Новое место работы. ч.2. Все стало на свои места » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор

Страшные истории

Основной раздел сайта со страшными историями всех категорий.
{sort}
Возможность незарегистрированным пользователям писать комментарии и выставлять рейтинг временно отключена.

СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Новое место работы. ч.2. Все стало на свои места

© Феномен страха
16.5 мин.    Страшные истории    Феномен страха    23-12-2019, 09:01    Указать источник!     Принял из ТК: rainbow666
Эта история является прямым продолжением первой части, а потому настоятельно рекомендуется сначала прочитать ч.1. В противном случае вы можете не понять смысл истории, запутаться в логике и сюжете. Приятного прочтения!

**

Меня разбудил жуткий вопль посреди ночи. Я не сразу сообразил, что происходит, а потому поднялся с кровати, выдержал паузу, прислушиваясь к музыке ночи и начал одеваться. Пес наострил уши на дверь, будто бы заметил кого-то, но мой блок был погружен в кромешную темноту. Включил ночник, посмотрел на камеры и не заметил ничего необычного – красивый зимний вечер, как в моем советском детстве, снег кружится во вьюге и до нового года остается меньше суток. Вышел покурить, заодно выпустить Ричи младшего по своим делам, в который раз кидая взгляд на аккуратные три царапины с наружной стороны моей двери. Это же надо было чокнутому начальнику найти крайнего, обвинить моего пса в этих царапинах и содрать с меня пару сотен гривен на покраску двери, но я ведь знаю, что в ночь, когда кто-то скребся в дверь – Ричи младший лежал со мной внутри. Ну да ладно…

Есть что-то очаровательное в зимних ночах, что-то такое теплое душе, что щенячий мороз даже не ощущается. Что-то заставляет тебя погрузиться в воспоминания детства, домашней новогодней суматохи, советской елки, бессонной ночи в ожидании подарков и всего самого светлого, что с тобой происходит в новогодние праздники. Дотлевшая сигарета обожгла палец и намекнула, что пора бы вернуться в реальность и отправиться спать, т.к. завтра, точнее уже сегодня, последний день грядущего года, который обещает быть не из легких.

Кинув бычок в урну, я уже шел к двери, когда заметил, что мой пес убежал в глубь лагеря. Аллея, которую освещали два ровных ряда фонарей была погружена во тьму, но свет из моего блока давал понять, что перебоев не случилось. Ричи М не отзывался, добавив мне работки в его поисках в эту морозную ночь, чем мне очень не хотелось заниматься.

Очередной жуткий вопль со стороны лагеря. Тут мне уже стало не по себе, т.к. вопль был похож на отчаянный крик боли, грусти и разочарования, холодок в душе пробирался от этого звука, но теперь я понял, что 10-15 минут назад мне это не приснилось. На темной аллее моим помощником стал фонарь, который пробивал путь всего лишь на 2-3 метра вперед, т.к. вьюга в этой всей ситуации стала серьезной помехой. Справа и слева от меня где-то за пределами видимости протянулись жилые корпуса, где глубоким сном спят вожатые и дети, что отдыхают на текущей зимней смене. Путевки в первые четыре корпуса разобраны детьми богатых родителей, т.к. в них улучшенные условия, последние три корпуса немного похуже, а разделяет эти социальные неравенства закрытый пятый корпус, о котором ходят различные сказочные легенды. Этот корпус должны этой весной сносить, а на его месте построить современный актовый зал для различных детских мероприятий в сезонное время и бизнес-конференций для деловых людей в несезонное. Начальник придумал способ зарабатывать деньги на лагере, выходя за пределы детского отдыха.

Угадайте где мне пришлось остановиться в своих поисках на пределах огромной территории? Да, именно возле этого заброшенного корпуса. Фонарик осветил фигуру пса, но что-то мне не давало покоя, я вроде должен был забрать Ричи М на поводок и вернуться на КПП, но я замер, боясь сделать следующий шаг. Я понял, что было не так. Мой Ричи лаял где-то в 10-15 метрах (вьюга не давала мне его увидеть), а это был не мой пес, он был намного больше. Работаю тут уже больше 5 лет и помню несколько случаев, как забредали собаки из леса, но только они замечали меня на горизонте, как давали драпу, а этот сидит как ни в чем не бывало и смотрит куда-то перед собой. Мне было совсем не страшно, в отличии от моего питомца, ведь вы сами прекрасно знаете, что по морде, по глазам можно понять злой это пес или добрый. Так вот зверь, что сидел передо мной вызывал какое-то сочувствие, скорбь, мне его стало так жаль, когда я заглянул в его глаза, но одновременно что-то притягивало, хотелось погладить, покормить, поиграть с ним, развеселить, мне казалось, что мы с ним знакомы давно. Через пару секунд мой рот открылся от удивления.

Это был Ричи старший! Это был любимец моего прошлогоднего сменщика, который убежал из лагеря сразу после моего коллеги! Нет, Ричи М ему не родственник, его просто назвали в честь него. Сказать, что я был ошарашен – это не сказать ничего, ведь целый год про него не было ни слуху, ни духу, а сейчас он стоит перед моими глазами в трех метрах. Мне среди ночи захотелось позвонить и обрадовать моего коллегу, но решил подождать до утра. Ричи М рычал, скулил, лаял на гостя, видимо ревность или что-то еще.

Только я захотел подойти, как вопль раздался в третий раз. Теперь я понял источник этого звука, это завывал наш «новый» старый друг. Боже, сколько в его голосе было печали, я пережил много грустных и тяжелых моментов, но только сейчас меня реально эмоционально пробрало изнутри. В эти несколько секунд я находился в трансе и когда пришел в себя, то увидел, что фонарик освещает пустую территорию. Через несколько секунд ко мне подбежал мой Ричи М, как ни в чем не бывало, будто сходил по своим делам и готов вернуться в теплый блок на КПП. Я пытался позвать незваного гостя, но получал только взгляды удивления моего Ричи, который был теской, мол «я же тут стою, чего ты меня зовешь?». Меня улыбнула эта ситуация и мы отправились спать, т.к. до последнего рассвета в году оставалось совсем немного. Только когда улегся под теплое одеяло я сообразил, что по пути обратно аллея уже была освещена фонарями, а значит завтра не придется разбираться в проводке и под звуки посапывающего Ричи в полном уюте я провалился в сон.

***

Будильник ударил по голове, и я понял, что меня пожирает невыносимая головная боль. Закинув сразу две таблетки аспирина в ротовую полость, я вытянул новую сигарету и вышел на улицу. Снег перестал падать, но за ночь его навалило сантиметров 30, наконец-то будет снежный новый год. Просыпались дети и лагерь понемногу наполнялся веселыми возгласами, криками и суматохой.

После завтрака в лагерь приехал курьер, который должен был быть тут еще вчера, но погодные условия помешали ему добраться в эту глушь. Снова очередной пакет документов для бухгалтерии, квитанции, какие-то бюрократические записки, поздравительные буклеты от мэра, но среди всей этой ерунды было что-то новенькое – какая-то запакованная в бумажный пакет книжечка или тетрадка. Я всегда пытался жить по справедливости и не лезть в чужие письма, ведь для меня никогда не было никаких посылок, но любопытство поедало изнутри.

Каково же было мое облегчение, когда на строке адресата был указан я. Вы не представляете насколько необычно и удивительно было получить первую за пять лет посылку, ведь мои родные лет 10 как со мной не общаются, а друзей в столичной суматохе я себе так и не завел. Откинув в сторону все остальные посылки, я принялся распаковывать свою, как новогодний подарок в далеком детстве. Да, действительно тетрадка и записка, которая прикрепленная к ней. Я принялся читать:

«Привет Андрей, это Дмитрий! Мы с тобой пару недель назад ломали дверь пятого корпуса и разгадывали загадку этого лагеря. Ты меня до сих пор, возможно, считаешь за больного на голову, но я хочу предупредить тебя об опасности. Прошу тебя, только дочитай до конца и восприми меня серьезно. Тогда, когда я выбил дверь в подвал 5 корпуса и нашел дневник, который я теперь тебе передаю безвозвратно, я выпустил кое-что в наш мир. Помнишь, я тебе читал все записи в дневнике? Так вот, когда я приехал в Киев, то в дневник добавилась новая запись:

08 декабря 2019. Спасибо.

Перечитай, пожалуйста, все заново и поверь мне, что эту запись написал не я, сравни почерки, буквы, это было написано тем же мальчиком. Я не знаю, что это за дневник, но ни в коем случае не выбрасывай его, ведь он является неким проводником нашего мира и «того», в котором этот мальчик побывал. Я не знаю зачем, но я решил в ответ на его «спасибо» написать «за что?». Так вот… Прочти, пожалуйста, сам все поймешь. В последние дни у меня невыносимо болит голова, я не справляюсь с этим, больше не выношу. Меня не ищи, я не могу сражаться, это выше меня. Верю, что ты меня поймешь. И поможешь. С уважением, Дмитрий»


Да, как я сразу не догадался, что это та самая тетрадка. Мне, конечно, было не по себе в период приезда Димона, но скорее от его больной головы с глупыми фантазиями, нежели от происходящего. Вот так часто бывает – ждешь любовную записку, а получаешь письмо от свихнувшегося друга. Решил его набрать, понимая, что абонент вне сети, но услышал другое – такого номера не существует. В этот момент я вспомнил, что вчера в лагерь вернулся его пес и теперь он не узнает об этом радостном событии.

Начал листать тетрадку и читать уже знакомые записи и на третьей странице действительно наткнулся на анонсированные фразы. Даже успел в шутку обидеться на Димона за наперед рассказанный сюжет. Почерки между «спасибо» и «за что?» были действительно разными.

«20 декабря 2019. За то, что ты меня освободил и освободился сам. Ты же освободился? У тебя отличный шанс очистить свою грешную душу. Встретимся.»

Боже, какой бред. Только что я потратил 10 минут жизни в пустую на тупой новогодний розыгрыш моего друга. Тетрадка полетела куда-то за кровать, а «любовную» записку я выкинул в урну. Грустно слегка проводить 31 декабря без никаких целей, никакого ожидания, ведь меня даже вожатые не пригласили на свою «тусовку», да и что им, молодым, со стариком встречать новый год. Даже повара, уборщицы, да и те сваливают домой к своим семьям. Единственное, что радовало меня – это новогодний свитерок моего Ричи и рожки на голове, хотя его это злило и обижало. Но он - единственный друг, который отметит приход нового 2020 года рядом со мной. Именно ради него я и поеду закупать продукты на оливье. Он, кстати, как и я – не пьет.

***

Долбанная машина, которая предоставляется охране этого лагеря, не особо готова к таким снегам, потому вместо часа езды я вернулся обратно в лагерь к шести. Как раз на новогодний концерт, который устраивали вожатые вместе с детьми. Ну салаты потерпят немного, потому я решил чутку развеяться и посетить это мероприятие.

Из года в год фантазия культ организаторов явно не развивается, а потому каждый раз одни и те же номера только с другими людьми. Но это все равно лучше, чем смотреть иронию судьбы, которую я уже наизусть знаю. Где-то посреди концерта я начал обращать внимание на лай собаки на территории лагеря, однако никто кроме меня, походу, его не слышал. Ну я же типа охранник, должен выйти проверить, что происходит, тем более что эту постановку видел уже 3 или 4 раза.
Выйдя из актового зала, понял, что лай собаки издается возле заброшенного корпуса. Все верно. Ричи старший снова вернулся и буквально срывался на входную дверь 5 корпуса. Я боялся к нему подойти, потому что видно было, что он готов разодрать на куски. Но любопытство настолько брало свое, что я решил ключом открыть входную дверь корпуса, чтоб проверить что там и Ричи в этот же момент меня сбил с ног и забежал во внутрь. Когда я поднялся и зашел в след за ним, то внутри не было никого. Первый этаж полностью пустой, второй так же. Ни людей, ни мебели, ни Ричи. А вот дверь в подвал распахнута. У меня пролетела полоса воспоминаний историй по поводу этого подвала, но страха я никогда не испытывал, ровным счетом, как и сейчас. Ричи внутри так же не оказалось. Впервые я задумался о мистике, но была вероятность, что он выскользнул мимо меня на улицу и я его просто не заметил. Я снова закрыл намертво дверь в подвал, закрыл на замок входную дверь в корпус и отправился обратно на концерт.

Что-то новенькое. Какой-то пацан неплохо пел песню дискотеки аварии «с новым годом» и у меня даже поднялось настроение. После завершающего номера я отправился обратно в свой блок, чтоб нарезать салаты и готовиться проводить старый новый год. Ричи младший с любопытством смотрел за этим процессом в ожидании кусочка докторской колбасы и вот он был по-настоящему счастлив в этот вечер. По телевизору показывали какую-то новогоднюю передачу, а я наполнял бокал столовским компотом. Изрядно наевшись еще до наступления нового года, я прилег на кровать за просмотром «одного дома». Президент, куранты. 12… 11… 10… 9… 8… 7… 6… 5… 4…

3…

2…

1…

И, параллельно, с громкими возгласам детей и вожатых «С новым годом» тухнет свет на центральной аллее. Сразу же вспоминаю вчерашнюю ночь и пытаюсь вслушаться в посторонние звуки, но радостные возгласы живого лагеря не дают мне услышать ровным счетом ничего. Но мне что-то конкретно мешает. Я уверен, что многие бывали в шумных компаниях, где музыка играла лишь на фоне и к ней никто никогда не прислушивался. Вот и у меня было это ощущение, что звучит еще что-то, но я никак не могу сообразить, что именно. Ричи младший снова наострил уши и смотрел в дверь. Минут через 5-7 возгласы уже были не хором, а одиночные и потому я смог расслышать… тишину. Второй день я ловлю себя на том, что схожу с ума. Разболелась голова и я решил выйти на улицу покурить. Уже докуривая сигарету, я заметил, что на двери появились свежие царапины. Именно это я слышал – кто-то скребся в мою дверь.

Снег был вытоптан в течении дня, а потому заметить новые следы я не сумел. Но факт оставался фактом – когда весь лагерь отмечал новый год, кто-то или что-то было со мной снаружи моего блока. Не таких гостей я ожидал. Человек я настолько скептичный и бесстрашный, что мне больше было жаль платить еще несколько сотен гривен за новые царапины, нежели я испугался происходящего. Но врать не буду, что становилось слегка жутко и ветерок гулял внутри меня. Внутри блока я пытался переключиться на что-то другое, смотреть телевизор, читать книгу, играть с Ричи, но места себе не находил. А потому решил заняться чем-то другим и посмотреть по камерам как отмечают новый год в корпусах.

В каждом корпусе кипела жизнь, все весело гуляли. В старшем отряде я заметил кое-что крепче шампанского, но я тоже был молодым и меня это порадовало. Младшие водили хороводы. Дед Мороз, по совместительству старший вожатый, ходил из корпуса в корпус и поздравлял детей. Мне так захотелось попасть в ту атмосферу, что даже промелькнула мысль напроситься, но гордость брала свое, ведь меня никто не приглашал.

И когда я дошел до камеры актового зала, у меня кожа покрылась мурашками. Я прекрасно знал, что там никого не было, а камера показывала активную жизнь. Актовый зал был забит детьми и у них, насколько я понял, была дискотека. Что?? Какая дискотека?? Я еще раз посмотрел по корпусам, в них кипела жизнь, а мероприятия в актовом зале просто не могло происходить. И еще один факт возвратил дикий холод внутри меня. Все дети, что танцевали в актовом зале – были в летней одежде. Притом картина настолько была ясная, что можно было разглядеть все детали. Там мальчик с девочкой танцуют в вожатских футболках, там вон два пацана сидят на скамейке и пальцами тычут на парочку, что целуется (точнее пытаются целоваться, им лет по 12), какой-то подросток за диджейским пультом в «крутых» старомодных очках, кто-то ходит между танцующими парочками и т.д.

Сто раз проверял видеоряд, думал, что это запись, но камера писала в режиме онлайн. Я уже сказал, что я был бесстрашным, а потому не сомневаясь ни секунды, вышел со своего блока и пошел в актовый зал. На пороге у входа знаете кто меня ожидал? Ричи старший, который смирно с гордо поднятой мордой лежал и смотрел на меня. Когда я начал к нему подходить – он испугался и убежал вглубь леса, а я спокойно зашел в актовый зал. Темнота и пустота. Остался бардак на сцене с новогоднего концерта, но не было никаких следов того, что я только что видел в камере видеонаблюдения.

Всю дорогу обратно я пытался решить некую головоломку, что происходит сейчас толи в моей голове, толи в этом лагере. Теперь камера актового зала показывала темноту и пустоту, которую я только что и видел, но что это было пару минут назад? Я достал SD-карту, вставил в проигрыватель и перемотал на несколько минут назад. Пустой актовый зал, который наполняется в секунду туманом. В течении пары минут все в тумане, а потом он так же резко развеивается, как и появился. Захожу я, осматриваю актовый зал и выхожу с него.

Дед мороз дарит всем подарки, а мне под елочку принес дурную головоломку, не спросив моего желания в ней участвовать. Впервые за почти 60 лет жизни я начал испытывать страх от непонимания ситуации, от того, что именно я ответственный за лагерь, который встречает новый год. Я пытаюсь сопоставить все факты, сложить узелок событий и понять хоть какую-то логику.

В этот момент я вскрикнул. Кто-то снова скребется в дверь. Притом так навязчиво, что я понимал, что дверь придется открыть. Ричи снова наострил уши и вглядывался в дверь. Я переборол себя, взял травматический пистолет и резким движением отпахнул дверь.

Мой пес сдурел и начал лаять как бешенный, но с места не сдвигался, а наоборот начал пятиться обратно. На пороге стоял Ричи старший, который посмотрел на меня, развернулся и легкой трусцой побежал по дорожке. Меня отпустило. Эти царапины никак не являются мистическими и ко мне не лезло никакое адское существо, это все лучший друг моего бывшего коллеги. Я понял, что он пытается меня куда-то отвести и пошел за ним, хотя успеть за его темпом было тяжело.

Ричи добежал до заброшенного корпуса, стал на задние лапы, уперся передними об дверь и убежал в лес. С некой тревогой, я открыл дверь ключом и зашел во внутрь. Пустота, холод и сырость. Сделал обход – ничего не поменялось со времени моего прошлого визита. Более того, дверь в подвал все так же закрыта. Я настолько сильно поверил, что Ричи мне пытается что-то сказать и помочь, что начал думать. Стены, дверь, окна, пол, пустые коридоры, сан. узел, какие-то доски. Что же ты хотел сказать, Ричи, что? Камера. Отключенная камера. Единственное, что я мог изменить внутри этого заброшенного корпуса – включить камеру. Загорелся красный светодиод, который через пару секунду сменился на зеленый, значит камера начала писать. А я уже так погрузился во все происходящее, что буквально побежал в свой блок. Монитор 5 корпуса заработал и показывал обычный пустой холл и пустые коридоры. На всех мониторах суета и празднование, а между ними отображается пустой блеклый 5 корпус.

Следующий час ничего не происходило, только суета внутри «жилых» корпусов начала успокаиваться, дети разбредались по комнатам, а вожатые уже переходили на свою программу. Взгляд упал на тетрадку, что лежала возле ножек моей кровати и я решил еще раз перечитать дневник пропавшего мальчика. Танец с девочкой, поцелуй, ревность друзей, устроили «темную», закинули в подвал, никто не нашел, хочется есть, пить, смены не будет, забили дверь, всем пока, спасибо. Я уже начал себя чувствовать каким-то детективом и теперь во всем пытался найти какие-то знаки, какие-то подсказки. Раз сто перечитал дневник и не мог понять за что цепляться. Нет, цепляться было много за что, но вот как использовать это в эту ночь или как повлиять, или вообще зачем не все это, или должен ли я как-то в этом участвовать – я понять не мог.

Решил перекурить. Ну этот новый год я точно никогда не забуду. Говорят, что сигарета – лучший друг думающих людей, но я не думал, что настолько. Увиденное недавно в записи с камеры в актовом зале я сопоставил с записями в дневнике.

«05 августа 2007. Я не виноват, что Маша выбрала меня. Ссыкуны ночью пробрались ко мне и закинули меня в этот чертов подвал. Я никогда не писал никаких дневников, но больше мне нечем заняться. В ту ночь на дискотеке она сама меня пригласила, чему я был несказанно рад. Да, мы поцеловались, и я планирую с ней завести настоящие взрослые отношения. А вы, ублюдки, как только я выберусь из подвала, я даже не знаю, что я с вами сделаю. По моим предположениям уже должно светать, а значит скоро мы с вами поквитаемся, как только меня вытянут отсюда»

Я отчетливо видел двух пацанов, что сидели отдельно на скамейке и тыкали пальцами на парочку, что целуется (точнее пытаться целоваться, им лет по 12). Конечно, это могло быть просто совпадением, но после увиденного в актовом зале я понимал, что это не случайность. Меня как осенило, как вдруг я услышал все тот же истошный грустный вопль из территории лагеря. Я забежал в свой блок и посмотрел на мониторы – вожатые как ни в чем не бывало уже глушили водку, будто бы никто ничего не слышит или может уже состояние позволяло не реагировать на такие звуки.

Но помимо активных «живых» корпусов на этот раз на мониторе ожил и 5 корпус. В холле стоял диван, какая-то мебель и вдруг открывается дверь и начинают заходить пионеры в летней форме. Вот идут вожатые, за ними толпа детей, а последними заходят трое пацанов – один спереди, а два сзади. Те, что сзади хватают переднего, прижимают к стенке и что-то начинают ему говорить, а один из них бьет по животу. Беседа длилась минуты две, после чего его отпустили. Парень, которого ударили, отправился куда-то за пределы камеры, а те двое сели на диван и о чем-то говорили. После чего они подошли к двери в подвал, дернули на себя, и она открылась. Я увидел улыбку на лице пацанов, они слегка (важный момент) прикрыли дверь в подвал и отправились за пределы камеры. После чего минут через 15 спустился вожатый, выключил свет в холле и отправился по коридору в свою комнату.

Я, конечно, ради приличия прогулялся до заброшенного корпуса, но, как вы понимаете, внутри него была пустота. Я, конечно, ради приличия зашел во внутрь, но никаких изменений со времени моего прошлого визита не было. Так казалось. Но я понял, что поменялось. Когда я в прошлый раз выходил из заброшенного корпуса, то я очень плотно закрыл дверь в подвал. Сейчас же она была еле прикрыта. Сквозняк от открываемой центральной двери? Возможно, но в свете последних событий, я понимал, что это не так.

Я думал, думал, много думал. Наверное, за 60 лет жизни я никогда так много не думал, потому и работал обычным охранником детского лагеря. Может, если бы по молодости у меня проснулось чувство мышления, то я бы работал в какой-то модной конторе на какой-то модной должности. Я окончательно понял, что главная цель – не напугать меня до гроба, не вытрясти из меня душу, а просьба о помощи. Я окончательно понял, что я – важное звено в этой цепочке и от меня что-то зависит, но что?

Часы уже пробили 03:00, как бы это не было смешно, но много корпусов уже погрузилось в сон, лишь одиночные далеко не трезвые вожатые еще попарно сидели в холлах. 5 корпус показывал кромешную тьму и пустоту. За окном была морозная свежесть, а луна отчетливо освещала территорию лагеря. Почти во всех комнатах пионеров был выключен свет и сложно было сказать, что именно сегодня новый год. По телевизору показывали голубой огонек, мой друг мирно сопел возле кровати, а я пытался сложить цепочку.

Мою дверь буквально начали выбивать. Если до этого просто скреблись, то сейчас дверь гуляла от ударов из вне. Я изрядно испугался, а Ричи забился в угол блока и скулил со страха. В этот раз я схватился за пистолет и навел ее на дверь, когда параллельно с ударами я услышал лай. Я понял, что это Ричи старший пытается вломиться во внутрь и немного остерегаясь, таки открыл дверь. Ричи старший сделал пару шагов назад и начал отходить в бок, при этом лая на меня. То ко мне подбегал, то в бок, но все это сопровождалось громким лаем, притом каким-то встревоженным. Я пошел за ним, Ричи снова отвел меня в заброшенный корпус, но в этот раз он никуда не убегал.

Я зашел во внутрь, а он остался в проходе и лаял на меня. Притом вообще без остановки и лай этот был не злостным, а очень встревоженным. Ричи явно пытался мне что-то сказать, пытался меня как-то направить, что-то объяснить. Но меня это сбивало. Я думал, что делать, а Ричи мне только мешал своим лаем. Единственные зацепки в пустом корпусе, что связаны с этой историей, – камера и дверь в подвал. Я добавил к этому всему дневник, истории Димы-сменщика, картинки из мониторов камер и наконец-то ко мне дошло видение этой истории.

В своем дневнике пропавший мальчик говорит о том, что его закинули в подвал якобы за танец с некой девочкой Машей, с которой он потом поцеловался. На мониторе из актового зала я видел поцелуй двух подростков и двух пацанов, что злостно за ними наблюдали. Далее я увидел, как эти пацаны зашли в корпус и прижали третьего к стенке, ударили и отпустили. Далее эти пацаны о чем-то говорили и подошли к двери в подвал, проверили ее, открыли, а назад не закрывали. А я сегодня днем во время концерта плотно ее закрыл, а после записи с камеры она оказалась приоткрыта. Значит я каким-то образом попал во временную цепочку и участвую в истории, которая происходила 12 лет назад, не прямо, конечно, но участвую. А печальную сцену того, как парня закинут в подвал я еще не увидел. Значит он еще в реальном мире. Ричи уже не было возле входной двери.

Я побежал к себе в блок, взял деревянные листы, молоток, много гвоздей. Двумя ходками принес это все в холл заброшенного корпуса. Закрыл плотно дверь в подвал, навесил замок, начал неистово забивать деревянные листы один за одним. Покрыл дверь, наверное, в три-четыре слоя, проверил на прочность – невозможно ни выбить, ни взломать.

Я понимал, что я схожу с ума. 60 лет быть настоящим скептиком и просто сорваться в одну ночь, чтоб все сознание перевернулось с ног на голову. Но я почему-то почувствовал себя максимально живым, я почувствовал себя нужным. Я будто смотрел фильм со стороны, фильм, в котором я могу повлиять на концовку. И я буквально бежал по темной центральной аллее, чтоб увидеть концовку этого фильма. Я ворвался с ненормальным выражениям лица в свой блок, мой пес удивленно на меня посмотрел и положил голову обратно на лапы, продолжая сон. Я подбежал к мониторам и начал пялиться в нужный мне экран.

Ночь, тишина, кромешная темнота. Стоит диван и мебель, а значит картина 12 летней давности. К сожалению, в этой темноте сложно разглядеть что-либо и как я не пытался обратить внимание на дверь в подвал, я не видел ровным счетом ничего. Через пару минут с лестницы спускаются двое и силой тащат третьего. Подходят втроем к двери подвала. Начинается суета, видно по силуэтам, что они копошатся возле двери, но буквально через минуту оттаскивают третьего в противоположную сторону холла. Я сижу с открытым ртом, наблюдая, что будет дальше. А дальше они начинают его бить. Один из ударов приходит где-то в район лица и третий мальчик падает на пол и, как мне показалось, падает головой на кафельный пол. Пацаны стоят пару секунд над ним, а потом кидаются к нему и бьют по щекам, пытаясь привести в сознание. Третий мальчик не двигается. Один из ребят подрывается и бежит куда-то за пределы камеры. Через пол минуты вместе с тем, кто отлучился – прибегают вожатые, один из них включает свет, и я вижу картину –

на полу лежит тот пострадавший мальчик, из его макушки течет кровь, один из тех, кто бил забился в угол и плачет, прикрывая лицо руками. Вожатая наклонилась к лицу мальчика и пытается привести его в себя, а второй вожатый звонит куда-то по телефону. Второй мальчик, что бил, приносит стакан воды и начинает опрыскивать на лицо пострадавшего мальчика

И тут резко монитор переходит в белый шум. Нет, не в туман, как было раньше, а в белый шум. Но последним, что я заметил перед белым шумом было то, что дверь в подвал была наглухо забита в четыре слоя деревянных листов. Дверь, которую парни пару часов назад оставили приоткрытой. Дверь, которую несколько минут назад я забивал.

Наступила тишина. Тишина во всем. В корпусах по своим комнатам разбрелись последние вожатые. Ричи младший окончательно уснул. Монитор 5 корпуса вообще погас. Я взял сигарету и вышел на улицу, мне явно надо было перезагрузиться и вообще мне надо бы поспать. Пока пускал дым, увидел, что ко мне со стороны лагеря бежит старший Ричи. Притом бежит легкой трусцой с открытым ртом, развеивая воздух языком. Он подбежал ко мне и впервые за все это время прижался к моей ноге. Я наклонился к нему, и он лизнул мне лицо, а потом выбежал за территорию. Метров через 50 он остановился, обернулся на меня на пару секунд и убежал в лес. Я понял, что он не вернется.

Я изрядно устал за эту ночь. Головная боль была настолько сильно, что я чуть не вырубился на улице с сигаретой в руках. Я еле дошел до кровати и упал в нее, даже не раздеваясь.

***

Утром меня разбудил стук в дверь. На пороге стоял Артур Семенович. Благо хоть на новый год он не задерживает заработную плату, потому приехал расплатиться за работу со всеми вожатыми и персоналом.

- Я, конечно, понимаю, что это была тяжелая новогодняя ночь, но ты же не пьешь, почему это на посту ты спишь до обеда? – спросил начальник

Я не знал, что сказать, я даже не думал, что я просплю все будильники

- Ладно, не парься. Выведи хотя бы своего пса, а то он бедняга еле терпит, все двери исцарапал внутри. По поводу новых царапин снаружи мы с тобой потом поговорим. Я выплачу молодняку и вернусь к тебе отдать зарплату – улыбнувшись, сказал Семеныч.

А я проснулся с каким-то ясным рассудком. Ну понятное дело, проспать до обеда. Я четко помнил все происходящее вчера, но концовка этого фильма оказалась для меня недосказанной. Я вроде как и не дал попасть мальчику в подвал, но блин, я его по другому убил. Или не убил? Для меня загадок осталось еще больше, чем было изначально.

Я выпил стакан воды и обратил внимание на тетрадку. Она была полностью пустая. Там, где вчера еще были записи некого дневника – сегодня не было ни единого слова. Я выбежал на улицу к общей урне, но с утра рабочие уже вывезли мусор, а значит и записку, написанную Димой, я больше не найду. Выпустил Ричи в туалет, а сам включил телек, чтоб хоть что-то работало на фоне, пока буду собираться с мыслями и умываться. На канале показывали новости, и ведущая начала вести репортаж, от которого у меня выпала из рук зубная щетка.

«Пока дед мороз дарил подарки детям и их родителям, он успел подарить настоящую новогоднюю сказку нашей стране. Мальчик Дима, хотя сейчас он уже далеко не мальчик, который пролежал в коме двенадцать с половиной лет, сегодня вышел из этого состояния. Мы ведем репортаж прямо из клиники, в которой сегодня случилось настоящее новогоднее чудо. Мама мальчика не может прийти в себя от счастья. Под стенами клиники собралась вся семья Димы и для кого-то сегодня по-настоящему счастливый Новый год! Напомним, что двенадцать с половиной лет назад в результате несчастного случая, мальчик упал на кафельный пол, ударившись головой и получил тяжелейшую черепно-мозговую травму. 20 декабря текущего года его состояние ухудшилось, и врачи предлагали семье остановить поддержку организма, т.к. шансов выжить не было. Но сегодня, в 03:17 ночи по киевскому времени, он начал дышать самостоятельно и вышел из комы. Наши репортеры будут продолжать следить за состоянием Димы и информировать вас. С новым годом!»

Я повернул голову на экран и увидел до боли знакомое мне лицо. Человек, который пару недель назад крушил двери в заброшенный корпус. Человек, который год назад менялся со мной сменами и рассказывал мне сущий бред по поводу мистических легенд лагеря. Я не знал, чему верить – картинке на экране или своему рассудку.

Я сидел с пустой головой около часа, когда, наконец-то, Семеныч нарушил мою нирвану.

- Ладно, не буду я с тебя сдирать деньги за царапины на двери, считай, что это мой подарок тебе на новый год – подмигнул мне начальник

- Артур Семенович, скажите, пожалуйста, Вы видели уже репортаж про мальчика, что вышел из комы? – начал я издалека

- Конечно видел! Это же наш воспитанник! Я уже сегодня был в клинике, поздравил семью. Они, конечно, еще на нас обижаются, но поздравления приняли – сказал Семеныч

- Артур Семенович, помните в прошлом году моего сменщика? Разве не похож он Вам на нашего Диму? Это же он! – как-то очень резко выдал я

- Так, кончай с этим. Ты, походу, вчера нарушил свой сухой закон и изрядно перепил. Как он мог у нас работать, если он 12 с половиной лет в коме пролежал? В прошлом году у тебя не было никакого сменщика, ты сам проработал всю зиму – уже выдал Семеныч в своем привычном нервном тоне

- Да как это не было?!! Я в прошлом году работал 5 через 5, не мог же лагерь пустовать?? – я уже начал кричать

- А вот за это я тебя могу очень серьезно штрафонуть! Ты хочешь сказать, что 5 через 5 дней лагерь пустовал? Лучше закрой рот, пока не наговорил лишнего бреда и я тебя не лишил премии – сказал Семенович, доставая из кармана еще одну пачку денег.

Я промолчал. Взял деньги и попрощался с Артуром Семеновичем. В этот момент я вспомнил о дачном городке недалеко от нас и о разговоре с местным охранником. Моя семерка еле завелась, но откатила меня к тому месту и меня встретил уже давно знакомый мне товарищ. Видно было, что он хорошо вчера отметил, потому очень долго и тяжело открывал дверь в свою коморку. Тогда я понял, что отмечает он еще до сих пор.

Как я долго не пытался напомнить ему о нашем приезде - он ничего не мог вспомнить. Более того в итоге он сказал, что мы тогда точно не виделись. Когда я рассказал ему историю, что он рассказывал нам в прошлом году (ну про подвал, про мальчиков, что повесились и т.д.), то он ответил, что мне надо меньше пить и ничего такого никогда не было.

В своем блоке я сидел в убитом состоянии. А может и в правду зря я когда-то бросил пить? Может так легче будет жить? По телевизору начался очередной выпуск новостей:

«А мы до сих пор находимся в клинике, где сегодня, спустя 12 с половиной лет, вышел из комы Дмитрий. Состояние его стабильное и он уже разговаривает. Мама рассказала нашему телеканалу, что Дима не помнит ничего, что с ним случилось, но она счастлива, что просто может разговаривать с сыном»

Последнее, что я мог в этой ситуации сделать – это поехать в клинику. Моя семерка туда добиралась с огромными усилиями, но, если бы она заглохла по пути – я бы остаток дороги прошел пешком. Заезжаю в Киев, поворачиваю на нужную улицу и вот, ближе к пяти вечера, я уже под стенами клиники. Море репортеров, людей, плакатов.

Естественно, меня во внутрь не пустили, потому как разрешили быть возле Димы только его матери. Я начал спрашивать про него у людей, и все говорили одно и то же, что и по новостям – «вышел с комы, черепно-мозговая травма, двенадцать с половиной лет и т.д,». Но все-таки один из мужчин направил меня к группке людей, которые оказались родственниками. Я представился женщине, которая оказалась его сестрой, сказал, что работаю охранником в лагере. Она, конечно, фыркнула на меня, но потом поняла, что я в том году еще не работал.

Я видел, как она сияет от счастья. Рассказала, что все двенадцать лет они верили в его выздоровление. И даже, когда в конце декабря сказали, что шансов нет – они верили. Она, мама и их третий брат, который сейчас отошел воды купить. Попросила подождать его, чтоб нас познакомить, и начала рассказывать о сложностях жизни без Димы, который являлся младшим братом в семье.

Было действительно интересно слушать женщину, и я не заметил, как к нам подошел еще один мужчина, который и оказался тем самым братом.

- Разделите наше счастье? А то я отошел с собакой купить воды и не успел с Вами познакомиться – сказал мужчина.

Я протянул руку и посмотрел на пса. Изрядно уставший, постаревший, обычный дворняга с умными глазами и крепким телосложением. Такой знакомый для меня. Собаки физиологически не умеют улыбаться, но я понимал, что он мне улыбается. Я даже не спрашивал, как зовут пса. Я к нему наклонился, чтоб погладить, а он лизнул мне лицо, дружески кинулся на меня и повалил на землю.

- Ричи, фу! – сказал брат Димы.

странные люди дети странная смерть призраки животные существа неожиданный финал
8 400 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
4 комментария
Последние

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  1. Андрей 20 декабря 2019 19:11
    Офигительно. Такая длинная история, но на одном дыхании. Не так страшно, как иниересно, тем более прочитав первую часть. Тем, кто не прочитал первую часть - эту не читайте!
  2. RAINYDAY8 23 декабря 2019 08:46
    лайков господину, это шедевр
  3. Sat 26 мая 2021 01:00
    Полный восторг! От чтения просто не оторваться. Так мастерски и интересно закрутить сюжет - автор просто гений!
  4. И.Сiнгакъ 19 января 2022 03:19
    Хуже, чем первая часть. Как будто и правда охранник писал полуграмотный.
KRIPER.NET
Страшные истории