Надеюсь, я вас всех спасу » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор

Страшные истории

Основной раздел сайта со страшными историями всех категорий.
{sort}
Возможность незарегистрированным пользователям писать комментарии и выставлять рейтинг временно отключена.

СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Надеюсь, я вас всех спасу

© Александр Устинов
27.5 мин.    Страшные истории    RAINYDAY8    9-01-2021, 21:06    Источник     Принял из ТК: Radiance15

Дверь чуть не свалилась, когда Леонид Александрович толкнул её. Вроде всего лишь легонько надавил ладонью на старое скрипучее дерево, а дверь уже повисла на проржавевших старых петлях, грозя оторвать их и грохнуться в коридор, поднимая облако пыли. А пыли будет много — видно невооружённым глазом, что тут давно никто не живёт. Как и во всём полуразвалившемся доме. Все квартиры пустуют, в них лишь захаживают бомжи с целью переночевать, да и то — судя опять же по общему беспорядку и куче пыли вокруг — делают это очень редко. Только поэтому место и было выбрано для очередного...

— Леонид Александрович, — устало раздалось где-то в глубине помещения.

— Да-да, — пробормотал мужчина, тряся головой и моргая воспалёнными от бессонницы глазами. Сколько он уже не спит? Мысли с каждым днём становятся всё медленнее, всё сложнее рационально соображать, давать поручения... да даже выполнять свою собственную работу настолько тяжело, что... Ну, вот... забыл, что хотел сказать... Откашлялся, повысив голос. — Сейчас подойду.

Шаги громко отдались по коридору, подошвы туфлей скреблись по дощатому полу, противно проникая в уши. В таком состоянии каждый мелкий шум отдаётся в барабанных перепонках так, что хочется запихнуть беруши хоть на полчаса, лишь бы немного успокоиться. Мужчина поморщился и постарался поднимать ноги повыше. Сейчас в пыли заметно множество следов, в некоторых местах на полу виднеется земля, нанесённая с улицы, но несколько часов назад тут были только отпечатки больших ботинок, с толстой подошвой. Сорок пятый размер, прямо как у него... Но толку-то с этой информации... Пальто зацепилось за почти неприметный кусок дерева, который будто нарочно торчал из дверного косяка множество лет, поджидая неосторожного гостя. Мужчина дёрнулся, чудом ещё сильнее не разорвав плотную материю.

— Чёрт, — пошатнувшись, пробормотал Леонид Александрович, смотря на измазанный пылью рукав. Мысленно плюнул. "Потом отряхнусь"

Зашёл в комнату, проём был пуст — видимо дверь давно сняли за ненадобностью, пропустил грязную тёмную кухню и мелкий закуток — скорее всего туалет или ванная. Скудное освещение, благодаря раннему солнечному свету, пробивающемуся сквозь несколько мутных, чудом уцелевших стёкол, давало различить такой же скудный и грязный интерьер. Вещи, которые за всё это время не разграбили, не вынесли наружу и даже не поломали — односпальная узкая кровать, расположенная прямо у двери; шкаф с различной посудой — правда почти вся разбитая, осколки тарелок и прочей утвари россыпью валялись на полках; пара тумбочек, рядом кособокий стул, настолько древний, что даже касаться его было страшно; пузатый телевизор с разбитым экраном, прямиком из 90-х, и зеркало напротив - большое и... чистое. Всё остальное вокруг в пыли, наверное толщиной с палец, а вот зеркало..."трельяж"— подсказал внутренний голос ненужную на данный момент информацию... чистое, ни единого пятнышка, словно его специально протирали.

Зато пятнышек много в другом месте. На полу. Красных, навсегда впитавшихся в дерево. И ещё одна россыпь на растрескавшихся от времени обоях, местами провисших со стен комнаты. Посередине всего этого безобразия стоял молодой человек, лет тридцати — тридцати пяти. Невыспавшееся и усталое лицо, всклокоченные волосы, форма, толком не заправленная и отсутствующий взгляд — наверное сейчас так же выглядит и он сам.

— Здравствуй, Игорь, — слабо махнул ему рукой Леонид Александрович. Хотелось присесть, но он знал, что если сейчас так сделает, то может просто отключиться. Лишь постоянные звонки от начальства, да крепкий кофе — вот две вещи, которые не дают ему провалиться в спасительное забытье. И третья, самая главная — жажда поймать...

— Всё тоже самое, — сказал Игорь, перебив его мысли и протягивая фотографии. Он глядел куда-то в сторону, стараясь не встречаться взглядом со своим руководителем.

Мужчине совсем не хотелось смотреть на снимки... но это нужно. Лучше так, чем приехать сюда на полчаса раньше и лицезреть всё своими глазами. Хотя в первые разы он именно так и делал. Даже зная, что на них запечатлено, Леонид Александрович всё равно сглотнул мерзкий ком, грозящий вырваться наружу. Но продолжил рассматривать детали интерьера, сравнивая их с действительностью, выискивая разницу, несоответствие. Красные брызги на фото казались ненастоящими, словно удачный кадр кровавого ужастика, которые так любит его сын, но переводя взгляд на заляпанные стены, мужчина понимал — к сожалению это всё реально. Хорошо, что он сегодня не завтракал. И скорее всего уже не пообедает.

— Никаких изменений? — небрежно бросил Леонид Александрович, обращаясь к Игорю.

Глупый риторический вопрос... Напрасная надежда, что в этот раз где-нибудь тварь ошиблась...

— Как и в прошлых семи случаях... анонимный звонок с "левой" симки... обнаружилась здесь же, — короткими фразами ответил Игорь, продолжая глядеть в сторону, — приехали... ну и нашли... очередной "подарок" от Спасителя.

— Хватит его так называть! — процедил мужчина, смотря прямо на ошеломлённого Игоря своими красными от усталости глазами. Парень попятился, удивлённый этим резким порывом злости. — Долбаные журналисты дали кличку и теперь все её наперебой цитируют. Какой, к чёрту, Спаситель стал бы так делать?!

— Извините, — пробормотал Игорь, взлохматив волосы. Покраснел от волнения и уставился в пол.

— Ты меня извини, — своим обычным тоном продолжил Леонид Александрович. — Просто...

— Понимаю, — не стал обижаться Игорь. Печально покачал головой. — Я сам виноват. Не стоило идти на поводу у прессы.

— Снова никто ничего не видел? — ещё один риторический вопрос.

— Он продолжает выбирать самые заброшенные места. И безлюдные. А оцепить их во всём городе никогда не получится — слишком много нужно человек...

Другого ответа Леонид Александрович и не ожидал. Ради чего он сюда приехал? Узнать, что опять ничего не известно, потоптаться на месте преступления или посмотреть на снимки, из-за которых перед глазами будут стоять ужасные вещи в ближайшие дни? Бред... все эти недели как бред безумца или сон сумасшедшего... хотя лучше, чтобы всё и оказалось его обычным кошмаром. Чтобы он сейчас проснулся и с весёлой улыбкой пошёл завтракать с сыном, а не стоял в замызганной заброшенной квартире, пялясь на пол и стены. На одну из стен он пока что так и не посмотрел, сдерживая ярость.

— Мда, — хоть тело уже убрали, но вокруг всё равно витал прогорклый запах. Запах смерти. И вонь, впитавшаяся в пол... и скорее всего начавшая проникать в пальто. Но это привычно — одежда тоже повидала на своём веку многое. То, отчего он сам время от времени не может уснуть, либо просыпается в конвульсиях. Происходящие уже два месяца события рассудок переносит очень плохо. Да и возраст сказывается.

— Езжай назад, — Леонид Александрович аккуратно помассировал веки пальцами, чувствуя как они дрожат. — Я тут ещё побуду, может всё-таки что-нибудь найду... хоть как-то оправдаю свой приезд сюда.

Игорь открыл рот, но тут же передумал, глядя на осунувшегося начальника. Тот был слишком упрямым человеком — отговаривать лишь просто потерять драгоценное время зря. А это дело уже настолько въелось в него, что жажда разыскать безумца похоже всё больше превращает Леонида Александровича в какого-то зомби. Игорь хотел предложить довести коллегу до дома, хоть немного вздремнуть, но вместо этого молча пожал протянутую, чуть потрясывающую руку, и вышел, ссутулив плечи и сгорбив спину, словно даже на прямую осанку сил уже не оставалось. А ведь у него ещё много дел на сегодня, которые не терпят отлагательств.

Оставшись один, Леонид Александрович наконец-то развернулся и уставился на грязную стену. Эта вещь тоже повторяется из раза в раз — надпись прямо над телом. На полуотклеившихся обоях было написано красной краской..."не ври себе, ты прекрасно знаешь, что это не краска"... красивым, даже каллиграфическим почерком — Надеюсь, я вас всех спасу.

Кулак со всей силы впечатался в чёртовы буквы, отдаваясь жгучей болью в костяшках.

***

Спасителем его как раз и прозвали из-за прощальной подписи, которую он оставлял. Журналисты, как всегда, быстро раскопали про эту немаловажную деталь дела и тут же придумали кличку, сразу намертво прилипшую к убийце. Вначале в кавычках, показывая тем самым негативный смысл данного слова, но затем со временем их убрали, хотя люди до сих пор продолжают жаловаться на это, прося вернуть их назад. Как-будто дел поважнее нету... Сам убийца никак не реагировал на прозвище — просто продолжал звонить в полицию, говоря адреса, по которым следует прибыть.

Леонид Александрович вовремя успел притормозить на светофоре, через пару мгновений загорелся красный, и по переходу прошествовал грузный мужчина, шатаясь, но непонятным чудом держась на ногах. "Ещё только утро, а уже нажрался!"

Заныли отбитые в квартире костяшки от неистового желания врезать по пьяной морде. Злость кипела внутри, требовала выхода. Желательно на живом существе — ведь человеком назвать эту плетущуюся срань язык не поворачивался.

"Но какая вина подвыпившего мужика? Ты сам бы хотел так сделать — нажраться до беспамятства, успокоить пошатнувшиеся нервишки, забыться хоть на одну ночь"

"Нет" — Леонид Александрович попытался отрицать очевидное, сильно сжал руль повреждёнными пальцами.

"Да, и ты это прекрасно знаешь" — неумолимая правда разбила все неуклюжие попытки.

Звук сигнала еле-еле проник в уши, словно где-то в отдалении, а не рядом. Через несколько секунд шум повторился, стал объёмнее, громче. Только тогда Леонид Александрович встрепенулся. Увидел в зеркало заднего вида яростно сигналящую машину. Её водитель в третий раз нажал на руль, высовывая из полуоткрытого окна голову.

— Чёрт! — опять задумался о своём и пропустил зелёный. Да и чуть не задремал. — Извиняюсь!— Леонид Александрович отмахнулся от пронёсшейся мимо BMW и что-то пищащему ему водителю с красной недовольной мордой. Пьяный мужик невозмутимо продолжал ковылять по асфальту, уходя всё дальше и дальше по улице.

Вот таким вот... людям... похрен на всё — и на раннее время, и на отсутствие людей, и на неспокойный район, и даже на маньяка, орудующего в городе. Хотя последнее пьянчугу особо волновать не должно. И беспокоиться за свою шкуру тоже. "Волноваться следует самому убийце! Я всё же найду тебя, тварь!" — яростные мысли заставили взбодриться, пристальней следить за дорогой.

Из-за этого урода жители даже днём боятся оставлять детей без присмотра. Но те продолжают исчезать... и появляться потом... в совершенно неприглядном виде. Уже первый труп потряс город своей жестокостью. Точнее второй... первый на время удалось скрыть от общественности, думали, что обойдётся, привыкли, что городок довольно тихий, давно ничего такого не случалось — дел, от которых кровь стынет в жилах и лишь диву даёшься, что человек вообще на такое способен. Испугались паники, которая непременно должна была начаться. Его разбудил рано утром, даже скорее поздней ночью, звонок от начальства, даже толком не объяснившее, что к чему. Лишь приехав на место — древний, провонявший плесенью частный дом где-то на окраине — Леонид Александрович понял, почему никто не смог ничего рассказать. Это надо было видеть своими глазами, ужаснуться этой нечеловеческой жестокости. После такого он уже не смог нормально засыпать, участившиеся кошмары не всегда перебивали даже таблетки.

Труп ребёнка, лет десяти, прибитый гвоздями к полу. Один удар ножом в сердце. Аккуратно и, как потом скажут эксперты, профессионально. А дальше... дальше убийца вскрывал тело. Тоже методично, осторожно и аккуратно, словно преследуя какие-то свои цели, боясь что-то сделать не так. Ну и последний штрих, хотя криминалисты говорили, что с этого Спаситель и начинал — непонятные символы, которые он чертил жертве на руках. Закорючки так и остались неразгаданными — не нашлось совпадений ни на одном языке. Просто сумасшедшие каракули, будто им же и придуманные.

Либо маньяк был умнее и пытался распылить внимание полиции на несуществующих деталях, отвлечь, провести по ложному следу. Что на время ему даже удалось. В любом случае, только когда появилось второе тело подключилось телевидение. Кто-то слил некоторые неприятные моменты, засекреченные детали. Хотя в эпоху растущего влияния интернета и множества камер спрятать хоть что-нибудь становится всё труднее. Но этой твари удаётся. Удаётся каждый раз оставаться непойманной!

После третьего трупа началась всеобщая паника, которой так хотели избежать. На них стали давить сверху, видимо думая, что такие вещи расследуются по взмаху руки, от любого щелчка пальцев.

Дело передали в более серьёзные инстанции. Те сходу выдвинули свою версию, которой одно время придерживался и Леонид Александрович — что Спаситель один из них, служит в правоохранительных органах. Как раз из-за этого и знает про грядущие облавы, детали поисков, имеет доступ ко многим базам данных. Версия так и осталась неподтверждённой — допросы сотрудников на детекторе лжи ничего не дали, слежка за некоторыми, самыми неблагонадёжными работниками, тоже. Наверное убийца был крайне доволен собой, что ему удаётся раз за разом оставлять всех без малейших подсказок, кто же он такой.

После пятого погибшего ребёнка получили взбучку те, кто повыше. От тех, кто сидел ещё выше. Но толку не было — никаких следов или отпечатков, никто ничего не видел. Понятно только одно. Маньяк забирал лишь тех, кому было десять лет — ни больше, ни меньше. Дети из вполне благополучных семей, возраст, в котором ты уже не сядешь в машину и не подойдёшь к незнакомцу, который хочет угостить конфеткой — и всё равно исчезновения продолжались. Из парка, с улицы, с остановки, даже из дома — Спаситель умудрялся каким-то дьявольским образом не попасться ни на одну камеру, никто не смог его ни разу сфотографировать, даже приблизительно разглядеть цвет волос, одежду или рост. И как ему удавалось заговорить ребёнка так, чтобы тот пошёл с ним? Леонид Александрович стыдливо радовался, что его сыну уже четырнадцать — явно неподходящий возраст для этого урода. Ещё в убийствах не было порядка, каких-нибудь временных рамок. По поводу второго ребёнка Спаситель позвонил в полицию через пару дней, третий звонок с ужасом ожидали почти неделю, четвёртый труп — практически сразу на следующий день. Никто не знал, когда тварь нанесёт следующий удар, что ещё больше деморализовало людей. После седьмого, ублюдка не было слышно целых семнадцать дней, но Леонид Александрович точно знал — это совсем не конец.

Озлобленные горожане, доведённые до кипения, сами начали патрулировать свои районы, создавать вечерние и ночные патрули, не надеясь на правоохранительные органы, но... Спаситель действительно был как призрак. Некоторые "особо умные" стали реально его считать каким-то высшим созданием — наказанием, отбирающим самое ценное. Особенно после того, как оказалось, что родители одного из погибших были замешаны в серьёзных денежных аферах, а другой ребёнок был сыном депутата, тоже не слишком чистым на руку. Но у других-то... остальные не подходили... обычные дети, обычные семьи. Поэтому версия об мстителе тоже быстро раскололась, хотя у неё до сих пор оставались верные адепты, верящие в любую чепуху и яростно отстаивающие свою точку зрения.

Единственные так называемые улики — отпечатки ботинок сорок пятого размера и новый предполагаемый мотив. Поданный тоже не без помощи журналистов и повылезавших изо всех щелей доморощенных экспертов по криминалистике. Что маньяк убивает детей, думая, что помогает попасть им сразу в рай. Тот тип серийных убийц, которые считают, что у них на земле есть какая-то миссия, высшая цель, ради которой они готовы делать всё, что угодно. Даже совершать ужасные неправильные вещи. Спаситель ищет самые невинные создания, отправляя их наверх. Оттуда и подпись — он пытается сказать, что детишки в лучшем месте, не нужно переживать. Какого хрена они тогда так обезображены?! На этот вопрос все тут же скромно затыкали рты. Но находились люди, много людей, верящих и в такое безумие. В соцсетях появились группы поддержки... но не семей погибших, а этого ублюдка, этой жалкой пародии на человека!

"Безумное время... Ещё пара жертв и у него действительно могут появиться подражатели, вот тогда начнётся самая жесть..."

Леонид Александрович притормозил, ощущая резко кольнувшее чувство опасности. Он всегда старался доверять своим инстинктам, поэтому сразу закрутил головой, надеясь поймать глазами то, из-за чего взвыл мозг. Голова закружилась от частого мотания из стороны в сторону и мужчина утомлённо прислонился лбом к холодному стеклу. Главное не засыпать и держать себя в руках. Сердце больно заколотилось в груди, намекая, что так долго надсадно работать оно не может.

Он отдышался, открыл дверь и вышел наружу, всё ещё держась за бампер машины. Где источник опасности? Или его чувства тоже притупились, нуждаются в отдыхе?

Взгляд зацепил лениво идущего по улице высокого мужчину в длинной тёплой куртке. Лица не видно, но он единственный кто сразу привлёк внимание Леонида Александровича.

"Под курткой может быть что-то спрятано" — подсказал внутренний голос. — "На улице не так холодно, чтобы ходить, укутавшись почти в зимние вещи"

Мужчина притормозил неподалёку, принявшись рыться в карманах. Достал телефон, быстро стал там печатать, изредка бросая взгляды на пустую детскую площадку. Почти пустую. Леонид Александрович увидел, как по асфальту гуляет ребёнок, пиная мяч, а мамаша сидит на лавочке рядом, ободряюще ему улыбаясь. С этого расстояния сложно разобрать сколько пацанёнку лет, но навскидку около десяти. Даже удивительно, что мамаша вышла одна. Пусть по улице ходят люди, проносятся машины, но он бы не стал вот так тащить в одиночку своего сына посидеть в парке.

Леонид Александрович уверенным шагом направился к незнакомцу, перед этим быстро проверив, захватил ли с собой табельное оружие. Мужчина, словно спиной почувствовал что к нему идут и резко обернулся, непонимающе нахмурившись. Отлип от своего места и зашагал по направлению к женщине. Леонид Александрович ускорился, заметив, как мужчина снова засунул руки в карманы, зашевелил там пальцами. Голову кольнуло ещё раз, более ощутимо.

— Эй, — окрикнул он незнакомца, сжимая кулаки. Что-то тут точно нечисто!

Почти догнал его, собираясь вцепиться в плечо, развернуть к себе и... Что "и" он не придумал, вовремя заметив, как ребёнок радостно замахал рукой мужчине. Незнакомцам так явно не машут.

— Папа! — детский возглас разнёсся по площадке. — Я тут.

Мужчина на ходу повернул голову, видимо услышав шаги, и увидел почти рядом с собой Леонида. Рука вытянула из кармана телефон.

— Что вам надо? — спросил незнакомец спокойным голосом. Хотя было видно, как по его лицу скользнула тень беспокойства.

Леонид Александрович притормозил, тяжело дыша. Не сразу нашёлся с ответом, чтобы не выглядеть дураком или, ещё хуже, преследователем.

— Извини, спутал со своим другом, — он кое-как отдышался, держась за бок. "Вот идиот, чуть обычного прохожего не задержал... потом расхлёбывал бы последствия..."

— Угу, — мужчина похоже не очень поверил, но, держа его в поле зрения, пошёл дальше, к поджидающим ребёнку с женщиной. Напоследок бросил. — Перестань бухать, проспись лучше.

— Спасибо за совет, — криво ухмыльнулся Леонид Александрович. Поплёлся назад к машине.

"Надо отзвониться начальству... Но для начала мне нужен кофе. Большой стакан очень крепкого кофе"

***

Он неспешно прогуливался по парку, почти не смотря по сторонам. Весна только недавно началась — поэтому под ярким солнцем пока ещё довольно прохладно, время от времени порывы ветра подталкивают вперёд, словно намекая на то, что нужно поторопиться.

"Может это тоже знак?"

"Может быть" — он не стал спорить с внутренним голосом. Наоборот, давно уже советуется с ним, ведь тот даёт нужные советы, оберегает его от лишнего внимания, подсказывает, куда идти и как поступить в дальнейшем. — "Ко многим вещам, которые сейчас происходят, нужно прислушиваться, быть всегда настороже"

Прошёл мимо полупустой детской площадки. Очень мало мамочек с колясками, мелкотни, которая раньше с азартом бегала здесь по асфальту и скатывалась с горок. Несмотря на светившее солнце людей почти нет. Хоть с телевизоров и сказали уже сотню раз возраст погибших детей, но все негласно решили, что проще перестраховаться. Редкие прохожие поглядывают с опаской друг на друга, недобро косятся, так и ожидая, что жуткий маньяк неожиданно переключится с детей на них. Глупцы...

"Что поделать, такая цена... Мне жаль, но по-другому никак..."

Чуть подальше, дети под присмотром взрослых, уныло раскачиваются на качелях. Он присмотрелся, чуть прищурился, быстро переводя взгляд с одного юного лица на другое... Нет, никто не подходит, нет тех, кто ему нужен. Увидел, как одна из мамаш толкнула плечом, сидевшую рядом подругу, кивая на него. Вторая принялась успокаивать первую, но телефон вытащить не забыла. На всякий случай.

"Ну, конечно, просто так человек не может проходить мимо. Обязательно в каждом видеть маньяков и убийц..." — тут же перебил себя. — "Не буду их винить... вина всё равно лежит на мне. Только на мне... Но скоро всё должно закончиться, я выполню, что должен"

Он, не сбивая шаг и не сгибая спину, сделал обычное непринуждённое лицо и прошествовал дальше, даже не вздрогнув под взглядами женщин. Пусть смотрят, даже если его остановят — документы на месте и объяснение, почему он тут гуляет, тоже есть. Так что нет никаких проблем. Тем более подходящих кандидатур всё равно не видно. Такое происходит время от времени, он уже привык, что по несколько дней, а то и недель, ему не попадается нужное. Главное — быть готовым, когда придётся совершать то... что необходимо. Пора ехать дальше, внутренний голос дал осечку. Но ему это позволительно — слишком много уходит сил на всё. И физических, и моральных.

Он развернулся в небольшом парке на единственном перекрёстке, спрятал руки в карманы старенького пальто и дошёл до парковки. Лишь рядом с машинами позволил себе облегчённо ссутулить плечи — в шею, точнее в позвоночник, словно воткнули здоровенное шило, которое никак не вытащить. Сел в автомобиль, медленно откинувшись на сидении. Но эта аккуратность не помогла. Заболела голова, покалывая виски. Неприятное ощущение разлилось от затылка, проникая всё глубже. Жаль нельзя принимать таблетки — от них он слабеет и становится более уязвимым, да и связь с голосом теряется. С пятым так и произошло — ребёнок чуть не сбежал от него, просто чудом удалось предотвратить ужасное... Сложно тянуть этот груз в одиночку, но он должен справится. Обязан.

"Потерпи, осталось немного" — внутренний голос подбодрил. — "Помни, ради чего ты всё делаешь"

Мужчина прислонил лоб к рулю, ощущая слабость во всём теле. Ужасно хочется спать... чем ближе он к цели, тем меньше остаётся сил. Но после "ритуалов" на несколько дней пропадает аппетит, а заснуть получается всего лишь на пару часов, которые пролетают, как пара минут.

"Ты сам решился, поэтому терпи. Выспишься и отдохнёшь, когда всё закончится"

Он согласно кивнул, встряхнулся, заглушая боль, загоняя её в самый дальний уголок мозга. Похрустел шеей и широко зевнул. Завёл машину и поехал по дороге, посматривая то в одну, то в другую сторону. Его чувства обострены до предела, он буквально ощущает малейшие изменения в поведении окружающих людей. Точнее детей... Малочисленных, но всё же. Неважно, проходят ли они мимо, сидят на лавочках или дома — "компас" проникает даже сквозь стены, отсеивая неподходящих. Главное быть неподалёку. Как это всё работает...? Ненужный вопрос — значение имеет только лишь цель. Цель, которая видится остальным, как нечто ужасное, неправильное... даже безбожное. Но он не будет ничего им объяснять — сделает, что требуется, а дальше... дальше неизвестность. Но она не страшит его.

Резко ёкнуло в груди, заставляя вздрогнуть. Настолько быстро и болезненно, что он еле справился с управлением, чуть не пропустив светофор. Нельзя привлекать лишнее внимание! Мужчина скривился и потёр левой рукой в районе сердца, чувствуя, как оно трепыхается, как разливается адреналин по телу. Еле сдерживаясь, припарковался неподалёку и вышел, аккуратно закрыв за собой дверь. Всё нужно делать без суеты, без лишних движений, нельзя лезть на рожон — это основные правила, особенно сейчас.

Что же его так взбудоражило? Спокойно, спокойно... дыши размеренно, вот так. Он сделал вид, что копается в телефоне, но взгляд в это время перебегал с одного лица на другое. Медленно зашагал вперёд, продолжая выискивать необходимое. Грустные, весёлые, в морщинах и молодые лица проплывают мимо, не обращая на него никакого внимания. Не то, всё не то...

Центр города, одно из немногих оживлённых мест, тут будет довольно сложно поймать свою цель. Если она найдётся. Пока что проходят одни взрослые, лишь изредка попадаются дети и подростки. Обычные. Сердце всё равно продолжает колотиться, а по телу волнами расходятся мурашки. Давно с ним не было такого сильного приступа.

Что...? Взгляд зацепил идущего на него человека. Не... не может такого быть... А ведь он его знает, видел не один раз!

Мужчина потерянно похлопал глазами, не веря себе. Мысли молниями носились в голове, ища объяснение, но его не находилось. "Что же делать?"

Человек шёл, не обращая ни на кого внимания, уткнувшись в асфальт. Ещё секунд двадцать и будет совсем рядом. Но он не подходит. Совершенно не подходит по всем параметрам! Конечно есть верное средство узнать точно, понять не сошёл ли он с ума... но для этого сейчас слишком много свидетелей.

"Что делать?" — повторный мысленный вопрос так же исчез в тишине.

Он накинул капюшон на голову и присел, якобы отряхивая штанину. Чуть отвернулся в сторону. Мышцы напряглись, готовые к предстоящему. Закололо кончики пальцев — ещё один безошибочный знак, вкупе с пульсирующей болью, гудящей в висках. Он принял решение, следуя внутренним инстинктам.

"Не здесь... Мне нужно знать точно, но я немного потерплю. Надо аккуратно проследить за пешеходом и увидеть всё своими глазами"

Человек привёл его к многоэтажному дому. Всё это время он размышлял, прикидывал варианты, как поступить дальше. И даже чуть не упустил объект слежки. Если бы не мгновенно проснувшееся чутьё, то точно проморгал бы. Но такое же невозможно... этот человек выбивается из привычных рамок, такого раньше никогда не было... Или он просто не всё знает? Скорее всего. Ведь знания, инстинкт, некоторые навыки — это не даёт стопроцентной гарантии понимания того, что он делает. Главное верить, что всё совершается для благой цели. Человек притормозил у одного из подъездов, но потом встряхнул головой и пошёл дальше по улице. Сейчас неплохой шанс!

Он быстро припарковался и бесшумно выскользнул из машины, не закрывая за собой дверь. Время уже близится к вечеру, всё вокруг просматривается, но пока нет ни проезжающих автомобилей, ни других пешеходов, он может успеть, ему это сейчас необходимо! Плюс сила, что его охраняет, и удача, помогающая выскальзывать больше двух месяцев из многих передряг тоже должна прибавить шансов.

Молнией проскочил оставшиеся метры. Только тогда человек что-то ощутил. Или услышал сзади себя движение. Неважно, он уже рядом.

Рывком развернул на себя, одновременно блокируя предполагаемые удары кулаков. Чувство вопило и полыхало в голове "тот самый!", но он должен убедиться! Увидеть своими глазами. Ведь это многое меняет в его дальнейших планах... очень многое.

Всмотрелся в расширившиеся зрачки человека. Ощутил исходящие волнами импульсы страха... и гнева.

"Да, это точно он... К сожалению я не ошибся"

Пойманный тоже узнал его, дёрнулся и раскрыл рот, громко крикнуть, предупредить хоть кого-нибудь. Но не успел.

***

Тело Игоря валялось сломанной куклой, казалось совершенно инородным предметом среди мусора и провонявших контейнеров. Леонид Александрович даже вначале не поверил, когда ему сообщили про смерть подчинённого, измученный бессонницей мозг совершенно отказывался воспринимать эту новость. Попросту невозможное событие... которое тем не менее произошло.

"Как?!" — вопрос бился в замученной голове. И порождал другие, на которые так же не было ответа.

Он уже почти доехал домой, хоть немного побыть с семьёй, прежде чем возвращаться назад на обязательное общение с вышестоящим руководством... Которое снова всю душу вытянет за долбанного маньяка... и тут такая шокирующая новость.

Тело увидела дряхлая бабка, вышедшая выбрасывать мусор. Подумала, что это валяется просто бомж, но затем, рассмотрев натёкшую лужу крови, раскричалась, привлекая внимание жителей нижних этажей. Только какого хрена они до этого вопля ничего не видели и не слышали?! Да, место где нашли Игоря — какой-то закуток, рядом старые гаражи, да несколько контейнеров для мусора — но... Как можно притащить довольно крепкого молодого человека, убить, вскрыть и уехать как ни в чем не бывало, чтобы ни одна пара глаз ничерта не заметила?!

Может эта тварь действительно призрак? Который никто так и не сможет поймать.

Леонид Александрович помотал головой. Усталым голосом раздал распоряжения, которые в принципе все и так знали, и поплёлся к машине, ощущая себя давно умершим, но по какой-то неведомой причине ещё шевелящимся трупом. На сидении ждала банка энергетика, купленная на заправке. На время сойдёт. Его ещё ждёт разговор с начальством и заполнение кучи бумажек. Семья похоже отменяется. Опять еда из забегаловки и куча кофе. Ничего нового.

Чего не скажешь про смерть сотрудника.

Убийство Игоря совсем не вписывалось в общую картину, которой ранее придерживался маньяк. Даже не придерживался — строго следовал одному ему известному сценарию. А здесь не подходил ни возраст, ни само место. Почему тогда остальной ритуал такой же? Сделан наспех, но сделан! Рисунки на руках, смертельный удар в сердце, вскрытие тела — всё так же, как и в случаях с детьми.

Леонид Александрович был страшно зол на Игоря. Зол и рассержен — даже то, что парень уже мёртв, не делало послаблений. Он мысленно обвинял сотрудника в сокрытии важных деталей, не зря же маньяк так резко переключился на него. В порыве злости мужчина отбросил банку энергетика, которая отскочила от сидения и завалилась куда-то назад.

Всё походило на то, что Спаситель, будь он проклят, заметал следы. Скорее всего Игорь нашёл зацепки. Но он же не настолько глупый, чтобы молчать, тем более зная, насколько важно решить это дело как можно быстрее! Должен был рассказать хоть кому-то. Минимум ему!

"Ты был бы сейчас жив, идиот!"

А вот и отличие, которое он сразу не заметил. Звонила в полицию старушка. Если бы не она, то неизвестно, когда нашли бы тело Игоря. Может ближе к ночи, а может и вообще следующим утром. Спаситель явно не хотел, чтобы труп нашли так быстро, но и тащить его в другое место тоже не мог — проклятое везенье не безгранично! Где-нибудь он бы прокололся.

Что же задумал этот ублюдок? Почему он так резко поменял своё поведение, так долго выстраиваемое? Либо он совсем почувствовал безнаказанность, что его никто не сможет остановить...

В кармане куртки завибрировало. Леонид Александрович не сразу ощутил тряску, похлопал правой рукой, выискивая телефон и одновременно смотря на дорогу. Звонила жена. Как не вовремя! Он сбросил, пытаясь вспомнить, о чём думал. Мысли опять разбежались.

Снова тихое пиликание мелодии, уже заставившее занервничать. Марина не будет просто так докучать его, знает, в каком он сейчас состоянии. Мужчина сильно обхватил мобильный ладонью, словно пытаясь раздавить его. Что за день такой!

— Слушаю! — получилось резко. Леонид Александрович смягчил тон, делая глубокий вдох-выдох. — Слушаю тебя.

— Лёнь..., — голос Марины был еле слышен. Связь прерывалась помехами. — Я...

— Говори громче, — из-за неразборчивой речи жены он прижал телефон к уху, пытаясь понять слова.

— Серёжка... Серёжка пропал.

Леонид Александрович недоверчиво посмотрел на дисплей, на миг позабыв про дорогу. Это шутка?

— Что произошло? — мужчина старательно себя успокаивал. Этого просто не может быть.

— Мы по магазину ходили... Я буквально на несколько минут отошла...

Повисла тишина. Затем жена всхлипнула, судя по звукам, уже готовая разрыдаться.

"Похоже неразборчивая речь не из-за связи"

— И теперь не отвечает... Телефон не выключен, просто гудки, как будто не берёт трубку... Ты же не думаешь...?— она не договорила, но всё было понятно и без слов.

— Нет, нет, — Леонид Александрович постарался говорить убедительно. Необходимо её успокоить, не хватало, чтобы Марина тоже что-нибудь отчебучила из-за нервного срыва. А судя по голосу, тот не за горами. — Конечно нет. Он просто..., — объяснения, почему сын не выходит на связь, не было. Парень совсем не глупый, чтобы так разыгрывать родителей. Да и ситуация по городу явно не для приколов.

А если правда... Он с силой врезал кулаком по рулю. Машина вильнула в сторону, грозя съехать с дороги. Зажатый в руке телефон выпал и закатился под ноги.

— Дерьмо! — Леонид Александрович притормозил. Не глуша мотор, зашарил руками по грязному коврику. Наткнулся пальцами на прохладный предмет. Тихое бормотание жены, которая была всё ещё на связи, подтвердило догадку. Не отряхивая, он ответил, перебивая возгласы на другом конце линии. Телефон напомнил кое о чём важном. Что могло помочь в этой ситуации.

— Лёнь! Лёнь...? — звала его Марина.

— Так, слушай, — он сосредоточился. Голова болела от недосыпа, мысли разбегались, но необходимо быстро взять себя в руки. — Не звони пока никому. Ни его друзьям, ни нашим, никому. Вообще никому.

— Я..., — попыталась сказать жена.

— Слушай и не сбивай меня! Я сам, если что, сделаю необходимые звонки. Постарайся взять себя в руки и жди. Может быть Серёжа объявится.

— Но такого же не было, чтобы он нас не предупредил...

— Это точно не Спаситель, — вроде бы вышло даже правдоподобно. Если жена начнет всем набирать, то тогда будет ещё больше паники. Сейчас и так, когда журналисты услышат о трупе сотрудника полиции, убитого так же как дети... будет то ещё светопредставление. — Сломался телефон, увидел знакомых друзей, — он понимал, что несёт чушь, но нужно успокоить Марину.

— Хорошо..., — согласилась она, продолжая всхлипывать.

— Я чуть попозже перезвоню. Запомни — никому!

Нажал на отбой, не слушая дальше никаких возражений. Сразу же набрал сына. На всякий случай. Как и говорила Марина, просто долгие гудки. Когда Спаситель похищал детей, то обычно оставлял телефон там же.

"Но что если работает второй?"

Простенький небольшой смартфон. Сын практически всегда его использовал, как плеер для музыки — хорошо укладывался в карман из-за размеров.

Звонить Леонид Александрович не стал. Открыл приложение, позволяющее видеть местонахождение. Давно установленное на оба аппарата.

Первый обнаружился в торговом центре, в который они всей семьёй ходили за продуктами. Что подтверждало историю жены. Значит, либо сын находится там же, по каким-то неведомым причинам, не отвечая на звонки, либо...

Второй номер оказался неподалёку от мелкой промзоны, в районе старых проржавевших складов, ранее использовавшихся для хранения строительных материалов и всякой всячины. Таких полузаброшенных мест, даже в не очень большом городе, было предостаточно и оцепить их все не удавалось просто физически. Даже при содействии граждан.

Леонид Александрович зажмурил на пару секунд глаза. Сердце колотилось, как бешеное, а голова наоборот только больше разболелась.

"Соберись! Ты нужен сыну, как никогда раньше!"

Внутренний голос помог. Он распахнул глаза, уже зная, что делать дальше.

***

Старый склад поприветствовал затхлым воздухом и мерзким запахом. Который обычно исходит от дряхлых дедов и бабок, не следящих за собой. Леонид Александрович оставил машину как можно дальше от конечной цели, чтобы ненароком не спугнуть маньяка, и остаток пути провёл пешком.

Он до сих пор решал в голове сложную моральную задачу — звонить на службу или нет? Удивительно, но начальство пока ещё ни разу не маякнуло ему — чтобы быстрее приехал, почему задерживается, что там с уликами, с трупом Игоря.

Тревожащий его вопрос, конечно, глупый, но если хорошенько подумать... Если сюда примчится куча ментов, то неизвестно, получится ли спасти сына в этой суматохе. Маньяк вполне может прикрыться им, как заложником. А если долго размышлять, то будет ещё хуже. Тварь может снова сбежать безнаказанной.

"Итак?"

Руки сами собой вытащили телефон, крутя в подрагивающих пальцах. Время идёт... тик-так, тик-так!

"Ощущаешь себя героем? Хочешь обезвредить непонятного опасного убийцу, водящего за нос все правоохранительные органы два с лишним месяца? Схватить его совсем не запыхавшись? Ты не в паршивом боевике, тут жизнь сына на кону!"

"Ладно" — он всё же разблокировал мобильный, прислушавшись к себе. Даже скорее к здравому смыслу. Огорчённо вздохнул, рассматривая из-за сгущавшейся темноты, непривычно яркий экран. Связи нет... Отошёл немного дальше, настороженно посматривая по сторонам. Никакой разницы.

"У нас до сих пор есть такие места? Я думал, они остались лишь в ужастиках"

Быстро напечатал сообщение с координатами. Отправил, не забыв написать, кто здесь присутствует. Что нужно будет прислать всех свободных сотрудников. Как только появится сеть, то смс сразу же доставится.

"А почему ты так уверен, что Спаситель вообще тут? Может быть, как ты и предполагал ранее, появился подражатель? Поэтому и возникли несостыковки с убийством Игоря"

Данные вопросы Леонид Александрович тоже задавал, пока ехал сюда. Отчего он думает, что маньяк находится на этом складе? Вдруг сын... тут обычно логика замолкала, не зная, что предположить. После смерти Игоря все так долго собираемые карты перемешались. Все крохи, что полиция знала о методах Спасителя, всё перевернулось кверху ногами.

А может убийца видел его по телевизору? Пару раз Леонид Александрович давал интервью... да и Игорь там тоже присутствовал.

"Решил, что так сможет вывести меня из этой затянувшейся игры? Похитив моего сына?"

Уверенность в своей правоте только росла. Он как никогда раньше желал, можно сказать умолял Спасителя, оказаться здесь. На этом складе. Чтобы раз и навсегда покончить со всем ужасом, творящимся вокруг. Проверил пистолет, вплотную приблизившись к двери. Железная массивная створка была чуть приоткрыта, дуя сквозняком в лицо следователю.

"Надеюсь, тварь начнёт сопротивляться аресту. Чтобы я смог нашпиговать его как следует"

"А ты не хочешь узнать зачем он это всё делает?"

Леонид Александрович не ответил. Неожиданно замер, сжав тяжёлый засов до боли в ладони. В руку впились проржавевшие кусочки железа, но он не почувствовал боли. В глубине склада раздался негромкий крик. Приглушённый, еле слышимый на улице, и тут же затихший. Словно ничего и не было.

"Серёжка!" — ошеломлённо узнал он голос сына.

Больше ни о чём не думая, распахнул дверь. Чутко прислушался. Впереди лишь полумрак и непонятные хриплые бормотания. Постоял немного, чтобы глаза хоть чуть-чуть привыкли к отсутствию света, и осторожно двинулся вперёд, молясь, чтобы под ноги не попала какая-нибудь доска или стекло.

Включать свет на телефоне было глупо, можно ненароком сразу выдать своё местоположение. Ему очень повезло, под подошвами лишь тихо поскрипывал песок. Зашуршало и он весь мгновенно покрылся мурашками. Всего лишь разорванный пакет с тонной пыли сверху. Нечленораздельные гортанные звуки приближались.

Палец задёргался на спусковом крючке, дрожа от нетерпения. Леонид Александрович глубоко вздохнул и, пригнувшись, зашёл в боковое помещение.

Разбитые окна и дыры в крыше давали немного света. Плюс мощный фонарь, лежащий на стремянке, освещал большой круг пола. Словно приветствуя на сцене известного актёра. Сына, привязанного к стеллажу, Леонид Александрович сразу и не заметил. Всё внимание было приковано к Спасителю, который словно спиной ощутил его взгляд и тут же обернулся.

На лице промелькнуло недоумение, которое тут же испарилось. Эффекта неожиданности, на который Леонид Александрович очень надеялся, практически не получилось. Выдержка у убийцы была железная, этого не отнять. Спаситель выглядел, как обычный человек. Как среднестатистический житель любого города, серый безликий житель. Не ясно даже, сколько ему лет — можно было дать, как тридцать, так и сорок, всё зависело от того, сколько на него продолжать смотреть. Со временем замечались и морщины, и красные от недосыпа глаза, и начинающие появляться залысины, но кто же будет долго рассматривать?

Совершенно незапоминающийся, он не походил на ту тварь, которой его представляли. На страшное создание, наводящее суеверный ужас на людей. Обычная куртка тёмного цвета, серые штаны, ничем не выделяющаяся причёска. Нет ни мощного спортивного телосложения, ни уродств, шрамов и пятен, нет подпиленных зубов или обезображенной морды — ничего такого. Лицо, которое забудешь максимум через минуту, после того как увидел. Человек, который пройдёт мимо тебя, может даже что-нибудь спросит, а потом память сотрёт воспоминания, словно этого человека и не было. И ты никогда больше не вспомнишь про него.

"Действительно призрак..."

— Я совсем не ожидал вас здесь увидеть, — спокойно произнёс Спаситель, будто не замечая пистолета в руке. — Это сильно меняет планы. Сколько у меня времени?

— Ты... ты шутишь?! — взревел Леонид Александрович. — А ну, стой! — он увидел мелкий шажок в свою сторону.

— Вы один... поэтому думаю, что в полиции ещё ничего не знают. Но тело нашли... рано...

— Сюда уже едут!

Спаситель еле заметно улыбнулся. Красные, от полопавшихся капилляров, усталые глаза, рассматривали Леонида Александровича. Проникали внутрь, выискивая правду и ложь. Ему стало не по себе от этого взгляда. Может, потому что у него были такие же?

— Вы врёте... вы здесь один.

— Я сказал, стой на месте! И руки, чтобы я их видел!

— Хорошо, — убийца не стал спорить, сразу же подчинившись.

Леонид Александрович достал из кармана наручники, продолжая пристально следить за Спасителем. Бросил под ноги.

— Надевай.

— Извиняюсь, но не могу, — сокрушённо покачал головой Спаситель. Ещё один мелкий шажок.— Мне нужно доделать начатое.

— Ты сраная тварь! Живо надел наручники и лёг на пол! Я не шучу. — Он не выдержал и продолжил. Желание узнать правду просто жгло изнутри. — Зачем? Зачем ты убил Игоря? И невинных детей?!

Что он хотел от него услышать? Что ублюдок раскаивается, просит прощения у своих жертв? Таким мразям недоступно сострадание...

— Я не убиваю невинных, — вымученно произнёс маньяк. И ещё один шаг вперёд, потихоньку сокращающий расстояние между ними.

— Скажи это родителям, — отчеканил Леонид Александрович, держа его на мушке. Голова работала, как никогда чётко. Мозг словно понимал, что поставлено на кону. Боль отошла вглубь, перестала мешать.

На скулах заиграли желваки.

"Я могу пристрелить его прямо сейчас. И мне ничего не будет, наоборот, все будут только рады избавлению от такой мрази. Ещё и наградят"

— Как его звали? Игорь... да... он отличался, — тихо сказал Спаситель, встав на месте. Их разделяло максимум полтора метра. Но он продолжал не замечать направленного на него оружия. — Для меня стало неожиданностью, что они могут быть такими взрослыми.

— О чём ты?

"Что он несёт?"

Спаситель повернул голову, смотря на связанного сына Леонида Александровича. Подросток мелко дрожал, безуспешно пытаясь освободить руки.

— Я до сих пор не могу понять — они вдвоём были просто аномалиями, либо всё изменилось в худшую сторону? Всё стало запутанно и совсем нет времени ничего обдумать. А тут ещё и вы...

Его рука неожиданно дёрнулась назад, себе за спину.

Леонид Александрович на автомате сразу же среагировал на угрозу. Палец дёрнул спусковой крючок... и ничего. Выстрела не произошло. Оружие заклинило в самый неподходящий момент.

Внутри что-то щёлкнуло и пистолет перестал работать окончательно.

— Хотя бы удача ещё при мне, — Спаситель аккуратным движением достал из-за пояса длинный нож. — Ваш сын... эта сущность... нужно сделать всё быстро, — говоря весь бред, он незаметно приблизился ещё немного. Его руку потрясывало и нож ходил ходуном, словно выбирая, куда следует нанести смертельный удар.

Леонид Александрович тоже двинулся в сторону, стараясь удержать в поле зрения и маньяка, и своего сына. Заметил железный прут, валяющийся на стеллажной полке.

— Пап... помоги... — Серёжка лишь тихо захныкал, с надеждой глядя на отца.

— Не слушайте его, — прошептал Спаситель, разминая пальцы. — Дайте мне совершить начатое. Вас я не трону, обещаю.

Леонид Александрович только сейчас увидел следы порезов на руках сына. Они стали заметнее, когда мальчик повернулся на бок. Мелкие, едва заметные ранки, шли от кисти до локтя, пересекаясь и расходясь. Превращаясь в непонятный, мерзкий, ужасный узор. А он так надеялся, что успеет, до того, как ублюдок начнёт свой ритуал!

— Ах, ты тварь!

Дико зарычав, Леонид Александрович швырнул уже бесполезный пистолет в лицо убийце. Одним махом схватил прут. Железка была достаточно тяжёлой, чтобы отбиваться.

"Нет! Нужно атаковать!"

Двумя быстрыми прыжками приблизился к маньяку. Тот мгновенно среагировал, коротким ударом остановив замах, почти попавший ему в голову. Не мешкая, Спаситель притянул лицо мужчины к себе, левой рукой схватив за волосы. Резкий тычок лбом в нос и по щекам и подбородку заструилась кровь. Леонид Александрович вскрикнул от обжигающей боли, хруст носа всё ещё отдавался в ушах. Мерзкий привкус крови разлился во рту. Маньяк засмеялся — внезапно и дико, как безумный резевая рот. Перемена настроения была такой быстрой и неожиданной, что даже приглушила мучения.

— Глупец! — улыбка растянулась, обнажая зубы. Спаситель, в пылу начавшейся драки, даже перешёл на "ты", позабыв про маску интеллигента. — Ты ничего не понимаешь! Вы все нихера не осознаёте!

Леонид Александрович глубоко вздохнул, схаркивая кровь на пол. Загородил телом проход к Серёже.

— Ублюдок... до моего сына ты не доберёшься.

— Это уже не твой сын, пойми! — сумасшествие плескалось в его глазах. В таком состоянии он ещё опаснее, может сделать что угодно... И никого нет, чтобы придти на помощь...

"А вдруг появилась связь и сообщение давно прочитали? И помощь уже мчится"

— Ты просто псих, — Леонид Александрович выжидал, обхватив для надёжности прут двумя руками. Безумец неплохо управляется ножом, да и физическая подготовка чересчур хорошая. Неожиданно хорошая. Нужно быть аккуратнее, если он хочет выбраться отсюда живым и с сыном.

— Вы думаете, я убиваю детей из-за каких-то религиозных мотивов. Что они ангелочки с чистой душой и я не хочу, чтобы они замарались во взрослой жизни, полной грехов и грязи? Чтобы сразу попадали в рай?! — сорвался Спаситель в истерическом крике. — Я читал все эти теории... Всё чушь... я пытаюсь всего лишь защитить вас!

Мозг отказался принять последнюю фразу. Леонид Александрович посчитал её ненастоящей, прозвучавшей где-то у него в подсознании.

— Я стал видеть их лишь недавно... Но почти сразу понял, что от меня требуется. И что совершать дальше. Все знания я получил перед убийством первого... голос мне всё рассказал. И ради чего я это должен делать тоже.

— Что ты несёшь, ублюдок?!

Он пытается заговорить тебе зубы... Сделай так же... Усыпи его бдительность.

— Зачем тебе всё это? — Леонид Александрович помотал головой. Из носа продолжала течь липкая тёплая кровь, заливая подбородок и мешая сосредоточиться.

"Попытаться освободить сына? Нет... слишком мало времени, чтобы развязать верёвки. А разрезать нечем..."

— Тебе это приносит удовольствие? — надо продолжать выжидать нужный момент. — Тебя это заводит?

— И кто теперь из нас больной? — Спаситель снова ухмыльнулся. Стёр кровь мужчины у себя со лба, но лишь частично размазал её. — Мне приносило счастье лишь то, что я делаю важную работу.

— Работа убивать неповинных детей? Навсегда ломать судьбы их семьям?

— За всё приходиться платить..., — улыбка погасла, уступив место усталости. — Но так нужно...

— Для чего? — осторожно спросил мужчина. Псих немного успокоился, чуть опустил нож, потирая глаза. — Чего ты хотел добиться?

— Смысл объяснять..., — тихо проговорил Спаситель. — Я сам не всегда верю, в то, что творю.

— Попробуй, — тихим вкрадчивым голосом продолжил Леонид Александрович. — Мы можем помочь тебе... сдайся... успокой совесть, я же вижу, как тебе плохо...

— Нихера ты не видишь! — взвился Спаситель. Широко раскрытые глаза опять пылали яростью.— Мне нужно то создание за твоей спиной. И потом я сразу же уйду.

— Нет, — отрицательно покачал головой мужчина. — Я не позволю.

— Меня охраняют высшие силы, — сказав это, Спаситель упрямо пошёл на него.

Первый удар Леонид Александрович отбил, лишь чудом не насадив себя на нож. Схватил руку маньяка, выворачивая её, но тот нечеловечески изогнулся и врезал рукоятью мужчине в скулу. Ударил повторно, снова в то же место, вызвав фейерверк в глазах. Пнул в колено, заставив согнуться и, не напрягаясь, оттолкнул его в сторону. Леонид Александрович раскатисто закашлял, но сразу накинулся снова, повиснув на Спасителе. Он не должен дойти до сына! Убийца треснул локтём по рёбрам, ещё раз, и ещё, бешено работая согнутой рукой, как молотом. Поднатужившись, Спаситель перекинул мужчину через плечо. Удар об пол заставил тело заныть, в районе спины что-то противно хрустнуло, а левую ключицу обожгло огнём.

— Не мешай! — во взгляде Спасителя исчезла ярость и дикая злоба, осталось лишь спокойствие и уверенность. И это напугало Леонида Александровича больше всего. Из-за мгновенных перемен в настроении никак не получается ни договориться, ни стабилизировать этого безумца.

Маньяк не дал ему подняться вновь. Врезал ногой по уже больным рёбрам. Кулаком почти попал в кадык, заставив мужчину мучительно закашлять. Глаза Леонида Александровича выпучились, он с усилием открывая рот, лишь барахтался в пыли, стараясь вдохнуть хоть немного кислорода. Прут откатился в сторону, лязгнув напоследок. Убийца торопливо подошёл к мальчику. Серёжа тихонько заскулил, сворачиваясь в клубок и пытаясь компактнее забиться в угол.

— Не притворяйся тварь, — угрюмо покачал головой Спаситель. — Меня не обманешь, я ВИЖУ вас... всегда вижу... узоры сдерживают тебя, но времени мало.

— Помоги, папа...

Хрипя, мужчина приподнялся на колени. Левый бок превратился в остров боли, нестерпимо обжигающий внутренности. Изо рта тянулась струйка крови, смешанная со слюной. Он выплюнул этот вязкий красный комок на пол. Воздух со свистом вырывался сквозь стиснутые зубы, но он упорно пытался встать.

Спаситель притянул сына к себе, умело разрезая верёвки. Серёжа начал лягаться, стараясь вырваться из цепких лап. Наконец маньяк отвесил звонкую пощёчину, отчего мальчик бессильно мотнул головой в сторону.

— Я стал видеть их недавно, — убийца потащил тело Серёжи к единственной деревянной поверхности в комнате. На Леонида Александровича он почти не обращал внимания. — Считай меня безумцем, психом... мне всё равно... Но меня избрали, я чувствую... избрали уничтожать таких как он, — Спаситель уложил, с неожиданной бережностью, паренька на пол, раскинув его руки в стороны. Поискал взглядом молоток. Гвозди россыпью валялись рядом с пыльной коробкой от стройматериалов. — Не знаю почему именно я, но не мне рассуждать.

— Не делай этого, — прохрипел Леонид Александрович, цепляясь за стену. Чёрт, ублюдок точно сломал ему пару рёбер, дышать настолько тяжело, что каждая крупица кислорода болью расходится по груди. — Это обычный мальчик, как и все остальные убитые тобой!

— Тебе сложно объяснить, но... когда я смотрю на них, внимательно вглядываюсь, всё сразу становится видно. Отчётливо читается в глубине их глаз... угольно-чёрных, в которых плескается тьма — вязкая, густая, обволакивающая тебя, жгущая невидимым огнём. Ты падаешь, бесконечность летишь в ужасную бездну, пока не отведёшь взгляд. Ощущение, которое мне приходится испытывать постоянно... Во всех этих детях что-то поселилось... что-то страшное, не из нашей реальности. Остались лишь тела, а внутри сидят незримые чудовища, поглотившие души. Демоны, терпеливо ждущие своего часа.

— Ты понимаешь как звучишь? — каждое слово давалось с трудом, но необходимо было продолжать. Прут уже почти рядом - поблескивающее железо буквально на расстоянии полуметра.

— Понимаю, — даже не стал спорить Спаситель. Он подбирал гвозди, придирчиво разглядывая каждый. — Я пытался всё написать, отправить вам в полицию, но прочитав, ясно увидел... что всё впустую. Вы просто не поверите, сочтёте меня шизанутым безумцем... да я бы сам не поверил! А теперь... теперь я в ужасе. Вначале увидел существо, мерзкую тьму, сидящую в том полицейском... а ведь ему лет тридцать! Как такое возможно?! Почему я не ощутил его раньше? Я старался хоть что-то выбить из него, но получилось только узнать про этого паренька.

— Ты бредишь!

— К сожалению нет, всё указывает на то, что внутри сидит тварь. Извини, но твоего сына уже нет... давно нет... вместо него просто оболочка, под которой скрывается нечто иррациональное для нашего понимания.

Спаситель услышал тихий скрежет за своей спиной и мгновенно замолк. Обернулся и увидел Леонида Александровича, хватающего прут. Мужчина качался на ногах, но упрямо сделал шаг вперёд. В глазах плескалась решимость, непоколебимая решимость, во что бы то ни стало остановить его.

— Не хочу тебя убивать. Я сам позвоню в полицию, когда закончу, — Спаситель примерился, держа молоток. — Осталось немного... не времени, нет... этих тварей.

Молоток взвился в воздух, секунды замедлились, время словно остановилось, но ужасный предмет продолжил путь, с размаху вбивая гвоздь в ладонь подростку. От нестерпимой боли Серёжа очнулся и широко открыл рот, надрываясь в истошном вопле. Маньяк торопливо приставил следующий гвоздь.

— Аргххх! — Леонид Александрович не понял от кого шёл этот визг — от сына или от него. Из носа продолжала лениво вытекать кровь, бок пульсировал, полыхая огнём, он слабел с каждым мгновением, но вид сына, которого пытал этот безумец...

Царапая стены, на трясущихся ногах, продолжил идти. Пока адреналин разгонялся по телу Леонид Александрович опрокинул стеллаж, который чудовищным грохотом врезал по ушам. Взвилась пыль, заставив закашляться обоих. Но хотя бы он добился того, что Спаситель не довершил своё ужасное дело.

— Прекрати, — гвоздь упал и пока убийца, чертыхаясь, готовил следующий, мужчина сделал ещё пару нетвёрдых шагов. — Либо мне придётся вырубить тебя.

"Соберись... сил хватит всего лишь на один рывок"

Сын нашарил свободной рукой выпавший гвоздь и, не теряя времени даром, вонзил его в лицо маньяка. Проткнул щёку, немного расцарапав язык.

Спаситель неверяще потрогал рану и тут же был сбит с ног. Леонид оттолкнулся от стены, волна боли прошла по рёбрам, но он уже оказался совсем рядом. Прут сделал размашистую дугу и попал убийце по челюсти. Мерзко чвякнуло и Спаситель взвыл, падая на пол. Следующий удар пришёлся по руке, держащей нож.

— Аааа! — взревел маньяк. Оружие выпало и он попытался сразу поднять его. Пальцы слушались плохо и всё никак не могли обхватить рукоятку. Гвоздь продолжал торчать в щеке, выглядя, как уродливый прыщ.

Леонид Александрович пинком откинул Спасителя и сам взялся за лезвие. Тело быстро охватывала слабость, но он всё ещё держался.

— Твари оказались умнее... я понял... не просто так рассказали про твоего сына..., — челюсть плохо двигалась, слова из разбитого рта давались с трудом. — Пожертвовали важной фигурой лишь для того, чтобы заманить меня в ловушку... — Спаситель пригнулся, готовый биться до конца. Даже голыми руками. — Я всё равно уничтожу тебя! — крик предназначался Серёже. — Он смеётся за твоей спиной! Обернись же, глупец!

"Я его не удержу" — молнией промелькнуло в голове Леонида Александровича. — "Как бы не хотелось взять живым..."

Спаситель рванул к нему. Время словно замедлилось — казалось убийца движется, еле-еле перебирая ногами. Каждое движение, как стоп-кадр.

Нож вошёл ему прямо в раскрытый рот. Лезвие разрубило губы и язык, застревая где-то в нёбе. Леонид Александрович тут же выдернул оружие. Выплеснулся фонтанчик крови и Спаситель, отхаркиваясь, повалился на него, забрызгав красными каплями одежду и лицо.

— Зря..., — хрипло булькнул он. Попытался сказать что-то ещё, но гримаса боли скрючила маньяка. Он задёргался, зажимая руками ужасную рану, безуспешно стараясь приостановить кровотечение. Наконец откинул руки и сполз по стене, дрожа всем телом. На лице застыло удивление. Остекленевшие глаза помутнели и он окончательно затих.

Леонид Александрович, не теряя времени, развернулся и подбежал к сыну. Серёжа всхлипывал, но держался молодцом, учитывая, что правая рука была прибита гвоздём к полу. Мужчина заметался по комнатке, разглядывая пыльные полки. Где-то пустые, а где что-то и осталось. Но ничего нужного не нашёл, чем можно было помочь сыну в данный момент.

— Там, — сказал Серёжа трясущимся голосом. Кивнул на лежавшую в самом углу небольшую сумку.— Спаситель в ней принёс инструменты.

На счастье Леонида Александровича в сумке обнаружились плоскогубцы.

— Потерпи немножко, сынок, — он постарался, как можно быстрее, выдернуть гроздь.

Сын заскрипел зубами, но сдержался и не пискнул. Лишь испуганно поглядывал на неподвижное тело маньяка.

— Он точно мёртв?

— Да, — мужчина утвердительно мотнул головой. — Не переживай...

Глаза сына... буквально на пару секунд стали чёрными. Леонид Александрович устало поморгал, стараясь понять — видел он это или нет. Голова была такой тяжёлой, веки слипались, тело через силу кое как продолжало двигаться, да ещё и полутьма вокруг.

"Конечно, привиделось! Переутомление и многодневный недосып... плюс недавние безумные речи этого сумасшедшего..."

Сын улыбнулся, так же как делал всегда. Крепко обнял его. Мужчина поморщился от боли в рёбрах, но потрепал Серёжу по макушке.

"Теперь всё будет хорошо"

— Спасибо, что спас меня, пап...

***

Неделю спустя.

— Здравствуйте, я вас слушаю.

— По одному из адресов, указанных мною в дальнейшем, вы найдёте в квартире женщину без сознания, — уставший голос запнулся на мгновение, но продолжил. — Я не рассчитал свои силы, скорее всего лёгкое сотрясение. У соседа должен быть запасной ключ, так что проблем зайти внутрь не возникнет. По второму... по второму вы обнаружите тело ребёнка...

— Постойте..., — растерянно произнесла диспетчер. Замахала руками, привлекая внимание других в комнате.

— Не отвлекайте меня, — голос перестал дрожать. Стал безэмоциональным. — Записывайте адрес...

Продиктовав всю нужную информацию, мужчина бросил телефон на пол. Вытер выступившие слёзы и, стараясь не смотреть на оставленную им фразу на стене, вышел в коридор. Времени до приезда полиции было мало, но он точно знал, что успеет скрыться. И что его жертва ненапрасна.

"Впереди много работы"

Он молча кивнул, соглашаясь с внутренним голосом. И быстрым шагом направился на выход.


ритуалы странные люди исчезновения
1 962 просмотра
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
2 комментария
Последние

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  1. Fallkner 28 января 2021 13:26
    Сначала подумал что маньяк - это следователь, но нет, просто таким образом провели параллель между ними.

    Рассказ понравился, но самый последний эпизод, мне кажется, обесценил старения главного героя.
  2. Дроу 28 января 2021 22:14
    Зацепило...
KRIPER.NET
Страшные истории