Когда по-настоящему страшно » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Когда по-настоящему страшно

Указать автора!
3 мин.    Страшные истории    archive    1-06-2019, 01:01    Указать источник!
С детства ко мне притягивались сексуальные извращенцы. Первое воспоминание о таком случае у меня относится к тому времени, когда мне было четыре года. Детство мое прошло в безоблачном Союзе, где секса не было, поэтому гулять отправляли детей с утра до вечера и, конечно, одних. В наш двор приходил дедушка, он рассказал мне грустную историю о потерявшемся котике, которого нужно помочь найти в подвале. Мама мне всегда говорила, что старшим нужно помогать, а про извращенцев-педофилов ничего не говорила. Вот я и ходила с ним по подвалам. Нет, он ничего страшного мне не сделал, просто трогал, где нельзя, и показывал у себя, чего показывать нельзя. Наверное, больше ничего уже не мог. Повезло мне, как бы…

Маленькая я никаких чувств по этому факту не испытывала (разве только досадно было, что котика не нашли). Когда я повзрослела, пришел стыд. А позже — интерес, а еще позже — стыд, что есть интерес.

За школьные годы повидала я всяких эксгибиционистов, что любят выпрыгивать из-за кустов, мусорных контейнеров, из лифта. Два раза ко мне приставали дядечки с житейскими разговорами, которые вдруг заканчивались снятыми штанами. Я их про себя назвала «писькотрясы».

В мои лет 13-14 к «писькотрясам» присоединились «дрочуны». Это те, кто прислонялся в переполненном автобусе и усиленно начинал теребить себя внутри карманов под хриплое дыхание. Или прижимается такой «дрочун» в очереди за чем-нибудь дефицитным (эх, совок-совок), а из очереди-то обидно уходить, вот и стою, терплю. А стыд и интерес давно переросли во мне в чувство гадливости и злости. Надоело уже до чертиков!

Когда мне было 16 лет, я возвращалась с подругой с курсов для подготовки к поступлению в ВУЗ. Курсы были вечерние, заканчивались только в 22.00, а еще домой почти час добираться. Можно было выйти на остановке и пройти к дому через небольшой лесок (метров четыреста) по культурной, но плохо освещенной аллейке. А можно было еще пять остановок проехать, выйти на конечной и идти до дому где-то километр, зато по улице. Одна беда — на конечной проверяют оплату за проезд. В тот раз мы решили пойти через лесок, так как деньги на талончики давно были спущены на дешевую косметику и постеры любимых звезд. И, конечно, к нам навстречу из глубины кустов вывалился очередной «писькотряс». Подруга с визгами ломанула вперед по аллее, а я поудобнее перехватила в руке сложенный зонтик и с такой приятной тяжестью в руке отходила этого придурка… Он ломанул обратно в лес, еще быстрее, чем выскочил оттуда.

Подружку я догнала возле дома, всю в слезах и соплях. Она мне сказала:

— Ты такая смелая!

А я ответила:

— А чего их бояться, они не страшные, больные на голову только…

И я подумала, что ни «писькотрясы», ни «дрочуны» никогда меня не пугали. Настоящий страх я испытала только один раз в своей жизни. Только один раз, но даже сейчас, спустя четверть века, когда я набираю этот текст, меня бьет дрожь.

Я училась во втором или третьем классе. Была весна, апрель-май, когда уже тепло, но без курточки на улицу не выйдешь. Моя школа стоит прямо в моем дворе, до нее идти ровно четыре минуты. Обратно — чуть дольше, так как обязательно где-нибудь задержишься поболтать с подружкой, или просто погода хорошая — чего домой торопиться. Вот я и тащилась домой, вдыхая весну, что-то даже напевала. Настроение было отличное. Наверное, поэтому я заметила его только за десяток метров до подъезда. Невысокий, темноволосый, в черной куртке. Настораживало… «Ой, да ладно, может дядьке в мою сторону», — подумала я и пошла в подъезд.

Наша квартира была на седьмом этаже, поэтому почти всегда я пользовалась лифтом. Из подъезда направо находился поворот к лифту, а налево была лестница. Я вошла в подъезд и почувствовала, что в лифт не хочу входить, лучше идти по лестнице. Проскочила пролет и замерла — хлопнула дверь, и человек в черной куртке вошел в подъезд. Он направился к лифту. В моих мыслях просветлело — значит не за мной, просто совпадение. И тут я увидела, что он выходит из лифтовой и идет на лестницу. Во всей походке были сосредоточенность и целеустремленность, и еще какое-то нетерпение. У меня душа ушла в пятки. За короткое мгновение я поняла, что он за мной, и я не успею добежать по лестнице до седьмого этажа, открыть квартиру ключами и спрятаться в ней. В квартиры соседей звонить бесполезно — все, кто мог бы мне открыть, были на работе, будний день все-таки. В отчаянной попытке я побежала на второй этаж, третий… Тут с третьего этажа вышел старичок. Я его раньше видела один-два раза, он был такой старенький, что выходил из дому крайне редко. Старичок медленно начал спускаться мне навстречу, проходил мимо меня, а человек в черной куртке был за мной уже на расстоянии полутора-двух метров. Я театрально взмахнула руками, сказала вслух: «Ой, я же к Ленке забыла зайти!» — и тут же пристроилась за старичком, и мы вместе медленно пошли вниз. Проходя мимо человека в черной куртке, я физически ощутила волну злобы и разочарования. Это была досада хищника, у которого из-под носа ушла добыча. Липкий, безотчетный ужас охватил меня. Хотелось бежать, обогнать старичка, сбить его с ног, лишь бы только быть подальше от этого черного человека...

Выскочив из подъезда, я пулей забралась в кусты у соседнего дома и стала наблюдать за своим подъездом, попутно себя уговаривая, что я себе все напридумывала, а человек в черной куртке шёл к кому-то на третьем-четвертом этаже в гости. Но он вышел через пару минут вслед за мной. И взглядом рыскал по сторонам… Я не знаю, сколько я, как парализованная, просидела еще в кустах, прежде чем страх отпустил меня, и я смогла снова двигаться.

Несколько дней я убеждала себя, что все напридумывала, и уже почти уговорила. Только вот спустя неделю-две к нам на классный час пришли милиционеры. У них был фоторобот темноволосого человека. Нас стали спрашивать, видели ли мы этого человека в черной кожаной куртке. Все сказали, что не видели, а я молчала — не могла говорить. Только смотрела на фоторобот и чувствовала паралич из-за ужаса, который возвращался ко мне. Позже я узнала, что это минский маньяк-педофил, на совести которого как минимум 9 жертв — все девочки от 8 до 12 лет.

Я никогда никому не рассказывала об этой истории, даже маме. Я только знаю, что никогда не избавлюсь от этого страха. Теперь мне еще страшнее — у меня есть дети. Веселые, наивные и жизнерадостные. Их я всегда учу, что страшнее, чем буки под кроватью, только люди… Это по-настоящему страшно.
без мистики в детстве архив
926 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории