Гималайские пещеры » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Гималайские пещеры

© Reuben Riosca 19
16.5 мин.    Страшные истории    rainbow666    31-05-2020, 16:04    Источник     Принял из ТК: Helga
С ранних лет я начал увлекаться спелеологией. Каждые выходные выезжал с родителями за город, чтобы погулять по пещерам. На каникулах, в то время как другие дети уезжали отдыхать на море, я отправлялся в экспедицию с ребятами из спелеологического кружка, чтобы под руководством опытного человека научиться исследовать пещеры самостоятельно. Поэтому к семнадцати годам я уже мог называть себя достаточно опытным в этом деле. Я хорошо разбирался в горных породах и минералах, которые мне могла предоставить пещера, знал, что делать в чрезвычайных ситуациях, например, в случае обвалов или оползней. В восемнадцать лет, по окончании школы, я поступил в геологический университет на факультет спелеологии, на котором, наконец-то, смог заниматься исключительно тем, что мне нравилось. Теперь, в последнюю неделю каждого месяца, я с группой студентов и научного руководителя отправлялся уже в серьёзные научные экспедиции не только в своей стране, но и заграницу. А когда возвращался домой, сразу же садился писать монографию или научную диссертацию по результатам своих пещерных исследований.

Такими темпами я быстро попал на доску почёта и стал гордостью своего университета. Мной начали интересоваться промышленные компании, занимающиеся не только наукой, но и бизнесом, а именно добычей полезных ископаемых из малоизведанных пещер. Однажды мне на почту пришло письмо с вакансией на должность спелеолога от известнейшего горнодобывающего предприятия «Cave Jewels». После долгих раздумий и беседы с ректором я пришёл к решению о переходе на заочное обучение, совмещая его со своей новой профессией. «Cave Jewels» обещало предоставить мне специалистов с целью продолжения моего образования. Так, в двадцать лет я стал младшим сотрудником предприятия. Несмотря на свой низкий ранг, я получал отличную зарплату, а главное, стал ещё чаще посещать различные пещеры, будь они в долинах или горах. Основной моей задачей было предоставлять отчёты о плотности горных пород, чтобы шахтёры могли начать безопасное бурение, затем в мои обязанности входило исследовать пещеру на наличие минералов. Каждая такая вылазка была для меня незабываемым событием, так как на глаза всегда попадалось что-то новое: сталактиты и камни, которые раньше мне не встречались, диковинные породы животных и птиц, живописные пейзажи… Спустя год работы в «Cave Jewels» начальник вызвал меня на совещание.

– Ты делаешь необыкновенные успехи, – похвалил он меня.

Я улыбнулся.

– На таких как ты, – он указал на меня пальцем, – держится будущее нашей компании.

Начальник вздохнул, а затем продолжил вещание, но уже менее весёлым тоном.

– На следующей неделе у нас запланирована большая поездка в Гималаи. Местными была обнаружена доселе неизвестная пещера. Наши азиатские партнёры, посетившие её позавчера, больше не выходили на связь. В настоящее время оба входа в эту пещеру охраняются, но нам поступила просьба, чтобы мы разобрались с тем, что же там происходит. Конечно, помимо этого перед нами стоит задача исследовать пещеру на наличие полезных ископаемых.

Он перевёл дыхание.

– Ты же понимаешь, что это твоё первое, по-настоящему крупное дело? – спросил он.

Я был в предвкушении. Никогда я ещё не отправлялся так далеко, да и никогда не слышал о подобных обстоятельствах. Поэтому я кивнул и попросил начальника продолжать.

– Если ты понимаешь, что ещё не готов к такому, – начал он, – то…

– Нет, что вы! – перебил его я, – продолжайте!

– Я так и думал, – рассмеялся начальник и хлопнул меня по плечу, – тогда встречаемся у главного офиса в пятницу. Чтобы добраться до этой пещеры, вам потребуется два дня. В понедельник уже будете внутри. С собой возьми лишь самое необходимое, остальным тебя обеспечит предприятие.

Я поблагодарил его за информацию и согласился, сказав, что непременно приму участие в поездке.

– И ещё, – добавил начальник, – они щедро платят, поэтому будь готов к крупным деньгам.

Мы рассмеялись, и я вышел из кабинета. Мысли в голове перебивали одна другую. Я не мог и вообразить себе, что буквально через несколько дней отправлюсь так далеко на такое крупное дело. Пропажа местных учёных меня мало смущала, так как во многих пещерах, которые я посещал, было так много проходов и ответвлений, что и у нашей команды был шанс заблудиться. К тому же индийская компания, проводившая экспедицию, была малоизвестной, и я списывал всё на недостаток опыта её специалистов.

С понедельника по четверг я тщательно готовился к поездке: ещё раз перечитал все свои буклеты о пещерах и их особенностях, посмотрел несколько научных выпусков о Гималаях, сходил в тренажёрный зал и посовещался с бывшими преподавателями из университета. Я получил от них много полезных советов, и уже вечером в четверг не мог найти себе места от нетерпения. Спал я плохо, то и дело просыпался и думал о предстоящем путешествии.

Наконец, наступила пятница. Я умылся и плотно позавтракал, взял с собой, на всякий случай, рюкзак с едой и нижним бельём. Когда добрался к главному офису, то возле него уже было много народу. Было ощущение, что перед зданием собрались все члены «Cave Jewels». Начальник беседовал с группой учёных, недалеко от них стояли шахтёры и охранники возле служебных машин. Грузчики несли со склада оборудование и загружали его в багажники. Я подошёл к начальнику.

– Привет! – он меня радостно поприветствовал и пожал руку, – познакомься со своей командой, хотя, некоторых ты уже знаешь.

Передо мной стояло тринадцать человек: трое учёных, четверо бурильщиков и охранников и два юриста. Группа кивнула в мою сторону и продолжила обсуждать предстоящий проект. Виктор и Геннадий, двое спелеологов, были мне уже знакомы.

С ними я часто ездил в научные экспедиции, третьего спелеолога, Алексея, я видел первый раз.

– Держись, сынок, – начальник положил мне руку на плечо, – когда вы вернётесь, то станете легендами отечественной спелеологии.

– Спасибо, Ярослав Дмитриевич, – ответил я ему, – для меня это честь – участвовать в столь грандиозном проекте.

Наконец, всё оборудование было загружено, начальник пожелал нам удачи, и мы погрузились в пять машин. Со мной, помимо водителя, сидели охранник и Алексей, выглядевший лет на пять старше меня. Дорога до аэропорта была долгой, мои компаньоны спали, а я смотрел в окно, на городские пейзажи, и думал о Гималаях…

Когда мы остановились у аэропорта, юристы вышли из автомобиля и встретились с сотрудниками таможни. Проверив все документы, таможенники открыли въезд и машины заехали на погрузочную территорию. Наша команда отправилась на борт, а транспорт был погружен в багажное отделение. Капитан пожелал приятного полёта, и самолёт взлетел. На борту каждый занимался своими делами. Шахтёры спали, юристы что-то печатали на своих ноутбуках, охранники и Геннадий играли в покер, а мы с Виктором и Алексеем обсуждали предстоящую экспедицию.

– Что, думаете, произошло с предыдущей экспедицией? – поинтересовался Алексей.

– Да блуждают всё ещё, наверное, по тоннелям, – хмыкнул Виктор, – всё у этих индусов не слава Богу, то буры забудут, то документы не так оформят, странные из них спелеологи, короче.

– Ну а в легенды ты веришь? – спросил я у Алексея.

– Какие легенды? – удивился он.

– Ну, снежный человек, пещерные демоны, – я рассмеялся.

– За такие деньги я готов биться хоть с самим Сатаной, – вмешался в разговор один из охранников, вступивший в разговор.

Неудачная шутка подняла всем настроение, и даже молчаливые юристы начали придумывать свои версии насчёт исчезновения группы спелеологов. Через восемь часов самолёт прибыл в аэропорт. Наш отряд расселся по машинам, и к гостинице нас повезли уже индийские водители. На месте нам предоставили богатый ужин со всеми яствами, затем проводили в элитные комнаты, в которых мы чувствовали себя королями.

Вся суббота была потрачена на оформление необходимых документов и пропусков. Этим занимались юристы, а нам предоставили возможность погулять по городу. Это было небольшое предгорное поселение с редко встречающимися малоэтажными домами. Зато мелкие лавки и магазинчики были в изобилии. На каждом углу стоял продавец и торговал различными безделушками: амулетами, кольцами и индийскими украшениями. Я отделился от Виктора с Алексеем и отправился поближе узнать город.

Торгаши что-то кричали мне на своём языке, но я лишь улыбался им или отказывался от их услуг на английском. Крайняя улица упиралась в лес, за которым находились озёра и заканчивалась цивилизация. За озёрами можно было наблюдать величественные Гималаи, привлекающие меня своими размерами. Я долго смотрел на горы, как вдруг сзади меня кто-то окликнул на русском языке.

– Учёный?

Я повернулся. У леса стояла небольшая хижина, возле которой находились подмостки с традиционными амулетами и статуэтками. На входе стоял продавец и манил меня к себе пальцем. Я подошёл ближе и поздоровался.

– Я слышал, что вы – новая экспедиция? – спросил продавец.

– Да, – нехотя ответил я, – а что?

– Да так, просто, – продавец покачал головой, – будьте осторожны.

– Большое спасибо за предупреждение, – съязвил я, – но со мной опытная научная группа, все риски исключены.

– Хорошо, что это так, – продавец улыбнулся.

– А ты от чего предостерегаешь? – поинтересовался я.

– Всякое в горах может случиться, – вздохнул торгаш, – местные альпинисты возвращаются, иногда рассказывают такие истории, что мурашки бегут по коже.

– Расскажи что-нибудь, – попросил я.

Всё равно была лишь середина дня, и мне нужно было чем-то себя занять.

– Ну, сам знаешь, этот фольклор в наших краях – дело частое, – продолжил продавец, – а местные, сам понимаешь, суеверные до жути. То про крики нечеловеческие рассказывают, то про следы огромные на снегу. Короче, классическая байка про снежного монстра. А как экспедиция пропала, так все здесь с ума сошли – бабки эти, гадалки, носятся туда-сюда, шаманы свои услуги предоставляют, вот, повылезали все со своими оберегами, включая меня, – он усмехнулся, – кстати, сейчас это пользуется большой популярностью, не хочешь что-нибудь взять?

Меня привлёк амулет в виде золотого дракона на синей цепочке. Продавец сделал мне, как свояку, приличную скидку. Я поблагодарил его за это и за чудные рассказы, и мы попрощались. Вернулся я в гостиницу, когда уже стемнело.

– Нормально ты так погулял, – ко мне подошёл Алексей, – мы уже хотели за тобой пойти.

– Вам пропавших учёных мало? – усмехнулся я, – нет уж, я никуда не пропаду.

Вечер завершился экзотическим ужином, и спать я лёг в приятном расположении духа, осмысляя сказанное продавцом. Надо же, ведь додумаются люди до такого в двадцать первом веке… С этими мыслями я уснул.

Проснулся рано утром по будильнику. Во дворе уже стояли заведённые машины, и наша команда постепенно выходила на улицу. Я взглянул на купленный вчера амулет, мирно лежащий на тумбочке, и вскоре покинул гостиницу.

– Хорошо, что нам не на самый верх, – ко мне подошёл Виктор, – иначе услуги альпинистов нам бы не помешали.

Его прервали вышедшие из здания юристы. Они передали ему документы, необходимые для въезда на оцеплённую территорию и вернулись в гостиницу.

– Лентяи, – усмехнулся Геннадий, – будут здесь сидеть, пока мы не вернёмся.

Мы расселись по машинам и поехали в сторону гор. Гималаи были настолько огромными, что я не мог увидеть их вершины. Дорога проходила мимо леса, за ним начинались озёра, такие чистые, что, возможно, сквозь воду можно было увидеть дно. Машины поехали вверх, и я начал ощущать этот прекрасный горный воздух. Сердце сжалось от волнения, ведь я был настолько близок к своему первому крупному делу. Примерно через час мы остановились перед воротами, возле которых стояла вооружённая охрана. Геннадий вышел из машины и предоставил документы, по которым мы имели право попасть на оцеплённую территорию. Ворота открылись, и мы поехали дальше, оставив за собой единственных людей, находящихся в этой местности.

А вот и вход в пещеру. В горе было два широких отверстия, уходившие вглубь. Перед входами стоял нетронутый лагерь предыдущей экспедиции – палатки, оборудование – запасные буры и отбойные молотки, компьютеры, у которых давно уже сел аккумулятор. Было ощущение, будто бы люди отсюда никуда не исчезли, а лишь ненадолго отошли. Мы вышли из машин.

– Фу, а вонь какая, – один из охранников зажал нос рукой.

И правда, в лагере стоял отвратительный запах гнили.

– Они даже не подумали убрать еду, – сказал Алексей и приоткрыл ящик, из которого шла вонь.

Из ящика сразу вылетела туча мух, а на его дне лежало сгнившее мясо.

– Да закрой ты это, наконец! – не выдержал один из шахтёров.

Алексей закрыл крышку, а охранники, зажав тряпками носы, передвинули ящик подальше от лагеря.

– Так лучше, – полной грудью вздохнул Виктор, – горный воздух намного приятнее тухлого мяса.

В это время шахтёры и охранники вытаскивали из огромных багажников содержимое. Несколько буровых установок шахтёрам, компьютеры, множество коробок с едой и питьём, ящики первой медицинской помощи. Особенно меня привлекло оружие, которое охранники повесили себе на плечи. Автоматы я видел только в фильмах, да и не было у меня ещё таких экспедиций, где требовались такие средства защиты.

– Знаешь, – Геннадий подошёл ко мне, – на самом деле, чёрт его знает, что здесь произошло, поэтому Ярослав Дмитриевич добился разрешения на использование оружия в экстренных ситуациях.

Когда мы, наконец, расположились недалеко от старого лагеря, Виктор, назначенный главным в этой экспедиции, зачитал нам план действий.

– Итак, начал он, – водители и один охранник остаются снаружи, я с Алексеем, двумя шахтёрами и охранниками отправляемся в левый тоннель. Коля с Геннадием, двумя шахтёрами и одним охранником идут направо. По последним записям пропавших учёных, в глубине пещеры, если пробурить, два тоннеля должны встретиться и перейти в один общий тоннель, оттуда продолжим путь далее уже вместе. Уже темнеет, поэтому сейчас отдых, завтра с утра начинаем. Далеко не расходиться.

Группа кивнула. Все были измотаны долгой дорогой. Шахтёры и охранники направились спать в палатки, а водители и учёные устроились в автомобилях. Стемнело быстро, и из окна машины гора казалась мне огромной чёрной стеной, а лес на другой стороне выглядел как тёмное море…

– Подъём! Подъём! – я открыл глаза.

В окно стучал Виктор. Горный воздух настолько разморил меня, что когда я попытался выйти из машины, то чуть не упал от головокружения. Вовремя подоспевший шахтёр поддержал меня за руку.

– Знаю, бывает, – усмехнулся Виктор, – скажи спасибо боссу, что ещё выше нас не отправил, там бы мы вообще на четвереньках ползали.

– Так, ну что, начинаем? – к нам подошёл Алексей.

– Да, пора бы, – ответил Виктор, – ну что, взяли оборудование и вперёд!

После быстрого завтрака мы разделились на две группы по тому плану, который зачитал нам наш командир. Шахтёры и охранники несли к пещере буры и фонари, учёные шли сзади с блокнотами для записей и камерами видеонаблюдения. Водители и один охранник остались снаружи. Виктор пожелал нашей группе удачи, и его команда вошла в левый проход. Мы, в свою очередь начали продвигаться направо.

– Как меня слышно? – отчётливо сказал Виктор по рации.

– Лучше некуда, – ответил Геннадий, – на связи.

Мы шли дальше. Через каждые несколько десятков метров шахтёры устанавливали мощные фонари, которые светили вглубь тоннеля. Казалось, будто бы он уходил в бесконечность.

– Фиксируйте всё самое необходимое, – связался с нами Виктор, – если обнаружите пропавших учёных, сразу сообщайте мне.

– Принято, – ответил Геннадий.

Я рассматривал стены, пол и потолок тоннеля. До чего же была интересной эта пещера! Приходилось идти зигзагами, так как нам постоянно попадались длинные сталактиты. Иногда на стенах можно было заметить ископаемые – часто встречался пещерный уголь, реже – разноцветные камни. Некоторые из них я никогда не видел, но был уверен, что Геннадий всё про них знал, так как через каждые несколько метров он останавливался и что-то записывал в свой блокнот. Фонарей оставалось всё меньше, а до конца тоннеля было всё ещё далеко. Наконец, мы увидели тупик.

– Мы пришли, – сказал по рации Геннадий, – начинать бурение?

Рация на том конце зашипела. Геннадий легонько стукнул по ней рукой.

– Да, начинайте, – послышался голос Виктора, – здесь расщелина, которую нужно преодолеть, поэтому мы начнём чуть позже. Встретимся в тоннеле.

Геннадий отдал приказ шахтёру приступить к бурению. Тот, в свою очередь, установил бур и запустил его. Оглушительное эхо стало разноситься по всей пещере. Второму шахтёру Геннадий приказал налегке проверить ситуацию на улице и собрать часть фонарей для дальнейшего передвижения. Шахтёр кивнул и ушёл в сторону выхода. Мы с Геннадием и охранником смотрели на то, как шахтёр бурил дыру в стене.

Рация зашумела. Геннадий отошёл подальше, чтобы шум не мешал ему разговаривать.

– Меня слышно? – сказал он.

Рация по-прежнему шумела.

– Твою мать! – выругался Геннадий, – эти рации должны принимать сигнал в самой преисподне, меня слышно, приём?

– Да, – послышался голос Виктора, – мы тоже начали бурить.

Его голос то и дело мешался с помехами.

– Подстава! – возмутился Геннадий, – ладно, сейчас встретимся с ними в том тоннеле, я потом Ярославу Дмитриевичу всё выскажу насчёт этих раций.

– Кстати, – обратился к нам охранник, – нам так и не встретились пропавшие учёные.

– Может, их Виктор нашёл в левом проходе? – предположил я, – мы же не знаем, какие там ответвления, к тому же связь барахлит.

Геннадий утвердительно кивнул, и мы вернулись к шахтёру. Шум доносился и с нашей стороны, и со стороны Виктора. Видно, они уже продолжали бурить нам навстречу. Мы продвигались всё глубже, и скоро были должны встретиться с другой группой.

– А где наш товарищ? – удивился Геннадий, – он уже давно должен был вернуться.

– Ты же знаешь, – улыбнулся охранник, – шахтёры – люди простые, зацепился языками с шофёрами и забыл про нас совсем!

– Всё не слава Богу, – вздохнул Геннадий.

– Вижу щель! – крикнул нам шахтёр, бурящий дыру в стене.

Мы поспешно подошли. Шахтёр выключил бур и достал отбойный молоток, которым он собрался уже вручную ломать стену.

– Выключайте! – крикнул он через щель группе Виктора.

Бур на противоположной стороне по-прежнему работал.

– Да ты даже сирены с таким шумом не услышишь, – сказал Геннадий, – сейчас свяжусь по рации.

Рация зашумела.

– Приём! Приём! – Геннадий закричал в рацию, но в ответ ему последовали лишь помехи, – чёрт! – он снова выругался и приказал шахтёру аккуратно долбить стену, чтобы не задеть бур, работающий в левом тоннеле.

Удары продолжали сотрясать эхом всю пещеру, и камни, отколотые от стены, падали на противоположную сторону. Последний удар, и можно было спокойно увидеть тоннель слева. Шахтёр заглянул в отверстие, а потом удивлённо посмотрел на нас. Геннадий поспешно подошёл к стене, а затем попятился. Я тоже заглянул. Бур в левом тоннеле стоял на месте и продолжал работать. Вокруг него никого не было.

– Это шутка такая? – взволнованно спросил охранник.

– Не знаю я, не знаю! – не выдержал Геннадий и перешёл на крик, – чёрт возьми, Коля, ты можешь сходить за этим идиотом наружу и привести сюда? Мы пока добьём эту стену.

Я кивнул и бросился в сторону выхода. Бежать было очень темно и неприятно, так как шахтёр успел забрать фонари. То и дело приходилось оббегать сталактиты.

Показался тусклый свет. Естественно, мы пробыли в пещере полдня. Перед самым выходом я заметил одну странность. Фонари, собранные шахтёром, были свалены в кучу, а те, которые стояли дальше, остались нетронутыми, будто бы он по каким-то причинам до них не дошёл. Я выбежал наружу. Возле машин стояли охранник и один русскоязычный водитель. Они курили.

– Ты чего такой запыхавшийся? – недоумённо спросили они.

– А где остальные трое? – спросил я.

– Мы не знаем, – пожал плечами охранник, – они ушли отлить полчаса назад, но так и не вернулись.

– А шахтёр? – спросил я.

– Какой шахтёр? – было видно, что охранник не имел понятия, о ком я говорю.

– Шахтёр час назад ушёл к вам! Из правого тоннеля! – я начинал заводиться.

– Коля, – ответил охранник, – я тебе клянусь, что никто в тоннели не входил и никто отсюда не выходил.

– Но в тоннеле нет других отверстий! – начал я, – ладно, у вас рации есть?

– Нет, – покачал головой водитель, – ребята унесли их зачем-то с собой.

– В туалет с рациями? – я выходил из себя, но старался держаться, – а из левого тоннеля тоже никто не выходил, да?

– Никто, – ответил охранник.

– Мы не можем выйти со второй группой на связь, – сказал я, – их нет в левом тоннеле.

– Что значит нет? – переспросил водитель.

– То и значит! – я повысил голос, – сейчас идите со мной в тоннель, нас ждут.

Охранник повесил на плечо автомат и двинулся к тоннелю. Я с водителем пошёл за ним. Каждый взял в руки по фонарю. Так, мы стали продвигаться обратно к Геннадию. Я пожалел, что ничего не съел, пока был снаружи, так как голод начинал давать о себе знать. В тоннеле было тихо, видно, шахтёр закончил ломать стену и выключил бур. Наконец, свет коснулся конца тоннеля. Бур стоял выключенным, рядом лежали блокнот Геннадия и отбойный молоток.

– Геннадий! – позвал я.

Никто не ответил.

– Да что же за привычка такая? Почему нельзя просто ответить? – я шёл и ругался себе под нос.

Мы заглянули в соседний тоннель. В нём стоял только бур группы Виктора. В тоннеле было очень светло, так как никто не собирал фонари. Вглубь уходил третий тоннель – результат нашей совместной работы.

– Они обратно пошли что ли? – спросил охранник.

– Да, наверное, – ответил водитель, – пойдём по левому тоннелю, может, они тоже направились к выходу.

Я кивнул, и мы направились наружу, но уже по другому тоннелю. Через некоторое время мы встретились лицом к лицу с глубокой расщелиной.

– Вот, про что говорил Виктор, – прошептал я себе под нос.

Охранник разбежался и перепрыгнул глубокую яму. Я заглянул вниз, а затем посветил туда фонарём. Расщелина уходила далеко под землю, и свет фонаря не мог достать дна. За охранником последовали мы с охранником и продолжили свой путь к выходу. У нас не было ни раций, ни еды, лишь фонари делали наш путь менее волнительным.

– А что это такое? – водитель остановился и указал пальцем наверх.

Мы подошли и увидели, что вверх уходит такая же расщелина, которая ранее уходила вниз. Я посветил в неё фонарём. Как и с предыдущей ямой, я не смог увидеть её конца.

– Чертовщина… – прошипел охранник.

Наконец, показался выход. Уже совсем стемнело.

– Давайте быстрее! – поторопил нас водитель и мы побежали.

Охранник был спереди. Когда он подбегал к выходу, сверху что-то зашумело.

– Аккуратнее! – крикнул я, но было поздно.

Большой камень упал охраннику на голову. Тот опустился на колени. Сверху прилетел ещё один камень и вдавил охранника в землю. Ещё один, и ещё. Камни сыпались, а мы ничего не могли сделать. Через несколько секунд выход был полностью засыпан.

– Да твою мать! – заорал водитель и подбежал к куче камней.

Охранника не было видно, лишь кровь стала вытекать к нашим ногам. Я попятился назад. Все мои навыки, приобретённые в университете, от ужаса испарились. Водитель пытался сдвинуть камни, но ничего не мог сделать – такие валуны мы бы не сдвинули и всей группой. Наконец, он, запыхавшись остановился.

– Чёрт возьми, – вздохнул он, – пошли обратно. Они, наверное, ушли в новый тоннель, иначе мы бы их встретили.

Я молча кивнул и медленно поплёлся за водителем. До этого момента я бы не подумал, что такое может произойти. По сути, мы остались вдвоём. Трое водителей ушли отлить и не вернулись. Четверо шахтёров, трое учёных и охранников исчезли. Четвёртого убило камнем. Живот уже крутило от голода. Я вытер нос рукой и продолжил путь. Мы перепрыгнули расщелину и вскоре снова оказались на перекрёстке трёх тоннелей.

– Наружу через правый тоннель? – спросил я.

– Нет, уже темно, – ответил водитель, – неизвестно, что ещё с тем тоннелем, не дай Бог, его тоже завалило. Найдём группу и вместе уже вернёмся обратно.

Я разочарованно кивнул и увеличил мощность фонаря. Мы двинулись в новый тоннель. Он казался ещё длиннее тех, по которым мы сюда пришли. На удивление, стены были абсолютно гладкими, не было ни драгоценных камней, ни сталактитов. Мне начало казаться, что следов обеих групп здесь не было тоже. Спереди что-то показалось. Мы подошли ближе и увидели развилку. Ещё два тоннеля уходили налево и направо.

– Ну уж нет, – сказал я, – разделяться не будем.

Охранник кивнул, и мы двинулись направо по такому же гладкому и длинному тоннелю.

– Я очень устал, – взмолился охранник, – давай немного передохнём.

Я согласился, но напоследок посветил вглубь тоннеля фонарём и оторопел. Я позвал водителя. В конце тоннеля кто-то сидел. Водитель вскочил, и мы побежали в сторону человека. Уже издалека мы поняли, что это шахтёр, он сидел на корточках и оглядывался по сторонам. Когда мы подбежали ближе, то поняли, что с шахтёром произошло что-то неладное. Его глаза, доверху наполненные ужасом, бегали из стороны в сторону. Он что-то бормотал себе под нос. Я посветил ему в лицо. Это был шахтёр из нашей группы, буривший стену.

– Что тут случилось, твою мать? – закричал я.

Шахтёр лишь поднял трясущуюся руку и пальцем указал на ещё одну развилку, а именно на тоннель, ведущий налево.

– Где Геннадий и все остальные? – спросил я.

– Н… Не… знаю… туда… – он указал пальцем налево, – т… туда б… бежали, я здесь… остался.

– Что? – переспросил я, – бежали? Куда? От кого бежали?

– Т… туда б… бежали, – шахтёр снова указал налево.

– Сиди здесь, никуда не уходи, – сказал я шахтёру.

– Ну что, налево? – спросил водитель.

Я кивнул. Мы зажгли фонари и направились в новый тоннель, минуя ещё одну развилку. Как и предполагалось, этот тоннель был не короче остальных, а также уходил далеко в пустоту. Вдруг вдалеке послышался скрежет. Такой, будто бы гвоздём провели по металлу. Эхом он пронёсся по всему тоннелю.

– Наконец-то, – облегчённо вздохнул водитель.

Мы двинулись в сторону звука. Фонари не могли осветить конец тоннеля, он был, по-видимому, длиннее всех предыдущих. Направо уходил ещё один проход.

– Геннадий! Виктор! – закричал я.

Никто не ответил. Вместо этого из глубины тоннеля послышалось цоканье, будто бы скакала лошадь.

– Вырубай фонарь! Быстро направо! – скомандовал водитель.

Мы выключили свет и поспешно сдвинулись в сторону. От ужаса мы вжались в стену, было лишь слышно наше приглушённое дыхание и громкое цоканье, становившееся всё ближе и ближе. Мы с водителем зажали дыхание. Кто-то пронёсся в проходе, и нас обдало ветром. Было понятно, что пробежала совсем не лошадь, а кто-то на двух ногах, или, вернее, копытах. Каждый шаг раздавался эхом по всему тоннелю. Тот, кто бежал в нашу сторону, пробежал мимо. Туда, откуда мы пришли. Значит, в сторону шахтёра. Только бы он успел выбраться…

Как вдруг до нас дошёл пронзительный вопль. Кричал шахтёр.

– Давай, давай! – толкнул меня водитель, – мы ему уже ничем не поможем.

Мы не стали возвращаться в тоннель, по которому пронеслось нечто, а побежали дальше по проходу, в котором мы спрятались от этого существа. Было решено включить фонари, но лишь на минимальной мощности, чтобы не привлекать внимание того создания или, если оно было не одно, то ему подобных. Из-за слабого света дорога была видна лишь на несколько метров. Бежали мы долго, пока не увидели ещё одной развилки.

– Куда теперь? – тихо спросил я.

Ответ не заставил себя ждать.

– Коля, это ты? – послышался шёпот слева.

Мы сразу рванули туда. В стене была небольшая дыра, в которой кто-то сидел. Я посветил фонарём. Это был Геннадий.

– Гена, что случилось, Господи? – спросил я и помог учёному выбраться.

– Коля, я так рад вас видеть, – Геннадий крепко обнял меня, – я уже отчаялся, что никого больше не увижу, давайте лучше сюда, – он показал пальцем на дыру, из которой вылез, – там нечто наподобие комнаты, пересидим.

Он полез обратно, мы с водителем последовали за ним. И правда, помещение было похоже на пустую комнату, из которой был только один выход, а именно – отверстие, по которому мы ползли. Наконец, мы все втроём стояли в комнате.

– Я… я не знаю, как это передать словами, – начал Геннадий, – когда ты ушёл искать шахтёра, то мы, к тому времени, уже сломали стену. За ней никого не оказалось, а Виктор не выходил на связь. Тогда мы решили пойти по новому тоннелю и поискать там вторую группу. Через некоторое время мы услышали скрежет, вы ведь тоже его слышали, да? – Геннадий посмотрел на нас с водителем.

– Да, слышали, – я кивнул.

– Мы побежали на звук, – продолжил учёный, – но вместо группы увидели это…

Геннадий вздохнул. Потом посмотрел на нас.

– Вы его видели? – спросил он.

– Нет, слава Богу, – ответил водитель.

– Вам крупно повезло, – сказал Геннадий, – это белое шерстистое существо, напоминающее человека. Правда, человеческого от него мало осталось. Рост под два метра, огромные копыта, эта белая шерсть… а на голове… – он вздохнул, – на голове было два длинных рога, глаза, как блюдца, носа нет, зато рот на пол лица. Это существо за несколько огромных прыжков добралось до нас и одной рукой с лёгкостью приподняло шахтёра и швырнуло его об стену. Охранник начал стрелять в него, но из этого существа даже кровь не пошла… Оно не обратило внимание на выстрелы и просто оторвала охраннику голову, несмотря на то, что он потратил всю обойму. А затем оно начало есть его. Просто отрывало от тела куски плоти и запихивало себе в рот. После этого оно развернулось к шахтёру, но он уполз уже в тоннель и где-то спрятался. Я не стал ждать его и бежал, пока не добрался до этого места…

Я молчал. С одной стороны, я своими ушами слышал цоканье этого существа, но, с другой стороны, с точки зрения науки я не мог поверить в то, что рассказал Геннадий. Но не станет же человек врать просто так и прятаться в дыре! Его рассказу пришлось поверить. К тому же шахтёра, дрожащего в тоннеле, скорее всего, уже не было в живых.

– Коля, – продолжил Геннадий, – а ты же возвращался наружу, кроме него там уже не было никого? – он показал пальцем на водителя, который уже лёг спать.

– Только охранник, стороживший стоянку, – вздохнул я, – но его придавило камнями. Теперь из левого прохода не выйти.

– А что с правым? – спросил Геннадий.

– Не знаю, – покачал головой я.

Мы последовали примеру водителя и легли. По нашим подсчётам, была уже глубокая ночь, к тому же от пройденного пути голова сама опускалась. Ночь была беспокойной, и мы несколько раз просыпались, проверяя, нет ли никого в комнате, кроме нас. Через некоторое время встали. В кромешной темноте мы не могли определить время суток, поэтому опирались лишь на своё чутьё.

– Что дальше? – спросил я Геннадия.

– Не знаю, – задумался он, – назад возвращаться очень опасно, к тому же, оба прохода могут быть оказаться заваленными, – он почесал затылок, – хотя, до начала экспедиции я слышал, что с противоположной стороны обосновались американцы, и сейчас, по идее, они должны бурить проход нам навстречу.

– То есть… – начал водитель.

– То есть, если мы наткнёмся на них, то они могут прикрыть нас, – закончил я.

– Именно, – подтвердил Геннадий.

По очереди мы стали выбираться из нашего убежища: сначала водитель, за ним я, последним лез Геннадий. Включив слабый свет, мы медленно двигались дальше, при малейшем звуке замирали и выключали фонарь. Шли очень долго, возможно, несколько часов. Батарея стала садиться и свет, и так слабый, стал ещё меньше. Через какое-то время мы пришли к круговой развилке, из которой выходило пять тоннелей. Наугад мы выбрали один из них и продолжили движение. Послышался знакомый звук. Нет, не тот, который издавало существо, а звук бурения стены, но он был ещё так далеко… Было понятно, что американцы сделают отверстие не раньше, чем через несколько дней. Причём, будут ли они бурить так глубоко? Возможно, они остановятся раньше… В любом случае, это было нашей единственной надеждой. Мы переглянулись, и на наших лицах промелькнула слабая улыбка.

– Ну что, идём дальш… – начал водитель.

Из дыры, что была над ним, высунулись две длинные шерстистые лапы. Показались когти, которые мигом вцепились в шею водителя. Он вздохнул, а затем обмяк, вторая лапа существа подцепила его и стала тащить наверх.

– Давай, бегом! – завопил Геннадий и бросился вперёд по тоннелю.

Секунда раздумий, и я бросился за ним. Мы бежали, петляя то направо, то налево. Затих бур, и слышалось лишь цоканье, настигавшее нас. Вдруг Геннадий упал.

– Моя нога! – взвыл он.

Я посветил на землю и увидел, что учёный споткнулся о торчащий камень. Я протянул ему руку, но Геннадий лишь отмахнулся.

– Я так не смогу бежать, – прохрипел он, – давай сам, а я его задержу.

Я кивнул, и бросился бежать дальше, и лишь на мгновение обернулся. Всё было так, как и описал Геннадий. Будто бы снежный чёрт, это высокое рогатое нечто стояло над учёным, который пытался ползти в противоположную сторону. Оно подняло своё копыто и с силой опустило на голову Геннадия. Послышался хруст, и учёный перестал двигаться. Я побежал дальше, а за спиной доносился звук разрываемой плоти.

Так, бежал я уже один. Мне не встречалось развилок, но и цоканья слышно не было. Я посветил фонарём вперёд. Тупик. Лишь слева внизу была небольшая нора, в которую я с трудом влез. Я полз некоторое время, а затем оказался в помещении, похожее на то, где мы сидели с водителем и Геннадием. Решил остаться здесь. Нащупал у себя на спине небольшой карман, в котором оказался блокнот и пирожок с вишней. Его я быстро съел. Фонарь почти полностью сломался. Он то включался, то выключался. Я решил записать всё, что произошло, в блокнот, надеялся на спасение, чтобы выбраться и рассказать всем, что происходит в Гималайских горах. Иначе, пусть хоть американцы найдут мой блокнот.

Андреев Николай Станиславович. Предприятие «Cave Jewels». Моему начальнику, Васильеву Ярославу Дмитриевичу.

***

Джон бьёт по стене отбойным молотком, и она с грохотом падает. К нему подходит Джессика.

– Посмотри, – говорит она, – отверстие.

Она указывает пальцем на дыру в стене. Джон и Мэтт бурят камень и заходят в маленькую тёмную комнату. Зловонный запах бьёт в нос. Джон, закрывая лицо рукой, светит фонарём в угол и видит полуразложившееся тело, на котором лежит блокнот с длинным текстом.

– «Cave Jewels» – говорит он Джессике, – русские.

– Переведите, что написано, – говорит учёная, – пока дальше не идём.

Через час Джессике предоставляют перевод текста. Она внимательно читает.

– Заблокировать все возможные входы и выходы из пещеры, – она кивает пилоту, и тот взлетает на вертолёте.

– Что дальше? – спрашивает Джон.

– Отправьте копию текста в Ярославу Дмитриевичу, – приказывает она, – больше никому ничего не сообщать. Спецназ на подлёте.

Через полчаса на площадку прибывает ещё один вертолёт с вооружёнными до зубов бойцами. Все, кроме Джессики и спецназа, покидают раскопки. Бойцы входят внутрь.

***

Ярослав Дмитриевич перечитывает текст, написанный Николаем, снова и снова.

– Что будем делать? – в кабинет заходит пресс-секретарь.

– Спишите на обвал в пещере, подгоним под несчастный случай, – отвечает начальник, – раньше времени никто не должен знать, что происходит в тех Гималайских пещерах. Сейчас американцы разбираются, так что будем ждать от них новостей.

– Принято, – отвечает пресс-секретарь и выходит из кабинета.

Ярослав Дмитриевич продолжает задумчиво сидеть за столом, а затем достаёт свой телефон и звонит Джессике.

– Через два дня буду у вас, – говорит он.

Начальник выходит из офиса, садится в свой автомобиль и едет в аэропорт.
исчезновения под землей существа
2 159 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
5 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  1. Der Castle 2 июня 2020 01:56 /
    Начало многообещающее, итог — абсолютно нелогичная и бредовая история, полная стилистических, логических и пунктуационных ошибок. 
  2. Stella _ 2 июня 2020 03:11 /
    Судя по всему, руководитель был в курсе или как минимум, догадывался. Уж больно спокойная реакция на гибель своих людей... 
  3. KONDUKtor 8 ноября 2022 13:01 /
    Добрый день, рассказ супер. Можно ли его озвучить на Ютубе?

    1. rainbow666 отвечает KONDUKtor 8 ноября 2022 18:15 /
      Здравствуйте. Насколько мне известно, автора на сайте нет
    2. KONDUKtor отвечает rainbow666 8 ноября 2022 18:30 /
      Спасибо, извините.
KRIPER.NET
Страшные истории