Домовладелец никогда не побеспокоит вас. Часть 6 » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор

Страшные истории

Основной раздел сайта со страшными историями всех категорий.
{sort}
Возможность незарегистрированным пользователям писать комментарии и выставлять рейтинг временно отключена.

СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Домовладелец никогда не побеспокоит вас. Часть 6

© HowDoYaDo
9.5 мин.    Страшные истории    Rulzzzzz    30-09-2020, 12:46    Указать источник!     Принял из ТК: - - -
Часть 3
Часть 4
Часть 5


Я поражённо замерла, увидев её. Она стояла, обеими руками вцепившись в садовые ножницы, с безумным выражением на лице.

Я не могла пошевелиться от шока. Лицо онемело, и боль от ожогов почти не чувствовалась. От облегчения из-за уничтожения соседей-самозванцев и радости от обретения надежного друга в лице Дерека ничего не осталось. Как и от моих кустов. Зачем она это сделала? Что я ей такого сделала?

Голова разрывалась от обилия мыслей. Я чувствовала, как внутри меня клокочет разочарование. Это место бесконечно подкидывало одну проблему за другой, и на каждое решение находился ещё десяток новых вопросов. Однако в тот момент только один из них был действительно важен.

Откуда Пруденс узнала?

Я вспомнила о Терри и её телефонных разговорах. Мне не хотелось думать, что Терри, казавшаяся такой милой, могла бы сделать это. Но почему-то это было моей первой мыслью. Я подумала о почтальоне Яне, у меня были плохие предчувствия и на его счёт, возможно, разнося почту, он увидел Дерека, поднимающегося по лестнице.

Я стояла, пытаясь это осознать, пока не увидела, как Пруденс рухнула на скамью, всхлипывая и обхватив голову руками. Она бросила ножницы на пол среди остатков того, что ещё недавно было моим маленьким садом.

Лестница была добра ко мне – чтобы спуститься, хватило всего 4 пролета. Я пробежала по коридору и выскочила через чёрный ход, понятия не имея, что собираюсь сказать.

– Пруденс! – Это всё, на что мне хватило фантазии. Отлично, Кэт.

Она резко выпрямилась, а затем повернулась и вскочила на ноги с прытью, неожиданной для её возраста.

– Ах ты злая, глупая девчонка! Ты хоть понимаешь, что натворила?! – закричала она. Гнев сделал её мимику невероятно яростной – всё лицо будто пульсировало, как вены разъярённого тяжелоатлета.

– Я?! Ты думаешь, что это я злая?! Ты оставила эту сраную записку чёрт знает где, не удосужилась написать то, что мне необходимо знать, и позволила убить моего парня! И то, что ты делаешь со своей собственной... – закричала я в ответ, слёзы покатились по моим щекам ещё до того, как она прервала меня.

– Не смей говорить о ней! – Её голос надломился, и она снова будто лишилась сил, на этот раз упав на колени. Ветки и листья прилипли к подолу её платья.

Я понятия не имела, что с этим делать. Поэтому опустилась на пол рядом с ней. Я знала, что это плохая идея, что этой женщине нельзя доверять. Я ничего не забыла, но вид пожилой дамы, рыдающей на цементном полу, заставлял меня чувствовать себя ужасно.

– Откуда вы знаете про сад? – Я решила сменить подход, стараясь сохранять спокойствие.

Она молча сунула мне в руку скомканный листок бумаги, не поднимая глаз.

“Дорогая Пруденс!

Я не мог жить, зная, что натворил.

Я не должен был говорить тебе ни слова об этом.

Последние двое не станут сильнее, она никогда не принадлежала им. Но я должен положить конец её страданиям.

Прости.

Дерек”

Я сразу поняла, что он сделал. Лайла, или то, что от неё осталось, исчезло навеки. Из всех тварей остались только двое убийц Джейми из лифта. Вот чем занимался Дерек те несколько часов, что я провела, забывшись во сне.

– Это твоя вина, – прошипела она. – Она была всей моей семьей, и теперь она погибла из-за тебя.

Её слова очень ранили меня. Я пыталась что-то сказать, но меня трясло от напряжения. Я всегда избегала конфликтов и сейчас чувствовала, что теряю контроль.

– К..как вы можете так говорить! Я видела... её запертой в крошечной клетке, Вы кормили её собачьим кормом и всякой падалью! Ваша семья погибла в лифте. Совсем как мой Джейми. – Я еле могла говорить, но не собиралась позволять Пруденс Хеммингс переложить вину за её решения на меня. Лайле лучше было умереть, чем быть тем, во что она превратилась, как бы ужасно это ни звучало.

– Что с твоим лицом? – прорычала Пруденс. – Он отвёл тебя на девятый этаж? Это он виноват в том, что случилось с Лайлой, а не я! А теперь он изуродовал и тебя! – Она всё ставила с ног на голову. Но стоило ей напомнить о моем лице, как оно начало пульсировать жгучей болью. Мне срочно надо было к врачу.

– Он тут ни при чём! Вы выбили его из колеи, и он сделал это с ней из-за вас! Вы же сами говорили. – Я отчаянно пыталась защитить Дерека, но в глубине души не могла игнорировать то, что он сделал с девочкой. Лайла была невинным маленьким ребенком, который не заслуживал наказания за ошибки Прю. Как же всё было запутано...

– Я так скорбела! И вот она вернулась ко мне! Потом я потеряла Берни, а потом и свой дом, и вот теперь мне снова приходится горевать о ней! – Пруденс причитала, продолжая рыдать, но уже не так отчаянно. Я оглядела хаос, который она сотворила, дом, в котором умер мой парень, и закатила глаза от её невероятной эгоистичности. Она продолжила:

– Позволь я расскажу тебе о Лайле. Она была красивой маленькой девочкой. Я уже упоминала, что у меня есть ещё двое детей. У меня были внуки от них, но ещё за два года до происшествия с Лайлой никто из старших со мной не общался.

Лайла была моей первой возможностью познакомиться с одним из внуков. Берни тоже обожал её, всегда читал ей сказки и тайком угощал конфетами.


Я раз за разом умоляла сына позволить ей остаться на пару дней. Мои дети выросли абсолютно неблагодарными. Они хотели легкой жизни и до сих пор на меня в обиде. Я дала им хорошее, строгое воспитание, но они этого не ценили. Они говорили, что я была жестокой матерью, – фыркнула Пруденс. – Только с отцом Лайлы мы ещё общались, но наши отношения не были и близко отношениями любящих матери и сына. Малютка была моим вторым шансом.

То, что он согласился, было просто невероятно. Меня ещё больше потрясло то, что он смог убедить жену. Эта чёртова шлюха никогда не любила меня, хотя я её тоже не переносила.

После всего случившегося они вычеркнули меня из своей жизни, и с тех пор я ни разу их не видела. У них прибавилось детей, которых я никогда не увижу. Я прекрасно понимала, что больше ни один из моих детей не хочет меня знать. Поэтому, когда Дерек обмолвился о возможном решении, ухватилась за него.

Я была не совсем искренна в нашем первом разговоре. Я сказала, что не хотела такого исхода, но была в отчаянии. Вот только никогда и не существовало способа вернуть её в целости и сохранности. Дерек объяснял мне, кем она станет. Он изначально пытался отговорить меня от любых попыток вернуть её. Так что я точно знала, во что ввязываюсь.

Но мысль, что моя прекрасная маленькая Лайла будет вечно нуждаться в своей бабуле, манила меня. Наверное, мне было слишком стыдно признаться в этом раньше. Но почему я вообще должна этого стыдиться?!

Ссора с Дереком случилась уже после её возвращения, когда он попытался убить её в первый раз. Он молол ту же чушь, что в этой записке. Но что за монстр пожелает убить маленькую девочку? Вот почему я разнесла тогда его сад. Он сказал, что был раздавлен новостью о строительстве здания по соседству, что не должен был говорить мне, как её можно вернуть, что это вообще возможно. Говорил, что она должна умереть. Мне пришлось скрывать её, пока не пришли бульдозеры.

Когда он наконец исчез, я приготовилась провести с ней всю оставшуюся жизнь.

Берни возненавидел меня. Поэтому я жила только ради неё. Я полюбила то, чем она стала.

Мне стало дурно. Рассказ Пруденс всколыхнул во мне все переживания о Джейми, о которых я старалась не думать. У меня не было времени горевать до этого момента, и я ужасно по нему скучала. Моя прежняя жизнь и мысли о будущем были бесконечно далеки, будто случились не со мной.

Я с облегчением встретила новость о том, что Дерек не обманул Пруденс и даже не собирался создавать крысо-Лайлу. Он действительно был хорошим человеком.

– Но разве это жизнь? Вы жили ради неё, но она не жила по-настоящему. Как может здравомыслящий человек так поступить со своей собственной плотью и кровью? – возразила я.

– О, ты даже не представляешь о чём говоришь. Это место может заставить тебя делать иррациональные вещи! Но у неё была своя жизнь! У неё была я! Это всё, что ей было нужно. – Она, конечно, была права насчет здания и иррациональных действий, боль, всё сильнее разгорающаяся на моем лице, была достаточным тому подтверждением. Но я всё ещё не сомневалась, что она превращалась в доктора Франкенштейна, когда дело касалось крысо-Лайлы.

Она больше не плакала. Ярость опять овладела ею. Я пыталась объяснить ей, что в том существе не осталось ничего от ребенка, которого она знала и любила, но она, казалось, была больше привязана к твари, заменившей ей потерю.

Каждый рациональный аргумент, который я приводила, она встречала всё более громким криком. Чем дальше мы заходили, тем менее адекватной она становилась. Спор ни к чему не приводил, мы топтались на месте, казалось, целую вечность.

Через некоторое время я заметила, что она понемногу приближается ко мне. Несмотря на изможденный и хрупкий вид, Пруденс выглядела пугающе. Она была явно не в себе.

Я её уже почти не слушала. Слишком много всего произошло, я была ошарашена, в голове без конца роились мысли, а сил на то, чтобы вникать в её разглагольствования, не осталось. Я сделала несколько шагов назад, увеличивая расстояние между нами.

Вопли Прю привлекли много внимания, и я видела краем глаза, как в окнах появляются лица соседей, наблюдающих за стычкой снаружи. Солнце заливало дворик, и я с трудом могла разглядеть их, но, быстро окинув взглядом ряды окон, я увидела Эдди и Элли, машущих мне из окна.

Они отчаянно жестикулировали и зачем-то указывали на меня пальцами, я помахала им в ответ и попыталась жестами показать, что всё в порядке, но они всё продолжали тыкать пальцами в стекло… на что они показывали?

И тут я услышала, как садовые ножницы скребут по земле. Пруденс подняла их и двинулась ко мне.

– Ах ты маленькая, невежественная сучка! Ты даже не слушаешь. Ты не заслуживаешь моего дома! Ты убила её! – взревела она.

Близнецы пытались меня предупредить. Я не должна была спускать с неё глаз.

К счастью, на этот раз я не замерла на месте, как в первый раз, когда увидела её в саду. Мой инстинкт “бей или беги” сработал на все сто, и я побежала так, как никогда ещё не бегала в жизни. Я ворвалась обратно в здание и услышала, как соседи на нижнем этаже запирают свои двери в симфонии щелчков засовов.

Я не могла их винить. Пруденс была не так уж далеко от меня, и, будь у меня выбор, я не хотела бы связываться с ней в её нынешнем состоянии. Но это не помешало мне колотить в их двери, умоляя вызвать полицию, хотя что-то подсказывало мне, что в этом здании такого не произойдет. Я побежала вверх по лестнице, а она преследовала меня по пятам.

На втором этаже большинство дверей были заперты, но некоторые жильцы вышли из своих квартир, вооружённые кто чем. Даже сейчас я не могла не восхититься здешней сплоченностью.

Я пробежала ещё один пролет, который превратился в два, но всё же добралась до третьего этажа, а затем рванула в конец коридора и постучала в дверь Терри.

Мое сердце бешено колотилось, но когда я обернулась, Прю нигде не было видно. Я надеялась, что люди, вышедшие на второй этаж, остановили её, но что-то было не так. Я не слышала никакого шума. Это точно был ещё не конец.

Эдди и Элли крепко обняли меня, а Терри быстро закрыла за мной дверь. Я рассказала ей о том, что произошло. Она не могла поверить, что Прю на такое способна. Оказалось, о Лайле никто не знал.

Первый час я не находила себе места. Но Прю не появлялась. Терри помогла мне промыть ожоги и наложила на них холодный компресс. Она предложила отвезти меня в больницу, но сейчас я не могла об этом думать.

Я была слишком потрясена тем, что только что произошло. Я даже не представляла, как смогу объяснить, где получила такие травмы. К тому же я всё ещё не сообщила о пропаже Джейми. Его семья пока не оставляла сообщений, и с работы уже перестали беспокоить, но зато начали звонить его друзья. Они преследовали меня без остановки, но я отмалчивалась: я была так занята всем этим хаосом вокруг, что никак не могла придумать правдоподобную ложь.

С тех пор, как я переехала, прошла уже неделя и скоро люди поймут, что что-то здесь нечисто. Мои разговоры с семьей были короткими, и я настаивала, чтобы они не навещали нас, пока мы “не распакуем вещи и не устроимся”.

Вдобавок к кровожадной старушке и неисчислимому количеству ненормальных проблем, реальные проблемы обычного мира подбирались ко мне.

Я провела с Терри несколько часов, мы пили чай и говорили обо всём. Начало темнеть, и Эдди с Элли пришли в гостиную, наигравшись в своей комнате. Большие карие щенячьи глаза снова сменились чёрными провалами, и их когти заострились сегодня, казалось, ещё больше, но для меня они всё ещё были очаровательными малышами.

Их превращение напомнило мне, насколько уже поздно. Пора было возвращаться домой. Мне нужно было решить, что делать дальше и как выпутаться из этой кучи проблем. Я не могла продолжать сажать кусты. Нужно было разобраться с этим самой.

Я побрела вверх по лестнице, она добавила несколько пролетов, но ничего криминального. На пятом этаже я вежливо кивнула застрявшему там человеку и продолжила подниматься. Мне стало интересно, получил ли он уже письмо от комитета с выражением беспокойства. Кажется, он был немного встревожен.

Когда я добралась до своего этажа, то услышала, как мистер Прентис снова издает нечеловеческие звуки. Я улыбнулась, и боль пронзила мое лицо. После всего этого безумия я начинала находить безобидные ужасы этого здания странно успокаивающими.

Я добралась до своей квартиры и повернула ключ в двери, зашла и была готова уже запереть её на засов.

Что-то было не так. Я почувствовала это сразу, как только вошла. В квартире царил хаос, и в этом не было ничего такого, ведь мы переехали всего неделю назад, а я была слишком занята, чтобы распаковывать вещи. Но всё было не на своих местах, беспорядок был не таким, каким я его оставила перед уходом.

Затем она не спеша вышла из моей кухни. Пруденс Хеммингс. На этот раз она держала в левой руке большой разделочный нож, приготовившись к нападению. Она ухмыльнулась и подняла правую руку, позвякивая связкой ключей от моей квартиры.

Я резко развернулась, чтобы открыть дверь, но она подлетела сзади, схватила меня, прежде чем я успела повернуть ручку, и приставила нож к моему горлу.

– Я убью тебя за то, что ты сделала. – прошептала она мне на ухо.

Не раздумывая ни секунды, я размахнулась и изо всех сил откинула голову назад. С трудом верилось, что это сработало, но Пруденс выронила нож и схватилась за лицо, кровь струилась у неё между пальцев. Должно быть, я сломала ей нос.

Я потянулась подобрать нож, но она была ближе и сделала то же самое. У меня не было другого выбора, кроме как бежать. Я схватилась за ручку двери и даже повернула её, когда она попыталась ударить меня ножом первый раз. Я уже почти вышла из квартиры, но она оказалась достаточно близко, чтобы дотянуться до меня, и я почувствовала, как нож вонзился мне в бок.

Боль была невыносимой, но я не остановилась. Жуткие звуки из квартиры мистера Прентиса эхом гуляли по коридору. Это навело меня на мысль.

Я побежала к его двери, Пруденс не отставала и отчаянно колола меня ножом. Кровь фонтаном хлестала из её носа. Часть её смешалась с моей. Когда я остановилась перед квартирой 48, каждая клеточка моего тела вопила от боли, и я чувствовала, что начинаю терять сознание, я потеряла так много крови.

Я до последнего вздоха была готова пытаться покончить с Прю. Поэтому, на одном адреналине, я колотила в дверь 48-й квартиры и кричала:

– Мистер Прентис, не могли бы вы мне помочь!

Я действовала наудачу, понятия не имела, что произойдёт, но обязана была попробовать.

Она перестала колоть меня, ей нравилось смотреть, как я медленно истекаю кровью.

Я была невероятно слаба и почти теряла сознание, но тут услышала тяжёлый лязг открывающихся засовов квартиры 48. Всё расплывалось, но я видела, как что-то огромное, похожее на помесь быка и волка, выскочило из квартиры и затоптало старую ведьму насмерть.

Я услышала, как хрустнули её кости, и отключилась.

Я очнулась в больнице через сутки. Мои родители были там, как и полиция. Они сказали, что меня нашли на тротуаре около здания, а моя сумочка пропала. В полицию позвонил один из соседей, наблюдавший ограбление из окна.

Мне сказали, что этот человек видел, как двое мужчин подошли ко мне и Джейми и напали на нас. Они плеснули что-то мне в лицо, а когда Джейми попытался защититься, запихнули моего парня в машину, которую полиция безуспешно искала. Он официально считался пропавшим без вести.

Я была сбита с толку, но благодарна, что исчезновение Джейми теперь не свалить на меня. Я согласилась с этой версией и сделала вид, что он бросил работу, чтобы насладиться нашей первой неделей совместной жизни.

Прю ударила меня ножом 4 раза, но, к счастью, жизненно важные органы были не задеты. Я потеряла много крови, но всё будет хорошо. Все раны были поверхностными. Врачи предположили, что во время ограбления я получила химические ожоги.

Полиция обещала держать нас в курсе, но они до сих пор не смогли найти машину. И никогда не найдут. Хотела бы я, чтобы легенда, которую рассказали полиции, была правдой – это оставляло хоть какую-то надежду для Джейми.

Мои родители не хотели, чтобы я возвращалась в квартиру после того, что случилось. Они считали, что меня занесло в опасный район, чему я была живым доказательством. Они предложили собрать и перевезти мои вещи. Но я отказалась. Сказала, что мне нужно время, чтобы в себе разобраться, и они не могут заставить меня просто съехать.

Меня выписали из больницы через два дня после того, как я пришла в себя. Странное чувство овладело мной, когда я добралась до квартиры. Я была дома. Несмотря ни на что, что-то в этом месте притягивало меня.

Я поднялась на лифте в первый раз после смерти Джейми. Я была слишком слаба, чтобы одолеть столько ступенек, и не была уверена, что лестница не подкинет мне пару лишних пролетов. Я улыбнулась отсутствию кнопки 9 и поморщилась при мысли о крысо-людях.

Выйдя в коридор, я увидела мистера Прентиса, который шёл с газетой и молоком в пакете. Он повернулся ко мне и улыбнулся.

– Не был уверен, что ты вернешься. Приятно видеть тебя в здравии. – Он вёл светскую беседу, как будто это не он буквально затоптал женщину до смерти пару дней назад. Это так сбивало с толку, что я начала задаваться вопросом: может, мне действительно приснилась записка и то, что произошло с тех пор. Но следующая его фраза подтвердила, что всё было реально.

– Мне никогда не нравилась эта женщина. Но у тебя есть настоящий друг в лице дамы снизу. – Он подмигнул мне и повернул ключ в своей двери.

Я зашла к себе и села на потрепанный диван. Я чувствовала себя опустошенной, но и свободной. С исчезновением Прю и самозваных соседей единственной оставшейся угрозой были существа в лифте, а они представляли опасность только между 1:11 и 3:33.

Может быть, я смогу начать жить в этом месте почти нормальной жизнью.

Терри постучала в дверь. Она пришла занести мне сумочку, которую я забыла у неё перед тем, как Прю напала на меня с ножом. Мистер Прентис был прав, она была хорошим другом.

Я поблагодарила её за то, что она сделала, и за то, что она рассказала полиции. Терри сказала, что нашла меня и Прю на полу, когда шла вернуть мне сумочку. Счастье, что она успела вовремя.

Я спросила, что случилось с телом Прю, и она просто указала в направлении квартиры 48.

– Он его съел.

С тех прошло уже несколько дней, и я решила остаться. Я не могу представить, как жить обычной жизнью после всего пережитого, и очень привязалась к некоторым странностям этого здания.

Вместе с близнецами мы ещё раз попробовали восстановить сад. Я порвала несколько швов, но Дерек так и не пришел. Думаю, он ушёл навсегда.

Я готова полностью принять здешнюю жизнь. Последние несколько дней были тяжёлыми, но теперь настало время перевести дух. А вместе с ним пришло время скорбеть, и я ужасно горевала о Джейми.

Это подводит меня к последнему, что я должна вам рассказать.

Прошлой ночью я лежала в постели, терзаемая мыслями о Прю и обо всём, что случилось, но я никак не могла выкинуть из головы, какой счастливой она стала, вернув Лайлу. Я не могла думать ни о чём другом. Я знаю, что вы все просили меня не делать этого, но я сделала. Я повторила ритуал.

Я ещё не поймала его, но слышала, как он скребётся. Джейми вернулся.

нехороший дом странные люди необычные состояния странная смерть живые мертвецы
2 431 просмотр
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории