Пойди да накорми » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Пойди да накорми

Указать автора!
10 мин.    Страшные истории    Грибной Государь    21-05-2020, 23:08    Указать источник!     Принял из ТК: rainbow666
Ненавижу свою работу. Да, наверное я не один в мире такой, но поверьте, в моём случае это просто пиздец. Началось всё два месяца назад, но для начала я скажу, что с детства живу в деревне и до сих пор не переехал даже в райцентр. Знаю, на таких нынче смотрят как на людей второго сорта, но у меня почему-то никогда не было желания менять привычную обстановку, хотя мысли о работе, которой как известно в селе почти нет, периодически заставляли задуматься о новом месте жительства. И вот, два месяца назад мне на глаза попалось объявление, одно из множества, которыми обклеили каждый второй столб.

"Частное агропредприятие ищет работников. Зарплата от 15 т.р.". Ниже были несколько отрывных язычков с номером. Ну я и позвонил тогда. Ответил мне хриплый мужской голос. Диалог сейчас я уже в точности не помню, но как помню перескажу:

- Здравствуйте, я вам насчёт работы.
- Чо это... Какая работа ещё? Ты от ФедОра?
- Нет, я по объявлению, работу ищу.
- А, ясно. Короче мне некогда, завтра Миха подъедет, адрес назови.
- Ну, село Макарьво, переулок Октября дом третий.
- Ясно, ты звони если чо будет, меня Пётр Петрович Гзы звать.
- Как фамилия, простите?
- Да ептить тебя, достал уже, Гзы! - Мужик сказал это с явным раздражением и даже злостью, после чего без лишних слов бросил трубку.

На следующее утро я по привычке проснулся в 6 утра, из окна было видно, что у моего забора кто-то припарковал довольно грязную фиолетовую "Ниву". Ну что же, раз приехали надо встретить. Я наскоро оделся, умылся и вышел на порог, водитель при виде меня уже вылез. Был это коренастый мужик, внешность которого можно было описать как типичного деревенщину: пропитое небритое лицо, бомжацкая фуфайка, поношенные треники и довершала этот образ спортивная шапка родом из Советского Союза, та самая, с петушиным гребешком.

- Чо встал, в машину залазь, времени в обрез.
- А, так вы Михаил, да?
- Да, Миха я, Миха. Ладно, харэ уже, поехали.

Странно, но тогда я почему-то не стал ему особо возражать, а просто сел в "Ниву". Запах в салоне стоял ужасный: курево вперемешку с каким-то химозным ароматизатором. С позволения Михи я открыл окно, а тот завёл машину и настроил радио. Странно, но из всех возможных частот Миха выбрал помехи и всю остальную дорогу слушал именно их. Естественно, как-нибудь убедить его переключить станцию я и не пробовал, чувствовал что-ли, что нет ему дела до моих пожеланий.

- Так ты, значится, на работу к нам. Ты смотри, колхоз - это дело не простое, это тебе не офис, и уж тем более не фабрика. - Слово фабрика при этом мне показалось не к месту, обычно люди говорят в таких случаях завод, ну да кто его знает этого Миху, тип он странный, как я тогда уже понял.

-Колхоз, это ведь, считай, школа жизни. Ты в армии служил?

- Нет. С дыхалкой проблемы. - Ответил я виновато. Когда в 16 лет, во время постановки на воинский учёт медкомиссия обнаружила у меня проблемы с лёгкими, сразу дали группу "В", то есть, на срочную службу не призовут. Отец тогда был на меня как бы сказать, в ярости, припомнил мне и первую попытку курить, обвинял в том что я выродок, больной и всё в таком духе.

- Ну тем более, в колхоз надо, там школа жизни! - Миха вырвал меня из череды неприятных воспоминаний.
Я же в свою очередь обратил внимание на дорогу. Уже как пять минут Миха свернул с трассы на грунтовую дорогу, уходившую куда-то в поля, ещё некоторое время спустя он опять свернул, на этот раз тропинка, поросшая травой вела в сосновый лес.

-Э-э, слышь, ты куда везёшь меня? - Я тогда перепугался уже по-настоящему, как-никак, незнакомый человек в лес повёз.

- Да уймись ты, не истери, ей-богу как баба. Вот в армии отслужил бы, поди и был бы с тебя прок. На работу едем.

Эта фраза Михи почему-то заставила меня больше голосу не подавать и оставшуюся дорогу ехать молча, с виноватым взглядом рассматривая вид из окна. Тем более, что из чащи мы уже выехали на поляну, довольно большую, со всех сторон также окружённую соснами. В центре поляны стоял комплекс из нескольких построек разной степени разрушенности, забытых тут ещё с советских лет. Особенно мой взгляд привлекло высокое здание зернохранилища, доски которого от возраста посерели, крыша местами была дырявой, а то, что по идее было окнами скорее походило на зияющие чёрные дыры.

- Администрация. - сказал Миха, будто мысленно уловив мой интерес к этой постройке.

Весь комплекс был окружён красным металлическим забором, у главных ворот не было никакой охраны помимо дряхлого пса, который, если бы не был занят облизыванием миски сошёл бы за дохлого. "Вот и приехали" - сказал Миха, остановив машину и заглушив мотор.

- Вылезай давай, сейчас покажу твоё место.
- Погодите, а документы, собеседование, трудовой договор там...
- Бля, ну ты индеец, я охреневаю. Хер с ними, докУментами вашими, инспекция ещё бог знает когда будет, а работы невпроворт, пошли давай.
В этот момент я со страхом для себя понял, что паспорт и бумажник остались дома, кто же думал, что всё так быстро получится. Но Миха всё никак не давал мне сосредоточиться на обдумывании своего положения. Мужик уже чуть ли не за руку тащил меня к какой-то бытовке. Порывшись в кармане своей фуфайки, Миха вынул связку ключей, выбрав один из них открыл дверь бытовки, слегка подтолкнув меня туда.

- Ну, обустраивайся, вон она, твоя новая вотчина.

Помещение было тесноватым. В нём помимо ободранного дивана и старого телевизора с выпуклым экраном, были так же тумбочка с электрической плиткой, чайником и дверцами в ней, ну и шкаф, открыв который, Миха вынул из его глубин ещё одну бомжацкую фуфайку и кинул мне со словами "На вот, ночью тут прохладно".

- В смысле? Ночью? Тут вообще какой график у вас?

- В коромысле. Ты что думал, снова в школу, да? Не, парень, тут колхоз - школа жизни, прям как в армии. На ксати, ещё ключи.

Миха кинул мне связку ключей и уже собирался уходить.

- А который тут от чего?

- Да насрать, у нас во всех дверях прорезь одинаковая. Ну ты бывай, у меня времени в обрез.
Наконец-то Миха ушёл, прикрыв за собой дверь. Я же остался наедине со своими мыслями, ключами и фуфайкой. Из всего что было с собой только телефон, да и то без зарядки, да и связь паршивая - одна палка всего. Телевизор ловил всего три программы, и если первая и вторая ещё как-то показывали, то третья кроме помех не транслировала совсем ничего. "И что мне спрашивается тут вообще делать?" - Я мысленно задал себе вопрос, и практически в этот самый момент телефон зазвонил. Номер был знакомый, Пётр Гзы. Подныв трубку я услышал уже знакомый хриплый голос, хотя гораздо более яростный чем вчера.

- И хули ты сидишь, болван, там быргузлики не кормлены, так, блять, и подохнут скоро!

- Я же, это, первый день на работе, мне не объяснили нифига, и вообще, я знать не знаю никаких брызгуликов.

- Да мне насрать! Пойди да накорми. - Собеседник бросил трубку, а я так ничего и не понял.

Ну что же, вот похоже и первая работа нашлась. Я накинул фуфайку, засунул ключи в карман, на всякий случай взял пару рабочих перчаток и решил для начала оглядеть сам колхоз, надеясь в первую очередь найти других людей. В общей сложности в этом колхозе было четыре сооружения, похожих на ангары, уже упомянутая выше администрация, моя бытовка и ещё какой-то полуразваленный сарай. Ворота одного из ангаров были открыты, в них можно было разглядеть трактор. Вряд ли там найдутся эти брызгулики, но люди уж точно должны быть. По крайней мере, мне так казалось. В действительности кроме двух тракторов и различного технического оборудования там не было ничего. Другой ангар, на который я обратил внимание был смежным с участком, ограждённым загоном. Уж где и искать всякую животину - то только там. Дверь в него была по неясной причине заварена, но рядом с основными воротами была ещё одна дверца. Та была немного приоткрыта, поэтому я в неё и зашёл. Помещение за дверью было очевидно намного меньше всего ангара; внутри был вольер с овцами, а рядом с вольером ведро. Овечки на первый взгляд были обычными, а вот содержимое ведра - больше всего походило на мясо в некой коричневатой жиже, запах оно источало тоже своеобразный: нечто среднее между запахом ссанья и шашлычного маринада. Не знаю уж почему, но я решил, что именно это и нужно сунуть овцам. Взяв кусок мяса из ведра, я протянул руку в вольер, и что удивительно, овцы сбежались к вытянутой руке, как голуби к хлебу. Очень скоро я понял, что это точно не овцы: существа вытягивали свои длинные змеиные языки, с жадностью слизывая каждую каплю жижи, в которой был кусок мяса и моя рука, одно из овцеподобных существ оскалило свою хищную пасть и, захватив языком кусок мяса из моей руки принялось его пережёвывать своими острыми зубами. Недолго думая, я вывалил оставшееся содержимое ведра в корыто, стоявшее в вольере и пошёл прочь из этого ангара с чувством выполненного долга.

Солнце светило и это только улучшало моё настроение, хотя казалось бы, я в полной заднице, но мне совершенно тогда не хотелось думать о плохом. К тому же на скамейке у ангара с тракторами кажется сидел человек. Это был парень, руки и лицо которого были в пятнах мазута. Человек был раздет по пояс, из всей одежды на нём были рабочие джинсы, тоже все в чёрных пятнах, а на голове поношенная кепка. Факт того, что я как минимум работаю тут не один взбодрил меня, и вот я уже шёл к этому машинисту, с надеждой завязать разговор.

- Здорова, слушай, я тут только устроился, честно говоря нихрена не понимаю, а ты вроде как что-то да и знаешь.

- Ну да. - Голос парня был равнодушным, как будто тот был погружён в размышления.

- Ну ясно. Я Толя, а тебя как звать.

- Я Юра, трактор. - Голос его всё ещё был невозмутим и спокоен.

- Ясно, тракторист. Слушай, какого хрена у вас тут овцы мясо жрут, да ещё и такое вонючее.

- Да я по овцам не разбираюсь у меня одно дело - машинерия, в другое то и не суюсь.

- Понятно. А чего тогда этот Миха ещё такой странный, сегодня меня вёз да помехи по радио слушал, сюда забросил и нихрена так и не разъяснил.

- Да некогда нынче разъяснять, да и не принято - работы что называется как говна за баней, а если ещё каждому пальцем тыкать да пояснять, тут до инспекции не управишься.

- О-пааа! Молодёжь, сидять значится. - Громкий голос внезапно раздался откуда-то сзади. Оказалось, что это был Миха. Откуда он взялся не понятно, но понятно было то, что мужик уже успел где-то напиться и от того был явно на взводе.

- Цуцык,- указывая пальцем на меня произнёс Миха, - ты быргузликов накормил?

- Да вроде, это же они были да?

- Какой нахуй вроде?! - Пьяный Миха перешёл на повышенный тон. - Ты гду блять, кого нахуй кормил.
Я ткнул пальцем в сторону двери в ангар, за которой обитали плотоядные овцы, уже ожидая, что сделал что-то не то и меня ждёт гора трёхэтажного мата.

- Ну ты баран совсем, чтоб тебя ебла кобыла, ты блять нахуй гызгопедов кормил? Ты им мясо дал? Замочёное?
Я только кивал, смотря как пьяный и яростный Миха орёт на меня, хотя и не до конца понимал суть его слов.

- Да чтоб тебя! Они же усрутся. Болван! Понаберут по объявлению ебланов, а я в ответе. Нахуй вас! А ты хера ли расселся, рожа говномазая? - Миха уставился своим дьявольским взглядом на Юру, а тот всё так же невозмутимо произнёс: "Перекур".

- Нахуй ваш перекур, жрать пиздуйте! - С этими словами Миха ушёл куда-то за ангар с тракторами, а Юра направился в сторону бытовки, я же пошёл за ним следом.

В тумбе, на которой стояли плитка и чайник, как оказалось был шкафчик, внутри которого лежала буханка "Дарницкого", пара бутылок пива и коробка с чайными пакетиками. Ассортимент небогатый, а не ел я с утра. Ну что поделать? Обошлись тем, что было. Юра и вовсе только пива выпил бутыль, я же наверное половину буханки в сухую умял, только потом запив чаем, а уж пиво решил оставить на вечер.
Спокойствие опять нарушил Миха, который ворвался в бытовку как гром средь бела дня.

- Пошли, балбес. - Мужик кивнул в мою сторону.

- Куда?

- Быргузликов кормить. Они со вчера не пожравши, а ты рожа холёная, смотрю уж нахомячился.

В общем, пошёл я за Михой следом. Тот показал мне дверь. Ангар тот же самый, где сидели "гызгопеды", только с обратной стороны.

- Сам дальше разберёшься, мне некогда. Тыкать тут ещё носом буду.
И Миха опять куда-то удалился. Я же пошёл в дверь. В этом помещении почти не было света, кроме тусклой жёлтой лампы и окна. Опять на половину комнаты был загон, в то время как у стены стояли полки, уставленные здоровенными кастрюлями, какие можно увидеть в больницах и дешёвых столовках. Одна из кастрюль стояла на полу, а на боку её красной краской была сделана надпись "СРАТЬ".

- Ну чё зыришь - глаза пузыришь? Написано срать - ты и сри. - Писклявый голосок из вольера явно был недоволен мной.

- Как вас таких земля-то носит? Вот посмотри хоть на меня. Пример всем! не то что ты. - Ехидно продолжала пискля. Я обернулся: Из кучи навоза в вольере на меня пялилась мелкая лысая голова, с большим ртом на всё лицо, чуть ниже которого, почти на подбородке были глаза твари. От одного вида этой рожи меня пробрало дрожью, как в детстве, когда я впервые вблизи разглядел улитку. То ещё мерзкое создание.

- Ну сри уже! Я голодная. Негоже даму без угощения оставлять. Да ещё и на первом свидании. Да щучу я, а то ты так никогда не просрёшься, вот и думаю припугнуть. - Мелкое создание уже вылезло из своего навозного "доммика", полностью продемонстрировав своё тело: помимо отвратительной головы, которая ещё и оказалась непропорционально большой, у этой твари было щуплое тельце с четырьмя конечностями - две задние и две передние. На руках не было никакого подобия кистей, вместо этого какие-то шланги или вроде того. Но самое мерзкое это её покрытая слизью кожа, под которой постоянно что-то копошилось. От всего её вида мне было противно, а сама тварь продолжала сверлить меня взглядом. В общем, пришлось мне спустить штаны, присесть над кастрюлей и делать своё дело, а когда оно было закончено, то я просто поставил кастрюлю на пол вольера. В ту же секунду из-под слоя сена и навоза выползло ещё с десяток подобных тварей, все они столпились вокруг кастрюли, опустив туда свои руки-шланги и принявшись втягивать ими содержимое. Не стоит наверное говорить, что я был не в силах более наблюдать этого и просто вышел из комнаты, закрыв за собой дверь.

"Кстати говоря, ключи" - подумал я, и нашарил в кармане фуфайки эту связку. Выбрав первый попавшийся, я засунул его в скважину двери. Пролезло. Повернул ключ - замок щёлкнул - дверь закрылась. И правда, похоже все одинаковые. Только зачем их столько? Откинув все эти мысли я посмотрел на небо - солнце уже клонилось к закату, да и я почему-то уставал. Пошёл я тогда, значит в бытовку. Там уже тогда никого не было. Мне и лучше. Я запер дверь изнутри, опять же случайно выбранным ключом, достал бутылочку припасённого пивка и включил телевизор. Голос Якубовича по Первому каналу подействовал на мен как успокоительное "Вот оно вроде всё, нормальное, такое как надо. Человеческую жизнь можно сказать по телевизору показывают, а не это всё... Говно, быргузлики, гызгопеды". Незаметно для себя я отключился.

Пробудил меня крик петуха (которого я до этого так и не увидел). Снов за ночь не было, хотя я всё же ожидал увидеть нечто безумное. Хотя куда уж там, когда в реале такая дичь творится. Часы в телефоне показывали ровно семь. Надо же, позже чем обычно. Так, стоп, - мысли начали проясняться, - я нахожусь где-то на отшибе, в богом забытом колхозе, в окружении двух странных людей и ещё кучи не менее странных существ, у меня нет ни денег ни документов, я можно сказать тут в рабстве. Телефон по прежнему не ловил, а значит, пока я здесь, даже полицию не вызвать, а ведь с этой шашней надо что-то делать. Администрация! Точно!

Я без раздумий, накинув снова фуфайку, положив в карманы связку ключей и телефон направился к разваленному зернохранилищу. Уж там точно прояснят мне, что тут творится. Только я вышел из бытовки, как ко мне опять, внезапно как и всегда подошёл Миха в сопровождении Юры. Мужик явно был трезв и более спокоен, чем вчера, но похоже опять что-то хотел.

- Ты уже проснулся, вот и заебок, а то как раз тебя будить шли. Тебе сегодня партийное задание, - Миха говорил задорно, улыбаясь, - с Юркой поедете на тракторе поле пахать.

- А я то там зачем? - Как то не совсем понятно, зачем двух человек садить в один трактор.

- Меньше вопросов, больше дела. Лишние руки не помешают!

- Это точно. -Как всегда безэмоционално добавил тракторист.

- Так что вот, идите, времени в обрез, Юрка всё покажет, он в этом профессионал.

Все утренние мысли про администрацию как-то и вылетели из головы, такая уж речь у этого Михи - всё нафиг, подчистую из мозгов выметает. Трактор уже стоял перед ангаром и ждал свой черёд. Машина к слову, довольно большая, да и модель незнакомая.

- В кабину залазь. - Сказал тракторист, пока я разглядывал эту махину.

- Да я собственно, трактор-то раньше и не водил. - Да, мне как коренному селянину было стыдно признаваться, но так оно и было.

- Тебе и не надо. Я поведу. Садись в кабину.

- Ну ладно, чё ты сразу...

Я неловко забрался и сел в кабину, наблюдая за действиями Юры. Чего я уж точно не ожидал, так это его дальнейших выкрутасов: сняв радиаторную сетку с капота трактора и отложив куда-то в бок, Юра выпрямил всё тело, будто подготавливаясь к акробатическому номеру. Со скрежетом его суставы стали выворачиваться, а грудная клетка как будто бы открывала створки. Вот уже рвалась его плоть, обнажая внутренности грудины. Вместо органов и костей там был металлический каркас и какие-то детали, одна из них, похожая одновременно и на велосипедную цепь и на щупальце вытянулась из груди, соприкоснулась со внутренностями трактора, после чего ещё несколько таких щупалец вытянулись из тела Юры и вцепились в трактор, а за ними и всё остальное тело погрузилось внутрь капота. Двигатель завёлся сам собой, то есть я-то знал, что Юра где-то там его завёл, но выглядело так, будто он и в правду сам. Машина тронулась, руль вертелся, создавалось ощущение, что невидимый водитель сидел за рулём и направлял трактор. Но всё же мой разум не железный, и когда я понял, что внутри трактора, всё искорёженное, сращённое с кусками металла лежит человеческое тело и даже попытался представить, что там с ним происходит, я потерял сознание. Признаюсь, уже сейчас я кажусь себе трусом, но как иначе реагировать на такое.

- Эге, какие хлипкие пошли, подай-ка нашатырчику, Юра. - Опять этот голос. Миха.

-Э-э-э... где я?
- Да тут ты, на колхозе, что же, тракторов никогда не видал? Ну даёшь, а вроде деревенский, знать должен. Ну ты тут лежи отдыхай, мне дел невпроворот, а как отдохнёшь пойди быргузликов покорми. Люська уже по тебе истосковалась.

Михалыч опять ушёл. Я же лежал на диване в бытовке, неподалёку стоял Юра, причём так стоял, что левой ногой на пол почти не опирался, будто бы хромал.

- Юра, это чего за кандибобер был... с трактором?

- Работаю я так. Лет с 14 всё по тракторам, так ведь и не такому научишься.

- И как это с тобой сделали?

- А я и не знаю. Помню детсад, помню школу, а потом провал в памяти - и уже колхоз, трактора.

- Знаешь что, Юра, валить мне отсюда надо.

- А я в гараж свой пойду. Ремонт нужен. - Юре было совсем плевать на мои планы. Возможно даже к лучшему.

В этот раз я не намеревался слушать Миху, а любой ценой планировал дойти до администрации. И в общем-то дошёл. Дверь в эту развалину валялась неподалёку на земле и вход был свободен. На первом этаже зернохранилища было пусто, хотя и загажено, зато была лестница наверх, по которой я и пошёл.

- Ты чо припёрся? - Толстоватый мужик сидел за столом посреди второго этажа. На столе была кипа бумаг, часть из которых уже успели пожелтеть от старости, а ещё пообкусанная палка колбасы и настольная лампа. Учитывая разруху самого помещения этот мужичок явно жил в роскоши.

- Я бы хотел поговорить с Петром Петровичем Гзы. По поводу...

- Ты-то? С Петром Петровичем? Ты на себя смотрел, чмо чумазое? Шастаешь тут в фуфайке рваной, а полез не абы-куда. К Петру Петровичу! Твоё дело вон - в кастрюлю срать, да не вякать, Пётр Петрович и без тебя разберётся, где тут повод, а где муха нагадила. Так что вот - проваливай. Зарплату не дам, в конце недели жди. А на колбасу мою даже не смотри, ишь какой!

За всем этим ворохом оскорблений я был буквально погребён этим толстым бухгалтером и не знал что и делать. Пока тот сыпал оскорбления в мой адрес, я просто развернулся и спустился по лестнице вниз. На улице же меня ждал неожиданный сюрприз: у въезда в колхоз стояла газель с белым прицепом, на котором поверх бордовой полосы, опоясывающей корпус прицепа было написано "МЯСОКОМБИНАТ". Из интереса я подошёл к машине, где уже стоял Миха и о чём-то говорил с лысым верзилой в чёрной кожаной куртке.

- О, а вот и работничек! Нам тут заказчики приехали, пошли-ка, надо пару газгопедов зарезать.

Мельком оглянувшись на мужика-"заказчика", во взгляде которого виднелось что-то звериное, я уже невольно следовал за Михой, а мой план по побегу всё отдалялся...

1 769 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
2 комментария
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  1. Parabellum 18 мая 2022 03:15 /
    Здесь ссылка внизу истории "Жизнь после колхоза" ведет на эту же историю (Пойди да накорми).
    1. Дроу отвечает Parabellum 18 мая 2022 11:17 /
      Спасибо за сигнал, подшаманили:)
KRIPER.NET
Страшные истории