Дьявольские трели » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Дьявольские трели

Указать автора!
9.5 мин.    Страшные истории    Кристина Ахматова    26-07-2020, 20:48    Источник     Принял из ТК: Helga
Жара, невыносимая жара на средней Волге – это всё же редкость. В смысле, солнышко и теплое лето в отведенное для этого время – это всегда пожалуйста. А вот скачок термометра на 40+ градусов – это, знаете ли, из ряда вон!

Заниматься не было ни сил, ни возможности. Смычок скользил в потной ладони, старенький вентилятор постоянно сдувал сольную партию, а голова напрочь отказывалась вспоминать нотную грамоту. Тщательно вытерев руки носовым платком, Соня сурово взяла скрипку на изготовку и … вновь беспомощно опустила руки. Задумчиво глядя на шелестевшие под бесполезным вентилятором страницы, девушка наконец-то приняла решение:

- Ма-а-ам! Я с вами в деревню!

- Софа, а как же экзамены? – озабоченная женщина выглянула из кухни, устало обмахиваясь полотенцем.

- Мам, я в деревне поиграю, хорошо? Здесь мозг плавится!

- Тогда не тяни кота за яй … хвост! Собирайся быстрее! – махнув в знак одобрения полотенцем, мать скрылась за дверью, чтобы возобновить бурную деятельность по сбору всего семейства на родину своих престарелых родителей.

Старенькая Шкода, поднимая клубы пыли, на всех парах мчался по проселочной дороге. Водитель, он же глава семейства Лазаревых, несмотря на жару, был в прекрасном расположении духа. Несмотря на укоренившиеся стереотипы, мужчина был искренне рад встрече с тёщей и тестем, а добрая семейная традиция – проводить месяц в деревне, не прерывалась вот уже второй десяток лет, которая чуть ли не сорвалась из-за предстоящих вступительных экзаменов дочки в консерваторию.

Встреча, как всегда, была очень радушной. Старики не скупились на крепкие объятия и не менее крепкий самогон. Всё шло по накатанной традиции – по-деревенски богатый хлебосольный стол, запотевшие рюмочки, друзья-соседи, и, гвоздь программы – сольное выступление юной скрипачки.
Правда, Паганини и Шуберт, здесь были не самыми желанными композиторами. Зато «Мурка» и «Ямщик» собирали такие овации, что позавидовал бы любой концертный зал, но совершенно не радовали юное дарование.

Наконец, гости расслабились настолько, что уже совсем не нуждались в музыкальном сопровождении, перейдя к нестареющей застольной классике.

Проскользнув в дом, Соня устало опустилась на потертый диванчик. Захмелевший хор и простенькие мелодии изрядно её утомили, но для серьезных репетиций силы были всегда. Осталось только придумать место, где скрипачку никто не сможет побеспокоить. Хоть в деревенских домах и было гораздо комфортнее, чем в душной городской квартире, но все равно очень не хватало бодрящего дуновения свежего воздуха.

Может, поиграть на улице? А что? Это даже романтично!
Девушка мечтательно замерла, представляя, как она стоит одинокой фигурой посреди чистого поля, ветер треплет её распущенные волосы, а закатное солнце играет бликами на лакированной поверхности скрипичной деки.

Да, идея волшебная. Но надо идти через пол-деревни, с футляром в руках, привлекая внимание местных жителей. Так до утра придется каждому желающему концерты давать. А на сегодня излишнего внимания более, чем достаточно.

Может, в лесу? В тени вековых дубов, под пение птиц …
Но снова долгая дорога, через кладбище, поле … Стоп, кладбище! От такой безумной идеи по спине побежали мурашки и перехватило дыхание. Но … Но … Но это же отличная идея! Самое тихое место в округе, да и что может быть более подходящим для исполнения «Дьявольских трелей»! Решено!

Уложив скрипку в футляр, девушка наспех накинула на себя ветровку и бесшумно проскользнула к выходу на улицу. Калитка предательски заскрипела, но развеселые голоса в саду заглушили звуки побега.

Деревенское кладбище встретило прохладой, спокойствием и чувством умиротворенности. Тонкая тропинка петляла между ухоженными могилами, ведя в самое сердце последнего пристанища окрестных жителей – древний безымянный склеп, по легенде, принадлежащий семье бывшего помещика, который славился своей экстравагантностью и любовью к средневековому европейскому стилю. После прихода большевиков в эти деревни, его богатая усадьба сперва утратила свой лоск, обветшала, а затем и вовсе была разобрана по кирпичу на более важные нужды. Но вот склеп … Склеп тронуло только время. Окруженный четырьмя кирпичными колоннами, необычная для этих мест усыпальница, была видна из любой части кладбища, но внутри представляла из себя печальное зрелище. Узорная решетка уже давным-давно отсутствовала, оставив после себя четыре кованные петли, на которых она когда-то крепилась. Каменные плиты, под которыми должны были находится останки этой зажиточной семьи, были разбиты. Кто-то не побоялся проникнуть в недра склепа, ведомый местными легендами о несметных богатствах, что будто были спрятаны в могилах тем самим помещиком от красной власти. Уж какие находки ждали там расхитителей могил – неизвестно, но на сегодняшний день склеп был абсолютно пуст, лишь старые доски едва прикрывали зияющие в полу дыры.

«Дьявольские трели» игрались, как никогда. Воодушевленная новыми декорациями, Софья самозабвенно исполняла великого Джузеппе Тартини. Безветренная погода и акустика в склепе заставили скрипачку позабыть о существующей реальности, о течении времени и о смене дня и ночи. Вновь и вновь ей удавалось идеально, абсолютно без ошибок воспроизводить легендарные «Трели».

- Прекрасная музыка!

Голос за спиной вернул девушку в реальность, в которой уже давно наступила ночь.

Закричав от неожиданности, Соня шарахнулась от внезапного гостя к противоположной стене склепа.

- Прекрасная музыка! – с улыбкой повторил молодой мужчина небольшого роста.

- И прекрасная исполнительница! – добавил он и галантно поклонился.

- А в-в-вы к-к-кто? – от страха девушка начала заикаться и еще сильнее вжалась в стену.

- Простите, простите что напугал вас! Я ни коем образом не имел такого намерения! Ваша божественная музыка привела меня сюда! Прошу, не бойтесь! Позвольте представится – Пётр! – мужчина снова поклонился.

- С-с-софья! – девушка судорожно сжимала в руках скрипку и маленькими шажками пыталась подобраться к выходу.

- Я вас здесь раньше не видел, откуда вы, прекрасное созданье? – новый знакомый расточал комплименты, всем своим видом показывая крайнюю заинтересованность.

Да, мужчина, кажется, не выглядел опасным. Маленький рост, худощавое телосложение и крайняя, не свойственная деревенским парням, учтивость, немного успокоили насмерть перепуганную девушку.

- Я здесь у бабушки. И дедушки. В гостях. С папой. И братьями ещё.

Приврав на всякий случай про братьев, Соня наконец добралась до дверного проема и опасливо поглядывала на улыбающегося Петра.

- А вы что тут делаете?

- Мечтаю! – откровенно ответил собеседник.

- Мечтаете? Здесь? О чём?

- А почему вас это удивляет? По-моему отличное место для уединения и размышлений. Полагаю, вы тоже так считаете, раз пришли музицировать именно сюда?

- Да, вы правы … Но уже очень поздно, мне надо домой. Я пойду, хорошо?

- Если вы этого желаете! Я бы хотел вас проводить до дома, но, боюсь, вы расцените этот порыв как невежливое преследование с моей стороны. Я бы так же хотел предложить познакомиться поближе, но опять же, не хочу напугать вас снова. Быть может, вы согласитесь придти сюда завтра, чтобы я вновь смог насладиться вашей божественной игрой?

- Я не знаю… Может быть… Простите… До свидания.

Неловко попрощавшись, девушка быстро зашагала прочь от склепа, постепенно переходя на спринтерский бег. Не обнаружив за собой преследователей, Софья наконец позволила себе отдышаться и уже без приключений добралась до дома, где, слава Могучей Кучке, её даже не хватились.

Таинственный Петр весь день не выходил у девушки из головы. И чем ближе был вечер, тем больше крепло желание Сони вновь придти кладбище. В конце-концов, надо было забрать из склепа футляр от скрипки.

Кладбище вновь встретило вечернюю гостью желанной тишиной и спасительной прохладой. Неторопливо бредя по уже знакомой тропинке и прижимая к груди скрипку, Соня задумчиво рассматривала возвышающийся на могилами шпиль старого склепа и терзалась сомнениями. Встречаться с незнакомцем на кладбище, вдали от деревни … Но если Пётр задумал что-то плохое, то ему ничего не мешало сделать это вчерашней ночью. А если усыпляет бдительность? Но он так вежлив, обходителен и говорит так, как умеет и не каждый городской. А, следовательно, интеллигентен и начитан. Но ведь и маньяки как-то заманивали своих жертв в безлюдные места …

- Добрый вечер!

Поглощенная своими мыслями, девушка вновь не заметила нового знакомого.

Петр сидел на лавочке, держа на коленях черный скрипичный футляр и не переставал улыбаться. При свете заходящего солнца, скрипачка смогла разглядеть мужчину подробнее: простая светлая рубашка с закатанными рукавами, широкие штаны, заправленные в начищенные хромовые сапоги, ничего особенного. Вполне обычный набор для деревенского жителя, который бережёт спортивный костюм и кроссовки «на выход». Наверное, пастух …

- Как я рад! Вы даже представить себе не можете, как я рад, что вы всё же согласились почтить меня своим присутствием!

- Здравствуйте! – смущенно поздоровалась Соня. - Вы принесли мой футляр! Спасибо, большое спасибо!

- Но я вам его не отдам! Не отдам, пока вы мне снова не сыграете! Прошу!

- Вы правда этого хотите?

- София, я хочу этого больше, чем чего-либо в своей жизни!

- Джузеппе Тартини? Дьявольские трели?

- Всенепременно!

И вновь сложнейшее произведение давалось Соне так, как никогда. Здесь вдохновляло всё: шелест листвы, дуновения ветра, догорающий закат и благодарный слушатель, восторженно взирающий на исполнительницу.
Казалось, не существует на свете той силы, что может прервать этот вдохновенный кладбищенский концерт.

- Вы говорили, что приходите сюда … мечтать?

Соня и Пётр неспеша прогуливались по кладбищу, Пётр, как истинный джентльмен, нёс в одной руке футляр, согнув вторую руку в локте, чтобы поддерживать спотыкающуюся в темноте даму.

- А вы удивлены? Я ни за что не поверю, что вы не любите делать то же самое! Разве вы не грезите о славе великого исполнителя? Разве не мечтаете о полных концертных залах? О славе? О поклонниках? Владеть их умами и помыслами? Владеть их … душами? Разве не к этому вы идёте всю свою жизнь?

Слова Петра били точно в цель. Нетрудно догадаться, что каждый музыкант мечтает о чём-то подобном, но Соня была втайне одержима этой идеей. Она мечтала не только о славе виртуоза. В её мечтах она управляла людьми. Каждый взмах смычка должен был переворачивать душу слушателя, менять его настроение по велению скрипача, воодушевлять, заставлять плакать, вдохновлять на подвиги или ввергать в состояние глубокой депрессии. Люди должны были повиноваться ей, как сказочные крысы гамельнскому дудочнику.

- А о чём мечтаете вы? – девушка оставила вопросы Петра без внимания. Но он и не ждал ответов.

- О том же самом! – мужчина остановился, пристально глядя в глаза собеседнице. - Люди боятся тщеславия. Считают его чем-то постыдным. Даже больше – греховным. Но что знал бы мир без тщеславных людей? Не тщеславие ли заставляет идти к вершинам? Что будет с человеком, не обладай он этим «грехом»? Простым скотом, которым управляет пастух. Вы согласны, София?

- Так вы … пастух? - озвучила свою догадку девушка, вновь избегая ответов.

- Д-д-да. В каком-то смысле … - собеседник усмехнулся и снова подхватил под руку погруженную в размышления скрипачку.

Некоторое время они прохаживались в полной тишине. Соня пыталась справиться с целой бурей чувств, а Пётр, будто зная, что происходит в голове девушке, даже не думал ей мешать.

- Я с тобой согласна! – неожиданно перейдя на «ты», София выпалила признание.

- Я рад, что не ошибся в тебе!

Более романтичного момента нельзя было придумать! В кладбищенской тишине, нарушаемой лишь порывами ветра, среди могил, стояли мужчина и женщина. То, что произошло дальше, не видела даже луна, услужливо скрывшись за набежавшими тучами.

Теперь на кладбище каждую ночь звучали не только «Дьявольские трели». Бах, Паганини и Вивальди дополняли ночные концерты, а беседы становились всё задушевнее и длиннее.

- Ты заметила?

- Что?

- Разницу. Тебе удается играть дома без единой ошибки? Не читая нот, на память и ни разу не ошибиться?

- Да откуда ты всё знаешь!? - Соня уже не в первый раз задумывалась над этим феноменом. Действительно, здесь, на кладбище, её игра была выше всяких похвал.

- Откуда знаю? Ну, я подозреваю, что вдохновляю тебя. Разве нет?

- Ты – змей! – засмеялась Соня.

- Змей – символ мудрости, достойный комплимент, спасибо. А хочешь, чтобы всегда так? И с каждом разом всё лучше и лучше? Без утомительных репетиций, без мучений. Превзойти любого. Всегда.

- Что угодно бы отдала за это! Но так не бывает. Шесть часов игры в день, не меньше. Некоторые и по восемь часов не расстаются с инструментом, представляешь? Потом варикоз, артрит, нервные болезни. От перенапряжения.

- А давай меняться? Я тебе силу кладбища, а ты мне что-нибудь … эдакое. – Пётр с комичным видом протянул девушке руку для «сделки».

- На что? У меня из имущества – только скрипка и есть. – захохотала Соня.

- Ну-у-у … На деревню! – мужчина стал неожиданно серьезным.

- На деревню?

- Ну, да! Там тебя все любят, на свадьбы зовут поиграть, просто так послушать приходят. Вот если бы я был скрипачом, ты бы мне отдала таких слушателей?

- Боже мой, Петя, да без проблем! Поперёк горла уже эта «Мурка», забирай их всех с потрохами! – девушка приняла правила шуточной игры и крепко пожала протянутую руку.

Сделка совершилась.

Несмотря на бессонную ночь, Соня проснулась на удивление рано. Если крикливых петухов ей ещё удавалось игнорировать, то этот гомон на улице мог поднять даже покойника. Выскочив во двор в одной сорочке, девушка увидела целое столпотворение на проселочной дороге. Несколько десятков женщин окружили машину скупщика молока и создавали такой шумовой фон, что хоть затыкай уши.

- Женщины-ы-ы-ы-ы! – водитель вскарабкался на цистерну, изо всех сил привлекая к себе внимание. - Я понятия не имею, что у вас произошло! Может, коровы что-то съели. Может, заболели. Может, не в настроении. Знать не знаю! Но то, что ваше молоко – кислое, это факт. Я такое покупать не буду!

Гомон усилился раза в три, машина зашумела заведенным мотором и подпрыгивая, покатила прочь, к выезду из деревни.

- Ба! – Соня кинулась к грустной старушке с полными ведрами молока, грустно стоявшей у обочины. - Бабулечка, что случилось?

- Беда, Софочка, беда! – бабушка бессильно опустила руки и горестно зачала головой. - Во всей деревне молоко того … скисло. У всех, Софочка! Поди, Федька, дуралей, на свекольную ботву коров пустил, чтоб ему пусто было!

- Федька? А пастух разве не Петя?

- Да уж седьмой год, как Федька пасёт. То проспит, изверг, то напьется. Розог бы ему всыпать, дуралею.

- Ба, погоди. А Петя тогда где пасёт? В Смородине?

- Да может и в Смородине, почём я знаю. Ты помоги-ка вёдра занести.

Весь день деревня шумно обсуждала утреннее событие и пришла к однозначному выводу – в деревне завелась ведьма. Федька-пастух был реабилитирован, инспекция свекольного поля подтвердила, что коровы там не паслись. Значит, ведьма. И никак иначе. В этом был уверен даже сельский ветеринар, который не нашёл у коров никаких признаков мастита или других заболеваний.

Село гудело, словно улей. Каждый вспоминал застарелые соседские обиды, выдумались всё новые и новые признаки «ведьм», под подозрение так же попали и новоприбывшие в деревню женщины.

Люди натурально сходили с ума.

Но самое страшное произошло на закате. Не успев вернуться с пастбища, коровы замертво падали у ворот. Безобразно раздутые, животные умирали с протяжным стоном, словно моля хозяев о спасении. К ночи начался падёж птицы. Не было ни одного двора, где бы выжило хоть одно животное.

В эту ночь Соне было не до свиданий. По распоряжению ветеринара, за деревней спешно выкапывался стихийный скотомогильник, куда жители несли, волокли, везли на машинах и телегах своих кормильцев.

Под светом фар, фонарей, самодельных факелов, в огромную яму, не скрывая слез и не сдерживания рыданий, люди скидывали свой домашний скот.

- Это она! Она! Это она ходит на кладбище! – тонкий мальчишеский голосок пронзительно зазвучал в ночи, заставив умолкнуть безутешную толпу людей. - Каждую ночь ходит! Мы видели! С балалайкой своей!

- Точно! А утром только приходит обратно! Мы видели! И Федька видел! Зуб даю!

Свидетелей оказалось слишком много. Странно было бы думать, что в небольшой деревне можно остаться незамеченной. Соня понимала, что отпираться, оправдываться и взывать к голосу разума – бесполезно. Толпа отчаянно хотела найти виновного в своих бедах и подходящая кандидатура стояла прямо перед ними.

Было лишь одно правильное решение - бежать. Без оглядки, со всех ног, не оборачиваясь на выкрики угроз и матерную брань. Ноги сами несли девушку туда, где за последний месяц она изучила каждый уголок.

Возле склепа, как ни в чём ни бывало, стояла знакомая фигура.

- Успокойся. Они сюда не пойдут.

- П-п-п-о-о-о-чему-у-у? – Соня дрожащими руками ухватилась за могильную ограду, хватая ртом воздух.

- У них сейчас заботы поважнее. Обернись.

Зловещее зарево разорвало черное ночное небо. В деревне бушевал пожар.

- Значит … Значит, ты не шутил. Ты забрал деревню.

- Не шутил. – равнодушно подтвердил Пётр. - Не шутил и честно выполнил свою часть сделки. Теперь тебе нет равных.

Страха уже не было. Гнев. Чистый гнев разрывал грудную клетку, пожирая все остальные чувства.

Соня бросилась на своего любовника, схватив его за грудки. Пётр не сопротивлялся.

- Зачем? Зачем тебе это было надо? Почему я? Мои близкие? Столько людей … Ведь они погибнут! А ты … Знаешь … Мне плевать, кто ты. Я приказываю тебе! Слышишь? Приказываю! Прекрати! Немедленно!

Крепко схватив девушку за предплечья, мужчина прижал Соню к стене склепа.

- Безумная! Кого ты защищаешь? Тех, кто несколько минут назад готовы были разорвать тебя на клочки и бросить тебя, безвинную душу, в скотскую могилу? Близких? Близких, которые трусливо спрятались в доме за семью замками и не пришли тебе на помощь? Тебе их жаль? Загляни в свою душу и ответь мне! Жаль?

И снова Пётр не требовал ответов. Он знал их и так.

- Хочешь знать, почему именно ты? Без проблем, моя дорогая. Ты – мой потомок. А это – моя деревня. И тогда, больше ста лет назад, меня так же гнали сюда, улюлюкая и травя собаками. А потом похоронили. Здесь. Живым. Вместе с моим отцом. В отличии от него, перед смертью, я не молился вашему богу. Не прощал своих обидчиков. Я воззвал к тому, кто дал мне такую, но все-таки жизнь. А благодаря тебе, я получил полное право владеть тем, что при жизни не доверил мне мой блаженный отец.

- Но я – не ты! – Соня пыталась вырваться из мертвой хватки родственника.

- Я хочу расторгнуть сделку! Вернуть всё назад! Я не хочу ничьих смертей!

- Значит, не хочешь … - мужчина медленно разжал руки.

- Ну, раз не хочешь, тогда я действительно могу исправить ситуацию. Пожар утихнет, люди уцелеют. Скот, который ещё не успели забросать землёй – восстанет. Возможно, к селянам даже вернется разум. Хотя, у многих его не было и так. Но ты умная девушка, София, ты должна понимать, что просто так ничего не делается. Я буду просто обязать взять что-нибудь взамен.

- Говори!

- Ты больше не сможешь играть. То, к чему ты шла почти двадцать лет – исчезнет. Ни таланта, ни способностей. О скрипке и музыке вообще можешь забыть. Возможно, ты станешь хорошей торговкой или швеёй. Возможно, нарожаешь детишек и будешь всю жизнь сидеть дома, подтирая им гузки. Ну, так что, София? Забытье или мировая слава? Выбирай! ВЫБИРАЙ!!!


Промозглый ветер и колючий дождь гулял по пасмурному Манхэттану, как у себя дома. Идеальный вечер, чтобы запереться в конце рабочего дня в уютной квартире, попивая горячий глинтвейн. Но тысячи американцев так не считали. Огромная толпа, собравшаяся у Карнеги Холла, желала попасть на сегодняшний концерт за любые деньги. Билеты были скуплены в первые же дни появления афиш, которые гласили:

Лауреат международных конкурсов
обладатель гран-при конкурса им. Чайковского
солистка оркестра Гевандхаус

СОФИЯ ЛАЗАРЕВА
деревня кладбище нечистая сила странные люди
1 782 просмотра
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории