Старый дворик. Глава 1. Проверка на пацана. » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор

Страшные истории

Основной раздел сайта со страшными историями всех категорий.
{sort}
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Старый дворик. Глава 1. Проверка на пацана.

© Динислам Бикбулатов
13.5 мин.    Страшные истории    Динислам Бикбулатов    5-02-2021, 08:33    Источник     Принял из ТК: Radiance15
Маленький дворик, так называемая коробка, окруженный с четырех сторон серыми пятиэтажками, тонул в летних сумерках. Свежую синеву вечера усиливали раскидистые клены, сгущавшие полумрак еще сильнее. Слышалось бренчание гитары, и временами некто оглашал окружающее пространство песней на тему армии, солдат и той девчонки, что, скорее всего, так и не дождется.

У одного из подъезда сидел в окружении разномастной компании молодой крепкий парень. Из одежды – тельняшка и треники. Именно он и был хозяином гитары. Рядом с парнем на разложенной газетке стояла бутылка водки, стаканы и нехитрая закуска. Сам он по мере того, как бутылка становилась легче, все больше поддавал жару, так что струны едва не рвались, а глаза блестели все лихорадочнее. Еще он пытался в перерывах между песнями обнимать молоденькую девушку, что смущенно улыбалась. Компанию ему, помимо девушки, составляли сверстники – это был основной состав, помимо них стоял, опершись обеими руками о палку, дед Иваныч. По этому случаю сегодня он вышел во двор в своем старом пиджаке с орденами. На предложения парней уступить старику место на разбитой лавочке, дед Иваныч гордо делал отстраняющий жест рукой, продолжая стоять. Рядом крутилась ребятня.

Взвизгнула хлипкая дверь подъезда, вышел в бесформенной легкой курточке пожилой инженер Макар Степаныч, пряча что-то под пиджаком и косясь на свой балкон. Жены его в поле зрения не наблюдалось, поэтому Макар Степаныч под одобрительный гул молодежи водрузил на газетку трехлитровую банку с маринадом.

- Да уж, не надо было, дядя Макар, - укоризненно покачал головой гитарист.

- Нормально, Славян, - ответил инженер, доставая из-за пазухи открывашку в виде серпа-молота, - не каждый день в армию провожают.

- Ты парень, служи так, - дед Иваныч поднял покореженный артритом палец, - штобы родину не посрамить. Уже и так все разворовали, демократы. Служи так, как мы служили, вот что я тебе скажу. Я вот помню, как у нас было, э-э-эх. Если бы не война…

Дед Иваныч начал рассказывать, Славка – новобранец обнимал смущенную девушку, молодежь делала вид, что слушает, ожидая с нетерпением, когда старик закончит. Своевременно звякнула открытая крышка банки, удовлетворенно крякнул Макар Степаныч. Пока старик говорил, большинство из компании занялась засолкой.

Спустя какое-то время, стемнело окончательно. Молодёжь начала расходится. Каждый, прежде чем растворится среди темных кленов, пожимал Славе руку, хлопал по плечу, желал хорошей службы. Слава кивал, перед ним уже давно все плыло, гитара стояла в стороне. Временами он даже забывал стряхнуть пепел с сигареты, что тлела забытая в уголке рта.

- Ну я пойду, - тихо сказала девушка.

- Подожди, - немного заплетающимся языком произнес Слава, - провожу…

Он обвел взглядом двоих друзей, что еще не спешили расходится. Поодаль на небольшом до колена заборчике, что ограждал палисадник, сидел мальчик лет двенадцати. Он был погружен в свои мысли, занимаясь тем, что кидал об землю мячик-попрыгунчик.

- О, Колян, - воскликнул Слава, - а ты чего домой не идешь?

- Да у меня мама сегодня в ночную…

- А… - протянул Слава, в этот раз не забыв стряхнуть пепел с сигареты. Он какое-то время о чем-то думал. Затем повернулся к девушке, которая, ежась от холода, куталась в кофту.

- Подожди маленько, ладно?

Он встал, поправил тельняшку. Гитару аккуратно прислонил к скамейке.

- Пойдем-ка, малой.

- Куда, дядь Слав?

- Пошли, пошли.

Слава выкинул сигарету, направился к двери в подвал. Коля в недоумении посмотрел на него. Парень в ответ махнул рукой.

Потом, уже год спустя, начнется вторая чеченская кампания и по стране прокатится волна терактов. Пока в городах все было спокойно. Двери в подвал не закрывались. Двое – молодой парень и двенадцатилетний пацан стояли перед открывшейся смоляной чернотой хода, уходящего куда-то в недра пятиэтажки – недра таинственные и неизведанные. Колькин приятель – Степка по кличке Пузо не раз говорил, что в этом подвале живет вампир, которого сам лично видел и даже убегал от него. Коля всякий раз обзывал Пузо вруном, на что Степан предлагал сходить и посмотреть. Коля поежился. Рядом с ним стоял Слава – человек, который один раз прогнал забредшего во двор агрессивного алкаша, который мог подтянуться на турнике, представляющем палку, воткнутую меж стволов деревьев, как говорят дворовые легенды, сто раз. Рядом со Славой Коля чувствовал себя защищенным. Но все равно густая темнота подвала пугала. Казалось, что кто-то затаился там настолько страшный, что если увидишь его, просто-напросто сойдешь с ума и будешь ходить как Костя – дурачок.

- Так, Колян, - Слава повернулся к нему, и мальчик с удивлением заметил, что хмель улетучился. Парень стоял твердо на ногах, вместо пьяной сонливости в глазах появилась хмурая уверенность и жесткость, - ты секреты хранить умеешь?

Коля кивнул.

- Тогда пойдем.

Слава сделал шаг в темноту, а Коля пошел следом.

- Дядь Слава, - прошептал он. Темнота казалась осязаемой и давила на глаза. Впереди слышалось дыхание Славы. Подвальный промозглый холод заставлял кожу ежится мурашками.

- Погоди, щегол, - прошептал Слава. Послышался шорох, затем чиркнуло – темноту слабо развеял огонек спички. Коля успел разглядеть едва различимые сырые стены, систему ржавых труб, темные потеки, спускающиеся по стене с потолка.

- За мной шагай, -сказал Слава, делая шаг в темноту. Выгоревшую спичку он отбросил в сторону. Чиркнул сразу двумя, разбавляя мрак.

Пока они шли, поворачивая и то и дело окунаясь в непроглядную тьму по мере прогорания спичек, Коля продрог до костей. Здесь холод был сырой, пронизывающий, с запахом плесени. С пацанами, а именно с Пузом и Цыганом Коля не раз лазил в подвал испытать себя, но настолько далеко все же не заходил. Выныривали и тонули в темноте, позади него, винтили, трубы, стояки. Взгляд выхватил тень под рыжей от ржавчины трубой, покрытой каплями влаги. Коля тут же отвел глаза. Тень слишком сильно напоминала дохлую кошку.

Слава чиркнул последней спичкой, высветив впереди у стены массивный прямоугольный силуэт. Ход заканчивался тупиком, а позади остались в темноте два боковых ответвления. В тупике, прислоненный к стене, стоял невообразимо древний и источенный всевозможными формами жизни, темный шкаф. Вот так. Просто шкаф.

- Что это, дядя Слава?

- Шкаф, - хмыкнул парень, выкидывая спичку. Тотчас все накрыла темнота.

- Так, где-то тут… - пробормотал он, шурша в темноте по дереву, - ага, вот.

Чиркнуло, посветлело, пару секунд спустя перед Колей возник бледный Слава с горящей свечой в руке.

- Держи, Колян, - прошептал Слава, отдавая мальчику свечу, а сам уперся плечом в шкаф. Затрещало, лязгнуло, шкаф отъехал в сторону, открывая к изумлению Коли полуовальный ход.

Слава отобрал свечу, приблизил к ходу. Коля заметил, что сделал он это очень осторожно. При этом рука его немного подрагивала. Коля подошел, вглядываясь. Свечи хватало лишь на то, чтобы осветить немного стены уходящего в неизвестность хода и ступеньки, ведущие вниз. Ступеньки настолько древние и выщербленные, что у Коли по спине пробежали мурашки. Стало неприятно от мысли, что оказывается, под их домом есть такое.

- Что это? – прошептал Коля.

- Спроси что-нибудь полегче, - тихо буркнул Слава, - запомнил дорогу?

Коля кивнул.

- Смотри, сейчас обратно пойдем, еще раз запомни. Подвал сам видел какой здоровенный, лабиринт настоящий. Здесь заблудиться, раз плюнуть.

- А куда ведет этот ход? – спросил Коля, подходя к краю и заглядывая в темноту, силясь что-нибудь различить. Здесь темнота была такая же, как в той части подвала, по которому они шли. Разница была в том, что темнота эта заставляла зубы выбивать дробь. Она таила угрозу, казалось, что оттуда на тебя смотрит кто-то недобрый. В один миг Коле показалось, что из глубин тьмы доносится тяжелое дыхание. Он отошел от прохода.

- Так куда ведет этот ход?

- Понятия не имею, - Слава пожал плечами, - дом наш старый, еще в тридцатых годах построенный, может тогда тут что-то было.

- А про ход этот знает кто-нибудь? Ну, ходят же слесари сюда…

- Не знаю, Колян, - ответил Слава. В слабом свете свечи его лицо казалось испуганным и бледным. Из темноты выделялось только лицо, все остальное скрывал мрак, - когда я был еще щеглом, вроде тебя, мне этот ход показал Генка с соседнего дома. Мы с пацанами бегали сюда, устраивали проверку друг другу, у кого кишка тонка.

- Вы заходили туда?

- Самый храбрый спускался туда метров на десять. А затем пулей летел назад.

- Получается за столько лет никто не узнал, куда ведет этот ход? – с сомнением проговорил Коля.

- Был один, - проговорил медленно Слава, передавая свечу Коле и упираясь в шкаф плечом с целью поставить его на место. Снова затрещало, скрипнуло, шкаф, накренившись влево, закрыл ход. Коля поморщился. Сейчас почему-то очень не хотелось, чтобы Слава производил здесь лишние шумы. Он боялся потревожить то, что наблюдало за ним из темноты хода, то, что могло обратить на него внимание.

- Пошли, щегол,- Слава задул свечу, и они зашагали в абсолютной тьме, наощупь, - спичек не осталось, так что аккуратно, нос не разбей, а то твоя мать меня прибьет.

Они шли, а Коле не давал покоя вопрос – кто был тот, о котором упомянул Слава. Тот, кто зашел в проход дальше всех. Однако, спрашивать он Славу пока не стал. Коля продрог до костей и ему хотелось поскорее выйти отсюда. Сильнее всего давила на глаза темнота.

Когда они толкнули ветхую скрипучую дверь и вышли на улицу, дворик уже тонул в ночи. Над головами таинственно перешептывались листочками кроны деревьев, закрывая проблескивающие звезды. Ночь и темнота.

- Мать у тебя не пришла еще? – Слава посмотрел наверх, отыскал окно Колиной квартиры, - нет не пришла. Пронесло.

- Дядь Слав, - трясясь от подвального холода спросил Коля, -а кто был тот, который узнал, куда ведет ход?

- Да не знаю я, узнал он или нет, - невесело хмыкнул Слава, - а только зашел он, видимо, дальше всех. Костю дурачка знаешь?

Коля кивнул.

- Вот это он и был.

- Костя дурачок? – изумленно спросил Коля.

- Ага, - кивнул Слава, - не куришь, щегол? Да где тебе… - досадливо проговорил он, похлопав растерянно по пустым карманам, - Костя, он вначале-то нормальным был. Я про башку его. А затем зашел он туда. Я, говорит, дальше вас всех зайду и посмотрю, куда он ведет. Мы только посмеялись над ним. Где тебе, говорим. А он уперся, как баран и полез туда. Ждали мы его до глубокой ночи. А потом он вышел.

- И что? – с жадностью спросил Коля.

- Что, свихнулся. Вышел, глаза пустые, бессмысленные. Мы его спросили, что там, Костя, что ты там увидел. Тут истерика с ним случилась. С тех пор стал Костя дурачком.

- Что же он там увидел? – Коля в очередной раз почувствовал, как стая мурашек пробегает от шеи к спине.

- Знать бы, - проворчал парень, - вы, пацаны, любите лезть везде. Вот я вам говорю, не лезьте туда, если вам ваша крыша, - он постучал себе по лбу, - дорога. А может и жизнь.

- Но получается, что и ваши друзья знают и слесари с жэка точно должны знать…А про этот ход я в первый раз слышу.

- По поводу слесарей не знаю, а наши пацаны, да и я сам не придали этому значения. Ну есть дыра в подвале и ладно. Никто же оттуда пока не вылез, так ведь? А Костя просто заблудился в темноте, может померещилось ему что-нибудь, вот и испугался парнишка. Просто, Колян, тебе скажу, своим шкетам тоже передай. Приключений не ищите и туда не лезьте. Понятно тебе?

Коля кивнул.

- А теперь дуй домой.

Коля повернулся к двери подъезда. В голову пришла мерзкая мысль, что дома он один, а сейчас ночь, а, как выяснилось, под тобой, в подвале дома, где ты живешь, есть ход, ведущий в неведомую жуть. Конечно, Костя мог просто заблудиться, но то чувство, что кто-то наблюдал за тобой из темноты…

Коля открыл дверь в подъезд и внезапно понял, что дядю Славу, так называл он этого в общем-то молодого для «дяди» парня, он не увидит ближайшие два года. А что такое два года для мальчишки – почти вечность.

- Щегол, - прикрикнул Слава, - замерз что ли?

Внезапно Коля подбежал к парню, протянул руку. Слава хмыкнул, но руку пожал.

- Давай, бывай, пацан.

Парень подмигнул. Коля подбежал к двери и спустя мгновение скрылся в подъезде.

 

Когда утром Коля выбежал на улицу, на скамейке сидел Степка Пузо. Степка Пузо возился с громадным изумрудным жуком. Что он с ним делал, Коля не видел и видеть не хотел. Пузо если не отрывал мухам крылья, то поджаривал спичками жуков. К счастью, дальше насекомых дело не заходило.

Пузо оправдывал свое прозвище и в моменты своих увлечений, лицо его наливалось здоровым мальчишеским румянцем, он принимался сосредоточенно пыхтеть, поглощенный своей забавой. В такие моменты приятно было подкрасться сзади и смачно хлопнуть по широкой спине. Степан флегматично глядел на ударившего, а затем также флегматично выдавал:

- Дебил.

- Это ты дебил, - ответил Коля, - маньяк, - Коля, наконец, увидел, что стало с жуком.

- Че хотел то? – проворчал Пузо, выпуская добычу.

- Дело есть. Где Арнольд с Цыганом?

- Арнольд там, - Пузо кивнул туда, где впереди, среди деревьев виднелся грузовик с бочкой, на котором голубела надпись «молоко». Там же стояла очередь с всевозможной тарой. Прищурившись, Коля разглядел долговязую фигуру Арнольда, стоявшую в конце очереди.

- А Цыган?

- Там, - лениво махнул рукой Пузо, - дела какие-то у него в том дворе.

- Когда дела свои закончит? – спросил Коля.

- Откуда знаю. Как закончит, придет. Че хотел-то?

- Потом скажу, - ответил Коля, - как все соберетесь.

Скрипнула дверь. Вышел, опираясь на палку, дед Иваныч. Ноги он переставлял с трудом. На плечах сидел битый молью пиджак. Тихонько позвякивали, блестя в лучах летнего солнца, медали. Мальчики поздоровались. Дед Иваныч кивнул в ответ, пристально глянув на Степку. Пузо, однако, успел спрятать травмированного жука. Дед Иваныч, семеня ногами, прошел мимо в сторону молоковоза. В его руке слегка раскачивался небольшой эмалированный бидон с нарисованным цветком голубого цвета.

- Слышь, Пузо, - сказал Коля, - сегодня смертельную битву показывать будут после девяти. Будешь смотреть?

- Шварценеггер запишет, - ответил Пузо, кивнув на очередь за молоком, - потом у него посмотрим на хате.

- Опять ты у него все в холодильнике сожрешь, - хмыкнул Коля, но, сообразив, прикусил язык. Холодильник дома у Степки редко бывал заполнен хотя бы на четверть. Однако флегматичный Пузо не счел нужным ответить, лишь неопределенно повел рыхлыми плечами.

Раздался свист. Коля обернулся. К нему, размахивая руками, бежал невысокий чернявый мальчишка. Он что-то вопил и был, судя по всему, на вершине эмоций. Присмотревшись, Коля увидел синяк под глазом друга. Цыган подбежал, пожимая руки.

- Здорово, Острый, здорово, Пузо, - Цыган переводил дыхание, опершись руками о колени.

- Стрелку кому забил? – поинтересовался Коля.

- Да, было дело, - ответил Цыган, когда получил возможность внятно говорить, - один козел из Аргентины залез к зенитовским. Пришлось помочь. Так что сейчас зенитовские наши. К ним можно ходить.

- Всей толпой, наверное, помогали? – криво усмехнулся Коля.

- Всей толпой, конечно, - воскликнул Цыган, - а что? Козел – то бодливый оказался, боксер, блин. Еще и понты кидает. Вот и поучили немного.

- Ну и как?

- Ну как? – Цыган пожал плечами, потрогал, поморщившись, синяк, - не боксер, короче. Понты одни.

Какое-то время они сидели молча. Наконец, показался Арнольд – долговязый парнишка с растрепанными волосами, несущий два бидона с молоком.

- Выходи на улицу! – крикнул Цыган. Арнольд кивнул, заходя в подъезд.

Через пару минут он подошел к ожидавшей его компании.

- Что делать будем? – спросил он.

- Да нам вон Острый что-то хотел сказать, - Пузо кивнул на Колю, - говори, давай.

- Короче, пацаны, вчера дядю Славу провожали. Он мне кое-что показал.

И Коля рассказал все про ход в подвале, включая историю Кости – дурачка. Рассказывая это, он не чувствовал того мерзкого холодного страха, который испытывал вчерашней ночью. Сейчас, среди друзей, в родном уютном дворике, тонувшем в тени пышных крон деревьев, под ярким летним солнцем, все страхи казались ерундой.

- А что, надо сходить, посмотреть, - загорелись глаза у Цыгана – любителя быть в центре всех событий.

- Да ну, - проворчал Пузо, - я же вам говорил, вампир там живет.

- Ладно гнать, - отмахнулся Арнольд, - маме своей расскажешь

- Двенадцать лет человеку, - усмехнулся Цыган, - а он сказки про вампиров рассказывает. Нет никаких вампиров. А посмотреть, что это за ход, можно. Куда, интересно, он ведет?

- А как же Костя? – спросил Пузо, - с ним то что случилось по-вашему?

- Да испугался просто, вот и все, - ответил Цыган, - а может и не ходил он ни в какой подвал, а Слава специально рассказал, чтобы мы по подвалу не шарахались.

- Возможно, - кивнул Коля, - мы так-то можем пока глубоко не залезать. Сделаем разведку, посмотрим. Если что, сломимся.

- Не знаю, пацаны, - покачал головой Пузо, - не хочется мне лезть туда. Давайте лучше мяч погоняем или к Шварценеггеру сходим видак посмотрим.

Арнольд тут же развернулся, влепив со звоном Степке оплеуху. Пузо тут же вскочил, замахал кулаками, пытаясь достать Арнольда, но руки у того были длиннее. Наконец, они сцепились, силясь повалить друг друга на землю.

- Все, харе! – крикнул Коля.

Юркий Цыган вклинился между борющихся, толкнул Арнольда, развернувшись, дал тычка в грудь Пузу. Степка лишь слегка колыхнулся.

- Все, закончили! – рявкнул Цыган, - ты че, Пузо, дурак, что ли?

- Вот именно, - тяжело дыша проговорил красный Арнольд, - не понимаешь, что ли? Не называй меня так.

- Ну что решаем? Идете? – спросил Коля.

- Я иду, - Цыган встал рядом, - а вы слушайте жирного и тряситесь дальше.

- Дебил, - ответил Пузо, - вот сожрет вас вампир, тогда узнаете.

- Вампиры не жрут, - Арнольд отвесил Пузу подзатыльник, - вампиры кровь пьют. Ладно, пацаны, я с вами.

- Решай, жирный, - сказал Цыган оставшемуся в меньшинстве Пузу. Тот как-то поник, засопел, двигая бровями, затем махнул рукой.

- Иду, только если что, я вас придурков предупредил.

Летним солнечным утром четверо мальчишек подошли к двери подвала. Коля впереди, как первопроходец, с усилием потянул тяжелую, ветхую дверь. Та со скрипом и воем открылась, обнажая черный арчатый проход, обрамленный стенами из серого бетона. Пахнуло сыростью и тем запахом, который присутствует в подвалах жилых домов.

- Стоп, пацаны, и куда мы ломимся?- Арнольд хлопнул себя по лбу, - фонарик надо взять.

- Блин, точняк, - произнес Цыган, - Арни, у тебя по-любому есть, у тебя пахан новый русский.

- Должен быть.

- У меня есть, - пробасил Пузо, - мой батя на рыбалку ходит.

- Ага, - сказал ехидно Арнольд, но вовремя прикусил язык, не став шутить о том, что не отец Степки приносит рыбу, а, скорее, его приносят под руки до подъезда, - давайте по-быстрому.

Спустя четверть часа, на компанию нашлись два фонарика. Один взял Коля, как впередиидущий, а второй дали Цыгану, который шел за Колей. Позади шел недовольный Пузо, который беспрестанно ворчал и испуганно крутил головой.

Круги света выхватывали из темноты трубы, винтили, какой-то мусор на полу. Ребята шли.

- Слышь, Острый, - проговорил позади из темноты Арнольд, - а ты вчера тут бомжей или наркоманов не видел?

- Не видел, - ответил Коля, - может они где-нибудь в других ходах?

- Знаете, пацаны, - проговорил Цыган, изучая сырые бетонные стены, - а я не думал, что подвал под нашей пятиэтажкой такой большой. Мне кажется, что мы уже вышли за пределы дома.

- Цыган, заткнись, - пропыхтел Пузо, - и так…

- Испугался, Степа? – поддел его Арнольд, - на тебя-то вампир первым нападет. Ты у нас вон какой жирненький.

- Заткнись, дебил, - зато на тебя и не посмотрит, потому что ты за трубой спрятаться можешь. А еще Арнольд, блин.

- Все, хорош, - цыкнул Коля, - достали уже. Идите молча.

- Кстати, Острый, идти -то далеко еще? – спросил Цыган.

- Как придем, узнаешь.

Вскоре мечущиеся по стенам и трубам круги света выхватили хлипкий деревянный шкаф. Ребята подошли к нему.

- Вот это надо сдвинуть, - проговорил Коля, - Пузо, давай.

Недовольный Степка уперся плечом в мокрое дерево. Тут же уперся руками в свободное место Цыган. Шкаф со страшным скрипом сдвинулся с места, обнажая черный проход, откуда тотчас же пахнуло холодом и какой-то мерзкой нехорошей вонью, от которой волосы зашевелились на затылке.

Коля снова стоял перед неизвестной темнотой. Где-то наверху светило солнце, было лето, каникулы, а здесь перед ним уходили в жуткую неизвестность древние, искрошившиеся ступеньки. Коля, внутренне как-то съежившись, посветил фонариком, но его луч, выхватывая лишь серые бетонные стены, растворялся во мраке.

Цыган с Арнольдом, подойдя поближе, изумленно присвистнули.

- Вот это круто, Острый, - произнес Арнольд, - будет чем летом заняться.

Пузо испуганно выглядывал из-за Колиного плеча.

Цыган, без толку щурясь в темноту, вдруг смачно плюнул. Плевок канул в тишину.

- Ну что, что делать будем?

- Получается, - проговорил Арнольд, - у Кости крыша поехала, после того, как он туда слазил? Не удивительно.

- Пацаны, пойдемте чем-нибудь нормальным займемся, а? – произнес Пузо позади всех, - в футбол погоняем может?

- Ну нет, - протянул Цыган, - тебе не надоело в футбол гонять, Пузан? Тут в натуре приключение, а ты про какой-то футбол. Пошлите, слазим.

- Идем все вместе, - проговорил Коля, чувствуя, как трудно говорить пересохшим ртом, - Костя таким стал, потому что один был, а нас четверо. Ничего не случится. В случае чего, убежим.

- Пещера Али-бабы, блин, - произнес Арнольд опасливо высовывая голову в проход.

- Пузо, - произнес Коля, - ты возвращайся. Мы посмотрим, что там и вернемся. Ты нас возле подъезда подождешь.

Степка посмотрел назад, затем в таинственный ход. Повсюду царил мрак, разгоняемый только светом фонариков. Лезть в проход не хотелось, но и идти назад одному…

- Я с вами, - выдохнул он.

- Вот, Пузо, сразу видно, мужик, - прошептал Цыган.

- Кто первый? – задал животрепещущий вопрос Арнольд.

Ненадолго повисла тишина.

- А я пойду, - неожиданно сказал Степка.

- Давай, - сказал Коля, который боялся, что заставят лезть его как первооткрывателя, - держи фонарик и вперед. Мы за тобой.

Пузо аккуратно сделал шаг. Дрожащий свет фонарика высветил выщербленные ступеньки, идущие вниз, скользнул по сырым стенам. Степка сделал несколько шагов, чувствуя тяжелое дыхание друзей позади. Когда потрепанный кроссовок опустился на очередную ступеньку, от нее откололся камешек.

- Пацаны, держимся вместе, - предупредил Пузо, - и без шуток.

- Да поняли, не боись, - проговорил Цыган, светя фонариком себе под ноги, - тут лишь бы лестница не развалилась. По ходу ее еще при Иване Грозном строили.

- По-моему пацаны, - предположил идущий позади всех Арнольд, - самое страшное, что можно здесь увидеть, это наркомана или бомжа.

- Какой бомж, - отозвался Цыган, - сюда,по-моему, вообще очень давно никто не спускался.

Они осторожно шли вниз. Лестница казалась бесконечной. Понемногу начал ощущаться подвальный холод, заползающий в тело.

- Толстый, - шикнул Коля, - держи фонарь ровнее, не трясись ты так.

- Замерз я, - проговорил Пузо.

- Интересно, сколько над нами метров земли? – задал неприятный вопрос Коля.

- Если бы я был один, я точно бы с катушек съехал, - проговорил Цыган, - тишина и темнота.

- Пузо! – вдруг воскликнул Коля. Степка испуганно вскрикнул, Арнольд чуть не подскочил на месте.

- Острый, - прошипел Цыган, потрясая фонариком перед лицом Коли, - еще раз что-нибудь такое сделаешь…

- Дай фонарик, Степа, - Коля протолкался к Пузу, выхватывая у него фонарик и наводя на стену чуть вдалеке пониже. На стене было какое-то темное пятно.

- Кровь, - завопил Пузо.

- Тихо! – шикнул Коля. Он тихонько начал спускаться к этому пятну. Ребята перешептываясь следовали за ним. Понемногу Коля понял, что пятно на стене было рисунком.

Мальчишки подошли поближе, во все глаза глядя на изображение. Цыган с Колей светили фонариками. На стене кто-то изобразил чем-то черным существо, формами напоминающее человека в балахоне. Незакрашенными остались только глаза цвета сырого бетона. Если бы они увидели это где-нибудь там, в ясном и солнечном мире, это не вызвало бы у них какую-либо тревогу, но здесь вполне безобидный рисунок принимал другое, более угрожающее значение.

- Пацаны, - медленно произнес Цыган, - какой-то рисунок стремный.

Внезапно у Коли вспыхнуло острое ощущение, что за ними следит кто-то недобрый, как тогда, когда Слава показывал ему этот ход. Коля резко обернулся, глядя в глубину спускающегося вниз хода. Никого.

- Пацаны, - произнес Пузо, - пойдемте отсюда, а?

Страх нарастал, рисунок на стене начинал пугать, заставляя думать о том, что они находятся неизвестно на какой глубине под землей. Что никто, вероятно, не знает, где их искать в случае чего. Что кто-то с какой-то целью нарисовал это на стене.

На мгновение луч света Колиного фонарика выхватил что-то из темноты. Коля вскрикнул, направив фонарик туда – никого, только древняя лестница, уходящая вниз. Одновременно заголосили все остальные.

- Показалось, вроде, - прошептал Коля.

- Давайте пойдем отсюда, - стуча зубами проговорил Арнольд.

- Тихо, - шикнул Коля, - заткнитесь все.

Ребята замолчали, точнее, заставили себя замолчать, хотя страх рвался наружу, усиливая и без того пронизывающий холод подвала.

Два луча света были направлены вниз. Коля с Цыганом светили, стараясь разглядеть что-нибудь во мраке, из-за их плеч выглядывали Пузо с Арнольдом с широко раскрытыми от ужаса глазами.

Тишина прерывалась только учащенным дыханием мальчишек. И в этой тишине послышался звук. Он шел из темноты, снизу. Неясный, тихий звук. Шорох, как будто что-то скользило по каменным ступенькам. С нарастающим ужасом ребята слышали, как шум этот становится четче и громче. Что-то приближалось.

Мальчишки испуганно переглянулись, а когда вновь посмотрели вниз, то увидели очень быстро едва уловимое, смутное движение. Первым заорал Пузо, рванувшись вверх по ступенькам, за ним рванули все остальные, вопя во всю мощь легких.

Вылетев из хода, они побежали по самому подвалу. Круги света панически метались по бетонным стенам, трубам, полу. Один раз луч фонарика выхватил на мгновение дохлую крысу, но на это ребята не обратили внимания. С дикими криками, обгоняя друг друга, они бежали к выходу.

Вопя так, что звенело в ушах, они вылетели из темноты в яркий солнечный летний день. Солнце ослепило, и мир предстал перед ними как ослепительно белая расплывчатая пелена. Всхлипывая от пережитого ужаса и трясясь от холода, они долгое время ничего не видели, привыкая к свету дня. Наконец, мир вновь обрел привычные очертания. Не переставая трястись, они на негнущихся ногах дошли до скамейки и присели. Коля машинально подумал -хорошо, что сегодня возле подъезда никого нет, и никто не видел, как они выбегали из подвала.

Очень долго ребята не могли отдышаться и просто сидели, пытаясь справиться с колотящимися сердцами и горящими, жадно качающими воздух, легкими. Редкие прохожие удивленно глядели на четверых до жути напуганных бледных мальчишек. Кто-то укоризненно качал головой.

- Пацаны, - проговорил Коля, наконец получивший возможность говорить, - что это вообще было?

Арнольд лихорадочно потряс головой, пожал плечами. Цыган откинулся на спинку скамейки, прикрыв глаза. Арнольд согнулся и опустил голову, словно хотел уменьшиться и спрятаться от неведомой жути. Пузо дольше всех не мог отдышаться и сидел с побагровевшим лицом. Все четверо пытались осмыслить увиденное.

- Слушайте, пацаны, - проговорил Арнольд, не поднимая головы, - вы как хотите, но я туда больше не пойду.

Степка молча кивнул головой.

Какое-то время они просто сидели. Постепенно сердце выровняло ход, дыхание восстановилось. Солнечный летний двор заставлял отступить пережитый страх. Однако старая мрачная дверь с облупившейся краской, напоминало о той тьме, что таится в недрах подвала. И о том, что они видели.

- Что вы видели? – спросил Коля.

Сначала ему никто не ответил. Цыган лихорадочно вздохнул, собираясь с духом.

- Не знаю, какая-то фигура там была…

- Мужик какой-то стремный, -проговорил Арнольд, - вроде как горбатый, руки до колен…

- Слушайте, -проговорил Коля, - а может нам показалось?

- Не, - Степка потряс головой, - там точно кто-то есть.

- Ты сам-то что видел? – спросил Колю Арнольд.

Коля пожал плечами.

- Вроде тоже мужик какой-то был. Высокий и непонятно, худой или толстый… Он как будто… из стены вылез…

- Глупости какие-то, - проговорил Арнольд,- Колян, наверное, прав. Показалось нам, в темноте, с перепугу… Может вообще просто бомж какой-нибудь был.

Пузо опять потряс головой, но ничего не сказал.

- Короче, пацаны, решили, - сказал Арнольд, - больше туда не лазить.

- Если и лазить, то всем вместе, - добавил Цыган, - а по-одному, ни-ни.

Коля вздохнул полной грудью, выгоняя из легких остатки затхлого подвального воздуха, а затем сказал:

- Ну что, в мяч погоняем?

 

Глава 2

дети двор заброшенное место существа что это было?
1 963 просмотра
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
1 комментарий
Последние

  1. Esenia 5 февраля 2021 08:44
    Жду продолжения)  :good:
KRIPER.NET
Страшные истории