Ловчий поневоле » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор

Страшные истории

Основной раздел сайта со страшными историями всех категорий.
{sort}
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Ловчий поневоле

© Дмитрий Венцковский
20.5 мин.    Страшные истории    Morgot-76    24-02-2024, 13:16    Указать источник!     Принял из ТК: Radiance15

За окном бушевала середина июля – пора комаров, духоты и пыли. Вентилятор на рабочем столе лениво мотал головой из стороны в сторону,  с трудом перемешивая густой, как кисель, воздух. Аркадий обливался потом и, проклиная жару, обмахивался папкой для секретных документов. Он был весь в предвкушении конца рабочего дня, ведь  оставалось всего полчаса. Скоро он пойдёт домой, по дороге выпьет кружечку ледяного Жигулёвского, разливаемого из жёлтой бочки возле дома, и примет, наконец, холодный душ. В потоке воздуха от вентилятора на стенах шелестели плакаты и прикрепленные кнопками листки бумаги. Изображённое на них вызвало бы большое недоумение у обычного советского, партийного, человека, да и обстановка кабинета в целом, вызвала бы много вопросов. Все эти рисунки зодиакальных кругов, таблицы с рунами и каббалистическими знаками, схемы и описания пентаграмм, старинные книги на полках в деревянных и кожаных переплётах с непонятными названиями на латыни, и многое другое, не менее неуместное для кабинета в недрах этой организации. Но большинство служащих Отдела Секретных Изысканий Разработок и Исследований при КГБ СССР, или ОСИРИС, были привычны к подобным вещам. 

Да и сам Гладилин Аркадий занимал там должность далеко незаурядную. Официальная его специальность, для обычных служащих Комитета,  звучала  как Консультант по культуре и обрядам малых и исчезнувших народов. В реальности же он был инспектором  по расследованию оккультных и мистических явлений, или, как его за глаза прозвали сотрудники ОСИРИСа – штатным магом. Да, вот так, без пафоса и преувеличения. Он даже мог похвастать тем, что освоил несколько магических фокусов, наподобие  люминесценции или ускоренного исцеления от ран и болезней. Но это было так, баловство, которое, тем не менее, иногда помогало в расследованиях. 

Казалось бы, зачем такому солидному комитету, как КГБ, где все служащие сплошь идейные, члены партии, комсомольцы и атеисты, отдел с сомнительными задачами и странными должностями? Всё дело в истории возникновения ОСИРИС.

Изначально это был просто отдел секретных технических разработок, появившийся в середине тридцатых ещё при НКВД. Занимались там изучением, внедрением и поиском применения всевозможных  достижений науки, наподобие открытий Теслы и Эйнштейна, а также своими собственными изысканиями. Но очень скоро они поняли, что некоторые явления не поддаются объяснению имеющимися физическими законами. Кроме того, стало известно, что в нацистской Германии было создано Аненербе  - специальное подразделение по поиску и изучению оккультных предметов и знаний, которые могли бы помочь достижению победы в войнах. Тогда задачи молодого секретного отдела были расширены, и часть исследований были направлены на те сферы бытия, которые при коммунистической партии считались  мракобесием и предрассудками. Для такого дела в архивы отдела была даже перевезена библиотека Ивана Грозного, которая официально была утеряна, и содержала в себе немало иностранных книг средневековья о древних оккультных знаниях.

Потом началась Великая Отечественная, входе которой велись свои, оставшиеся неизвестными, сражения между двумя тайными организациями, на сведениях о которых лежал гриф максимальной секретности. А после победы многие материалы Аненербе оказались в руках советских  учёных, и именно тогда и появился ОСИРИС, организация настолько секретная, что большая часть штата КГБ не знала о их деятельности, считая просто отделом технических разработок, что отчасти было верным, хотя часто их сотрудники привлекались при всяких необъяснимых делах, обнаружении аномальных зон и загадочных объектах и феноменах.

Вот потому и сидел штатный маг, Гладилин Аркадий, само собой непартийный и некрещеный, в своём кабинете, борясь с липкой духотой и следя,  как медленно движется на настенных часах минутная стрелка.  И именно в этот момент на столе затрезвонил телефон. Полный худших  предчувствий, Аркадий поднял рубку и услыхал набивший оскомину пронзительный голос начальника, требовавшего его к себе в кабинет.

Ну, конечно же! Когда бы он ещё вызвал, как не под конец рабочего дня?! Проклиная начальника казнями египетскими, Аркадий проделал путь через душный кисель, зовущийся воздухом, к обитой чёрным дерматином двери.

Начальник отдела, полковник Буренин Константин Львович сидел за дубовым столом, заставленном телефонными аппаратами, массивным письменным прибором с чернильницей и пресс-папье, и бюстиком Дзержинского, под большим портретом Ленина на задней стене. В глаза Аркадия сразу бросился вызвавший лёгкую зависть чехословацкий вентилятор, не в пример активнее гоняющий жаркий воздух, чем тот, что стоял у него в кабинете.

Константин Львович, блестя потной лысиной, как обычно вперил в вошедшего свой тяжёлый, изучающий взгляд, от которого человек непривычный, обычно начинал нервничать и испытывать неловкость. Аркадий, в который раз, стойко выдержал это испытание взглядом и тогда начальник прервал затянувшуюся паузу:

 - Присаживайся, Гладилин. – Он указал рукой на стулья. Перехватил быстрый взгляд Аркадия на наручные часы. – Я понимаю, что конец рабочего дня, и всё такое, но тут для тебя дело одно есть. Следователи из МВД, пребывая  в недоумении, передали его в Комитет, а те тоже, недолго думая, спихнули на наш отдел. Конечно, всё расследование должно содержаться в строжайшем секрете, это я тебе не должен объяснять.

Аркадий попытался было вставить вопрос, но начальник мгновенно понял это заранее и прервал его на полуслове:

- Почему это дело поручено тебе, ты поймёшь из материалов. – на стол легли несколько увесистых папок, синих от покрывающих их штампов , печатей и подписей, тщательно завязанные верёвочными концами.

Аркадий придвинул бумаги к себе, распустил узлы, и под объяснения Константина Львовича, принялся их изучать, перекладывая из стопки в стопку.

Всё началось в конце зимы в посёлке Вороново Ростовской области. В нём таинственным образом стали исчезать люди. Причём, в паре случаев, практически на глазах свидетелей. Точнее, самого исчезновения никто не видел, так как все окружающие в этот момент по тем или иным причинам отводили взгляд, но этого хватало, чтобы человек пропал. Как правило, на месте исчезновения оставалась лишь вся одежда и личные вещи пропавшего, но никаких следов вкруг, и никаких тел впоследствии не находилось. Были арестованы несколько подозреваемых, но позже выпущены за неимением доказательств. 

Всего произошло восемнадцать инцидентов, приблизительно раз в неделю. Никакой связи между жертвами обнаружено не было, кроме двух первых случаев, когда один за другим пропали двое членов одной семьи. Исчезали и мужчины и женщины, и молодые и старые. В любое время суток.

В общем, следователи уже совсем сбились с ног и рыли землю от отчаяния. И после того как пропал сын одного из замов главы профкома с лёгким сердцем передали дела в КГБ. Те тоже сначала начали копать, но обнаружили в материалах дела факты, которые вынудили перенаправить всё в ОСИРИС. Этими фактами оказались обнаруженные на вещах пропавших приклеенные кусочки синей изоленты со странным символом, каждый раз немного отличным от предыдущего. Кто-то из сотрудников Комитета резонно решил, что это как-то связано с некими обрядами таинственной секты, а значит, дело нужно передать в отдел, где есть компетентные эксперты.

Аркадий сидел в своём кабинете, перебирая чёрно-белые фотографии, на которых были запечатлены в увеличенном виде таинственные куски изоленты со странными символами. За окнами была уже темень, но молодой человек этого не замечал. Вокруг на полу валялись кучи изрисованной и смятой бумаги. Одна на другой на стол громоздились раскрытые книги. Что-то знакомое было в этих символах. Нечто, подобное древним тайным глифам Месопотамии, которые использовали тёмные жрецы Аккада, Ханаана и Шумера.

Ясно, что эти символы были ключами, и довольно сильными. Только вот что они открывали, и куда? И почему они немного отличаются друг от друга? Может это связано с временной отметкой? Каждый символ может сработать только строго в свой временной промежуток и в остальное время совершенно бесполезны. Такое упоминалось в ханаанских культурах, нечто связанное с демонами из бездны за гранью мира. Вот только понять, к какому исчислению принадлежала система отсчёта времени и дат, каким светилам и звёздам подчинялась, было совершенно невозможно.

Аркадий устало вздохнул и потёр мокрое от пота лицо руками. Без посещения специальной библиотеки Отдела тут не обойтись. Но она была уже закрыта в связи с поздним временем. Придётся ждать утра. Идти домой уже не имело смысла, поэтому молодой человек стянул рубаху и расположился на диванчике в углу своего захламлённого кабинета.

Утренний поход в библиотеку принёс немного успеха. Перерыв кучу книг, упоминания названий и авторов которых заставили бы взвыть любого коллекционера и букиниста, Аркадий выуживал крохи информации. Подтвердилась догадка о месопотамской принадлежности этих символов, но также выяснилось то, что они пришли из ещё более древних и тёмных эпох зарзийской культуры, и первые их изображения встречались на стенах мифических чёрных храмов Семипалого Бога, затерянных в песках Ливийской пустыни. Это действительно были ключи, открывающие проходы в измерения демонов, известных как Семь Сыновей Ламашту и Нергала. И каждый из них мог использовать только свои ключи. Так что задача Аркадия усложнялась ещё больше. Но зато отпадала гипотеза про некую тайную секту, так как эти знания были настолько древними и мёртвыми,  что вряд ли кто-нибудь мог их воскресить во второй половине двадцатого века. Оставалось только ехать и проводить расследование уже на месте.

Сообщив о ходе расследования Константину Львовичу, Аркадий собрал всё необходимое и выдвинулся в путь. В общем, к вечеру следующего дня он уже стучался в районное отделение милиции, а на утро, на служебном уазике, въехал уже в сам посёлок Вороново.

Уже после прибытия Аркадию сообщили ещё об одном пропавшем в местном продуктовом магазине. Жители посёлка были в страхе и боялись лишний раз выходить из дома. Улицы патрулировали усиленные дружинниками наряды милиции. Но эти меры всё равно не помогали.

Аркадий недолго размышлял, откуда начать расследование. Это он обдумал ещё по дороге в посёлок. Нужно идти сначала. С самых первых исчезновений.  Он решил опросить семью, в которой первыми, один за другим, пропали двое -  отец и его престарелая мать. Как оказалось, третье исчезновение было тоже в этом доме, который оказался двухэтажным и двухподъездным деревянным многоквартирным бараком, и следующий пропавшим был один из жильцов. Тогда же был арестован милицией и первый подозреваемый, жилец этого дома, страдающий алкоголизмом и состоящий на учёте в психоневрологическом диспансере. Но после следующей пропажи, уже на противоположном конце посёлка, он был отпущен на свободу. Значит, тем более, стоило начинать поиски  с этого места.

Дверь Аркадию открыла средних лет женщина в кухонном, видавшем виды, фартуке поверх замызганного халата, с измученным лицом без макияжа, с тусклым взглядом обведённых синяками глаз, и не опрятно собранными в хвостик неухоженными волосами, очевидно супруга пропавшего. За её спиной блестели две пары испуганных детских глаз. Аркадий представился, показал удостоверение, его пропустили, проводили в маленькую кухню. Там он устроился за столом, разложив перед собой блокнот и ручку, начал задавать вопросы и записывать показания. Женщина нервничала, заикалась, прятала полные слёз глаза и не знала, куда деть дрожащие руки. Видно было, что она на грани срыва. Под конец беседы, Аркадий показал ей листок с тщательно вырисованными символами с мест преступления, поинтересовался, видела ли она что-нибудь подобное. Женщина ответила отрицательно, и её ответ выглядел достаточно честным. Ничего нового, таким образом, не узнав, он прошёлся по комнатам, заглянул в санузел, и остановился на пороге детской. Двое мальчишек сидели на своих кроватях, и если один, младший, смотрел на гостя больше с интересом, то в глазах второго был страх и даже паника. Это показалось Аркадию странным.

Он поздоровался с мальчишками, слыша за спиной нервное дыхание матери. Младший, Витя, охотно протянул руку для знакомства. Старший же, чуть слышно, заикаясь, сказал, что его зовут Вадик. Он постоянно прятал взгляд, и даже показалось, что слегка дрожал. Аркадий поспрашивал их об их делах в школе, успехах в физкультуре, о том, в какие секции они ходят, как проводят летние каникулы. Витя оказался словоохотлив, а Вадик замкнулся в себе, и отвечал на вопросы невнятно и коротко. Когда же Аркадий показал им листок с символами, спросив: «Встречали ли вы подобное?», успел заметить, как в глазах старшего мальчишки промелькнула настоящая паника, и показалось, что он слегка побледнел. Но всё же, он чуть слышно пробурчал невнятное: «Нет».

В гостиницу Аркадий вернулся полный раздумий. Поведение мальчишки не выходило у него из головы. Такое ощущение, что эти символы показались ему знакомыми, и это его очень напугало. Но откуда он мог бы про них знать? Это было почти нереально, но исключать подобное настоящий следователь не имеет права. Назавтра Аркадий запланировал беседу со свидетелями следующего, четвёртого, исчезновения. Тогда жертвой стала молодая учительница местной школы. Пропала прямо у себя дома. Следовало опросить её мужа, который в момент исчезновения был в соседней комнате. С мыслями об этом, Аркадий провёл над непрочитанными ещё материалами дела остаток дня, сверяясь с записями в блокноте, а с наступлением вечера завалился в кровать и быстро уснул.

***

Вадик спал в своей кровати и ему опять снился кошмар. Начинался сон вполне обычно - он с мамой пришёл в музей. Это было большое здание, центр которого украшал стеклянный купол, через который лился дневной свет. Под ним было обширное круглое пространство, уходящее на несколько этажей вниз, опоясанное по спирали открытыми галереями, выходящими в различные залы с экспонатами. Они, взявшись за руки, гуляли из помещения в помещение, постепенно спускаясь на нижний этаж, пол которого, покрытый мраморной плиткой, виднелся за перилами спиральной галереи. Экспонаты, в большинстве своём, были предметами археологии, подобные которым он видел на картинках в учебнике Истории Древнего мира.  Вокруг было светло и полно людей, стоял лёгкий гул разговоров и шаркающих шагов. В какой-то момент рядом оказался экскурсовод, который повёл их по спиральному спуску дальше вниз, по пути останавливаясь у различных экспонатов и что-то рассказывая, какие-то истории о культуре Древнего Вавилона и Ассирии, о богах, которым поклонялись в Долине Тигра и Евфрата.

Они спускались всё ниже, становилось темнее, а посетителей всё меньше. Пол же последнего этажа, казалось, наоборот, удалялся, уже едва угадываясь в полутьме. Теперь экспонаты и рассказы экскурсовода были посвящены древним демонам. Мать всё также шла рядом с Вадиком, держа его за руку, но она не издавала ни звука, шагая монотонно, словно робот, послушно останавливаясь лишь перед очередным экспонатом.  Мальчику было немного страшно. Его пугали каменные изваяния рогатых и хвостатых существ с огромными клыками и когтями. Переплетённые в жутких позах статуи суккубов и инкубов, у ног обнажённой Лилит, чьё вырезанное из мрамора искаженное злобой лицо вперило в проходящих людей пустой жуткий взгляд, и казалось, следило за ними. Вдоль стены, подпирая потолок, раскинула орлиные крылья огромная каменная фигура демона Пазузу, с чьих огромных клыков, словно капала слюна. И на всём лежал слой нетронутой пыли.

Вадик всё сильнее прижимался к матери, но та была безмолвна, и холодна, и только сейчас мальчик понял, что держится за деревянную руку механического манекена, мало чем походящего на его маму.  Он отдёрнулся от этой заводной куклы,  и она, сделав неловкий шаг, споткнулась, и рухнула на пол, разлетевшись звонкой грудой каких-то черепков, пыльного тряпья и человеческих костей, словно лишь живое человеческое тепло давало ей энергию. Стеклянным шариком куда-то покатился глаз. Экскурсовод теперь молчал, его глаза тускло светили в сгущающейся тьме. Вокруг не было ни одной живой души, лишь высоко-высоко наверху, там, где в туманной дымке манил своим недосягаемым сиянием стеклянный купол потолка, можно было разглядеть далёкие фигурки бродящих по галерее людей, а эхо приносило обрывки смеха и разговоров. А внизу, за балюстрадой, теперь вообще не было пола. Спиральный спуск уходил на головокружительную глубину, теряясь в клубящейся, словно дым, тьме.

За прозрачными стенами залов виднелись накрытые пыльными холстинами экспонаты, витрины, шкафы и странные фигуры, которые, даже скрытые от человеческих глаз, выглядели жутко и зловеще.  Лицо экскурсовода растянулось в жуткой улыбке, когда он повёл мальчишку в один из залов, между укутанных, словно в саван, экспонатов, и краем глаза Вадик улавливал шевеление этих жутких статуй, высовывающиеся из-под ткани концы щупалец,  колыхание покрывал, взметающиеся облачка пыли, мелькание бесформенных теней. Мальчик уже чуть не плакал от страха. Он уже понял, кто скрывался под маской экскурсовода, и куда он его ведёт. Вадик знал, что сейчас окажется перед ними, ведь он видел это уже много раз. Огромная каменная ладонь из чёрного камня, неимоверно древняя, раскрытая в останавливающем жесте. И она не была обычной, человеческой. У неё было семь пальцев, оканчивающихся жуткими когтями. Перед ней-то экскурсовод и остановился. Он ещё выглядел как человек, но его тень возвышалась за ним жуткой изломанной фигурой, потерявшей всякие очертания и постоянно извивающаяся и дёргающаяся.

 - Пришло время, я опять голоден. – Растянув тонкие губы хищной улыбке, скрипуче прошипел монстр в теле экскурсовода.  – Приведи ко мне следующую жертву.

Мальчик заплакал:

 - Нет! Хватит! Я уже больше не могу! Я боюсь!..

- Т-с-с-с-с!!!  - Прошипел экскурсовод, приложив палец к губам, за которыми теперь виднелись длинные острые зубы.  – Если ты будешь сопротивляться, я вновь возьму твоё тело, пока ты спишь, и сам найду себе жертву. В этот раз ими могут оказаться твоя любимая мама или братик. Ты же скучаешь по своему папе? А он был очень вкусным. А может мне съесть тебя? Как тебе такой вариант?

Он теперь нависал над ребёнком, поднявшись длинной тощей фигурой до самого потолка и изогнувшись жутким вопросительным знаком, словно змея над добычей.

 - Так что выбирай, или ты сам приводишь ко мне очередного… человека, - это слово он прошипел с презрением, - или придётся принести в жертву кого-нибудь из твоих родных.  Твой разум в моей власти.

Тень за его спиной теперь омерзительно бесновалась.

 - К нам приходил человек, из милиции. Он знает про знаки!  - Мальчик уже плакал. Жуткая тварь лишь презрительно прошипела.

 - Я видел. Я вижу и слышу всё, что и ты. Его не стоит бояться. Я дам тебе дополнительный знак, если встретишь его ещё раз, пометь его для меня. Я сам с ним разберусь. Ну и про обычную мою добычу не забудь. Не заставляй меня злиться!

Горькие рыдания ребёнка нисколько не трогали тварь, которая с насмешкой, облизывая длинным чёрным языком острые иглы зубов, взирала на него багровыми углями глаз.

  - Так ты согласен?

 - Да… - чуть слышно пискнул Вадик.

 - Молодец, правильный выбор. Теперь смотри и запоминай!

Мальчик послушно посмотрел на каменное изваяние семипалой ладони и на её чёрной выщербленной поверхности проступили пылающие алые линии двух замысловатых символов, одинаковых на первый взгляд, но всё же различных. Они сияли всё ярче, проникая, казалось в самый мозг, выжигаясь на его поверхности. Мальчик, словно завороженный глядел на них, не в силах оторвать взгляд, а рядом шипела, полностью утратившая человеческий облик, жуткая тварь:

 - Запомина-а-ай. Запомина-а-ай…

Вадик знал, что эти символы надёжно отпечатаются в его мозгу, и будут теперь гореть перед его глазами, пока он их не использует. И от этого было так горько и обидно, что мальчик проснулся. Он лежал у себя в комнате, на своей кровати и по его щекам текли слёзы. И ещё он обмочился. А перед глазами, словно следы от ярких вспышек, стояли два жутких, подобно  ядовитым паукам, символа.

***

Аркадий проснулся под звон будильника. Привычный утренний моцион, лёгкий завтрак из чая с бутербродом, и вот он опять в отделении милиции. Там он объяснил свои планы по беседе со следующим свидетелем, и его вызвался проводить молодой лейтенант.

Местом следующего исчезновения был частный дом, а жертвой была средних лет женщина, работавшая учительницей в местной школе. Муж пропавшей как раз собирался на работу и прогревал во дворе старенький москвич. С неприязнью посмотрев на удостоверения, тем не менее, пустил гостей в дом. Аркадий начал расспрашивать, надеясь узнать хоть что-то новое. Хозяин лишь раздражённо повторял то, что и так было записано в протоколе:

 - Это случилось утром, я как раз брился в ванной, а Люда… супруга моя, собиралась в спальне, и что-то мне рассказывала. Внезапно она замолчала. Никакого шума, или крика. Просто оборвалась на полуслове. Я зашёл через пару минут, а её нет, лишь возле кровати кучей лежит одежда и украшения, которые были на ней. Я не сразу понял, что она исчезла, лишь минут через тридцать поисков спохватился, и позвонил в милицию. Вот, в общем, и всё.

Аркадий покивал, записывая всё в блокнот, спросил разрешения осмотреть спальню. Мужчина лишь пожал плечами, было видно, что он нервничает и очень хочет, чтобы это всё быстрее закончилось. Аркадий прошёлся по небольшой уютной комнате, остановился у увешанной фотографиями стены. На них была изображена худая женщина в очках и строгом костюме в компаниях с различными ребятишками в школьной форме. Мальчики в синих курточках и девочки в белых передничках, все с октябрятскими звёздами, улыбались с чёрно-белых картинок. Внезапно Аркадия как током ударило! Он вгляделся в групповое фото класса, где школьники стояли в два ряда, по обе стороны от своей учительницы, и среди них угадывалось знакомое лицо Вадика, Вадима Лыкова, сына первой жертвы, у семьи которого он был вчера в гостях! Указал на фото хозяину дома.

 - А этот снимок давно сделан?

На лице мужчины промелькнуло удивление, но он, всё же, ответил:

 - В прошлое первое сентября. Это класс, который она вела.

Странное совпадение. Аркадий потёр лоб, потом для формальности задал ещё пару незначительных вопросов и распрощавшись вышел на улицу. Сопровождавший его молодой лейтенантик ждал возле жёлто-синего уазика, лузгая семечки, и наблюдая, как вокруг суетятся воробьи, перебирая выплюнутую на землю шелуху.

 - Поехали по следующему адресу.  – Махнул рукой Аркадий. - Кто там был?

 - Семья Чаплыгиных. У них пропал отец главы семейства, Евгений Фомич. Ему за восемьдесят было.

 - Вези. – Аркадий уселся на сиденье пассажира.

Через пять минут они стучались в следующий дом. Дверь, из-за которой аппетитно пахнуло свежей выпечкой,  открыл коротко стриженый пацан в одних шортах. На вопрос, есть ли дома родители, стал звать мамку. Дородная женщина была очень приветлива, и сразу начала было собирать на стол, но Аркадий вежливо отклонял все попытки угостить его, то вареньем, то мёдом, то яблочным пирогом.  Он задал для начала несколько вопросов о пропавшем и о событиях того дня, а потом спросил прямо:

 - Скажите пожалуйста, Елизавета… м-м-м…

 - Елизавета Игоревна.

 - Да, Елизавета Игоревна. А вам известен мальчик, которого зовут Вадим Лыков?

Та удивилась:

 - Знаю. Как не знать? С моим сорванцом вместе в одном классе учится.

Бинго! Аркадий сделал пометку в блокноте и задал следующий вопрос:

 - А когда перед исчезновением Евгения Фомича вы его встречали последний раз?

 - Господи! А с ним то что?!

 - С ним всё в порядке, не переживайте. Постарайтесь вспомнить, когда вы его видели в последний раз до того, как исчез Евгений Фомич.

Женщина задумалась, потом просветлела лицом и сказала:

 - Так это… за два дня до исчезновения у моего Гришки день рождения был. Одноклассники приходили, и Вадик с ними.

«Вот и сложилась головоломка», подумалось Аркадию.  Теперь он уже знал, в каком направлении искать. Что бы не вызвать у женщины подозрения, задал ещё несколько вопросов про других одноклассников её сына, а также про самого сорванца, потом поблагодарил за угощения и откланялся.  Сопровождающему лейтенанту сказал отвезти его обратно к гостинице. Ехал в задумчивости.

Значит, в деле замешан мальчишка. Он явно перепугался, когда Аркадий показал им рисунок со знаками. Работает на кого-то? На какую-то секту? Вряд ли, слишком большой риск быть разоблачённым. Тогда откуда мальчишке – школьнику знать о древних символах, и о том, когда и как их применять? Тогда может это одержимость? Или ещё хуже, внедрение в сознание? Тут нужно было подумать. Скорее всего, есть средства для выявления подобного явления. Аркадию уже было известно, что он имел дело с дошумерской, зарзийской магией, очень древней и тёмной. Но кое-какие сведения о ней, всё же сохранились, не зря он целый день до отъезда рылся в закрытом секторе библиотечного архива.

По прибытию в гостиницу он расстегнул спортивную сумку и выложил на стол ветхий толстый гримуар, чьи страницы покрывали ровные строчки латинских символов и гравюры. На потемневшей деревянной обложке ещё можно было различить вырезанное название «Либер дэймонум Галла». Аккуратно переворачивая страницы, Аркадий углубился в чтение. Тексты гласили, что такие символы-ключи использовали семь древних демонов, которые также подчинялись глифам, и опытный маг с их помощью мог как призвать их, так и изгнать или запереть. Обитали они каждый в своём измерении, для открытия прохода в которые использовались эти знаки, причём для каждого демона свои. Древние жрецы приносили этим чудовищам жертвы, просто рисуя нужный ключ на теле человека, и бедолага оказывался в другом мире, где его пожирали вместе с душой. Точнее, именно души и были лакомой пищей для демонов. И ещё там говорилось, что  в демонические измерения не может попасть ни одна неодушевлённая вещь из нашего мира. Теперь было понятно, почему от исчезнувших людей оставалась лишь куча одежды. Маленький символ, нарисованный ручкой на кусочке изоленты и приклеенный к одежде, в нужное время открывал портал и переносил человека в западню, в кормушку древнего демона.  Аркадий передёрнул плечами, представив, что ощущала жертва, внезапно оказавшись голой в чужом мире один на один с жуткой тварью. 

Изучал древние тексты до часа ночи, делая короткие перерывы на перекус и чай, исчеркал запасной блокнот. Но теперь он знал, как проверить свою теорию. Открыл кофр с амулетами и минералами, нашёл большой кристалл горного хрусталя. Молоко, соль и медный котелок можно купить завтра на рынке, кровь можно взять там же, в мясном отделе, или использовать свою.

Утром уже всё было готово. Попросился в кухоньку при гостинице. Розовая смесь  молока и крови кипела и бурлила в котелке, оставалось бросить в него кристалл и прочитать заклинание. С последним словом из глубин котелка вскипела чёрная жижа, противно запахло сероводородом. Вроде готово. Аркадий слил остатки вонючей массы в раковину и промыл кристалл кварца под краном. Внешне он совсем не изменился, и проверить его пока не было возможности. Оставалось только надеяться, что древнее заклинание сработало. Ну что же, пора на охоту!

Молодой маг прождал у дома Вадика около часа, пока тот не появился из подъезда, выкатывая старенький велосипед с пустой авоськой, болтающейся на руле. Наверняка мама отправила его в магазин за продуктами.  Подождав в своей засаде, пока мальчишка подойдёт поближе,  Аркадий поднёс кристалл кварца к глазу, словно монокль и посмотрел через него на приближающуюся фигуру на велосипеде. И почувствовал, как кровь холодеет в жилах. Сквозь магическое стекло виделось, как из головы мальчишки вырастает длинная извивающаяся шея, которую венчала ещё одна голова, огромная и полупрозрачная, словно сгустившаяся тень. Очертания этого чудовища были почти неразличимы, но два налитых белизной глаза внимательно разглядывали всё вокруг. Внезапно эта жуткая фантомная тварь, словно почуяв, что за ней следят, повернулась в сторону Аркадия, встретилась своими бельмами со взглядом человека, и лицо её жутко искривилось подобием хищной улыбки.  Молодой маг быстро убрал от глаз кристалл и отпрянул за дерево, чувствуя, как бухает сердце.

Он был прав, это действительно захват сознания. Древний демон каким-то образом сумел внедриться в разум мальчишки и контролировать его, используя как своего аватара, не выходя из своего измерения. Но теперь Аркадий точно знал, что это проделки именно демона. А мальчишку он просто использует как  средство доставки еды, этакий ловчий поневоле. И ещё, этот демон теперь знал, что Аркадий знает про него и видел его проявление, и очевидно этого так не оставит. А значит, попытается натравить мальчишку, чтобы поймать в свою ловушку. Следовательно, нужно быть готовым к битве на его поле, так как из нашего мира его не достать. Нужно вернуться в гостиницу и подготовиться, как следует.

План был таков. Этот демон был из тех, кто подчиняется определённым магическим глифам. Они для него как непреодолимый закон, которому он не может противиться. Так установили для своих семерых детей древние шумерские боги, чтобы был способ сдерживать и направлять их силу. Следовательно, теоретически, можно было его изгнать, попав в его мир, и просто продемонстрировав нужный знак. Но, тут же и первая сложность: в измерение демона нельзя было пронести ни одной неодушевленной вещи или оружия. Скорее всего, даже надписи на теле, сделанные чернилами или краской просто исчезли бы с кожи при переходе. Но Аркадий знал, как решить эту проблему. Другой вопрос – он не ведал, какой из семи демонов ему противостоит, а следовательно, он не сможет применить магию, пока не увидит его имени. Имя демона, как говорилось в древних текстах – это особый символ, выжженный богами на теле чудовища. А подобраться поближе, и не быть съеденным раньше времени  Аркадию поможет Защитный знак, который он скрупулезно перерисовал с ветхой страницы.

Конечно, морально приготовиться к битве с демоном, даже если ты и маг, и уже имел некоторый опыт борьбы с нечистой, было очень трудно. Парочка отваров и эликсиров помогли совладать с эмоциями, взбодрить разум, придать мышлению остроту и ясность. Он был готов к бою.

Но мужчина всё равно оказался не готов к тому, что выходя из номера гостиницы, он тут же наткнётся на мальчишку.  Аркадий даже не успел подумать, каким образом ребёнок смог пройти через администратора, лишь заметил его бледное лицо, закатившиеся пустые глаза, и струйку слюны. Было очевидно, что мальчик был в сомнамбулическом состоянии, и жуткий демон, словно кукловод, теперь управлял его телом. Аркадий не успел ничего предпринять, когда стремительно метнувшаяся в его сторону рука прилепила к локтю, прямо под рукавом летней рубашки, маленький синий кусок изоленты. И его тут же окружила тьма и тишина, словно он внезапно лишился слуха и зрения. В ноги снизу сильно ударил каменный пол, словно Аркадий упал на него с высоты. Голое тело охватил холод, который после летней жары показался настоящим морозом. Под ногами захлюпало что-то липкое и ледяное.

Аркадий внутренне собрался. Всё шло по плану, хотя и несколько ускоренно, такой скорой встречи он не ожидал. Но оно и к лучшему, теперь не было времени для сомнений. Демон не смог сдержать свою спесь и тщеславие и, не смотря на свой многотысячелетний возраст, поступил как  наивный ребёнок.

Привычно сконцентрировав свою энергию, Аркадий создал между ладоней сияющее облачко, один из магических фокусов, которые он освоил. Бледно-серое сияние разогнало тьму на несколько метров вокруг, высветив каменный пол из подогнанных друг к другу блоков, покрытый чёрной склизкой массой. В воздухе витал дух разложения и гнили.

Тишину вокруг нарушало лишь его неровное дыхание, облачками пара вырывающееся из рта, да хлюпанье под ногами. Он не знал, в какую сторону идти, да это и не имело значение. Демон знал, что он здесь, и в самое скорое время объявится за своей жертвой. Несмотря на эликсиры, Аркадий всё же ощущал некоторый мандраж, но был уверен, что всё получится. Просто обязано получиться, прочь сомнения! Он шёл, хлопая себя по бокам  борясь с ознобом, и наконец, увидел впереди стену, из таких же каменных блоков как и пол. Она простиралась, пока хватало глаз, и вроде как, слегка загибалась. Было похоже, что он находился в гигантском каменном мешке, или исполинском колодце. Хозяин этого мира всё ещё не объявился. «Опаздывает он что-то на наше свидание!», хохотнул про себя Аркадий, идя вдоль стены. Адреналин исправно поступал в кровь, наполняя мышцы силой, и выдавливая из мозга остатки страха. И тогда он его увидел.

В каменной преграде вдруг открылся аркой огромный проём, края которого образовывали покрытые вырезанными символами колонны. А между ними, словно фантасмагорические ворота, всё заполняла исполинская гора бледно-зелёной колыхающейся плоти. И она выглядело поистине жутко. Всю её покрывали человеческие лица, которые безостановочно распахивали рты в беззвучном крике и таращились во тьму чёрными дырами на месте глаз. В эти несколько секунд Аркадий успел различить, что некоторые из них походили на те, что он видел на фотографиях жертв, в протоколах. Но были там и лица с азиатскими, индуистскими, негроидными и восточными чертами. И их было очень много. Между ними, в центре, огромной клыкастой дырой распахивалась круглая как у пиявки пасть, внутри которой копошились многочисленные щупальца. А над ней отвратительным волдырём вздувалась жёлтая опухоль, центр которой украшал чёрный символ. Вот оно, имя демона! Теперь Аркадий его знал. То, чего как раз не хватало ему для последнего символа в обряде. 

Демон явно был в некотором замешательстве, скорее всего из-за магического света  -  подобное в его мере, очевидно, было впервые. Но, спохватившись, он резко метнул из своей пасти в сторону жертвы несколько чёрных колючих щупалец. И тогда Аркадий поднял ладонь и выставил в останавливающем жесте. В её центре, находился Защитный  знак. Татуировка была ещё свежей, тёмные линии были вспухшими и местами кровоточили, но всё же, она была ясно различима на коже человека. Именно так Аркадий решил проблему с переносом символа в этот мир. Обычная краска не могла удержаться при переходе, и всё бы пошло насмарку, человек оказался бы беззащитен. Но теперь Защитный знак был с ним.

И он сработал! Щупальца, брызнув чёрной слизью, словно ударились о невидимую стену и  отдёрнулись обратно. Оглушительное шипение и низкий рёв заполнили всё вокруг. Огромная гора плоти выползала из своей норы гигантским червем, и выпускала во все стороны щупальца, окружая ими Аркадия, тыкаясь в невидимую стену, и с каждым разом подбираясь всё ближе и ближе. Нужно было действовать, знак не сможет долго удерживать разъярённого демона. Человеческие лица, покрывавшие тушу монстра, бешено бились в конвульсиях, словно черви на куске гнилого мяса, разевая беззубые рты.

Аркадий молился, чтобы не ошибиться. У него была фотографическая память, но темнее менее он всё равно переживал, что упустит какую-нибудь деталь. Следя боковым зрением за потугами монстра, быстро прокусил палец и начал кровью на груди рисовать символ. И тут обнаружилась первая загвоздка, Аркадий не учёл, что рисовать нужно как бы в перевёрнутом виде, да ещё и с вытянутой рукой, ладонь которой теперь словно жгло огнём - Защитный знак справлялся из последних сил.

С каждой новой кровавой линией демон наращивал усилия, он уже понимал, что этот маленький жалкий человечишка посмел бросить ему вызов. Он уже бился в невидимый барьер всей своей массой. Вокруг Аркадия обвилась огромная гора слизистой плоти, образуя вокруг человека жуткий мешок. Мёртвые лица гримасничали уже в десятках сантиметрах, из их ртов брызгала чёрная слизь, а пустые глазницы истекали желтоватым гноем. Смрад и рёв были уже почти невыносимы. Человек в ответ кричал матом, стараясь больше подзадорить себя.

Последние штрихи легли алыми линиями и точками, и внезапно наступила тишина. Демон замер, а затем заплакал. Такого тоскливого, и полного отчаяния, стона Аркадий никогда не слышал. Словно сотни людей взвыли от обречённости, предчувствуя свою смерть и жуткие мучения. Гора плоти расступилась и начала втягиваться обратно в свою нору, под огромной аркой в каменной стене, спеша скрыться от надвигающейся катастрофы. Пол под ногами начал вибрировать, раздался треск. Плиты под ногами вспучивались и расступались, каменная стена, окружавшая этот исполинский колодец, крошилась и пыльными лавинами осыпалась в эти бездонные провалы. Аркадий не удержался на ногах и, матерясь, упал на спину. Перепонки разрывались от скрежета и непрестанного грохота. Мир вокруг разрушался, грозясь похоронить под своими обломками не только демонического хозяина, но и дерзкого человечка, осмелившегося бросить вызов древнему злу.  Из последних сил Аркадий начал трясущимися руками рисовать кровью на своём бедре знак возврата. А потом его окутала тьма.

***

Сознание возвращалось тяжело и болезненно. Ныло всё тело, голова раскалывалась, горло сжало сухими тисками. Глаза резало от невыносимо света, а воздух вокруг казался обжигающим. Вокруг кто-то перемещался, гудели чьи-то голоса, слова были вроде понятны, но смысл ускользал. Сознание словно плыло по волнам бушующего моря. Но, наконец, наступило просветление.

Он лежал в больничной палате. За окном сияло жаркое летнее солнце, летал тополиный пух и стремительно проносились ласточки. Горло разрывалось от сухости, а всё тело было неимоверно тяжёлым от наполняющей его усталости. Обстановка палаты была какой-то необычной. Странного вида мебель, непривычные приборы. Где это он? В какой-то спец лечебнице? Аркадий попробовал крикнуть, но вышел лишь жалкий сип. Тем не менее, в дверь заглянула медсестра в белоснежном халате, с непривычно ярким макияжем и необычным цветом коротко стриженых волос. Увидев Аркадия, она всплеснула руками и куда-то убежала. Через несколько, бесконечно длинных, минут вошли двое, один из них тут же начал проверять Аркадию пульс, светить фонариком в глаза и интересоваться о самочувствии. Тот лишь просипел в ответ и показал на своё горло. У его губ тут же оказался стакан с питьём, которое было жадно выпито.

 - Вроде он в порядке и в полном сознании, могу вас оставить для беседы. Только не долго. – Сказал первый второму, и, кивнув головой медсестре, вышел с ней за дверь.

 Оставшийся был седым стариком в деловом костюме, и накинутом на плечи халате. Не смотря на то, что он опирался на трость, его осанка и фигура выглядели всё ещё крепкими, а лицо было неуловимо знакомым. Определенно Аркадий знал его, но не мог вспомнить. Старик заговорил первым:

 - Ну что, Аркадий, колись, как тебя угораздило так?

 - А мы разве знакомы? И где это я? Как тут очутился?

Старик пожевал губами раздумывая. Придвинул стул и с кряхтением уселся.

 - Ладно. Я начну. Начну с конца. Ты Гладилин Аркадий Семёнович, инспектор по расследованию оккультных и мистических явлений при ОСИРИС в КГБ. – Аркадий при этих словах вздрогнул, а старик продолжил. – 22 июля 1978 года, расследуя таинственные исчезновения людей в посёлке Вороново Ростовской области, исчез сам, как и другие жертвы. Но, тем не менее, твоё исчезновение было последним, и больше подобных инцидентов не случалось. Месяц назад на окраине одной из таёжных деревень было обнаружено твоё тело, в состоянии полнейшего истощения, практически живая мумия, обнажённое и изгрызенное комарами, а ещё ты был абсолютно седым.  Повезло, что хищники не добрались до тебя первыми. Тебя перевозили из одной больницы в другую, пока ты не оказался здесь. Никто не знал, кто ты, но на счастье я увидел репортаж о тебе в новостях и сначала глазам своим не поверил.  Пришлось задействовать все свои связи, чтобы тебя сразу поместили в отделение интенсивной терапии и теперь ты хоть похож на человека. Ну, а теперь, Аркаша, расскажешь, что случилось?

Аркадий чувствовал уже себя немного лучше. Он с трудом поднял руку, и долго разглядывал жутко худую ладонь с вытатуированном в её центре Знаком защиты.

 - Я всё ещё не знаю, кто вы.  – наконец обернулся он к старику. Откуда же он его всё-таки знает? Почему он выглядит таким знакомым?

Собеседник вздохнул, и опять пожевал губы, размышляя.

 - Как ты думаешь, - ответил он, наконец, - какой сейчас год?

 - Семьдесят восьмой, я полагаю. – Недоумённо ответил Аркадий.

 - Тысяча девятьсот семьдесят восьмой?  - уточнил старик.

 - Ну не две тысячи же! – Аркадия стала раздражать вся эта недосказанность.

 - Не нужно злиться. Именно что две тысячи. Сейчас двадцать третье августа две тысячи двадцатого года. А зовут меня Алтынов Родион, ты меня знал по работе  в отделе.  Вот так то. Ты исчез на сорок два года, Аркаша, а теперь внезапно появился, нисколько не постарев, лишь седой и отощавший.

В комнате повисла звенящая тишина. Гудел на стене странный аппарат, из которого исходила волна прохладного воздуха, за окнами чирикали птицы, радуясь летнему солнцу. У Аркадия кружилась голова, он пытался переварить только что услышанное. Поверить было трудно, но вот, напротив, сидит сильно постаревший Родион, который был руководителем подземного комплекса лабораторий ОСИРИСА в Сибири,  и с которым он неоднократно ездил на рыбалку, на Каму. Неоспоримый факт, который на корню пресекал все мысли о шутке и фальсификации. Но как? Почему он переместился в свой мир так далеко вперёд во времени? Скорее всего, рисуя знак возврата, он немного ошибся от волнения и дрожи в руках. Эта версия имела место быть. Всё ещё до конца не веря, Аркадий спросил:

 - А как там Константин Львович, на пенсии уже? Кто сейчас начальник ОСИРИСА?

 - Умер он, уже давно. Да и ОСИРИСА уже нет, впрочем, как и КГБ, но это долгая история. Потом тебе о ней поведаю. Ладно, вижу, что ты пока не готов к рассказу. Врачи говорят, тебе ещё неделя на реабилитацию нужна. Пока отдыхай, размышляй. Если что понадобится – кнопка в изголовье. Говори медсестре, а мне передадут.  В общем поправляйся.

Родион, тяжело опираясь на трость, поднялся и направился к выходу. Уже открыв дверь, он обернулся:

 - Кстати, как я уже сказал, ОСИРИСА уже нет, но я набираю команду, которая занимается всем необычным, как раз по твоему профилю. Думаю, тебе стоит подумать над предложением присоединиться к нам. Выбора то у тебя особо нет, а я буду рад вновь работать со старым товарищем.  Ну, бывай.

И дверь за ним захлопнулась. Аркадий лежал на кровати, прислушиваясь к звукам за окном и разглядывая уже зажившую татуировку посреди ладони. Тёмно-синие тонкие линии образовывали замысловатый круг с вписанными в него геометрическими фигурами. Знак защиты. Теперь он был как талисман. Аркадий словно спрашивал у него совета, как же ему поступить дальше, соглашаться ли на предложение Родиона или нет. Затем вздохнул и опустил ладонь. Он всё же сделал свой выбор…



следствие существа другой мир ритуалы необычные состояния странная смерть путешествия во времени
286 просмотров
Предыдущая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
1 комментарий
Последние

  1. Папа Стиффлера 12 февраля 2024 18:20

    Как всегда, Венцковский - это 

    ПЛЮС !

KRIPER.NET
Страшные истории