и раньше я всегда замечал на них если не молодые деревья, то хотя бы молодые побеги. Не всякие болота приспособлены к тому, чтобы на них росли деревья, и эти яблони наверняка были посажены здесь ещё до появления болота, но по крайней мере несколько лет только что появившиеся деревца вполне могли здесь прожить.

Как бы то ни было, над снегом не выступало ни одной веточки.

Мы прошли за калитку. Точнее, сама калитка стояла в нескольких метрах от этого места, прислонённая к дереву, но было примерно понятно, где она раньше находилась. Земля здесь была совсем сухая, и, соответственно, снегу снова было по пояс и выше. С минуту продирались сквозь него, пока наконец не дошли до крыльца.

В этот момент с моими наручными часами что-то случилось. Они перестали работать и со страшной силой потянулись к дому. В первый миг я испугался, но когда мужик обернулся, то мне пришлось тут же скорчить весёлое и понимающее лицо. Нельзя терять его перед клиентами, иначе они перестанут относиться к тебе серьёзно и помогать в работе. Мужик ухмыльнулся и протянул руку к дверной ручке. Параллельно с этим я почувствовал, как что-то зашевелилось в моей сумке. Снимать её со спины я, конечно, не стал – в ней было много вещей, и тянуло её с гораздо большей силой. Я бы просто не удержал её в руках.

Через несколько секунд всё прекратилось.

- Это и есть тот магнетизм?

Мужик кивнул, не оборачиваясь, и прошёл внутрь.

- А насколько он усиливается при приближении к эпицентру?

Тот пожал плечами.

Прихожая была большая, но её продувало, и мужик сказал, что лучше раздеться в неком подобии гостиной, вход в которую находился чуть дальше по коридору. Когда мы вошли в неё, счётчик Гейгера в моём заднем кармане тихо, но противно затрещал. Об этом мне не рассказывали, и теперь исследование дома было связано с непредвиденным риском. Радиации было мало, и в небольших дозах она не оказала бы на меня никакого влияния, но теперь вряд ли получилось бы провести здесь целый день, как я собирался. Всё-таки своим здоровьем я дорожу.

- Не волнуйтесь, - сказал мужик, увидев озабоченное выражение на моём лице. – Я думаю, что раз в коридоре этого не было, то и в остальных комнатах не будет. Только в гостиной.

- А откуда здесь радиация, вы не знаете?

- Радиация? Что это?

Мысленно я стёр пот со лба и принялся объяснять, но на полпути понял, что и сам уже основательно подзабыл. Радиация чрезвычайно редко встречается в аномалиях, и сама по себе она не представляет ничего странного, поэтому я не считал нужным много знать о ней. Но раз уж она здесь объявилась, мне нужно было немедленно найти её источник. Для верности ещё раз выйдя в коридор и убедившись, что он находится в гостиной, я приготовился обыскивать шкафы, но внезапно увидел мужика.

Вернее, то, что он вынимал из шкафа. Шкафов здесь было много, все они были старые, с наполовину отвалившимися и ссохшимися дверцами. Сквозь щели можно было видеть, что заставлены они были в основном сувенирами – более двух шкафов целиком были наполнены сервизами, и мужик как раз доставал один из них для перекуса. Несмотря на щели, внутри шкафа было относительно темно, и в тот момент, когда из этой темноты появились блюдца, я увидел, что они светились. Всего на мгновение – дальше мужик вынес их на свет и поставил на стол. Теперь в них не было ничего необычного, за исключением старинной росписи и некоторой неровности – блюдца могли пролежать здесь век, а то и больше.

Счётчик Гейгера затрещал немного сильнее. Благо, в моей сумке всегда есть необходимые предметы – она и сама не совсем особенная, благодаря чему в ней умещается очень много разных вещей. Я достал оттуда алюминиевый контейнер и убрал блюдца в него.

Даже со своим достаточно примитивным представлением о радиации я понимал, что свет для неё вовсе не типичен, это всего лишь массовое заблуждение. Но над причинами этого явления я собирался подумать дома – сейчас следовало собрать как можно больше информации, которую я дома не получу.

Теперь счётчик Гейгера замолчал. Мужик лишь скорбно посмотрел на исчезающие в ящике блюдца и достал другие. Они уже не светились и ничего особенного собой не представляли. Мужик разложил по блюдцам часть приготовленной на день еды – пирожки, по-видимому, приготовленные бабой Соней, и мы быстро поели.

Точнее, ел в основном я. Мужик лишь взял в рот пару кусочков, а потом пошёл затапливать камин, дабы прогреться и прогреть хотя бы часть дома перед исследованием. По информации, предоставленной бабой Соней, местные дальше гостиной никогда не заходили – боялись, что утянет их туда с потрохами и не вернутся. Однако со мной мужику было нечего пугаться – так что он решился мне содействовать и большую часть пути стараться находиться рядом.

Кажется, что еда – слишком малая плата за мои старания. Но на самом деле с некоторых аномальных вещей, подобранных в подобных местах, я получаю весьма неплохие доходы. В принципе, я даже не один – я знаком с парой людей, занимающихся чем-то подобным, но разыскивающих аномалии самостоятельно и более серьёзно ими занятых. Если я с чем-то не могу справиться, то перепоручаю находку им (правда, такое случается очень редко). Что они с ней делают – я не знаю, но мне это и не особо важно. Выгоды-то всё равно никакой не извлечь.

Когда мы доели, я наконец приступил к ознакомлению с этим местом. От бабы Сони, когда мы разговаривали с ней по телефону, ко мне поступили данные о двух основных составляющих данной аномалии. Первой из них был магнетизм, который мне уже довелось наблюдать. В деревне он проявлялся значительно слабее, чем здесь, но такие вещи, как половник, к примеру, вполне себе могли скользить по столу в направлении усадьбы.

Второй вещью было привидение. Говорили, что оно настолько древнее, что даже бывшие хозяева усадьбы не помнили, откуда оно тут взялось. Им пугали маленьких детей, что, в общем-то, довольно традиционно. Я в эти россказни, разумеется, не поверил, ведь привидения – абсолютно антинаучная чушь, в отличие от полностью согласующихся с законами мира аномалиями. Физики знают о нашем мире далеко не всё – более того, я знаю о нём ещё меньше физиков. Но почему-то такие вещи, как предсказания или перемещения во времени, приравниваются ими ко всяким привидениям и полтергейстам. (Я слышал, что Хокинг заявлял о возможности путешествия во времени, но он сам не знает, о чём говорит. Для этого не нужно никаких железных колец с землю размером. Всё, что требуется – какая-нибудь хорошенькая аномалия.)

Привидению приписывались всякие мелкие происшествия – вроде самопроизвольно открывающихся и закрывающихся окон в деревенских домах, завываний из усадьбы и прочего в том же духе. Очевидно, никакого отношения к несуществующему привидению они не имеют, а большинству из них, если не всем, можно найти рациональное объяснение. Но я не стал этим заниматься. Сейчас меня интересовали другие и более важные вещи – во-первых, магнитная аномалия, проявляющая себя чаще всего и мешающая жителям, и во-вторых, надо было попытаться выяснить, откуда в этом доме появились радиоактивные блюдца – о местных помещиках баба Соня мне ничего не рассказывала, а владельцами, скорее всего, являлись именно они.

Попутно опрашивая мужика по этому поводу, я рылся в сумке. В результате разговора выяснилось, что последние помещики исчезли здесь ещё до революции, и деревня некоторое время была присоединена к какому-то производству. А бесхозную усадьбу при осмотре сочли заброшенной и восстанавливать уже не стали. Это, с одной стороны, объясняло, почему она находится в таком жутком состоянии. Но, с другой стороны, состояние было далеко не такое жуткое, каким должно было быть. С первого взгляда становилось ясно – первый же хороший ливень, и дом развалится. Но он держался, даже когда его крыша была засыпана полуметровым слоем снега.

Как и крыши домов в деревне. Случайность?

Как бы то ни было, сначала следовало разобраться с магнетизмом. Отыскав наконец в своей бездонной сумке нужный предмет, я выложил его на стол. Тот стоял не слишком косо, и я мог надеяться на то, что с металлическими опилками ничего не случится.

Эта аномалия была настолько оригинальна, что для её исследования мне пришлось сделать отдельный прибор, если можно так выразиться. Это была отполированная круглая деревянная доска с бортиком, накрытая сверху листом стекла. Внутри были равномерно рассыпаны железные опилки. Расстояние между доской и стеклом было ровно таким, чтобы опилки могли свободно передвигаться, но не могли строить слишком высокие трёхмерные конструкции, которые сильно влияли на закругление края фигур.

Как только настанет следующий «приступ магнетизма», как это явление называли в деревне, опилки тут же соберутся в виде полукруга в одном месте, и тогда я смогу очень точно определить местоположение того магнита, который всё это производит.

Снаружи бушевала метель, и если бы она ворвалась внутрь помещения, то с железными опилками тут же было бы покончено – стекло тут же слетело бы, они разлетелись бы по комнате и перемешались со снегом. Поэтому, установив доску на столе, я сразу же тщательно проверил, что все окна в гостиной закрыты на щеколды. Затем снял с руки часы, положив их рядом с доской, чтобы не мешались в случае приступа, и отправился на исследование дома – может быть, мне удастся определить местоположение магнита ещё до того, как он снова начнёт действовать.

Однако, не успел я выйти за порог гостиной, как мужик что-то мне оттуда крикнул. В этот же момент снаружи дома раздался какой-то громовой раскат – похоже, сила ветра достигла своего апогея. Я обернулся, намереваясь на всякий случай проследить за доской, и в этот момент прямо мне по лицу ударило что-то металлическое и быстро полетело дальше по коридору, постоянно ударяясь о потолок и отлетая вниз сантиметров на сорок, пока не скрылось в люке на второй этаж. В тот же момент я осознал, что это были мои часы, и ринулся за ними, но мужик снова что-то мне прокричал. Я задержался ещё на полсекунды, но потом подумал, что спасти часы сейчас – первоочерёдная задача.

Сделав шаг по коридору, я обнаружил, что мужик стремительно обгоняет меня по пути к лестнице на второй этаж.

- Сейчас я сбегаю за вашими часами, они не могли далеко улететь, приступ уже кончился!

Я поверил ему. Когда он залезал на второй этаж, я глядел ему вслед, и в этот момент бешенный порыв ветра открыл все окна, стекло соскочило с доски, сама доска съехала со стола и покатилась по полу, разбрасывая по нему железные опилки. Я метнулся назад, в гостиную, но было уже поздно – окна даже не было видно за плотной пеленой наметаемого снега.

Магнитный припадок прекратился. В подавленном состоянии я собрал случайно сохранившуюся горсть металлической стружки с пола в кулак и подошёл к окнам. Злобно ударил по раме одного из них. Затем кое-как успокоился и стал закрывать окна. И когда я дошёл до последнего и закрыл его на щеколду, меня осенило. Прикинув приблизительное направление притяжения местного магнита, я попытался подвинуть щеколду в этом направлении, параллельно имитируя вибрацию, создаваемую ветром снаружи.

Рычажок медленно подвигался к краю пластины, пока не соскользнул и окно снова не открылось, обдав меня струёй снега и ледяного воздуха. Всё было ясно.

Но тут я вспомнил, что в кулаке у меня всё ещё была сжата горсть железных опилок. Подобрав другой рукой доску со стеклом, я аккуратно положил их на стол и высыпал остаток опилок внутрь.

Вдруг в коридоре раздался грохот. Я уже собрался пойти посмотреть, что же там случилось, но для верности задержался на пару секунд и положил на стекло один из стульев, чтобы конструкция снова не разлетелась в случае, если сейчас начнётся очередной приступ. Стул всё никак не хотел оставаться на своём месте и норовил съехать со стола, увлекая за собой стекло и доску. Из коридора раздался стон. В конце концов я просто поставил стул на стекло стоймя и побежал к мужику – если это был он.

Да, он всего лишь проломил под собой лестницу и упал в неё по пояс, возвращаясь со второго этажа с моими часами. Его свитер зацепился за острые концы поломанных ступеней, и мужик висел в воздухе, зажатый между двумя досками и нелепо брыкающийся. «Помогите!» - сказал он, извиваясь и постепенно проваливаясь внутрь. Я поспешил к нему, взял под мышки и попытался вытащить, но вскоре оказалось, что двигаться вверх ему мешают острые края досок – если бы я протащил его до конца, то он весь оказался бы в царапинах и занозах. Пришлось проталкивать его внутрь, а затем разламывать ещё несколько ступенек, чтобы выход оттуда стал безопасным. Правда, теперь очень опасной затеей стало пройти на второй этаж... Но до этого дела я ещё не дошёл – ведь предварительно надо закончить наконец опыты с пресловутой железной стружкой!

В тот самый момент, когда мужик, держа в одной руке мои часы, стал вылезать наружу, они вырвались и снова улетели наискосок вверх, исчезнув в дыре люка. Краем уха я уловил из гостиной тонкий звон постепенно соскальзывающих щеколд. Чуть ли не рванув мужика на себя, я оставил его в коридоре на обломанной лестнице и метнулся в комнату, чтобы хотя бы на этот раз не сплоховать и попридержать стекло, пока мужик будет запирать окна.

Счётчик Гейгера, неуклюже пошатываясь и упёршись в меня углом, выскользнул из заднего кармана штанов и полетел вслед за часами, но мне было не до того. Мужик что-то крикнул из конца коридора, и, похоже, полез за счётчиком и часами – я услышал уже знакомый звук рушащейся лестницы. Я не стал возвращаться – мне не хотелось искать магнит по всему дому, подвергая себя всевозможным опасностям, и я рассчитывал сразу узнать его местоположение с помощью опыта и пройти напрямую, продолбив потолок. То, что магнит находился на втором этаже, было уже ясно.

В тот самый момент, когда я ворвался в гостиную, раздался грохот, но на этот раз уже другого типа – стул, подгоняемый ветром, катился по полу по направлению ко мне. Оседлав его и сломав ему пару ножек, я, как заправский ковбой, перепрыгнул на стол и уселся на стекло, чтобы оно не слетело. Все окна были открыты настежь, шторм бушевал. Я был без куртки, она лежала, смятая и теребимая ветром, в углу комнаты, и самые сильные порывы ветра задували мне снег под одежду, прямо на голую кожу. Я поёжился и свернулся на столе калачиком, продолжая удерживать доску со стеклом.

- Мужик! Вернись, помоги окна закрыть! – крикнул я, но безуспешно – ветер орал как стадо великанов. Лестница снова немного прогрохотала – по-видимому, мужик всё-таки спускался. Главное, чтобы часы со счётчиком снова не вырвались – ещё пара минут, и я окоченею.

Тем временем я вспомнил о своей цели и попытался сосредоточиться на деле: посмотрел на полуокружность, создаваемую опилками, на наклон фигуры от доски к стеклу, на прочие характеристики. Сформировал в голове приблизительную дугу, в одной из точек которой находился магнит. Дуга получилась небольшая. Правда, она была чуть повыше, чем я ожидал – получилось, что магнит, скорее всего, находился на чердаке.

Теперь, когда я извлёк из эксперимента всё, что мог, опилки мне больше не были нужны. Хотя стекло и доска могли в будущем мне пригодиться, но дальше ждать мужика я был не в силах – тщательно запомнив, где должен находиться магнит, я встал и подбежал к окнам, став закрывать их в бешенном темпе. Как раз тогда мужик и пришёл – вытирая лоб, со счётчиком Гейгера и часами в руках.

- Спасибо, - сказал я устало и немного недовольно, забирая их себе.

- Странный сегодня денёк чего-то, - ответил он. – Обычно не больше пяти-шести приступов на день, а тут во сколько!

- Мне сейчас на улицу надо выйти, посмотреть кое-что, - я подобрал с пола мокрую куртку, отряхнул и надел шиворот на выворот, чтобы не так сыро было. – Вы со мной?

- А что вы хотите посмотреть?

- Я определил высоту и примерные координаты местоположения магнита. Теперь мне надо понять, что соответствует этой высоте – второй этаж или чердак дома. Если второй этаж, то лезть на него будет вовсе не обязательно – достаточно продолбить потолок. Я не люблю рисковать. Что там, на втором этаже? Вы далеко заходили?

- Да нет, там дверь закрыта, они все в неё и упирались. Правда, оттащить их больших усилий стоило.

- Слыхали про такую штуку – неодим?

- Нет, а что это?

- Да так, просто.

В коридоре раздался скрип. Мы вышли по направлению ко входной двери и обнаружили, что она медленно открывается.

- Привидение, не иначе, - прошептал мужик, выпучив глаза. Я ожидал, что он сейчас перекрестится, но вовремя вспомнил, что в этой деревне даже церкви нет – откуда ж местным быть христианами? - Да ну, ветром открыло. Вон какая вьюга! – забывшись, я смело вышел наружу и провалился по пояс в снег. – И часто у вас такие?

- Не очень. Снега и побольше бывает, но, честно говоря, ветра в последние дня два какие-то жуткие. Я обернулся и посмотрел на дом. Показалось, что он немного покачивался – наверно, просто голова от вьюги закружилась. Я с трудом откопал из памяти ту дугу, на которой, по моим предположениям, должен находиться магнит. Наложил на то изображение дома, которое видел в данным момент. Потом попытался ещё раз. И понял, что лезть на второй этаж придётся в любом случае.

Согласно моим расчетам, магнит был примерно в трёх метрах над крышей.

- Всё, пойдёмте внутрь, - сказал я мужику. Он не услышал, но пошёл за мной. Я говорил просто чтобы развеяться. Да, наверняка точность опыта была не такой хорошей, какой должна была быть для достижения нормального результата. Тем не менее, мне придётся лезть на второй этаж.

Я положил часы и счётчик Гейгера в сумку, намереваясь сначала отправиться туда без вещей, просто чтобы оценить обстановку. И чтобы не потерять эти вещи навсегда – наверху магнит должен действовать гораздо сильнее, чем на первом этаже.

Кое-как перебравшись через провал в лестнице, я пододвинулся к люку и высунул голову наружу. Хоть мужик и заходил сюда уже несколько раз, но он аномалий всего можно ожидать. Я заметил одну интересную особенность этого люка: он открывался вниз, а не вверх. Его крышка была прислонена к стенке, смежной с лестницей. Я подтянул её к себе, чтобы рассмотреть в поисках каких-нибудь ещё интересных деталей, и внезапно услышал знакомый дрожащий звук, где-то между звоном и скрипом. Маленькие металлические щеколдочки елозили, стараясь выбраться из своих заграждений.

Тут же металлический крючок на крышке со страшной силой потянуло вверх. Секунду я его удерживал, но потом на секунду расслабился и случайно отпустил. Ещё чуть-чуть, и крышка отрезала бы мне голову, я еле успел высунуть её из люка. «Чёрт меня дёрнул рассматривать эту крышку!» - ругнулся я про себя. Вслух же произнёс:

- Придётся теперь долбить.

- Здесь, вроде бы, нет никаких инструментов для этого...

- Не волнуйтесь, у меня есть. Управимся быстро.

Приступ кончился так же внезапно, как и начался. Крышка упала вниз и хорошенько дала мне по голове. Дом пошатнулся. Я полетел с лестницы, благо не в дыру в ней, но всё-таки больно ударился о какой-то угол. - Это ещё что такое? – спросил я, медленно вставая и схватившись рукой за бок. Дом накренился ещё раз, и я чуть не ударился о тот же угол второй раз.

- Дом ходуном ходит... Никогда на моей жизни такого не было! – пробормотал мужик. – Я вам точно здесь нужен?

Думать, скользя по полу, совершенно не получалось, и я просто крикнул:

- Идите!

И сразу же сам направился за мужиком. Дом продолжал шататься, хотя и не так сильно. В голову не приходило ни одной правдоподобной смысловой причины этого явления, но после многократных ударов о стенку от головы мало что можно было ожидать. Прыжками добравшись до своих вещей, я кое-как оделся, взял сумку и направился к выходу.

Внезапно снова настал приступ магнетизма. Его ещё не хватало. В такой качке я точно не удержу сумку! Одним прыжком оказавшись у двери, я прислонил её к стене снаружи так, чтобы она не сползала к дверному проёму, и сам плюхнулся в снег. Теперь дом лишь немного подрагивал, приступ магнетизма кончился. Мужик стоял рядом, на более-менее протоптанной в снегу площадочке, поправляя свой воротник.

- Пойдёмте, я вас провожу...

- Да, это явно не то, на что я рассчитывал, приезжая сюда. Не мне работать с такими опасными аномалиями. Говорить на морозе, да ещё во время такой метели, больше не хотелось, и я не стал сообщать мужику о своих дальнейших планах – всё равно ведь позвоню бабе Соне и расскажу ей всё. Я собирался отправить сюда тех своих знакомых, которые занимались аномалиями более серьёзно.

Ещё только начинало темнеть, но уже сейчас я еле различал ту мелкую колею, которая осталась от нашего похода сюда. Слой снега заметно повысился. Ничего. Ещё максимум пара дней, и метель утихнет. У природы просто нет физической возможности так долго засыпать это место снегом. И те люди смогут здесь пройти. Сам я этим местом больше заниматься не собирался – здесь творилась какая-то полная антинаучная чертовщина. Боязно. Назад к автобусной остановке мы с мужиком шли молча, и я думал о том, что только что происходило. Допустим, все эти явления по отдельности ещё можно было как-то объяснить. Но вместе они создавали совершенно неправдоподобную и очень странную картину.

Разные мысли лезли в голову. Взять, к примеру, те же окна. Мужик говорил о необычайной частоте приступов, но сила, похоже, не была сильно больше обычной – особенно учитывая, что мы так близко находились к эпицентру.

Окна открывались при каждом приступе, внутрь врывалась метель, и мы закрывали их с трудом. Но, в то же время, когда мы только пришли сюда, уже после того приступа, который случился, пока мужик открывал дверь, окна были закрыты. Пол был чистым и сухим. Щеколды были заперты. Мебель стояла на вполне приемлемых местах, а не так, как мы её оставили – сейчас стулья попросту лежали на полу опрокинутыми, у шкафов поотркывались полусломанные дверцы, стол наверняка проскользил по полу метр-полтора. Если только нечто не вернуло эти вещи на свои места.

Во-вторых, та же частота приступов. Мужик признался, что никогда раньше они не следовали друг за другом так скоро – и вряд ли это было случайностью. Стоит также обратить внимание на чрезвычайно удачные моменты, выбранные магнитом для того, чтобы ожить – сначала раз за разом разметается металлическая стружка, затем мне чуть не отрубает голову крышка люка...

Баба Соня рассказывала, что как-то раз местным удалось вызвать из райцентра какого-то важного человека – он не поверил в их россказни, но всё же решил посидеть денёк в одном из домов в деревне. В тот день не было ни одного приступа. С тех пор жители отчаялись, пока баба Соня не выудила мой телефон у своей знакомой из соседнего села, в которое ездила на автобусе за едой, как и большинство жителей этой деревеньки.

Затем я дошёл в своих мыслях до этих пошатываний дома. Предположим, что их всё-таки можно как-то объяснить. Способов сделать это довольно много, и не стоит искать здесь подвоха. Но ни баба Соня, ни её сын ничего мне не говорили о подобных явлениях – значит, за последние как минимум лет сто мы были первыми, кто это наблюдал! Ещё одно уточнение: это произошло именно тогда, когда по мне было ясно, что я твёрдо решил добраться до магнита и даже отрезающий голову люк меня не остановит.

Вспомнились уже расплывчатые образы радиоактивных блюдец. Как так получилось, что именно они первыми подвернулись мужику под руку?

Наконец, мы дошли до погодных аномалий. В городе даже сейчас ничего подобного не наблюдалось – похоже, такая метель была только в этом месте, хоть и длилась уже второй день. По логике, она давно должна была под действием ветра распространиться на окружные территории, но нет, она бушует именно сейчас и именно здесь!

Тем временем мы с мужиком пришли на остановку. Я сел на скамейку и постарался укутаться как можно плотнее – до автобуса ещё оставалось порядочное количество времени. Мужик коротко попрощался и побрёл обратно сквозь снег. Я смотрел на него и удивлялся: со спины с большого расстояния он выглядел скорее как древний старичок, а не как человек лет пятидесяти, как я подумал сначала. Трудно представить, что это он, сгорбленный и маленький, сегодня бежал по коридору за моими часами!

Я отвернулся и потуже надвинул капюшон. Достал из кармана телефон и позвонил бабуле.

- Да! Алё!

- Баба Соня!

- А! Это вы?! Вы здесь были?!

- Да, я здесь был! Послушайте...

- Ну, как успехи?! Добрались?!

- Да, спасибо большое, что прислали мне на помощь своего сына, а то бы я ни за что не...

- А?! Чего?! Какого...

Телефон пискнул. Связь прервалась. Я в бешенстве ударил рукой по коленке. «Эта чёртова загородная связь! Ладно, перезвоню из города.»

Захотелось думать о мужике. Хороший человек, деревенский. Странно, что такие ещё остались и по городам не разъехались.

За такое время он должен был дойти примерно до поворота – а там до деревни уже рукой подать, минут за пятнадцать можно дойти. Правда, когда мы там шли, путь занял чуть меньше получаса, но ведь теперь-то он кое-как проторен, не придётся мужику заново снег давить.

Стало зябко. Я подтянул ноги под себя и обернулся.

Дорога была пуста.

деревня дом что это было? предметы природные явления нехороший дом неожиданный финал зима
2 312 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории