Садомазохистские рассказы » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Садомазохистские рассказы

© В. В.
63.5 мин.    Бездна    Masterofhorrors99    28-08-2022, 01:14    Указать источник!     Принял из ТК: - - -
Пролог
Гуменки – деревня в Рязанской области, прославившаяся жуткими и заброшенными местами. Конечно же по всей России полно таких заброшенных городков и деревень. Но почему-то начинающих тиктокеров привлекла именно эта деревушка. Жили они все неподалёку и творили дел что называется на полную катушку. Недавно, пристали к какому-то бездомному, тыкали в него всевозможными предметами, начиная дубинками и заканчивая фаллоимитаторами. Получив огромное количество поддержки и лайков, они не собирались на этом заканчивать. В их юных головах творилось много ненормальных и аморальных идей. Были небольшие преграды в соблюдении законов и порядка. Привлекались даже к административной ответственности некоторые из команды. Это Алишка Миллер, девица восемнадцати лет, учащаяся престижного колледжа, из обеспеченной семьи, начинающая тиктокерша. А привлекли её за пьяную езду на новеньком мерсе, подаренном папочкой на день рождение. Родители богатые, смогли договорится с местными гаишниками. Правда взбучку она всё-таки получила от предков. В колледже о ней тоже стали нелестно отзываться, после данного инцидента. Главная теперь её цель или мечта, она сама пока не знает обозначение своих мыслительных натягов, стать как великие и успешные, при этом особо не парясь с работой, заработать себе на жильё, крутую тачку и умчатся от родителей куда подальше, прежде чем бросить учёбу и всё остальное, к чему она так сильно привязалась. Теперь обозрим ещё одного начинающего и не менее амбициозного тиктокера это – Стас Аверкин. Ему девятнадцать лет, живёт уже в съёмной квартире, в паре со своим товарищем. Стас бросил учебу ещё пару лет назад, не закончив девять классов, он сразу же подался в рабочую стезю. Начинал с обычного раздатчика листовок, после, сумел устроиться консультантом в модный бутик. Там-то он осознал, что может добиться гораздо больше, нежели его сверстники, учащиеся в колледже и работая в свободное от учёбы время в забегаловках быстрого питания. Зарабатывать на жизнь и ни в чём себе не отказывать, пиная бабульку или умственно отсталого подростка, это же круто, думал он всегда. Унизить, даже если потребуется покалечить, он на всё готов, лишь бы не возвращаться на настоящую работу. Удачное знакомство с уже развитым и успешным тиктокером-единомышленником, который нанимает его и Алишку в свою новую команду, даёт ему один шанс на миллион стать успешным, узнаваемым, элегантным парнишкой, вылезшим из трущоб. И вот занавес открывается и предстаёт нам последний участник и шоумен – Саша Крэш или по-другому – Sasha Krasha. Ему 24 года, он уже смог заработать на Феррари 488. Начинал с обычного летсплейщика. Поняв, что на этом много не заработаешь, перешёл в другое направление, более экстремальное. Как и все начинающие, пробовал лёгкое и простое, издевательства над бездомными людьми. Хохмы, издёвки и всё в этом духе. Уже набравшись опыта и определённого количества подписчиков, стал заниматься сложной что называется работой, напрямую попадающим по уголовным статьям. Избить со своими подельниками охранника, дежурившего ночную смену или напоить четырнадцатилетнего подростка, а потом впятером изнасиловать, для него это была работа и так он всё это воспринимал, не виня себя в развращениях и последствиях. Чудом он не попадался на пути правоохранительных органов. Были друзья, чьи родители работали в этих органах и всем рулили. Но за последнее время, уже множество было таких видео, много повторений и подражателей. Интерес публики резко упал, и Саша стал терять множество подписчиков. Прибыль падала, а идеи из-за наркоты и алкоголя стали расплываться по голове. Придумать новое и главное своё, учитывая какая конкуренция, очень сложно. Вот он и уехал подальше от больших городов и поближе к провинции, надеясь найти юных талантов и за счёт них вернуть своё прежнее положение со славой, деньгами, юными девицами, готовыми пойти на всё, а главное ДЕНЬГАМИ. Познакомившись с Алишкой и Стасом, он обучил их некоторым премудростям начинающего тиктокера. Рассказал им основы и что больше всего нравится зрителям и спонсорам, особенно что спонсорам. Если спонсор попросит у него отсосать, то значит надо повиноваться его требованиям, беспрекословно. Но Саша хотел и какую никакую отдачу от его новых подаванов. Идей у них была куча, в основном детские, слишком наивные, никуда не годящихся. Таких видео уже было множество в интернете и повторяться не было никакого смысла. Понемногу Саша даже стал сомневаться в правильности своего выбора на этих двух отморозках – одна избалованная малолетняя шлюшка, другой наивный дебил, мечтающий перебраться в Москву и покорить всё и вся. Саша Крэш сразу ему об этом сказал, такого никогда не будет, если так продолжишь своё жалкое существование. Огорчившись и теряя с каждой минутой интерес к этим двум, Саша собирался уже уезжать в другой город, искать других талантов, как тут блеснула своим умишкой Алишка. Она вспомнила, что раньше со своим отцом много куда ездила по местной округе. Воспитывал он её как мальчика поначалу. После этих слов, Стас и Саша рассмеялись, но Алишка делая вид что не обиделась, продолжила. Ездили они на рыбалку, грибы пробовали собирать, но самое интересное, гуляли они по заброшенным местам, где когда-то в совковое время были колхозы и вся остальная дичь, пугающая современную молодёжь. Проехали они мимо одного участка, на вид обычный, дачный участок. Остановившись чтобы собрать увиденный белый гриб, красовавшийся рядом, выбежал мужик, небольшого роста, лысый, с бледным лицом, как у мертвеца и стал смотреть за ней, облизывая губы языком. Отец конечно же увидел это и сделал ему замечание, чуть до драки не дошло. После они уехали, но в памяти так и остались у Алишки, зловещие очертания незнакомца. Потом уже узнали от его соседей, что его разыскивает милиция за похищение подростков и двух взрослых женщин. Исчез он и следа не видать. Так до сих пор не нашли его. Поговаривали что нашли тело на трассе, но опознать так и не смогли. Он это был или нет, никто уже сейчас не скажет. Страху не у кого не было, но лично у Алишки данные воспоминания вызывали непредельный детский ужас, несмотря на то что прошло уже больше десяти лет. Саша загорелся глазами и к нему встряла потрясающая мысль, поехать на то место. Находилось это недалеко, в километрах пятидесяти, на бензин хватит, нужна только профессиональная аппаратура. Алишка замешкалась и предупредила, что соседи следят за тем домом с участком и незваных гостей стараются туда не подпускать. На что Саша Крэш ответил лишь своей фирменной ухмылкой и азартным взглядом повернулся к Стасу. Так началось их безумное и на первый взгляд бестолковое путешествие, но то, что их в конечном итоге будет ждать, даже повидавший многое не догадается, а прочитавший запомнит до конца своей жизни, текст, написанный обезумевшим…
Часть 1. Деревня Гуменки, улица Черёмушек, дом 22.
- Доброго времени всем нашим подписчикам, да, это я – Саша Крэш и мои друзья. Сногсшибательная и обворожительная красавица Алишка Миллер! – Саша показал в сторону Алишки. Она в свою очередь, разгладила две своих чёрных косички, пригладив к пышной груди, выпирающихся из розового свитера. Подмигнув и сделав воздушной поцелуй, Алишка выполнила своё начальное приветствие. Саша был явно доволен и даже немного возбудился от такой сексапильной девицы. Немного помедлив, он продолжил, – да ребятки, с ней будьте поосторожнее, она ещё та затейница, так что руку пока не подпускайте к своему дружку, так как нас ждёт многое сегодня. 
На улице было темно и влажно. Мошкара кружила вокруг, дневная жара отходила и заменяла ночная прохлада. За горизонтом виднелся розовато-жёлтый закат, опускавшийся по канатам вниз, образуя вокруг себя синюю пустоту, поблёскивающую всплывающими как на море, капельками звёзд, подмигивающими своими бликами. Слышались звуки взлетающего самолёта и вдалеке лай собаки. В основном в этой местности были дачные участки, а чуть далее, дома с местными, жившими здесь круглый год. Дачники приезжали, вспахивали грядки, косили траву, жарили шашлыки и ложились спать. Взрослых и детских голосов не было слышно в такое позднее время, деревня замерла, отдавшись звукам природы. 
- И мой ещё один друг…Ах да, как же много у меня друзей, но и вы можете стать моим другом если подпишитесь на донат и поможете нашим мечтам осуществиться. – Саша повернулся и указал рукой на Стаса. – Знакомьтесь, Стас Аверкин. Заходите на его сайт под моим постом, там много что интересного. Он обаятельный и острый на язык, так что милые дамы, будьте к нему почтительнее и не утомляйте его своими дешёвыми разговорчиками. 
Троица сидела в Сашином Феррари, под звёздным, вечернем небом. С каждой минутой становилось темнее. У авто были отключены фары, дабы не привлекать людей, внутри салона было так же темно и светил только один прожектор любительской камеры «Никон». Феррари стоял неподалёку одинокого, деревянного дома, видимо заброшенного, так как крыша была на бок перекошена, а участок зарос камышом и крапивой. От забора осталось только напоминание, в виде проржавевшей проволоки, натянутой на небольшом участке. Улица, тянувшаяся вдоль домов, была так же заброшена, неровная, заросшая травой. В соседских участках слабо виднелся свет, словно бы горели свечки или небольшие светильники. На других улицах, было более всё обустроено, сразу было видно, что жильцы следят за порядком. Казалось, будто бы злополучный, заброшенный дом, как чёрная дыра всасывал в себя рядом находящиеся строения, пережёвывал их и выплёвывал в такой непотребный вид. 
- Теперь ребятишки, приготовьте побольше подгузников, ибо сейчас мы вступим на порог зловещего дома, когда-то раньше принадлежавшего местному педофилу, нынче разыскиваемому. Поговаривают, что он до сих пор здесь живёт. – Голос Саши был бодр и весел, но всё это было похоже на очередной трэш, а-ля «Паранормальное явление» или «З/Л/О». Зрители потихоньку стали покидать стрим, но на лице Крэша, гримаса разочарований даже мельком не виднелась, похоже он всё держал в себе. Оставались только самые верные донатеры и подписчики, знающие его как когда-то одного из самых популярных и узнаваемых личностей рунета. Его друзья тоже приутихли, видя, что зрителей становиться не на шутку меньше, чем вначале. Их лица огорчались, это было очень заметно. Именно поэтому, Саша старался их не снимать. 
- И с какого ляда ему припёрло вести это фрик-шоу здесь? – Прошептал Стас своё недовольство Алишке. – Что здесь может быть интересного, кроме заброшенного хлама и лающей собаки? Вместо того, чтобы разбить дорогой «мерс» или пригласить голых девиц, он устраивает любительскую съёмку охотников за призраками. – Стас был явно недоволен и его ирокезом стрижка, была пригнута вспотевшими от волнения ладонями.
- Заткнись лучше. – Алишка долго молчала, слушая возмущения Стаса. Саша говорил тем временем не умолкая, рассказывая своим пока что оставшимся зрителям, как познакомился со своими друзьями и тому подобное, как вообще очутился в этой глуши. Так же много говорил про своё Феррари, не понятно зачем. Она разгладила свои косы и сделала туповатый вид. Стас снова продолжил:
- Какой педофил здесь жил? О чём он? Никого здесь нет и не было, кроме пьяниц и пенсионерок. Зачем ты ему вообще рассказала эту тупую историю? То, что тебе померещилось в детстве и ты выдумала что тот дядька на тебя не так посмотрел, это же бред полнейший, тупая ты шлюха. – Ответа не последовало. Алишка отвернулась и смотрела через зеркало в пустоту. Долго всматриваясь, она пыталась заглушить упрёки Стаса. В какой-то момент войдя в транс и смотря в одну точку, параллельно слушая двух разглагольствующих друзей, одного отчётливо, другого шепчущегося ей на ухо. Резким стуком в дверь и появлением опухшей рожи за окном, Алишка заорала и взгромоздилась всем телом на Стаса. Саша, увидев в окне рожу местного жителя и испугавшуюся Алишку, прервал свои восхваления перед зрителями стрима и повернулся на половину назад, сзади сидящим, молодым людям.
- А вот и наше первое зрелище не для слабонервных, – ярко, во весь рот улыбнулся улыбкой Джима Керри из фильма «Маска», Саша Крэш, – поглядите-ка, Алишку испугал какой-то пьянчуга. Привыкай Алишка, здесь их полно, таких пьянчуг. – Саша снова перевёл камеру айфона в свою сторону. В дверь постучались. Приоткрыв окно, всунулся своей жирной рожей тот самый мужик.
- Ребят, а вы что здесь забыли? Вы вроде не местные, впервые вас вижу. – Мужик был после опохмела, лицо опухшее. На его запачканной тельняшки проступали волосы из груди. Увидев их, Алишка казалось сейчас заблюёт от отвращения, морщась и прижимаясь к Стасу.
- Твоё какое дело, вали отсюда, пока на ногах держишься, а то ударю двоечкой, зубов не досчитаешься. – Пригрозил Саша и как ни в чём не бывало, продолжил трансляцию. Мужик явно такого не ожидал и в глазах появился поросячий испуг. Высунув голову, он умчался прочь. Алишка облегчённо вздохнула. 
- Не большие технические сбои друзья, проблема решена, продолжаем. – Саша подмигнул и немного призадумался. Он видел, что пару зрителей прибавилось, а через мгновение ещё десять. Увидев, что даже таинственный гость задонатил, Саша прибодрился и с новым рвением скомандовал. – Ну что ж, хватит медлить, пора высунуться и сходить продышаться свежим воздухом. Ему даже не верилось, что какой-то там пьянчуга, вызовет столько оваций. Может быть действительно, нужно было побить местного алкаша и всё на этом закончить? – Думал он. Но ему хотелось что-то более новое, интересное. Избивать и калечить слабых надоело и наскучило. Нужен новый адреналин, новый драйв, чтобы аж мурашки как в детстве от страшных фильмов по всей коже заиграли. Давно он таких ощущений не испытывал. 
- Серьёзно? Мы пойдём в этот дом? – Удивительным тоном дурочки, спросила Алишка.
- Да, а ты против? – Передразнил её Саша, таким же голосом дурочки-блондинки. Стас, тоже подхватив инициативу, засмеялся над подругой. Она, надув щёки и скрестив руки уставилась, как ребёнок в одну точку. 
Они вышли из машины и направились прямиком к дому. Саша впереди, держа в одной руке ручную камеру «Никон» в качестве фонаря, а в другой айфон, продолжавший трансляцию. Для того чтобы трансляция не прерывалась, Стас позади нёс в руках усилители, с ними можно вести прямое включение хоть на Луне. В конце плелась Алишка, периодически мелькая перед зрителями, показывая свою упругую грудь и стройные ягодицы. Трава и в правду была ростом в человека, пробираться становилось труднее, но тот самый адреналин, про который думал Саша, появлялся с каждым шагом к цели. Зрителей на пару десяток человек прибавилось и это мотивировало ещё больше трёх стримеров к необдуманным поступкам. Добравшись до дома, камера айфона засняла зловещую дверь, запертую на замок. К этому Саша приготовился и достал из кармана ключи, с которыми можно открыть любую дверь. 
- Откуда же ты такие ключики достал? Не подскажешь мастера? – Попытался сострить Стас
- Учись, студент. – Саша, поднатужившись, открыл дверь и замок с грохотом упал на деревянный порог. Вдалеке раздался шорох и приближающиеся шаги. Неизвестный шёл с фонарём, освещая пол улицы. Все переглянулись и пригнувшись, выжидали незнакомца. 
- Кто там? Есть кто? Это ваша машина? – Голос был другим, не того пьянчуги и одежда на нём была посолиднее. Камуфлированная куртка, сапоги, шляпа рыбака с москитной сеткой. 
- Быстро в дом, если сейчас поднимется шум от соседских домов, то они точно не дадут нам спокойно осмотреться. – Саша шептал шёпотом и тихо ступая вперёд, шагнул во внутрь через порог. Все повиновались его примеру. Стас и Алишка понимали, при желании Саша Крэш может с одного удара вырубить этого придурка, но тогда трансляция будет обрывочная и пойдёт не по плану. Бить рожи и разбивать дорогие авто это уже в прошлом, как говорит он. 
Войдя в дом, в нос сразу же ударил стухший, могильный запах. Внутри всё скрипело. От тусклого освещения, сложно было существенное в доме разглядеть. В одной комнате был виден силуэт телевизора, в другой шкафа. Кажется, здесь три или даже четыре комнаты. Второго этажа нет, во всяком случае лестницу наверх они не увидели. Из быта всё было как обычно у всех, ложки, посуда, где валялись покрывала, разбросанные вещи. Похоже здесь уже не мало людей побывало. Но большая часть вещей оставалась на своих местах. Неизвестно сколько лет здесь не живут, но даже окна где-то ещё были целы.
- Кажется ушёл. – Сказал вполголоса Саша и повернулся к своим спутникам. – Так, делимся. Каждый осматривает комнату, всего как мы теперь понимаем, их четыре, одна закрыта на замок, с ней займёмся позже. Как что-то увидите интересное, дайте мне знать, ясно? – Стас и Алишка покивав, направились по своим комнатам, в поисках необычного инвентаря. 
Стас, пройдя по своему выбранному участку дома, осматривал картины с зимними и летними пейзажами, висящими на стене. Вроде бы ничего интересного, картины обычные, распечатанные в фотоателье. Даже продать здесь ничего не получится. Старый диван, кресло, в углу гитара с порванными струнами. Комната как комната, в заброшенном стиле. Серо-зелёные ободранные обои. Линолеум на полу вздыбленный, возможно от холодов. Выйдя из комнаты, он сообщил всем, ничего интересного там не обнаружилось.
Алишке досталась комната с розовыми оттенками мебели и стен. Большие часы на стене, уже давно остановившиеся. Часть линолеума была оторвана и под ним виднелись старые, прогнившие доски. Скрип от пола был слышен по всюду и в соседних комнатах. Давно здесь никого не было. Детские страхи ещё больше Алишку подстёгивали удрать отсюда, куда можно дальше. Долг перед родиной в виде Саши Крэша, известного и популярного не позволял этого сделать.
В комнате доставшемуся Саше Крэшу, был ламповый телевизор «шарп», сломанная кушетка и маленький стол, стоявший в углу. Стены были прогнившие, где-то оставалась часть чёрных, уродливых обоев, вместе с перекошенным ковром. Только сейчас он заметил, что от телевизора остался только корпус, остальное видимо народными умельцами было свинчено. Окно разбито, осколки разбросаны на полу, впивались в кроссовки. Посмотрев за кушеткой, Саша, ничего не обнаружив, даже паршивой вещицы, вышел в коридор.
- Ну что, кажется всё уже до нас расковыряли и унесли восвояси, ребятки. – С досадой произнёс Саша и достал свои волшебные ключи. Вся надежда была на запертую комнату, с деревянной дверью, с красной облупившейся краской. – Интересно, почему именно эта дверь закрыта? Как думаете друзья? Пишите в комментариях, – обратился он к своим зрителям, которые продолжали в свою очередь прибавляться.  
В этот раз Саша вскрывал замок чуть дольше чем первый раз. Дверь поддалась и плачущим скрипом раскрылась перед тремя гостями. Направив свет в сторону комнаты, Алишке стало немного не по себе. Сквозняком вдуло в лица гостей, прогнившим смрадом. В комнате не было окон, а стены вокруг были покрыты металлическими листами.   
- Фу, здесь что, сдох кто-то? – Недоумевал Стас, прикрыв рукой лицо. Алишка последовала его примеру, вдобавок ещё наклонилась в позе буквы «г», пытаясь выблевать тянущуюся из орта слюну. Один только коммандос Саша был в спокойном состоянии, будто-то бы каждый день, дышит таким смрадом. 
- Тихо ребята, здесь видимо кто-то недавно жил, а может и живёт, комната явно обихожена. – Подойдя к столу, Саша воскликнул. – Точно, как в воду глядел, планшет на столе. Не думаю, что он так всегда здесь лежал, учитывая, что дом покинули похоже ещё лет десять назад. Явно здесь живут. 
Планшет фирмы Самсунг, по виду был уже обтрёпанный, использованный множество раз. Положив свой новенький, последней модели айфон, Саша взял планшет. На удивление он работал и заряжен на сто процентов. Жадно пролистывая, он прикусывал губу, нервничая или понимая, что ничего сверхъестественного подписчикам он не покажет. 
- Чёрт, вот дрянь, ничего интересного нет. Даже интернет не работает, походу симки нет. – Возмутился Саша.
- Может ну его, пойдём отсюда, раз здесь живут люди, всё равно из вещей ничего интересного. – Немного трусливым голосом пробормотал Стас.
- Согласна, Саш, пошли лучше. Думаю, нашим зрителям уже хватило зрелищ на сегодня. – Добавила Алишка. 
- Только я так не думаю, – злобно ответил Саша и продолжил насиловать планшет пальцами обеих рук. – Вы ребятки если боитесь, идите, вам как раз в кроватку уже давно пора. – Злобно улыбнувшись, он пролистывал в планшете множество папок, показывая при этом всё своим зрителям стрима. 
Вдалеке, скорее всего на улице, послышались шорохи шагов. Стас, услышав приближающиеся звуки, вмиг тихо добежал до деревянной двери и закрыл. Алишка забеспокоилась, показав свой растерянный вид. Шаги прекратились и двоя, вздохнули практически одновременно, с облегчением. 
- Наверное ворона. – Предположила Алишка. Она посмотрела в сторону Саши и подошла посмотреть, что интересного он нашёл. Экран у планшета был немного треснут, только сейчас на белом фоне это было заметно.  Надеясь, что её друг найдёт какое-нибудь откровенное видео или фото, убийцы-педофила, увидев перед собой всего лишь набор разных слов, Алиша расстроилась, но попыталась уловить пару слов и понять в чём здесь суть. Тут же подошёл Стас, сразу же увидев, что на экране, он чуть ли не завопил:
- И что теперь? Вместо того, чтобы здесь всё поразбивать и сжечь, будем чужие письма читать? – Стас был в ярости, его заводила такая ситуация, чувствуя себя подчинённым, в глазах его новых так называемых друзей или коллег, возможно. 
- Да подожди ты Стас…- Промямлил Саша Крэш, не отрываясь от экрана планшета. – Интересная здесь дичь рассказывается, не знаю уж кем написанная, но никогда такого раньше не читал и не видел. Какие-то прям «Байки из склепа» но только…как это объяснить даже не знаю...слишком реалистичные. Человек или люди это писавшие, может они это всё и придумали, но где-то я готов в это поверить, хоть самую малость. Думаю, вам стоит на это взглянуть. Стас держи планшет и вместе с Алишкой читайте вслух нашим зрителям, то что там написано, пока они не уснули от нас. А я пойду, проведаю что за звуки сейчас доносились на улице. – Он передал планшет Стасу и вышел из комнаты, тихо закрыв за собой дверь. 
Видео без звука
Всем привет! Зовут меня Мария, я большая фанатка психоделических видео и музыки. Не знаю почему, но закончив живописное училище, перешла именно в это направление. Если кто помнит, одно время было очень много мелькающих клипов и видео, необычного формата. Например, как взломы телевидения и сайтов из преисподней. Именно тогда только открывалось для меня данное направление. Перерыв весь интернет, всевозможные сайты, я искала что-то наподобие, более жуткое, необычное, оригинальное. По типу видео, с разговаривающим манекеном. Наверняка вы смотрели тот жутковатый видеоролик. До сих пор после него мурашки по коже. Сделано добротно и главное жутко. Именно такой стиль, мне хотелось найти. Даже помню пыталась сама учудить подобие звука и разговаривающего, анимированного персонажа. Да, как сейчас вспоминая с улыбкой, мой бывший парень от этого был не в восторге. Может быть поэтому через пару недель, больше не появлялся? А хотя не важно. Это моё хобби. Кто не готов меня воспринимать такую, какая я есть, это ваши проблемы. Не буду я здесь обобщать много о своей жизни, да и собственно писать не о чем. После того, как я закончила живописное училище, мало что поменялось в моей жизни, в личной я имею в виду. Кроме, пожалуй, одного инцидента, случившегося со мной, о котором я старалась не вспоминать. Как обычно, просиживая и убивая время дома за своим нетбуком, я пролистывала страницы своих друзей в социальных сетях. Кое-что отправляла в инстаграм. В основном это были мои фотки и моих новых творений. Всякие инсталляции, рисунки, комиксы и всё в этом роде. Пока я отвлекалась на новый свой рисунок, одновременно следя за новыми сообщениями, заметила подкатывавшего ко мне паренька, просящегося уже третий день в друзья. Рисунок получался очередной пародией на прошлый. Разозлившись, я выбросила то, над чем работала практически весь день. Фрилансер из меня был неважным. От нечего делать, добавила его в друзья. Просматривая его страницу, обнаружила что его интересы во многом схожи с моими. Не заметив, как уже прошло часа два, я продолжала разглядывать его рисунки, найденные на просторе интернета редких клипов, музыки, фильмов и психоделических видео, из которых большую часть я уже видела, а некоторые были в новинку. Было удивительно, неужели что-то могло проскочить мимо меня. Мне тогда казалось, что всё что возможно я смотрела или во всяком случае знала о существовании. Всякого рода снаффа или блевотных фильмов, как «Тошнотная камера медленных пыток». Оказалось, что я ещё многое что не видела. Насколько же я тогда была глупа. От любопытства, хотелось написать ему первой, но это не в моих правилах, обычно мне всегда пишут. Подумав и поразмыслив, плюнула я на свои правила и написала ему в личное сообщение, с чего все начинают неопытные пользователи – привет и как дела. Пообщавшись с ним, в письменной форме и даже вживую через скайп, поняла, что он очень даже не плохой человек, семьянин, работяга, с такими же интересами как у меня. Даже было немного печально, что столько у нас много общего, а живём мы в разных городах. Он отправлял мне много оригинальных, жутковатых видео, я ему в ответ отсылала свои новые, законченные рисунки. Большая часть того, что мне он присылал, было сто раз виденное и просмотренное мною, но как-то раз отправил он мне странноватое видео, у которого не было звука. Помню, как сейчас, изображение было статичным, на нём сидел мальчик, вначале мне так показалось, потом он объяснил, что это девочка, просто пострижена коротко. Видео продолжалось не больше минуты, но чем-то оно меня пугало. На первый взгляд, лицо девочки было обычным, как и у всех детей, но чем больше ты смотришь ей в лицо, тем больше понимаешь, что её лицо испугано и с каждой просмотренной секундой, оно искажается. Мне казалось, что это обычное jpeg изображение, использующее эффект обмана зрения. Он мне объяснил, что это мне только так кажется, на самом деле это видео, а не картинка, а лицо девочки действительно меняется и к концу становится напрочь испуганным. Спорили мы долго. Даже в редакторе я просматривала, были там эффекты, наложенные на изображение или изменение лица, действительно происходит во время съёмки. Я не специалист, но поняла, что точно это не картинка со спецэффектами, во всяком случае, нужно было очень постараться чтобы такое сотворить. А где звук? Звука нет, ответ от моего нового знакомого. Говорит, как только найдёт со звуком, обязательно мне скинет. Попытавшись забыть и вновь приступить к другим своим делам, лицо этой девочки, не покидало мой разум. Казалось бы, что особенного в этом фрагменте, но почему-то меня её лицо настораживало, было неясно откуда вообще появилось оно. Обычно к каждой так называемое реальной истории, появляется опровержение. Тоже самое как с НЛО. Где-то появилось заснятая на мобильный телефон, сфера или металлическое облако, причём заснятая в ужасном качестве. И тут же появляется опровержение от НАСА, назло уфологам. А здесь, неизвестно откуда он откопал данное видео, он не хотел признаваться, говорил, что это прислал ему друг, но мне как-то слабо в это верилось. Просматривая ежедневно этот видеофрагмент, я каждый раз находила для себя что-то новое. Девочка, запечатлённая на любительской съёмке, сидела в красной кофточке и джинсовых бриджах. Позади неё была похожа обстановка как на кухне – холодильник, микроволновка, стол. Свет на кухне был выключен, очертания кухни виднелись только от прожектора камеры. Девочку было хорошо тем не менее видно. На вид ей было не больше восьми. Очередной раз пересматривая, я обнаружила что она что-то пытается сказать или промычать, выглядело это так, но без звука понятное дело не разберёшь. Несколько недель я с новым приятелем не переписывалась. В онлайне он появлялся редко. Только через месяц он объявился и без всяких по типу «привет» и «что делаешь?», отправил мне новое видео. Поначалу я думала, что это какой-нибудь очередной клип, но просмотрев фрагменты, поняла эта та самая девочка, запечатлённая на кухне. Даже не открыв данного видео, я ответила, что он мне уже отправлял это и не дождавшись ответа вышла из сети. На улице уже стемнело и выйдя из душа, не найдя никакого другого больше занятие снова вошла в сеть. За те несколько часов, моего отсутствия, он ответил мне – это со звуком. ОК. Загрузившись, открыла. Резкий звук помех, перемешанный со звуком ребёнка ударил в барабанные перепонки. Звук был невыносимым и разрывающим. Казалось польётся кровь из ушей. Я убавила звук и продолжила слушать это невыносимую вакханалию. Звуки рыдания, падающего микрофона, разбитой посуды, топота, всё вперемешку. Лицо девочки было таким же что и на прошлом видео, за ней обстановка кухни точно такая же, но звук разрывал на части меня. Не досмотрев до конца, я выключила видео и написала - что это за дичь? Ответ последовал моментально - это моя дочь. Ужаснувшись от ответа, я немедля добавила его в чёрный список. Сейчас вспоминая ту историю, становится не по себе. Он заставлял свою дочь участвовать в своих извращённых фантазиях. Может быть мне стоило обратится в соответствующие органы, чтобы его лишили родительских прав. Сейчас анализируя это, уже поздно что-то предпринимать. Его страница была удалена и имя такое как у него, было больше тысячи в сетях. Этот инцидент я вспомнила и поделилась с вами лишь потому, что недавно мне некто снова прислал видео с той же самой девочкой. Открыв и начав смотреть, секунд пять передо мной был показан практически во весь экран, её лицо, был слышен звук улицы из окна. На пятой секунде открыв рот я увидела более пугающее зрелище. Во рту девочки располагалось множество осколков, кровяная слюна медленной струйкой свисала с её рта. После увиденного я тут же отключила видео и удалила сообщения, добавив отправителя с пустой аватаркой в чёрный список. Не помню сколько по хронометражу длилось это видео, но даже мне это смотреть было невозможно. Из социальной сети я удалилась и создала новый профиль. Её образ до сих пор сидит во мне.
Друг детства
Есть у меня один из настоящих друзей, точнее уже был, так как перестали общаться, после случившегося и увиденного мною. Но об этом позже. Зовут его Шамиль. Учились с первого класса, в одной школе. Сидели за одной партой, вместе гуляли, играли в футбол и были собственно говоря настоящими друзьями. После девятого класса собирались даже в один колледж поступать. К сожалению, наши пути резко разошлись, хотя по-прежнему мы дружили. Ходили друг к другу в гости, обзавелись семьёй. Шамиль к моему удивлению, сколько я его знаю, подался в мусульманство. Стал частенько посещать мечети, вести подобающие мусульманам обычаи, молиться три раза в день, не важно даже где находясь. Мог общаться со мной, потом резко встать, разложить ковёр и начать молиться. Для меня это было дикостью, так как я его таким никогда не видел, он всегда придерживался либеральных взглядов, по разговорам был настоящим атеистом. В школе он, будучи уже в осознанном возрасте, смеялся над верующими и поговаривал про них нелицеприятные вещи. Со мной он никогда не делился, почему так резко решил стать верующим и не просто здороваться со всеми «Салам алейкум», молясь понятное дело по три раза в день, к тому же соблюдая самые жёсткие законы Шариата. Например, в его доме была запрещена любая музыка, кроме священной. Мне было не по себе от его новых правил, в том числе, если он приходил ко мне в гости. Просил мою супругу одеваться при нём скромнее, желательно в платке, сильно не красится. Я повиновался ему, думая, что нас такие правила не разлучат. В конце концов, главное, что не пьёт, не курит, наркотики не принимает, ведёт здоровый образ жизни, ежедневно посещает спортивный зал. Внешне он выглядел как подобающе выглядеть мусульманину – борода, тюбетейка. Это конечно был его личный выбор, значит ему так нужно. Я по-прежнему оставался таким же разгильдяем в душе, что и тогда, в наши добрые школьные времена. Несмотря на то, что я оставался атеистом и не очень признавал богов, мы продолжали хорошо общаться, Шамиль не навязывал мне свою веру, а я ему не навязывал своё восприятие мира. По сути, мы так и продолжали общаться как раньше, только с некоторыми, небольшими изменениями. Ходили в гости друг к другу каждые выходные. Моя супруга не очень признавала нравоучения Шамиля, но ради меня делала вид, что её всё устраивает. Попыталась даже пообщаться с его женой. Жена у Шамиля пока что одна, на вторую ещё не хватало денежных средств, да и как он сам заявлял, что со второй женой пока не торопится, дальше видно будет. Жена его была полностью с ног до головы окутана в чёрное. Одета в бурку или более распространенное название – паранджа. Даже глаза были закрыты. На руках чёрные перчатки. Она при нас умудрялась принимать пищу в таком наряде, заталкивая в рот лапшу, через множество тканевых препятствий. Мне было жалко её, но Шамиль, мой один из самых лучших друзей когда-то, наотрез отказывался показывать нам её лицо. Я уже и так, и сяк с ним, но не в какую. Уже объяснил ему: пойми у меня есть супруга, я даже в мыслях не собираюсь флиртовать с твоей женой. Нет и нет, хоть убейся. Что уже говорить при на людях, в жаркую погоду. Чёрт с ним, подумал я, не мне его учить уму разуму. Для нас, жителей России, большая часть из которых, с европейским воспитанием, чуждо привыкнуть к новым, диковинным традициям других народов. Потихонечку я заставлял себя привыкать. В следующую нашу встречу, моя супруга заболела, после проведённого совместного отпуска со мной. Была очередь идти к Шамилю в гости. Она осталась, сопливая и уставшая на пастели, отправила меня насильно развеяться со своим другом, заодно рассказать, как провели замечательно отпуск. Нехотя я всё-таки отправился к нему, хоть и хотелось остаться и морально поддержать свою супругу, но она настаивала. Добравшись до квартиры Шамиля, находящейся кстати не далеко от нашего дома, он жил по-прежнему в том же районе где родился, но в съёмной квартире, отдельно от родителей. Приехал я немного пораньше, чем договаривались изначально. Открыл он дверь мне сам, явно не ожидая моего раннего визита. С недовольной мимикой упрекнул меня, мог бы и позвонить. Я ступил на порог, увидев стоящую в углу его жену, одетую в бурку. Даже перчатки на ней не были сняты. Я был ужасно удивлён, как же так, даже в присутствии единственного находящегося в доме мужчины, она не может ходить без бурки? Я не был спецом в мусульманских традициях, но знал, что их жёны при мужьях могут ходить, чуть ли не голыми в помещении, в собственном доме. Шамиль мне на это ничего не ответил и выдержал паузу, лишь улыбнулся. На его лице явно чувствовалась тревога. Не были бы мы такими давними друзьями, наверняка выгнал бы меня пинками из своего дома. К счастью обошлось. Хотя говорят в народе, что дружба длиться до четырнадцати лет. Я по правде говоря, в этот миф не верил, стараясь всячески его разрушить. Вот нам уже за тридцать, а мы до сих пор не разлей вода. Шамиль пригласил меня к столу. Стол был наполовину накрыт, но основные блюда, уже стояли. Плов с бараниной, самса, армуду и заварочный чайник, с восточными росписями на арабском. Мы сели и принялись пробовать вкусности, что приготовила жена Шамиля. Она по-прежнему стояла где-то в углу кухни и смотрела куда-то в сторону. Я спросил, не желает ли она присоединится к нам, на что она лишь покачала головой. Что удивительно, её голоса я никогда не слышал. Детей у них тоже пока что не было. Что кстати странно, учитывая, что живут они уже не первый год вместе. Может Шамиль не может иметь детей или его жена? А, опять я лезу не в своё дело. Попытавшись снова, проявить своё воспитание, пригласив хотя бы присесть рядом, Шамиль резким взмахом и ударом по столу кулаком, приказал не разговаривать мне с его женой. Испачкавшись аджикой от удара по столу, Шамиль пробурчал что-то на своём и пошёл отмываться в ванную. Как только он вошёл и включилась вода в душевой, его жена резким движением повернулась в мою сторону. Медленно, но уверено сняла перчатки, в начале с одной руки, потом со второй. Теперь я понял почему она носила перчатки. Её руки все были в ожогах, одного указательного пальца не было на правой руке, другого, среднего пальца не было на левой руке. Может быть детская травма? Подумал я вначале, но ответ последовал незамедлительно, после того, как она сняла с себя никаб. Её лицо всё было в ожогах, один глаз был вытекшим, видимо недавно, так как рана была свежей и сочилась красным. Носа просто не было, одни только две дырки виднелись. Ротовая полость, если её можно так назвать, была сплошным мясом, разорванным на куски, оставаясь щелью на лице. На голове волос практически не осталось, только пару чёрных прядей свисающих, как сопли вниз. Оголив тело, она показала на отвисшие, изуродованные груди, в порезах и ссадинах, на одной был отрезан сосок. Остальное тело всё было в шрамах и синяках. От увиденного, я не сразу смог прийти в себя и сказать хоть слово. Достав из внутреннего кармана, своими оставшимися пальцами на руке скомканную бумажку, девушка развернула и открыла рот. Во рту у неё ни зубов, ни языка не было. Этим она мне дала понять, что разговаривать она не может. На бумажке, было криво написано, но разборчиво, только одно слово «помоги». Внезапно из ванной бешено выбежал Шамиль, взяв меня за шиворот своей огромной рукой и выкинул словно ребёнка на лестничную клетку, махом закрыв дверь. От испуга я выбежал на улицу. После такого зрелища, мне трудно было дышать, я никак не мог прийти в себя. Трясущимися руками набрал по мобильному полицию и попросил, чтобы они выслали наряд, женщине срочно нужна помощь. После этого случая, я перестал общаться с Шамилем. На районе он больше не появлялся. Возможно переехал в другой округ. До конца я не верил, что Шамиль на такое способен, но как оказалось, в жизни всё бывает непредсказуемо, даже от друзей детства. 


Симулятор жизни
В бликах, отражающихся от окон и входящие березовые лучи ночного мегаполиса, комната плясала в своём незавидном положении. По всюду были разбросаны вещи, журналы, книги, столовая принадлежность, коробки из-под еды. Весь этот бардак сопровождался кликаньем компьютерной мыши, расположенной на грязном, пожелтевшим от остатков пищи столе. Рядом светился радугой компьютерный монитор, словно портал, отторгающий множество цифр и букв, единственное освещение, спаренное с рядом стоящими, как иглы и упиравшимися в небо, небоскрёбами. Подсвечивание проникало внутрь комнаты и насыщало своей грациозностью помещение, через развешенные жалюзи. Прямоугольные тени бегали по мутным стенам, по трещинам кафельной плитки, сломанному шкафу, стоящему рядом с железной, входной дверью. Доносились звуки скрипа стула, хруст и тяжёлое дыхание, существа сидевшим за столом и без конца дёргающим рукой по поверхности стола. Туша присутствующего свисала со всех сторон, громадной жировой прослойкой. Лицо отторгало эмоциональную гримасу, с покрасневшими, сонливыми глазами, направленными в яркие цвета экрана. Помимо одной шевелящейся руки по столу, другая рука была занята поеданием чипсов, брошенными неподалёку от центра всех событий, в данном бардаке. По ту сторону светового излучения, высветилось красным табличка, чуть ли не занимающая всё пространство, жадно поедающая другие рекламные предложения маркетинговых и клининговых услуг, предлагающих за сущие копейки, вылезать вашу внутреннею душу, не побеспокоив личностную занятость. Дыра называющейся обиталищем людского порока, окутала себя кровью от цветастой геометрической фигуры, раскрывающий свой взор из глубинного подсознательного мира, бегающим, читающим зрачкам. 
«Ваша жизнь наскучила и стала абсолютная неинтересна? Вы желаете нырнуть в море наслаждения, получая непрекращающееся удовольствие? Перейдите по ссылке, и вы начнёте жизнь с чистого листа». Ниже минимальная цена за вход. 
Недолго думая, рука, а вместе с ней и палец потянулись к нажатию всего в один клик, интригующей, навязанной рекламной индукции, способной привлечь любого, скучающего пользователя. Прыщавое, жировое лицо наполнилось радостью, после того, как зарегистрировалось нелепое, прижатое человеческое существо. Заплатив криптовалютой за десять дней пользования программным обеспечением, предварительно изучив и подтвердив конфиденциальное соглашение, начитавшись обещаний по быстрому заработку в интернете, живя в виртуальном мире, перед ухмыляющимся взором предстало буквенное обозначение простых жизненно необходимых фактора: еда, усталость, настроение, мотивация. Это всё? Корпорация по обеспечению людских ресурсов, направленных на оздоровительную программу по приросту населения, считает, что этого будет достаточно способствовать долгому и благоприятному жизненному пути. Ваша цель проста и незамысловата – проживите и зарабатывайте на нашем проекте. Не забывайте вовремя нажать на функции усталости, виртуальным людям тоже нужно спать. Настроение не всегда понятно от чего зависит, но не забывайте просто кликать по нему. Мотивация это главное для чего существует наша личность. Человек может обойтись без еды ровно месяц, а в нашем текстовом симуляторе, вы ДОЛЖНЫ ежедневно следить за показателями. Не забывайте простых четыре правила и ваш кошелёк будет толстеть на ваших же глазах. Не каждому дано стать преуспевающем, не заботясь о финансах. Насколько же несправедлив к нам Создатель, он увековечил своё имя, не спросив нашего мнения. Это говорит о том, что мы без личностные и без характерные движущиеся платформы, наполненные до краёв водным содержанием, омывающим наши кровоточащие органы. 
Жирная туша не способна унять свой грех и начать заниматься собой. Он уже третью неделю продолжал, не выходя с сайта виртуальной жизни, кликать на основные четыре фактора продолжительности существования любого homo sapiens, при этом тратив баснословные суммы для собственного самоудовлетворения. Потенция не позволяла наслаждаться голыми девицами, а мозг отказывался воспринимать всерьёз любого, кто имеет противоположный пол, рядом с неимоверным грузом, поедающим оставшиеся чипсы с куском пиццы и запивающим шипящей газировкой. Монотонно, изо дня в день, его взор не переставал отрываться даже на естественные нужды (мочеиспускания и дефекации). Помещение пронзал запах стухшей рыбы. Ведёрки с рядом стоящими бутылками, были наполнены отходами. Казалось бы, соседских носов поблизости не было. Вымирающая страна, вымирающий мир, как бы это парадоксально не звучало, делали своё дело. Войны, голод, воровство, сирены, обещания политиков и врачей, коррупция, эхом доносились из оконных проёмов, цилиндрического здания. Безработным, униженным, оставалось только ждать и снова ждать своего конца. Смельчаки вроде этого, ещё пытались что-то выдавить из себя. Кажется, всё безуспешно. 
«Пополните свой баланс сегодня и очутитесь благодаря честно заработанным денежным средствам, на блаженном, райском острове. Билеты на авиарейсы вы сможете приобрести сразу же, после прохождения фильтрации и верификации пользователя. Наша государственная программа рассчитана на улучшение жизненных условий, в среде глобальных изменений. Спасибо за участие в нашем проекте». Надпись кровавым рисунком исчезла и испарилась в паутине червоточины. Нескончаемый запас быстрыми темпами подходил к концу и, пожалуй, один из главных факторов, в текстовом симуляторе давал слабину, не окупаясь финансовыми вложениями. Как же это банально! Не хватало на буханку хлеба, чтобы насытить виртуальное существо и прибавить процент здоровья и еды. Несмотря на то, что реальный пользователь весил не менее ста тридцати килограммов и в придачу жующий только что привезённые из японского ресторана суши, он чувствовал такое же гнетущее чувство, сосущее под ложечкой, что и его персонаж. Мама, папа, дедушка, бабушка, сестра или брат, да хоть сват, ему уже никто не пришлёт в этом месяце деньжат на следующую сессию по виртуальной жизни. Неминуемо, проценты падали и не смотря на старание, сосредоточия, крепко сжатой в руках компьютерной мыши, пользователю ничего не помогало. Он ел без конца, всё что можно было заказать поблизости. Чувство голода тем не менее не покидало жирную тушу. Ему хотелось ещё и ещё. И как назло, мотивация стала опускаться, а вместе с мотивацией конечно же усталость. Игра симулирующая жизнь оказывается слишком затратная была на реальные деньги. И что привлекало к этому симулятору столько пользователей? Кроме текста, больше ничего. Даже с графикой недодумали потрудиться. Ну хоть бы человечка нарисовали улыбающегося. Разработчики уверяют нас, это серьёзная, государственная программа для улучшения и так далее и тому подобное. В общем уже сказано не пересказано того бреда, мелькающего с каждой интернет-улицы. Лицо пользователя наполнилось полным негодованием. Как ребёнок он заплакал. Обычно дети плачут или бесятся после надписи «game over», здесь же была только одна надпись. Он окутал шею кабелем, словно шарфом и стянул сильными ручищами узел. Через мгновение после конвульсии, тело в последний раз дёрнулось и онемело навсегда. Глаза бедняги остекленели и уставились в одну точку. Руки сцепившись, по-прежнему держали узел. Опухшие ноги вытянулись в прямую линию, а стул не выдержав тела, рухнулся на пол. Через мгновение на высветившимся экране загрузилось всё слово – удушье. Сеть разъединилась.  
Дурак 
Думаю, каждый на постсоветском пространстве знаком с карточной игрой – дурак. Лично я научился играть ещё в шестилетнем возрасте, когда моя бабушка подарила мне на день рождение колоду из тридцати шести игральных карт. После выученных правил, я днями на пролёт играл со своими сверстниками, с родителями, если не было соперников, то в одиночку. В те совковые годы, не было гаджетов как сейчас у современных детей. Только у избранных имелись электронные развлечения, по типу «спектрумов». Прошёл уже не один десяток лет, а я по-прежнему уделяю внимание своему давнему хобби. Став успешным и преуспевающим бизнесменом, мне до сих пор не надоедает моё любимое занятие. Моя жизнь состоявшегося человека и любящего мужа, имеющего двух детей, начинала мне немного наскучивать. Гулянки и весёлое времяпровождение с друзьями по барам или ежемесячный мини отпуск в солнечные страны, тоже не приносили мне какой-либо радости. Это ещё раз доказывает, что деньги счастья не приносят. Больше всего мне хотелось испытывать те самые эмоции, которые я получал в детстве, играя в дурака на фантики, это было беззаботное детство. Когда я уже начал в осознанном возрасте играть на деньги, то всё равно не получал тех же эмоций. Так как денег у меня было достаточно и если я выигрывал значительную сумму, то счастье мне это не приносило. Ни одна другая карточная игра не заинтересовывала меня. Тогда я решил поэкспериментировать. Моя супруга разделяла со мной мои сексуальные предпочтения. Нет, это не карты на раздевания, о чём вы непременно подумали, это более жёстче. Да, мы извращенцы, в какой-то степени. Играли мы на то, кто глубже сможет засунуть себе бутылку из-под шампанского в промежность. Кто проигрывал, тот и засовывал, всё очень просто. Только был предел. Являясь мастером этой игры, проигрывал я очень редко, как правило супруга оставалась дурой. И в одну неудачную партию, моя супруга засунула бутылку во влагалище слишком глубоко, из-за чего началось кровотечение. Скорая прибыла вовремя. Но даже самые дорогие клиники не смогли её спасти. Не поверите, именно эти эмоции возродили меня, испытав жгучий азарт от увиденного, мне хотелось играть бесконечно. Тогда я начал искать новых соперников для более экспериментального наслаждения… 
- Бита, - произнёсся громко голос, откуда-то из бездны и помещение красных оттенков, наполнилось удовлетворяющим смехом. На высокой платформе перед шестью сидящими, возвышенно располагался ведущий, одетый в шута. Его маска источала страх и ужас. Любое неповиновение, каралось смертью. Девушка, на вид лет пятнадцати-шестнадцати, проигравшая партию должна была съесть фекалии своего соперника.  
- Я не буду этого делать, катитесь вы к чёрту с вашими деньгами, да я на онлайн трансляциях больше заработаю. – Хрупкая женская фигура встала из-за стола и направилась в сторону металлической двери. Её взгляд успел словить направленный в свою сторону револьвер, и она тут же встрепенулась.  
- Будешь, будешь… - смешливо произнёс выигравший соперник девушки. – Командир, - повернулся он к ведущему, - только в туалет по большому мне не хочется пока что, может она просто мою мочу выпьет? Кажется, у меня найдётся для неё пару капель.
- Идиот, - только и смог произнести ведущий-шут. Он сложил на груди руки накрест и недовольно, словно малое дитя произнёс:
 - Вы мне ужасно наскучили. 
- У меня созрело, я вместо него сооружу для этой шлюхи фекалии, - насмешливым, низким тембром в голосе произнёс пожилой мужчина в очках. 
- Вот и замечательно! – Наиграно воскликнул шут. 
Дед медленно встал со стула и спустил штаны. Со звуками газов он выдавил из себя тёмно-коричневую колбаску и не подтиравшись, уселся на своё место. Остальные участники нахмурились, закрывая руками нос и лицо. Молодой парень, сидящий рядом с только что опустившимся на стул дедом, не выдержав запаха, выблевал всю съеденную еду за день, на стол. Стол теперь наполнился остатками помидоров, лука и хлебных крошек. Участников от переизбытка зловонных запахов, ещё больше скривило гримасой недоумения, но каждый остался со своей пищей в желудке. Девушка, стоящая рядом, держав рукой, закрытый нос, подошла ближе к фекалиям и сунув тонкий указательный пальчик в мягкую гущу, словно желе, поднесла ко рту. Зажмурившись, она облизала свой палец и продолжила макать палец в фекальное желе и снова облизывать. Её лицо становилось цветом помидора, а глаза выпрыгивали из орбит. Не выдержав новой порции облизывания, она выблевала всё что у неё имелось в желудке, на пол. Вперемешку с фекалиями и блевотиной, пол добавил новые ароматы сидящим в красной комнате. 
- Думаю хватит, - удовлетворенно произнёс шут. – Ты выполнила своё условие проигрыша. - Девушка уселась на своё место и исподлобья смотрела на рядом сидящих соперников. Дешёвых улыбочек и насмешек, больше не наблюдалось. В какой-то степени были направлены взоры уважения и понимания в сторону проигравшей. 
- Продолжим, - произнеся, шут указал на сидящих рукой. Раздавала по правилу дура. – Козырь бубна, - донёсся писклявый учительский голос свыше. Партия шла довольно быстро. Проигравшим оказалась женщина, лет сорока, с рыжими патлами. По придуманным извращенным условиям шута, она должна засунуть полностью палку микадо в ушную полость. К сожалению, не справившись с этим заданием по времени, её пристрелили. Следующий проигравший, парень, на вид не старше двадцати лет. Ему досталось задание, трахнуть деда. Отказавшись по своим этическим соображениям, пристрелен в упор. Оставалось четыре участника. Кто-то нервно курил, другие же поглядывали друг на друга. Один только шут, сложив ногу на ногу наблюдал на больное представление. Он знал, что ради денег они пойдут путь не на всё, но на многое. В конце концов они были ознакомлены с условиями поражения и подписали договор у нотариуса, в случае каких-либо неурядиц. Партии проходили быстро, в виду нескольких игроков. Один из проигравших всё-таки смог выполнить условие поражения, но вырезав себе прожёванный и проглоданный язык, скончался от потери крови. Остальным же проигравшим, досталось самое трудное и отвратительное задание: вылезать всё, что наблёвано и испачкано фекалиями в комнате. Не справившись с жёсткими временными ограничениями, двое юных сорванцов попали в немилость шуту и с дыркой во лбу упали замертво на частично вылизанный, бежевый кафель. Осталась первая проигравшая и сумевшая дойти до финала. Она радостно смотрела на шута и с нетерпением ждала своего финансового вознаграждения. 
- Поздравляю! – Гаркнул шут и спустившись с высокой платформы, подошёл к финалистке. Он уселся напротив неё и начал раздавать по одной карте себе, потом ей, до тех пор, пока у двоих не стало лежать по шесть карт.
- Ну как же? Ведь я выиграла, я не должна с вами играть, - недоумевала девушка.
- Нужно было читать внимательнее договор, который подписывала, - усмехнулся шут и громко, эхом по комнате произнёс:
- Козырь пика. Проигравший вонзит в промежность бутылку из-под шампанского. У меня шесть пика, я хожу. 
Одинокая вагонетка 
Последняя вечерняя электричка тронулась с Казанского вокзала и проходя один вагон за другим, наполненных спящими бомжами, я с усталостью бухнулся на первое попавшее, чистое сидение. Вокруг меня никого не было. Попытавшись через мутные окна разглядеть городские улицы, мои покрасневшие глаза уставились на собственное отражение и двоя посторонних зрачков, уставившихся в мою сторону. 
- Мелочи не найдётся? – Рядом со мной стоял неотёсанный, в непотребном, виде, непонятно откуда появившийся бомж. Покачав отрицательно головой, он ушёл в тамбур. 
Дорога предстояла долгой. После тяжёлых трудовых будней, я собирался навестить своих дальних родственников, пригласивших меня на шашлыки в выходные. Что удивительно, общались мы неплохо. Обычно родные люди, тем более дальние родственники, отстраняются от общения друг с другом. Но у нас всё было благоприятно. Перед тем как заехать к ним, я собирался переночевать у себя, в летнем домике, недалеко находящимся от города. Деревянный дом, расположенный на шести сотках и покрашенный в перламутровый цвет, мне достался в наследство. Периодически я приезжал туда, на сутки не более, спасаясь от городской суеты. Уединившись в одинокой комнате, обшитой имитацией бруса, я спал словно убитый, избавляясь от навязчивых рабочих мыслей. Я долго вспоминал своё детство, когда ездил в деревню с родителями. Тот самый дом, только что построенный. Сейчас его вид уже помрачнел и выглядел тускло и невзрачно. Из моих переплетённых нитей памяти, приклеивающихся словно пазл воедино, я вижу улыбающиеся лица, слышу детские возгласы и утопаю в этом солнечном, летнем дне, подмигивающим бликами по нашим счастливым физиономиям. Насытившись реминисценцией и разбуженный трансом от женского голоса, я даже не заметил, как пролетели три с половиной часа езды и вот через древние динамики доносится название моей остановки. Выйдя из вагона и наощупь одиноко двигаясь через неосвещённую станцию, я по инерции спускаюсь по лестнице вниз, пропуская дальше следовавшую электричку. Тусклым светом фонарь, словно маяк, встречает меня, указывая путь следования в деревню. Пожалуй, это главный ориентир, по которому можно определить главную просёлочную дорогу. Машин здесь практически не ездят, особенно в ночное время суток. Заказывать такси тоже не хорошая идея, так как не один агрегатор таксопарка не поймает поблизости находящихся свободных водителей. Остаётся идти только пешком. Благо второй ориентир помимо тусклого фонаря, в этой глуши пока что остался. Пройдя прямиком по колдобинам и ямам, в полтора, а то и два метра, я смог добраться до оставшейся с ещё с давних времён, заброшенной узкоколейки. Это мой прямой путь в деревню. Так как я уже привыкший здесь ходить, то мой рекорд по прохождению данного пути, составляет тридцать пять минут и девять секунд. На самом деле для сотрудника, сидящего целый день за компьютером в офисе, это очень даже полезная прогулка. Свежий воздух, соприкасающейся со звуками птиц и ночного леса. Единственное что может помешать, это комары. Для этого случая, я перед походом, разбрызгиваю по себе пол флакончика спрея и вперёд. Здесь я, чувствуя себя в своей стезе, никем невиданный, бредущий сам по себе странник. Выйдя на прямую по узкоколейки, я обычным шагом, переступая через деревянные шпалы, плетусь наслаждаясь отголосками соснового леса. Когда-то здесь бурлила жизнь. Пару десяток лет назад, вагоны с деревом и торфом мчались один за другим. Потом компания после финансового кризиса обанкротилась, так и оставив после себя рельсы да шпалы. Было даже удивительно, что за столько лет, местные или приезжие не разграбили на металлолом местную достопримечательность. Хотя в деревне и близлежащих городских поселениях жило не более ста человек, в основном пенсионеры и пьяницы. Молодые долго не задерживались и старались по скорее свалить в Москву. Поэтому деревня за деревней начали вымирать, оставляя после себя заброшенные коровники и пустые, с заколоченными окнами дома. Всегда удивлялся молодёжи, неужели этот вонючий и набитый гастарбайтерами город, способен заменить вам чистое, устеленное красочными пейзажами полотно загородной жизни. Размышляя, мой слух не сразу определил приближающиеся звуки. Откуда они могли доносится? Трассы рядом не было, электрички или грузовые поезда я бы сразу определил. Звук явно доносился по узкоколейке. Рельсы вибрировали под ногами, а шпалы подёргивались, прижимаясь друг к другу. Может приезжая молодёжь решила развлечься, поехав на машине по рельсам. Трудно было себе это представить, но это вполне осуществимо, например, с внедорожником. Сколько лет здесь прохожу, ещё не разу не было на моей памяти таких инцидентов. Собственно, проехать до ближайшей деревни, изолированной от других посёлков, можно было и по другой дороге. Вспоминая кто из жильцов мог на такое решиться и кому это надо, учитывая, что в домах практически никто не живёт, звук стал неминуемо приближаться. И я понял, это не звук автомобиля. Моя догадка подтвердилась. Обернувшись, я увидел вдалеке силуэт, напоминающий товарно-пассажирскую «кукушку». Двигалась конструкция резко и достаточно быстро, учитывая какие на узкоколейке встречаются повороты. Увидев отчётливее силуэт, я понял, что это никакая не «кукушка». Двигалась без крепежей, одинокая вагонетка. Что это могло быть и главное каким образом это вагонетка здесь оказалась? Мысли трусцой стали проносится по удивленному лицу. Оставалось прыгать в ров, дабы не быть раздавленным. Не придумав ничего лучше, я так и поступил. Вагонетка промчалась мимо, издавшая звук истошным скрипом по ржавым рельсам и захлебнулась в туманном пространстве. Не понимая, что произошло, я вышел на узкоколейку и направился вперёд. Видимо новая организация выкупила эту дорогу и возобновила работу по добыче природных ресурсов. Успокоившись от данного предположения, я, спокойно вдохнув, набравшись в лёгкие прохладного, лесного воздуха, направился дальше, по дороге ведущую в чащу леса. Там-то как раз был конечный пункт. Оставалось пройти минут десять. Преодолев большую часть пути, моему взору снова предстала та же самая вагонетка, стоящая без движения. Её ржавый, местами покрашенный в жёлтый цвет корпус, отталкивал от себя, будто бы воздействуя на мои чувства тревоги и самосохранения. Любопытство меня всё равно распирало. А что же там внутри? Кому понадобилась вагонетка в такой глуши? Для рабочих навряд ли. Им наверняка понадобится целый состав. Можно было пройти мимо и это было бы разумное решение. Всё-таки я не удержался и приблизившись вплотную, уткнулся внутрь вагонетки. Рвотный рефлекс взял вверх надо мной, не успев осмотреться, запах ударивший изнутри, оттолкнул меня в сторону. В ночных сумерках, моим глазам удалось распознать нутро, наполнявшее ржавую ёмкость. Эта были части тел, разбросанных по всему пространству: руки, ноги, пальцы. Через раскиданные вперемешку тела, я разглядел голову, хорошо сохранившуюся. Эта была голова девочки, не старше восьми лет на вид, с заплетёнными косами. От увиденного в висках вонзился пульсирующий удар. Нужно бежать. Успокоив паническую атаку, поразмыслив, не став рисковать бежать к своему дому, хоть и идти туда было не более пяти минут быстрым шагом. Если что, никакая полиция или ещё кто-либо не спасут меня в этой глуши. Оставалось убегать обратно, в сторону железнодорожной станции, что я и сделал. Проночевав под открытым небом, на первой же прибывшей электричке я умчался в Москву, стараясь не вспоминать увиденное ночью. Уже через несколько недель я мельком прочитал в интернете блок новостей и увидев одну из статей, меня снова накрыло дрожью воспоминание о той ужасной ночи, с расчленёнными телами, лежащими в ржавой вагонетке. Как оказалось, в ту злополучную ночь, орудовал маньяк, убивший нескольких детей и вожатого, находившимися в походе. После прочитанного до меня только сейчас стало доходить: когда я увидел расчленённые тела, маньяк в это время справлял свою нужду. 
Глазок
Каждый, кто сталкивался со съёмом жилья в дорогой столице и золотой Москве, как поётся в известном гимне «Моя Москва» (давняя песенка, до сих пор не утратившая свою актуальность), понимают насколько же сложно найти проверенное и главное в финансовом плане, экономное жильё. Я со своим парнем прошерстила множество известных сайтов, вплоть до объявлений на автобусных остановках. И как правило, попадаются либо мошенники, либо заоблачные суммы при первоначальном взносе. Так как мы зарабатываем на двоих небольшие деньги (по московским меркам), то первоначально не могли найти по карману даже однокомнатную, захудалую квартирку, с клопами и повидавшей виды разорванной и поломанной мебелью, в скромной пятиэтажке, ожидающей своей очереди по реновации, даже где-нибудь на окраине столицы. Арендодатели видите-ли очень жадные люди и считают себя не иначе как арабскими шейхами, предлагая поселиться в свои домовладения приезжим за кругленькую сумму. Теперь становится понятным результат их же жадности. Придя за ежемесячным платежом, хозяева обнаруживают в излюбленной комнате, только что отремонтированной по евро стандартам, гостей из Средней Азии, человек десять не меньше, удивлённо посматривающих на опухших от удивления, стоящих в дверях собственников. Смешная ситуация. Представляя после очередного провала данную картинку, мне становится легче. Работаю я в кофейне с десяти утра до одиннадцати вечера, с одним выходным. Мой парень работает на стройке, крановщиком башенного крана. Выходных у него вовсе нет. Живём мы в общежитии. На каждом этаже по пятнадцать комнат. И практически из каждой комнаты, доносятся: ругань молодых семей, плач цыганских младенцев и крики их родителей, храп, смех, ор алкоголических тунеядцев, ищущих денег на опохмел, возгласы и драки гостей из стран Закавказья. Это продолжается ежедневно и ежечасно. Можете себе представить, насколько сложно жить и спать в таких непростых условиях. Именно поэтому мы уже не первый месяц искали и всё-таки смогли отыскать неплохой вариант по аренде жилья. Оказалось, было всё под носом, объявление с оборванными краями номеров, располагалось в грязно-гротескном, измалёванном непристойными надписями, лифте. Трёхэтажный тошнотно-серый панельный дом находился рядом с железнодорожной станцией. Это была самая окраина, соседствующая с расселенной пятиэтажкой. Выбора у нас особо и не было, мы согласились арендовать однокомнатную квартиру, предварительно подписав договор с бледнолицым пенсионером. Одет он как подобающе такого возраста людям: бежевый вязанный свитер, воздушно голубая сорочка, кирпичного цвета, старомодные брюки. Его сморщенное, из-под тяжести очков в роговой оправе, наклонившееся лицо, упорно впивалось в мою упругую грудь. Мой молодой человек, сделав вид, не замечавшего прохожего, проходящей мимолётной улыбкой, повернулся в мою сторону, предварительно закрыв ладонью часть своего лица. Поскорее покончив с подписанием ненужных, информативных шаблонов, по сути не коим образом, не защищающим нас от обманных действий, а дающий гарантию арендодателям, мы распрощались с озабоченным старикашкой. Жадно вдохнув пыльного, кислого воздуха и выдохнув с аллергическим последствием, мы принялись разбирать вещи. Счастья нашему не было предела. Сколько до этого было таких же вариантов, с кусачими ценами и мы наконец смогли найти свою нишу. Цена была на порядок ниже стандартной ценовой политике по арендуемым однокомнатным квартирам. Взносы за два месяца вперёд и за дополнительные издержки или порчу имущества, тоже не потребовались. И как раньше мы не обращали внимание на вывешенные, криво приклеенные объявления в нашем бывшим обиталище. Квартира, состоявшая из незамысловатой комнаты в двадцать квадратных метров и маленькой кухни в восемь квадратных метров. Так же разумеется имелась ванная объединённая с туалетом. В комнате вдоль стены обклеенной горчично-жёлтыми обоями с рисунками разных форм листвы, стоял грозно шкаф, поблёскивающий на древесноволокнистой поверхности. Рядом присоседился небольшого размера комод, с оторванными петлями, изрыгающими скрипучие звуки и красно-лиловый диван, с белёсыми пятнами на подлокотниках. На этом мы сегодня собираемся спать. По сравнению с тем дурдомом в общежитии, этот пыльный уголок для нас будет раем. Чего же нужно человеку после тяжёлого рабочего дня? Это страстные, сексуальные объятия, переполнявшими наши тела, словно сосуды или вёдра, переполненные водой и плескавшиеся по сторонам. После жгучего секса, выдохнув пар, будто паровоз перед следованием, я направилась, по скрипучим половицам на кухню, сделать глоток, ржавого привкуса воды. Иначе это не назовёшь, приехали мы сюда ни с чем, приходилось довольствоваться тем что имелось у хозяина квартиры. Ржавый чайник с плачем затрещал на газовой плите, поднеся к сухим губам, я сделала небольшой глоток. За стенкой мой парень начинал посапывать и слипшиеся глаза, давали мне понять, что пора бы последовать примеру своего партнёра. Вставать завтра рано, а вещи толком не разобраны, так как въехали мы в квартиру вечером. Выйдя из кухни и закрыв потрескавшуюся от старости дверь, я в сонливом состоянии направилась в комнату. Из входной двери, расположенной в углу от кухонного проёма, донеслись звуки скребущихся ногтей по металлической поверхности, словно хищный зверь оттачивал свои когти. По уверениям собственника квартиры, соседи в этом доме не шумные, большая часть помещений вовсе пустует. С трудом в это верилось, но находясь в доме меньше суток, возможность проверить, думаю предвидится в ближайшее время. Звуки неумолимо продолжали исходить. Посмотрев в ржавый, впившийся в мягкую обивку дверной глазок, рассматривая через мутную оптику, моему глазу кроме стены, выкрашенной синей, термоядерной краской, ничего более не предстало. Открывать дверь мне не хотелось. Громкими звуками замочной скважины шуметь и тем более невдомёк посреди ночи, в обнажённом виде стоять в уродливом, испачканном лестничном проёме. Проигнорировав дальнейшие звуки, доносящихся по ту сторону дверного проёма, я ненароком, сном младенца отключилась. 
Утром, вскочив от истошного крика будильника, я с парнем, как пожарная команда по команде, направилась в туалетную комнату. Умывшись, одевшись и прямиком пулей выскочили из квартиры. Замок долго не хотел закрываться и поднатужившись, всё-таки он поддался закрытию. Спешка была спровоцирована нашей невнимательностью. Обычно будильник мы ставили исходя из временного промежутка, потраченного на дорогу из общежития. А вчера мы и вовсе забыли, насколько дальше от рабочего места перебрались. Благо электрички были рядом с домом. Пока мы выходили из подъезда, не заметив не одного жильца в округе, мне показалось это странным. Рядом по-прежнему стоял пустеющий дом, с выбитыми стёклами и разграбленными балконами, создающие впечатление заброшенных пчелиных сот. Пройдя через детскую площадку на улицу, ведущую к ближайшей цивилизации, я с парнем рассталась поцелуем в его щетинистую щёку и удалилась в противоположную сторону, к автобусной остановке, он же направился к электричкам, так как это была единственная возможность приехать вовремя на работу. Рабочий день проходил мелодично и от скуки можно было повесится. За пол дня ни одного посетителя. С таким раскладом, кофейня неумолимо обанкротится, а сотрудников, вроде меня, отправят восвояси. От нечего делать, я мучила свой недавно купленный смартфон. Его экран от непрекращающихся прикосновений пальцев напоминал процедуру дактилоскопии, с множественными идентификациями отпечатков. Общаясь с друзьями в социальных сетях, периодически узнавая, как дела на работе у моего молодого человека, я случайно обнаруживаю новое сообщение, отправлено от неизвестного номера. Подумав о возможной очередной рекламной продукции или услуг интернет провайдеров, меня бьёт молнией по затылочной части головы, когда я мельком обнаруживаю что это, не какая не реклама, а короткое сообщение: «Почему ты не открыла дверь?». Меня тут же осенило о чём идёт речь. Ночные звуки, в виде скрежета в дверь. Воспоминание вернулось. Противный звук царапал по ушным перепонкам. Слышать эти звуки мог только развалившейся на пружинистом диване, молодой человек, сожитель или любовник? Мелькнуло у меня в голове. Но он же спал! Возможно сосед напротив, прискакал от доносящихся стонов любви, от двух новых поселившихся людей? В этом случае, он бы позвонил бы или постучал в дверь. Нет, навряд ли это кто-то из жильцов. Утром их даже не было видно и слышно. Поразмыслив, на ум кто-же мог скрести в дверь, а недавно каким-то образом узнав мой номер телефона, прислать мне сообщения, ничего не приходило. Позвонив своему парню и убедившись, что он тоже не в курсе ночного инцидента, я запаниковала. Если же он меня разыгрывает, то ему точно несдобровать. 
Добирались мы вместе до нового жилища. По дороге зашли в захудалый, подвальный магазинчик. Взяли бутылку вина и замороженных овощей. Направились через арку, ведущую к подъезду. Подойдя к железной двери, с электронным домофоном, я снова за то время, что мы подходили к подъезду, не обнаружила ни одного жителя или зашедших гостей, пришедших посидеть на лавочках. Даже когда мы поднимались по трухлявой лестнице, нам на встречу не вышел не один проживавший в данном доме. Отбросив от себя плохие мысли, я попыталась забыть таинственное сообщение от незнакомца. Переспросив своего сожителя, хочет он меня разыграть или поиздеваться надо мной, показав сообщение ему в лицо, его разозлённый, вдобавок уставший вид, дал мне понять, что это не он. Его предположение выскользнуло невзначай. Отправитель элементарно мог перепутать номера и отправить не тому человеку. Выслушав и приняв во внимание, я согласилась и продолжила разогревать на сковородке груду замороженных овощей. А в голове продолжала скользить идея фикс о ночных звуках, издающихся за входной дверью. Просто совпадение, пытался успокоить внутренний разум мою не унимающую от переживаний, часть мозга. И что я так зациклилась, в самом деле. Выпью немного вина и лягу спать. Вспомнив что же творилось в общежитии и какие звуки доносились от соседствующих комнат, меня ударило в дрожь от услышанного. По сравнению с той ежедневной оравой, льющейся ото всех щелей, звуки царапания по двери, просто ничто. Расслабившись, мы улеглись спать. Погрузившись в собственное подсознание, в глазах всплывали разноцветные, абстрактные формы, линии, пятна, соединяющие нити воедино, создавая целиковый образ картины. Моему сознанию представлялся трёхэтажный дом, с облезлыми стенами и затхлым запахом у подъезда. Чувство опасности не покидало мой разум. Пытавшись убежать и покинуть зловонное помещение, мои ноги словно утопали в болотистом месиве, вбирающий в себя живую плоть. Неподалёку, рядом с каменистой поверхностью, окутанной листвой, послышались царапающие звуки по шероховатой поверхности. Скрежет и не думал прекращаться, с каждым разом усиливаясь. «Почему ты не открыла деверь?» - донёсся голос из болотистой бездны. Неминуемый удар в грудную полость и резким нажатием на спуск, глазные зрачки расширяются от вновь доносящихся звуков наяву. Разбудив напротив сопящего молодого человека, мы вместе подошли ко входной двери. Посмотрев в зрачок, он указал на отсутствие за дверью кого-либо. Открыв пронзающим скрипом, от проржавевших механизмов, железные врата распахнули сквозной проём. Оказалось, на лестнице никого не было. За дверью тоже никого не наблюдалось. Неужели школьная шпана разыгрывает недавно поселившихся квартирантов. Прислонив меня к себе, он сказал мне что-то наподобие лишних переживаний и лишних эмоциональных всплесков. Сейчас нужно успокоится и лечь спать. Не умел он общаться в таких неординарных ситуациях, но я на него всё равно не обижалась. Скорее всего слишком много за последнее время произошло. Надо расслабиться и не обращать внимание на всякую мелочь, вроде этого скрежета за дверью. Он ушёл в комнату. Для собственного успокоения, приоткрыв сдвижную крышку, приблизила правый глаз к ржавому отверстию. Неожиданным звуком гвоздя по стеклу, вперемешку всхлипываниями, мой зрачок увеличится до небывалых размеров. В отверстие дверного глазка предстали жёлтые зубы, улыбающегося за дверью. Звук гвоздя по стеклу усиливался в моих ушах и не выдержав, я убежала в комнату. Заорав во всё горло, что есть силы, я разбудила вновь уснувшего парня. С раздражённым видом он направился к двери и открыв со всей силы, вышел за порог. Ничего не обнаружив, указав на мою оплошность, он закрыл за собой дверь, покрутив указательным пальцем у виска и как не бывало, продолжил недавно оборванный сон. Нет, этого явно не может быть. Мне не могло это привидится. Не схожу же я с ума. В этом доме явно что-то не так, это меня очень пугает и настораживает. Предложить съехать отсюда, поискать что-то другое. Нет, на это он явно не согласится. Я на его бы месте тоже не согласилась. Мы достаточно долго подыскивали уединённое и тихое место, и чтобы так просто взять и свалить, на это нужны мало-мальски денежные средства, которые у нас подходили к концу. Если это мне привиделось, буду счастлива от такого известия. Следующие дни проходили размеренно. Звуки царапания по двери продолжались, но я их всячески игнорировала. В дверной глазок ни в коем случае не смотрела. Сообщения продолжали сыпаться от незнакомца. Добавив номер в чёрный список, приходило сообщение с другого номера и так уже на протяжении нескольких дней. Менять номер не хотелось бы, знакомые, родные, коллеги, слишком много людей числилось в контактах. Ради них, я не пойду на поводу сумасшедшего отправителя. Слишком большая честь для преследующего будет. Жёлтые зубы до сих сидят в моём подсознании. Запомнившейся фрагмент, не хочет покидать меня. Сны заполняются той памятной ночью. Периодически просыпаясь в холодном поту, слышу очередной звук ногтей, скользящих снизу и вверх, по сторонам, снова натыкавшись на замочный механизм. Не выдержав, я подскакиваю к двери и устремляю свой взор на открывшуюся щель. Ноги от страха трясутся, а голова наполняется свинцом. За дверью растянутые губы с пожелтевшими во весь рот зубами, смотрят на мой бешено раскрытый зрачок. Не выдержав напряжения, мои руки тянутся к дверному замку. Открыв щеколду, выплёскиваюсь в наружу. И мой страх пулей рассеивается. На лестничном проёме никого нет. В углу, около соседских дверей пусто. Лицо с жёлтыми от налёта зубами, провалились свозь землю. Кроме мерцающей лапы на потолке, ни единого звука не доносится. Вновь закрыв дверь на щеколду, устремляюсь к глазку. Очередное изображение предстаёт передо мной. Снова жёлтые зубы в неестественной улыбке. Начальный страх заглушается, давая разуму распознать лицо. Мутные диоптрии дверного глазка не способствуют детальному просмотру. Половина лица напрочь отсутствует. Проделав те же самые незамысловатые действия, моё сознание сдаётся и погрузившись в невесомость, я выключаюсь. 
Проснувшись, я замечаю липкую красную жидкость на своём теле. Прислонившись пальцами по телу, я принюхиваюсь. Запах отдаёт металлом. Неужели это кровь? Пробегает трусцой мысль в голове. Ответ не заставил себя долго ждать. Поднявшись с пола, я вошла в наполненную утренними лучами комнату, где спал мой сожитель. По всюду разбрызгана кровь, подходя ближе к дивану, красного удваивалось, отражаясь от белёсой оконной рамы. Увидев на диване тело, мои ноги подкосились, а глаза отказывались верить увиденному. Тело молодого человека выпотрошено насквозь. Вынутая грудная клетка с изогнутыми рёбрами прикреплена к вешалке, у открытого настежь шкафа. Лица не было, вместо него избитый кусок мяса, с торчащими волосами из-под мясной прослойки. Ноги и руки вывихнуты в неестественной позе, пальцы в крючковатом виде, некоторые были раздавлены. Кишки напоминающие бельевые верёвки обмотаны вокруг люстры на потолке. Поначалу от увиденного меня тошнило, но так как было нечем избавиться от мутного чувства, я выбежала на улицу, в чём была. Мне было плевать, если меня увидят в таком виде, значит тому суждено быть. Вдохнув чистого, утреннего воздуха, память возвращалась в ту роковую ночь, когда я изрубила своего сожителя и веселилась, играя словно малое дитя с кишками, обвязывая гирляндой люстру, а после с деловитым видом нанося удар за ударом молотком по некогда симпатичному лицу. Меня это возбуждающе веселило. Смех воцарился на всю округу. Звуки шлепков по мясному месиву участились, прибавляя к серенаде чавканье и хлюпанье. Кажется, мне это понравилось. Он никогда не обращал внимание на мой потрясающий маникюр, с украшениями на запястьях рук. Даже когда я царапала по различным поверхностям в доме, он отказывался воспринимать мои заигрывания всерьёз. Кроме работы его ничего не интересовало. Испачкав свои зубы лимонной цедрой, он окончательно во мне стал сомневаться, в манере высокомерного лицедея, утратив утончённость наших отношений. Как девушка я перестала его интересовать, в физическом и духовном плане. За это он и поплатился. Войдя обратно в квартиру, я принялась снова бить молотком об кусок мяса, вдавленный в череп. Удар посильнее, следующий будет неимоверно сильным. Да, оказалось я перестаралась, кровяные капли ударились в лицо, попав в глаза и ноздри, словно росой при скашивании травы. Насытившись своим любимым утренним рационом, я ушла в ванную отмываться от красных пятен и собираться на излюбленную работу. Выйдя из дома как ни в чём не бывало, я в приподнятом настроении мчалась по уличным трущобам. Почему-то сейчас мне вспомнился тот озабоченный бледнолицый пенсионер и его высказывание, про которое я пожелала промолчать и соврать своему бывшему бойфренду. Перед тем как договориться о встрече, он меня предупредил про дом, расселённый под снос. Он готов сдавать квартиру в этом доме за минимальную сумму, понимая, как необходима нам отдельная жилплощадь. Частично в доме оставалось электричество и газ, жить можно было.
Возвратившись к дому пешком, в меня иглой врезалось недопонимание и озабоченность той ночи, после которой я убила своего парня. Кто же тогда стоял за дверью, уткнувшись к дверному глазку, пожелтевшими зубами и царапающими ногтями по стеклу? 

Часть 2. Размножение тараканьего семя в черепной коробке. 
«…пожелтевшими зубами и царапающими ногтями по стеклу?» - закончив читать очередную байку, Стас отложил планшет в сторону, посмотрев на Алишку. Она пребывала в бессознательном состоянии, из носа ручейком лилась алая кровь. – О, чёрт возьми, что с тобой? – Юноша потряс двумя руками мягкотелое, без нотки жизни тело девушки. Приоткрыв веки, Стас ужаснулся от увиденного. Жар ударил в голову, а руки затряслись. Белки в глазницах Алишки дёргались в разные стороны, словно мячики, отбивающиеся от стены, а зрачками некто невиданный играется в сквош. Пытаясь будто разбудить спящую красавицу, он неумолимо трясёт её, рассчитывая на то, что девушка прозреет и своей фирменной, стёбаной улыбочкой, разыграет обеспокоенного беднягу. В голове Стаса мелькало множество вариантов, от чего её могло отключить от мира сего, кроме наркоты вариантов особо не было. Пока он читал зрителям в прямом эфире, не коим образом не замечал, что на тот момент она делала. Скорее всего наглоталась запрещённых таблеток. После этого умозаключения, в комнату яростно ворвался Саша Крэш и мигом закрыл за собой деревянную дверь, словно убегая от преследователя. 
- Что с ней? – разъярённо, впопыхах поинтересовался Саша, при этом взгляд его не отрывался от полотка. Казалось, что он выжидал и готовился принять новых гостей. 
- Наглоталась таблеток я думаю, - Стас, не отходя от истекающей кровью подруги, преподнёс отложенный планшет к своему лицу, готовясь продолжить читать зрителям. В это же время зрители были в неимоверном восторге от увиденного и услышанного. К просмотру прибавилось плюс две тысячи юзеров, не меньше. Один из пользователей прокомментировал: «Ребята, вы сделали мой день счастливым, ничего подобного я даже в мыслях не мог себе представить». Саша Крэш приблизился к своему коллеги и удивился бешенной реакцией подписчиков. Деньги даже и не думали прекращать падать на банковский счёт. Донатеры сегодня были щедры, как никогда ранее. Саша не мог даже себе вообразить такой сумасшедший, проявленный интерес написанным историям из неизвестного планшета. Казалось, он и вовсе забыл про Алишку и принялся жадно просматривать комментарии. Подсев рядом к своему новому компаньону и положив руку на его плечо, Саша скомандовал:
Ну Стас, что медлишь? Ты видишь сколько людей хотят продолжения. Читай дальше.    
Карлик
- Баю, баю, бай, ты ка Васька не рыгай, а то прыгну я к тебе в кровать и начну тебя… - голосочек воцарился на вечерней заставке, изобилующей яркими красками калейдоскопа. Лунный бумеранг с уродливой улыбкой, приземлился к неспящим зрителям, готовясь к ночной трапезе. Изо рта выплеснулось куриное двухметровое яйцо и подлетев к пустому накрытому столу, разбилось на маленькие трещинки. Собравшиеся отведать кушанье, каждый по кусочку стал отлеплять яичную скорлупу. После последней снятой скорлупы, появляются три силуэта, похожие на человеческие и животные. Удивлённых зрителей озаряет ослепляющий свет из гниющего рта, лунного бумеранга. Силуэты растворяются от яркого луча и оживляют посередине женскую фигуру, окутанную коротким декольте, с грудями в виде прыщиков и морщинами на лице. Данную красоту дополняет блестящая лысина и тонкая длинная бородка, свисающая сосулькой вниз. Её накрашенные синим губы, воспроизводят каркающие звуки, призывая двух советников. Один из них открывается с телом толстокожего человека, вместо носа, прилеплен мягкий, плюшевый, декоративный поросячий пятак. Длинные чёрные волосы, свисающие с плеч советника окутаны красными и синими цветами мишуры. За ним же следует его напарник. Карликовое лицо, с маленькими глазками и широченным ртом. На лысеющей голове карлика, надеты деревянные, покрытыми лаком уши, напоминающие уши слона. Ошарашенные зрители за столом, ожидавшие вкусного ужина, переглядываясь между собой, с резкими взмахами ладоней, аплодируют вылупившимся гостям. Они в свою очередь, кивая и радуясь от оваций, устремляют свой взор, к сидящей напротив зрительского зала лысой женщине с длинной бородкой. 
- А вы знаете, что карлики не такие милыми бывают с вашими друзьями? – Пискляво разразился смехотворным изречением толстокожий с поросячьим пятаком. 
- Неужто так? Считаешь меня плохим? Ты, жирная, никчёмная туша, - рядом стоящий карлик достал перочинный нож из широких брючин и вонзил в глаз своему оппоненту. – Будешь знать, что говорить про таких как я. - Зрители рассмеялись. Смех и слёзы, исходили из их лиц. Кто-то не выдержал, упав от смеха, начал кататься бревном по скользкому плиточному полу. 
- Мальчики хватит сорится, - проговорила мужским голосом, лысая женщина, стоящая посередине от двух неприятелей. – Давайте лучше узнаем сюжет про замкнутого карлика, очутившегося в начальной школе. Родители карлика недолюбливали и платить за его учебу после школы не собирались. Дабы избавиться от назойливого недоноска, они отдали его в начальный класс, сообщив о его недоразвитости. С умным видом учителя даже не заметили его щетину на лице, а в его картотеку не додумались взглянуть. Вот потеха была от смеющихся, жестоких мальчиков первоклассников, покуривающих в туалетах и девочек первоклассниц, обучающимся ремеслу эскорт услуг от своих родителей. 
Прислонившись к бетонной стене, измазанной березовой краской, девочка Надя, разглядывала вновь прибывшего юношу из параллельного класса. Его на вид детское личико, источало невежественные словосочетания, излучающее в сторону друзей. Учителя перестали реагировать на невоспитанность учащегося. Поговаривают о нём всякое. Курить он начал в детском саду. Половое сношение опробовал в шестилетнем возрасте с ровесницей подругой. Увлекаться запрещёнными веществами стал уже в школе. Несмотря на то, что он учится ещё только в первом классе, к нему вовсю подкатывают старшеклассники, принося новую дозу. 
- Как же я от него теку, - простонала первоклассница Надя. Она приложила свои кукольные пальчики к своим несформировавшимся грудям. Рядом с ней стояла подруга, с немытыми на голове волосами и огромных, старческих очках. Её вид напоминает типичного ботаника, жадно поглощающего учебники по биологии. 
- Ты его не интересуешь подруга, расслабься. Слышала, что к нам в класс поступил новый ученик? Поговаривают, что от него родители избавились. И выглядит он не на семилетнего, а скорее на семнадцатилетнего. Вот умора, - хихикнула ботаник и продолжила открывать рот, скаля брекеты, почёсывая засаленный затылок. – Над ним сейчас весь класс издевается. Пинает, обзывает, унижает. Представляешь, - наклонилась девочка к своей подруге и на ухо проговорила, - наши ребята его изнасиловали в женском туалете. 
- Ты придумываешь. Что он делал в женском туалете? – Надя возмущённо поглядела на подругу и делая вид, что кокетничает с появившимся на горизонте любовном объекте. 
- В том то и дело, дурачка, он подглядывает за нами. Поэтому его проучили как следует. Кажется, он до сих пор хныкает, лёжа на сером влагостойком ламинате. – Последние слова, ботаник подчеркнула в наигранном тоне, якобы его слёзы не затопят этажи ниже. – Хочешь, сходи и проведай его, я не шучу. Покажись, припудри носик и невзначай прислонись к его влажным кожным покрытиям, подруга, - зловеще рассмеялась, ботаник. 
Надя, фыркнув, удалилась в сторону длинного коридора, проглатывающего пару десятков кабинетов с дубовыми покрытиями. Она всегда училась у своей мамаши, вечно неудовлетворённой, скачущей по округе нимфы. Её щель, казалось, вместила бы в себя весь первый класс «б». В некотором роде, Надя вырисовывала себе идеал своих родителей, ставя превыше всего свою одарённую мать. Отец всегда был в разъездах и редко навещал своё потомство. У Нади так же имелся братик, родившийся несколько месяцев назад. Ему предстояло многое пройти и выживет ли он с непутёвой родительницей, время покажет. Пока что Надю интересуют свои личные взаимоотношения с одноклассниками. Ей всегда хотелось переспать с жгучим и опытным партнёром, старше её на десять лет. Не осознавая своего желания, скорее всего она копирует свою родню, мечтами о взрослой жизни в семилетнем возрасте. Пройдя через длинный коридор, поймав на себе несколько возбуждающих взглядов старшеклассников, Надя деловитом видом проследовала в туалет, показывая своё согласие на случай, если к ней захотят подкатить один из любующихся, симпатичных парней. К сожалению её мечтам не суждено было сбыться, так как прозвенел звонок на урок. Разочаровавшись, она уже собиралась выходить, как краем глаза увидела лежащего в слезах на полу карлика, того самого, о котором ей рассказала подруга. Почему-то его стало жалко, несмотря на его взрослое лицо, он вёл себя как ровесник Нади. Подойдя к нему чуть ближе, она присела на корточки, прислонив детской ладожской, навешанной различными резинками и пластмассовыми кольцами, к его рыдающему лицу. 
- Что с тобой? 
- Они изнасиловали меня, эти уроды, гады, я все во лишь перепутал туалеты, а они подумали, что я подглядываю за мочеиспускающими девицами.  Знаешь, я никогда не видел такого красивого лица как у тебя, - карлик привстал на колено, - мне всегда нравился такой типаж, необычный, пронзающий насквозь. Думаю, мы подружимся. 
Чуть позже, Карлик и Надя неожиданно для всех подружились и ходили рука об руку. Недолго медля они стали гораздо больше чем друзья. Ходили вместе в кино, целовались на задних рядах. Когда Надя заканчивала пятый класс и значительно подросла, на две головы став выше чем её парень, грубые шуточки снова вылезли в наружу. Неестественный, жалкий вид влюблённых, начал смешить проходящих мимо прохожих. Карлик больше не мог терпеть. Ради любви ему пришлось вновь отучиваться с первого по пятый класс в школе, делая вид, будто-то бы он ровесник учащихся. С этим необходимо в срочном порядке разобраться. Он пригласил на очередное свидание Надю. Для уединения, чтобы их никто не видел, он позвал её на чердак жилого дома. Предварительно обманом напоив свою возлюбленную снотворным, подмешав в сладкую воду. Как только она уснула, он принялся за работу. Проснувшись от глубокого сна, Надя не сразу сообразила, что с ней произошло.
- Просыпайся, милая, - проголосил карлик и преподнёс к её сухим губам бутылку с минеральной водой.
- Что со мной? Где мы, я ничего не понимаю. – Надя попыталась привстать, но ослабевшее тело не позволяло этого сделать. 
- Ты просто переутомилась. – Донёсся ревущий крик. Девочка взглянула вниз и заметила отрубленные ноги по колени, с приклеенными бинтами на обрубках, свесившихся с настила.
- Что ты со мной сделал? Зачем тебе это нужно? – Она всхлипывала, ударяясь во все стороны головой.
- Затем, моя любимая. Теперь то мы будем смотреться с тобой одинаково и никакой дискомфорт из-за роста, мы больше испытывать не будем. 
- Ну что дорогие мои, - лысая женщина повернулась к своим слушателям, - теперь-то вы понимаете, насколько сильна любовь? – Она громких эхом рассмеялась, обнажая жёлтые, акульи зубы. 
- Нас карликов совсем перестали уважать. – Презрительно произнёс со ведущий карлик, шевеля лакированными слоновьими ушами, а его пасть выдыхала смрад чесночного салата, накануне съеденного им. Рядом с ним, толстый с пятаком на носу, вынул нож из глазницы и будто ничего и не было, отбросил предмет в сторону. В глазном яблоке по-прежнему оставалась дыра в пару дюймов, кровь тем не менее не вытекала, оставаясь засохшей коркой на жировом лице, излучающем гримасу радости и восхваления. 
Зрители внимательно вкушали трёх болванов, изображающих все виды человеческих эмоций. В рядах слушателей, замечены к тому же детские, глуповатые лица, с открытыми маленькими щелями, из которых свисала тоненькая слюна, периодически разбивавшаяся на несколько частиц о плиточную, половую поверхность. Слюни детей настолько наполнили зал, что операторы, снимающие сие чудо для телезрителей, поскальзывались и громким звоном падали на дорогую аппаратуру. 
- Юноши, вас смотрю в сон стало клонить? – Лысая женщина, удивлённым тоном проголосила на всю округу своими ярко накрашенными синими губами, -  но ведь наш сюжет только начался. А вот и продолжение, про нашего излюбленного карлика и его возлюбленной, без ножек, девицы, ученицы пятого класса «б» - Наденьки. Сейчас наши зрительницы наверняка подумают, что после такого случая, ампутации во имя любви, они бы точно бросили недоростка и умчались куда глаза глядят. Не тут-то было, наивные вы и похотливые сучки. После очередной ссоры со своим мужем, вы тоже убегаете, не пытаясь решить проблему? И прелестная Надя, решила разобраться в проблеме и найти точки соприкосновения со своим возлюбленным. Мы кстати ни разу не упомянули его имя, а ведь имя у него божественное – Игорёк! Не Игорь, а именно Игорёк. И слава Купидону, они смогли уладить разногласия, устроив пышную свадьбу, наладив свою жизнь. Время прошло неумолимо быстро. Это уже был десятый класс, Наде исполнилось только что шестнадцать, а нашему мачо Игорьку тридцать один год. Родились у них прекрасные детишки. Одного назвали, недолго думая, так же, как и его отца - Игорьком Вторым, а девочку в честь Надиной мамаши нимфоманки – Юлей. 
Солнечный день озарял гуляющих по набережной семейных пар, спортсменов, бегущих с рвением вдаль, веселящихся детишек, с мороженным в руке. Чистейшее небо, без изъянов в виде облаков, лишь издавая звуки пролетающих чаек, наполняло жизнерадостностью дневную красоту. Проходя мимо лиц с блистающей улыбкой, ослепляя взор, на доли секунды глаза привыкали к бликам и замечали некую тревогу, после пройденного, вдалеке пути. Их морщины прижимаясь друг к другу, оставляли неприятный и старческий вид, от увиденного радость, вперемешку с любопытством спадала, и появлялось облегчение с чувством исполненного долга. Ведь всем желающем хотелось посмотреть на странную парочку, гуляющую по округе. Одни причмокивали и сторонились, другие же что-то перешёптывались друг с другом, покачивая головой в разные стороны, похожими на кивающих собачек на приборной панели автомобилей. С первого раза сложно что-либо разглядеть. Казалось бы, обычная пара карликов, гуляющих с двумя детьми, примерно такого же роста, что и они. И только приблизившись вплотную, понимаешь всю тягость, проникнувшись сочувствием к семейной паре. Молодая, со светлым лицом, отражающим зеркалом солнечные лучи, с тёмными, роскошными волосами, пышными локонами, свисающими с плеч. Большая, отчётливая, с ярким контуром грудь. Брови дугой огибающие ровную лобную площадку. Симметрия изумительно бросалась во взор посмевшего осмотреть ковылявшую, девочку. Опустившись чуть ниже, эмоции захлёстывали через край. У несчастной не было ног. Вместо ходьбы, она заносила словно вёслами руки, назад, вперёд. Под ней располагалась, крепко закреплённая о тело, ледянка. После просмотренного быстрыми взглядами, покадрово воссоздавая общую картинку, любому хотелось поскорее пройти мимо. Вот только в углу кадра, память успела сохранить это ухмылявшееся лицо рядом идущего с девушкой, карлика. Его вольную походку. Он не пытался даже помочь своей спутнице. Позади них шли дети, лет шести, наклонив головы в грудь и устало, разбрасывая ногами по щебёнки, медленно плетясь за родителями. Детальное рассмотрение позволяло разглядеть их несчастные, скелетные лица, настолько исхудавшие, что казалось будто проступавшая челюстная кость порвёт кожный покров. С далека могло привидится, что гуляют обычные дети без родителей. Некоторые старшие, особенно пенсионерки намеревались подойди к таким, как им казалось, детям беспризорникам, пробовать им помочь найти дорогу домой или спросить где их родители. С каждым шагом, благо догнать их было не трудно, пожилые женщины понимали, кто на самом деле скрываются под одеянием детских силуэтов. 
- Пойдёмте лучше к дому ближе, - задыхаясь, умоляющим хриплым голосом, произнесла Надя. Она уже с трудом перебирала руками о щебёнку, дабы не отстать от своей семьи. 
- Помнишь наше первое знакомство? – Неожиданно спросил Игорёк. Он смотрел куда-то в сторону, стараясь держать ровную осанку.
- Конечно, милый
- А твоё перевоплощение? 
- Как же, ты меня сделал счастливой. Я родила тебе двух прекрасных детей. Я тебе очень благодарна. Ведь в том возрасте, в каком я была тогда, я бы точно не решилась. А к чему ты собственно клонишь сейчас? – Надя взволновано посмотрела, преданными глазами на своего единственного и неповторимого Игорька. Казалось сейчас он скажет ей бросится в реку, и она ради него выполнит приказ беспрекословно. Родители от них уже давно отвернулись. Мать выгнала из дому. Игорёк смог устроиться на подработку в продуктовый магазин, тележником. Денег зарабатывал до неприличия мало, но как говорят, с любимым и рай в шалаше. Детей она воспитывала можно считать, одна. Снимали они небольшую комнату, с кишащими тараканами и крысами в общежитии. Дети практически не умели, не учились разговаривать, находясь строго настрого на солнечной диете. Скрыть их худобу от органов опеки помогали толстые свитера, на два размера больше, одеяния, в виде пуховиков, джинсовых крутках, с подвёрнутыми рукавами. А возраст супруга их совсем не смущал, имея коррумпированные цели, сгладить небольшой недостаток, в два счёта, без последствий для репутации государственных служащих. Тем более, что по базам данным районного образовательного учреждения и местного участкового, он является несовершеннолетним. Если рассуждать про соседей по комнате, то им, была абсолютна безразлична семейная идиллия, проживающая за стенкой. 
- Наденька, дорогая моя, ты же знаешь, как я люблю тебя. Тебе осталось отучится совсем ничего, устроишься на работу, а может поступишь в высшие учебные заведения. Это же прекрасно. Но как ты понимаешь, наши дети тоже растут не по дням, а по часам. Им тоже нужно обустраивать дальнейшую жизнь. К чему это я клоню. Понимаешь ли, мне кажется дети слишком подросли, того и глядишь, выше нас на голову станут, - усмехнулся карлик Игорёк. Ему стало очень весело от таких вдруг, навзничь появившихся мыслей, с которыми, он, особо не церемонясь, высказал вслух.
- Прошу тебя, только не дети, - взмолилась испуганная девушка, нараспев произнеся, судорожно, небольшую речь. Хотя она прекрасно понимала, повлиять на своего суженного и ряженного, ей будет очень сложно. – Давай отдадим их лучше в интернат, пусть живут себе, мне честно сказать, нет особого дела до них. И финансово мы не тянем и духовно. После их родов, гинекологи дали мне неутешительный прогноз: иметь детей я больше не могу, из-за внематочной беременности. Кесарево сечение дало пагубный результат на моё здоровье. 
- Не ной, дорогая, - коварно, с брезгливостью приказал карлик. Он остановился, дав отдышаться Наде и позади идущих, своим отпрыскам. Его мальчишеский взгляд, ни на скулу, ни даже на лицевые выражения лица, не постаревшие, улеглись в длинную колею небесного горизонта. Промолчав непродолжительное время, он неизменным тоном, продолжил:
- Знаешь ли, я люблю наших детей и отдавать их некуда не намерен, заруби это себе на своём, длинном носу, который, впрочем, всегда меня отпугивал. На счёт твоего не симметричного носа, мы поговорим чуть позже. Всегда знал и буду знать, ты никогда не любила, как должна любить мать, своих детей. Именно поэтому я проведу операцию, без твоего присутствия. Честно говоря, не было вопроса конкретно к тебе, к предстоящему усовершенствованию детского растительного прогресса. Я все во лишь, поставил тебя перед фактом. До последнего я думал о том, что мои дети родятся такими же как я, без изъянов, без уродств, с общепринятым, во всяком случае для меня, ростом. Представляешь, как я через лет эдак десять буду гулять со своими детьми. Да меня же просто засмеют! Эти глупцы будут думать обо мне, как о ребёнке, тоже самое как было в школьные годы, если ты помнишь. Такого позора я больше не потерплю! 
- Хорошо, хорошо милый, только не злись, - попыталась успокоить разбушевавшегося карлика, Надя. По её внешнему признаку, выдающем черты печали и горечи. Брови дугой обвисли, рот повторяя плачущего пантомима, опустился чуть ли не к подбородку. И только длинный, как показалось карлику, нос, держал оборону до последнего, чтобы окончательно не утонуть в солёном водоёме скорби. 
Операция была намечена по укорачиванию роста детей, сегодня же вечером. Нагулявшись вдоволь, насытившись дневной, ярчайшей радугой счастья, так называемой семейной идиллии, пришёл черёд к обрезанию. Детей ждала та же участь их матери. Им велено было выпить по стакану молочного коктейля, с добавленным снотворным порошком, и лечь в постель. Отец карлик им напевал про самый ответственный сегодняшний день в их жизни. Завтра, они начнут жизнь с чистого листа и станут совершеннолетними. После нравоучительных слов, дети уснули крепким сном. Карлик достал из подсобки нужные для ампутации, и к тому же кастрации, инструменты. При этом он добавил шёпотом, дабы соседи не расслышали: 
- Сейчас я ввиду им лошадиную долю анестетика, чтобы соседи не жаловались, стены здесь сама понимаешь, тончайшие. – Он посмотрел на её недоумевающий, непонимающий, что здесь происходит взгляд, в сторону инструментов, явно добавившихся после последней операции с её обрезанием. – Не волнуйся, я собираюсь к тому же кастрировать и стерилизовать наших детей для нашего общего счастья. Не хотелось бы потом, проделывать те же самые процедуры со своими внуками. - Усмехнулся Игорёк, будто это было очень смешно и уместно в данный момент. – После того, как я закончу, я преступлю к твоей носовой полости.  
Усевшись на кресло, поднявшись на нём до уровня, лежащих детских тел, карлик, схватив рядом лежащую пилу, с множественными зубцами, напоминавшую крокодилью челюсть, приступил к разрезанию костлявой, ноги мальчика. Жировой прослойки было минимум, разрезать детскую кость тоже особого труда не составило, и опля, одна нога с грохотом приземлилась на грязный линолеум. После громкого звука, он приказал своей супруге, выполнявшую роль медсестры, постелить мягкое на пол, дабы избежать таких эксцессов. Закончив не долгую ампутацию ног мальчика, он приложил лёд к ещё кровоточащим обрубкам, после перевязав эластичными бинтами. Выдохнув, явно с облегчением, тошнотворным запахом изо рта, он схватил плоскогубцы, разорвал тонкими ножницами ткань, служащую укрытием для мужских гениталий, наспех вдавил инструмент в паховую область, прижав яички с пенисом. Поднажав и вытянув, зажатые органы металлическими креплениями; они разорвались, напоминая тесто, вырвались с кровяным потоком, орошая красным, стоящего над собственным дитя, карлика. Его небрежный вид, озлобился после неудавшихся махинаций. Карлик бросил полотенце в извергающий вулкан, зажимая пальцами рану, трясущимися руками, схватившись за иголку с нитью, он мелодично принялся зашивать, обработав антисептическими спреями не перестающую извергаться, дыру. Лицо трясущегося от нажимов пациента синело, но на это недоразумение никто не обратил внимание. Пронзив последнюю нить через водянистый кожный покров, будто завязывая шнурки на обуви, карлик приступил к пациенту номер два, то бишь к своей дочери. На этот раз, ампутация заняла минимум физических упражнений, кости оказались намного слабее. Для стерилизации, карлик использовал дрель. Чтобы не создавать лишних неудобств, в плане шума, он выбрал для этого механическую. Вонзая и прокручивая в девичью промежность, его мускулы напрягались до не изнеможения, пот выступил на лице в виде росы, капающей на оголённое тело. Механизмы внутри тела прокручивались, создавая звуки писка и бульканья. Каждая часть с трудом обволакивала свою часть мясной преграды, разрывая соковыжималкой на маленькие кусочки. Эти маленькие кусочки потом выползали слизью из тёмного отверстия, источавшего звуки непрофессионального скрипача. Надя смотрела с восхищением на данное зрелище. Она убеждалась с каждой минутой, с каждым часом процедуры преображения, двух пациентов, что она сделала правильный выбор на этом экстравагантном, пыхтевшим от натуги, карликом. Даже это слово становилось оскорбительным для него. Ни за чтобы в жизни, Надя не осмелилась бы его так назвать. Кажется, усовершенствование или как сам супруг называл процесс совершеннолетия приближался к концу. Мягкое полотенце, положенное вниз кровати, превратилось из синего цвета в красный, от льющихся водопадом человеческих тел. Карлик выпрямился в столб, громко вдохнув, переводя дух, он обернулся на стоящую рядом супругу. Облегчённый вид озарился на лице, искапанному, уставшему и знающему толк, в хирургических процедурах. Тело подкосилось, навзничь придвинувшись к краю табуретки. Прямым, искрящимся взглядом он одарил Надю, произнеся необычно, пискляво, с похожим голосом, обидчивого, простодушного мальчика, терзающего комплексами собственной неполноценности:
- Процедура по усовершенствованию и совершеннолетию закончена. – Его сутулый и маленький вид, с бешено крутящимися по своей оси зрачками, напоминали злобного гнома, недоставало всему этому посмешищу, бороды. Надя так же, не отрываясь, смотрела в упор, искоса отводя взгляд в сторону лежащих, кровавых тел. Вовсе её не потешала материнская или просто людская озабоченность самочувствия изуродованных детей. Плевать ей хотелось на это. В первую очередь, интерес девицы проявлялся в усталости мужа, только что отошедшего от сложнейшей, ювелирной работы. 
- Может тебе принести что-нибудь охладительное? Ты же ведь совсем вымотался, бедняга, - жалостливо простонала Надя. 
- Нет, спасибо дорогая. Мне сегодняшняя операция пошла на пользу. Немного поднабравшись опыта, я смогу исправить твою неправильную симметрию носовой перегородки - сейчас же! 
- А что с ними? Когда они очухаются? 
- Посмотрим, это их выбор в конце концов. Они могли бы и не рождаться. Буду очень надеяться, что с ними всё будет хорошо. – Выдержав паузу, карлик продолжил, - а теперь подставляй своё личико, - с этими словами он схватил окровавленные плоскогубцы и направился в сторону Нади. Ему не терпелось поковыряться в мясистом тесте, так как предыдущего, потешного для него действия, ему явно мало. Она же в свою очередь, проделав все нужные действия с обезболивающими, улеглась на меленькие, каленные чашечки своего супруга, методично засыпая. Последнее что она видела перед собой, это его искажённую, жёлтую ухмылку. 
Лысая женщина закончила открывать синие губы, уставившись в сторону своих слушателей. Сидячее положение, нога на ногу, подчёркивала статус ведущего, главного затейника шоу. Зрители ошарашенно глядели и каждый тянул руку для того, чтобы задать глупый вопрос. Например, как этот:
- И что же стало с детьми? Как же теперь выглядела Надя и осталась ли она в здравии? – В захлёб ссыпался вопросами, прыщавый юноша, фанатично смотря на трёх сидящих в центре шоуменов. Вместо ответов, они лишь неприлично, бросаясь слюной, гоготали, краснея от перенапряжения. Неумолкающих зрителей это ничуть не смущало, они с новой ожесточённостью продолжали рассыпаться, напоминая падающую посуду, предположениями и догадками. Только сидящий, хихикающий карлик с деревянными, покрытыми лаком, слоновьими ушами на лысеющей голове, знал на каждый возглас, на каждую выкрикнутую брань, вопрошающую друг на против друга, озабоченных своим индивидуализмом людей. Одни покуривали, возмущаясь мнением оппонентов, другие же и вовсе бились в конвульсиях от переполненности мозгового штурма, вылуплявшего нескончаемый поток вопросительных изречений, несвязанных между собою предложений, о будущим изменённых хирургическим вмешательством детей, а также главной возлюбленной, о которой немало было сказано. Ровесники детей Нади и Игорька, плакали, не понимая, почему же с ними так несправедливо обошлись. Им явно недоставало родительского внимания. Ведь их же родители были заняты только мыслями о жестокой любовной историей. Голоса присутствующих, схлестнулись воедино, преобразовывая звуки мучающихся от болей грешников из ада. Самому пожилому стало плохо, его сердце не выдержало словесной тряски, изрыгающих на него соперников. Вскоре, каждому, кто не был согласен с мнением большинства, становилось невыносимо тяжко. Из ротовой полости, плеская фонтом, выливалась кровяная, харкающая слюна, от прилетевшего, кулачного груза, скользнувшего рядами пальцев по выдвинутой, изумлённой челюсти. В помещении становилось жарко и душно, от нетерпимости, фанатичности неразумных существ. Лысая женщина, толстокожий с пятаком на носу и карлик, неугомонно выплёскивали в наружу, искренне льющийся смех, окончательно вскружив голову, даже не моргая, смотря цирковое представление. Помимо кулаков, в ход шли стулья, провода, ножи, огнестрельные орудия. После закончившегося балагана, остался единственный в живых мальчишка, задыхавшегося от перевозбуждения, он ползком приближался к умиляющей, лысой женщине, сидящей всё в той же позе, нога на ногу. Её целлюлозные, волосатые ноги, двигались игриво, якобы призывая к себе поближе. Из последних сил, юноша придвинулся на расстоянии вытянутой руки, сухими губами лишь произнося, короткие, но созвучные слова - «карлик, это его проделки», при этом он, жадно тыкая указательным пальцем по сторонам, смотрел бездонными глазами в противоположную сторону. Не выдержав произнесённого, последнего, трудно различимого слова, он намертво упал и больше его голова с высохшими губами не поднималась. В переполненном трупами помещении наступила тишина, а те придурковатые существа исчезли, словно не появлялись вовсе. Лунный бумеранг, прожевав последний кусок плоти, устремился ввысь, на своё законное место. Прожекторы одни за другими отключались, всем видом давая понять об окончании представления.      
Дембельский аккорд 
История моя будет очень банальной, особенно для тех, кто служил в армии, наверняка сталкивался с подобными инцидентами. Но в этой истории, имеется некий мистицизм, о котором я собираюсь вам поведать. Перед этим, немного документальных материалов, имеющих косвенное отношение с моим прошлым. Знаю, у каждого имеется возможность глянуть в википедию, поэтому не буду много уделять внимания произошедшему случаю. Может кто-то не знает об этом, а те, кто осведомлён, вспомнят произошедшее, в далёком 1987-ом году. 
«Дело Сакалаускаса» - дело об убийстве, произошедшее 23 февраля 1987 года. Артурас Адольфович Сакалаускас, был рядовым внутренних войск. Неоднократно подвергался издевательствам, со стороны сослуживцев. С самого начала службы, его невзлюбили. Причинами тому было его происхождение и слащавая внешность. Офицерский состав одобрительно относился к подобным унижениям, всячески подбадривая неуставные отношения к только что прибывшим срочникам. В еду Сакалаускаса всегда добавляли огромное количество соли, повара вместо воды, давали ему свою мочу. По ночам спать тоже не давали. Посреди ночи будили, провожая в туалетную комнату и по нескольку минут, держали его голову в унитазе. Несколько раз его насиловали черенком от лопаты, заставляя слизывать остатки кала. Такова была советская, «великая» армия. Артурас не смог выдержать очередного изнасилования и в порыве гнева, отчаяния, убил пятерых своих сослуживцев. Позже скрываясь в лесах, его смогла вычислить доблестная, советская милиция и придать трибуналу, перед этим правда вдоволь над ним поиздеваться, в своей свойственной манере. Не дождался он каких-то там пару лет, пока не развалится эта чёртова, красная махина, именуемая – СССР. В 1990-ом году, его рассудок окончательно помутился. Он впал в шизофренические бредни и был признан невменяемым. В более подробных деталях, вы сможете ознакомится на просторах интернет ресурсов. 
Вспоминая этот инцидент, ведь их полно и бывало хуже, моя кровь застывает в жилах от воспоминаний моей службы, в которой имелись смертельные исходы. Один из таких мне запомнился на всю оставшуюся жизнь. Почему? - Спросите вы. Как бы мне не прискорбно об этом сообщать, но именно я принимал главное участие в убийстве своего сослуживца. Причина? Такая же простая, как и все, показать свою значимость, насладившись самоудовлетворением. Прошло уже не мало лет. Это будет своего рода чистосердечным признанием. Звали его Витя, Витька или Витяй, все по-разному. А прозвище было лизун, так как его главное задачей в службе родине было мытьё туалетов. Ему сразу же не повезло в первый день, как только он прибыл. Из соображений безопасности, я не буду писать где это было, в каком городе, в какой части, в каких войсках. Думаю, вы меня поймёте. Не то чтобы я трус и боюсь уголовного преследования. Поймите, у меня есть семья и дети, зачем мне лишние проблемы? 
Теперь о пытках. Была одна из таких пыток, именуемая как - «велосипед». Это когда к пальцам ноги поджигали спички, а страдалец вскакивал и брыкался ногами, похожими движениями по педалям велосипеда (данная пытка применялась не раз с Артурасом Сакалаускасом). У нас пытка была усовершенствована. Подожжённые, велосипедные педали крутили мы, по лицу Витьки. После того случая, его лицо стало уродливым, с затёкшими щеками. Месяца три, он отлёживался в больнице, пока мы придумывали для него новую пытку. Следующую издёвку мы назвали – «извержение по-голливудски». Такая же улучшенная пытка, с времён издевательств над Артурасом. Витьку насильно пристёгивали к кровати, головой вниз, зажимая армейским ремнём. К ротовой полости подносили чайник, с заранее разбавленным бетоном. Мы насильно вливали содержимое чайника в рот Витьке. Проглотить понятное дело он не мог всё. Бетон лился у него из носа и застывал во рту. Зрелище было мягко сказать не для слабонервных. Его долго не могли после этого привести в чувство, даже нам немного влетело. Сейчас начинаешь осознавать, надо бы было остановиться на этом, оставалось каких-то там полгода до дембельского аккорда, но наша юношеская жестокая забава взяла верх. После пытки с поджогом, бедный Витька не выжил. Ребята подожгли его одеяла, Витька в это время спал сном младенца, но, когда заметил, в чём неладное, уже было поздно. Его крик вонзился мне в память надолго. Даже сейчас, я слышу его рыдания и вопли. Чувствую запах сожжённой плоти. От наказания я смог отвертеться. Всю вину свалили на моего товарища, а меня признали изгоем. Кое как я смог дослужить. Лет пять я не мог спокойно спать, слышав его голос из бездны, пожирающей моё сознание. А потом и вовсе начались галлюцинации. Его пожиравшее пламенем лицо, я увидел в автобусе, напротив меня, промелькнув на долю секунды. Память моя успела уловить его пустые глазницы, источавшие ужас. Скрючившееся тело, умоляющее о помощи, я успел разглядеть у себя дома, повернувшись на миг от экрана телевизора. Через секунду оно исчезло. Такого рода галлюцинации повторялись до тех пор, пока я не завёл семью. Именно в тот момент, я перестал видеть корчившегося от боли Витька. С появление второго ребёнка, времени на воспоминания вовсе не оставалось. Моя голова была уже забита совсем другими вещами. Казалось жизнь налаживается, а плохие вещи, совершённые в прошлом, заканчивают о себе напоминать и остаются позади. К сожалению, я наивно ошибался, прошлое не захотело отпускать меня. Изуродованное лицо Витьки, снова появилось, только не у меня, а у моей супруги и старшего сына, ему восемь лет. Случилось это во время прогулки. К ним подошёл бездомный и попросил милостынь. Моя супруга ему жёстко отказала, имея такую привычку от меня. Его лица при этом не было видно. Он стоял нагнувшись, показывая только свою засаленную голову. После жёсткого ответа, посылавшего незнакомца куда подальше, он поднял голову. Именно в тот момент, она узнала в нём, по моим разумеется рассказам, воспоминаниям, показанным фотографиям, с которыми я делился по началу с ней, того самого Витьку, с обгоревшим лицом и с бездонными глазами без зрачков, смотрящими в сторону моего сына. Они немедленно же убежали от страшного попрошайки, прямиком ко мне на работу. Жена, поведала мне всё впопыхах, с испуганным видом и слезящимися глазами на лице моего сына. Меня словно бы током ударило насквозь. Калейдоскопические картинки вонзались в голову, припоминая о плохом деянии прошлого, ударяясь с той же силой, горечью, как в те дни, после убийства Витьки. Неужели он выжил? Долго лечившись от депрессии, я мог упустить этот момент. 
Прошёл уже не один десяток лет, после того убийственного случая. Меня снова нахлынули галлюцинации. Его обгоревшее лицо мерещилось по всюду. Снова пристрастившись к антидепрессантам и алкоголю, через год жена подала на развод, а детей забрала к родителям. С работы уволили, за постоянные запои. Вся жизнь пошла насмарку и только уродливое лицо, смеялось над моими неурядицами. А знаете в чём моя вина была в ту злополучную ночь? Ведь я не поджигал Витьку. Совсем нет. Я долго, истерическим смехом смеялся над ним, пока он горел и пока его пытались потушить. Именно в этом заключается моя вина. И «Дело Сакалаускаса» я не зря вспомнил. Недавно я общался с Артурасом. Оказывается, он жив, прибывая в здравии и спокойствии, живя с семьёй в Вильнюсе. Недолго с ним переписываясь, могу выделить только одно: он тоже видит убитых им сослуживцев. И вот ещё что, надо мной ведь тоже издевались в армии, дедовщина мне хороша известна. Не буду посвящать в подробности о деталях пыток, проводимых со мною, это сложно вспоминать. 
Спускаясь сегодня по лестнице из квартиры, я снова увидел Витьку, его обгоревшее лицо. Убеждаюсь с каждым днём - он ждёт часа мести.               
И даже под дулом пистолета, я найду тебя
«…и даже под дулом пистолета, я найду тебя…», - дурацкая, надоедливая попса звучала из динамиков автомобиля, с подсвеченной магнитолой. Старенькая ауди мчалась по пустеющей, утренней трасе, оставляя за собой клубок дыма. Лесополоса сопровождала путника своими колышущими ветвями, впитавшими солнечные лучи. Их знойное приветствие, отяжеляло дыхание сидящего за рулём водителя, искоса поглядывающего на спидометр. На нём уже близилась отметка в сто двадцать километров, но управлявшего транспортом, это не коим образом не волновало. «Лишь бы успеть» - думал он. Куда? Зачем? Навряд ли мы сможем у него узнать. Остаётся только наблюдать за его нервозностью и резкими движениями рукой по рычагу сцепления. 
- Моя дорогая Белла, - торжественным тоном произнёс путник, - я всегда был счастлив лицезреть твоё красивое личико, олицетворяющее созерцание духовности и бытия, излучая ангельскую улыбку на твоих тончайших, словно струны, губах…- На миг остановившись в изречениях, он скользнул шершавой ладонью по металлическому чемодану, расположенному рядом с ним, на сиденье, с пристёгнутым ремешком. – Твоя любвеобильность позволяла мне насытиться всеми чудесами, моего существования. Принося мне мотивационную, жизненную силу, позволявшую каждое утро просыпаться с тобою в порыве страсти. Занимаясь с тобою любовью по утрам, я чувствовал себя на седьмом небе от счастья. Благоуханно прикасаясь к твоему мягкому, шелковидному телу. Мне так было хорошо в те, радостные и блаженные дни. Твой внутренний мир, меня к сожалению, не понимал и всячески старался отвергнуть, не осознавая, насколько я хрупок. Тебе было на это плевать. Лишь тело, открывало мне все замочные скважины перед моими устремлениями войти в тебя. О Белла…- Снова его рука, на этот раз сжавшаяся в кулак, легла на блестящий, солнечными бликами чемодан. 
Автомобиль ускорился. Трасса шла по прямой, без поворотов, нескончаемой линией. Мужчина часто поглядывал на металлический предмет. В его взгляде чувствовалось тепло, похожее на отцовское. И что в этом чемодане может быть такого, что взор его не на минуту не ускользал от любимой вещи, под которой скрывается неизведанное? При этом он периодически не забывал, поглядывать на спидометр, вдогонку краем глаза на зеркало заднего вида. Сложно уловить черты его лица, но глаза, которые удалось застать врасплох, запомнились своими красными точками на склере, напоминавшими звёзды на небесном покрывале. Лопнувшие сосуды говорили о бессоннице, видимо не одну ночь. Отгоняя тоску, он снова придавался монологическому изречению, низким тембром голоса, замедленной речью, с примесью беспокойства и обезумевшего человека. 
- Да дорогая, - словно он всё это молчаливое время, слушал призрачный, женский голос. – Нет, нет, я ничего не хочу этим сказать, лишь бы ты была всегда рядом, до этого самого момента. Ведь ты Белл, если помнишь хотела покончить с нашими отношениями, убежать от проблем, в неведанную даль, скорее всего к своей матери. Не сужу тебя за это, повторяя неустанно о нашем уговоре, денежном конечно же. Делёжка имущества, сама понимаешь, ни к чему не привела. – Пальцы проплыли по поверхности чемодана, с небывалой лёгкостью, словно по волне, коснувшись кодового замка. Нетерпимость разрывала на части от похотливой мысли, взглянуть внутрь и узнать: что же там или…Нет об этом рано рассуждать, внутри могут быть деньги, о которых нам сейчас ведает молодой человек, с заросшей щетиной. После паузы, обдумывая следующие слова к призрачной женщине по имени Белла, он с гримасой изнеженного любовника, продолжил:
- Долго же пряталась от меня, дурочка. Думала убежав к своей матери сможешь от меня отвязаться? Шлюха! Ты продалась какому-то богатенькому старлею, сумевшему разбогатеть на ужасах войны. Дешёвка. Ничтожество. – Его губы брызгались слюной от ярости, а лицо превратилось в багровый цвет. Мимика изнеженного любовника в миг прекратилась. – Нашёл я твою мать, от которой с радостью избавился и как видишь…- Не закончив высказывания, из динамиков вновь вылилась попса: «И даже под дулом пистолета, я найду тебя». 
Автомобиль остановился на обочине, с включённой аварийной сигнализацией. Из старенькой ауди вышел, статный, похожим на натянутую струну, высокий мужчина, с украшавшей лицо щетиной. Обойдя машину и открыв дверь с другой стороны, он вынул металлический чемодан. Недолго разбиравшись с кодовым замком, он открыл и резким взмахом высыпал содержимое в лесную чащобу. Из тёмной бездны посыпались куски человеческого тела, судя по расчленённым кускам, молодой девушки. Руки разделены на двоя, ноги на три части, с загустевшей кровью. Туловище можно было опознать только по выступившим, разрезанным пополам, словно арбуз грудям. Таз был отделён, вместе с изуродованными половыми органами. Напоследок, вывалилась голова, с выколотыми глазницами и разрезанной, нижней челюстью. Харкнув на человеческие останки, молодой человек, с элегантной походкой, ушёл в сторону припаркованной машины.    
Краем глаза
Работаю я диспетчером эскалатора в метро. Работёнка несложная, но ответственная. Бывают лёгкие станции, где небольшой пассажиропоток, там можно заснуть. Как правило на такие станции ставят стажёров. Мне к сожалению, достаётся самый эпицентр скопления людей в часы пик. Зато недалеко от дома. Многие думают, это не работа и делать там особо нечего, это не так. Помимо глупых детишек, пьяной молодёжи или маразматическими стариками, приходиться вдобавок следить за всеми остальными, казалось бы, на первый взгляд, адекватными людьми. Хочу рассказать, недавно был инцидент, благо закончившейся не смертельным исходом. Одна девица, лет семнадцати, как это со всей молодёжью бывает, не отрывалась от своего смартфона. Не заметив впереди идущего мужчину, она оступилась и рухнула, упав головой на приближавшуюся ступень, уронив смартфон. Толком не успев сообразить в чём дело, её длинные волосы зажало редуктором, волоча за собою вниз. Чудом эту мымру удалось спасти. Не успев я среагировать вовремя, она бы точно осталась без скальпа. Бывало полно других, более тяжёлых случаев, но запомнился мне именно этот. Лицо, натянутое и искривлённое от напряжения, покрасневшее, будто бы сейчас взорвётся бомбой. Глаза от постоянного напряжения в людской поток, жутко устают, слезятся и болят. Найти другую работу пока не получается. За общежитие к тому же надо платить. Собственное, я не об этом. Вот о чём я хочу вас попросить: попробуйте прямо сейчас, пока вы читаете, краем глаза взглянуть, в разные стороны. А теперь, походите, по комнате или по улице и проделайте тоже самое. Ничего необычного не увидели? А я вот в последнее время стал замечать. По началу красные точки, похожими на капельки крови. Сходил к офтальмологу, всё в порядке, мне сказали. Затем, стал замечать несуществующие предметы. Стол служащим кроватью или тумбочка, предназначенная для готовки еды. Шизофренические предметы стали преследовать меня, проявляясь именно краем зрения. Взяв отпуск, я решил немного отдохнуть от монотонной работы. Стало только хуже. Вместо предметов, в глазу образовываются человеческие лица. Пока я готовлю или лежу на диване, резким движением головы в сторону, образуются дефективные лица, гримасничая, пародируя мои эмоции. Появилась та самая девушка с длинными волосами и багровым лицом. Она засела в моих глазах, в нижнем правом углу. Несколько недель я вижу её мучительскую морду, жадно глотавшую плоть. Неужели я схожу с ума? Попробуйте снова, резким движением головы, повернуть в одну, затем в другую сторону. Вы видите что-то подобное краем глаза?
Диафильм из внутренностей
Возвращаясь с работы домой, я застал выносящее, надутое словно гроздь винограда, седовласое тело, когда-то излучавшее задорность и жизнелюбие. Это был мой сосед, дядя Вова. Знал он меня ещё с пелёнок. Родители мои частенько бывали в командировках, оставляя меня на попечение к дяде Вове. Он был одиноким, немного даже замкнутым, но детишек любил. Мог с лёгкостью подойти к незнакомому ребёнку и подарить ему какую-то вкусность или игрушку. У нас, в небольшом городке, практически не было преступности, тем более связанное с детьми. Родители спокойно воспринимали застенчивого мужичка, дарящему различные подарки их детям. К женщинам он относился с некоей опаской. Казалось даже ревновал из-за любви детей к своим матерям. А вот к мужчинам, более приветливо питал положительные эмоции, обмениваясь несколькими фразами. С возрастом до меня стало доходить, причина одиночества дяди Вовы. Но на меня, это не коим образом не отражалось, он не был педофилом или ещё кем-то. Человек не понятый другими и рождённый не в то время, не в том месте. Помимо его любви к детям, он так же занимался творческими проектами. Писал натюрморты, пейзажи сельской местности и вдобавок из написанных им картин, умел создавать диафильмы. Вся детвора с округи собиралась к нему в гости по выходным, чтобы посмотреть его очередное творение из созданных им, причудливых, антропоморфных персонажей, разговаривающих на придуманном, смешном языке. Честное слово, это было лучше и интереснее, чем просмотр фильмов в кинотеатре. Дядя Вова настолько умел артистически и театрализовано рассказывать, произнося диалоги персонажей и задорно передавать атмосферу происходящего. Многие мои ровесники завидовали мне, живущим рядом с таким талантливым человеком. 
Много было удивительных, блестящих, ярко изображённых, созданных им диафильмов, в его коллекции. Смотря на холодное и бледное тело дяди Вовы, в моей памяти неожиданно воспроизвёлся один мрачный и жуткий диафильм, состоящий в основном из лиловых оттенков, сгустков и ран. После увиденного, я помню долго не мог уснуть. Во снах виделись красные тона, звуки шаркающих шагов из темноты и те самые, кровоточащие раны, излучающиеся из диапроектора. Дядя Вова перед показом своего нового творения, приказал мне, никому не сообщать об увиденном и что кроме меня, он ещё никому этого не показывал. Диалогов на диапозитивах не было, а лишь небольшое, непонятное для меня тогда, описание происходящего представления. С тех самых пор, дядя Вова перестал приглашать меня и других детей в гости, даже несмотря на мольбу моих родителей, просивших дядю Вову присмотреть за мной, отвечал резким отказом. Моё отношение к нему в те времена резко изменилось. Я перестал с ним здороваться, сталкиваясь на лестничном проёме. Перестал обращать на него внимание. Моему примеру последовали другие. Он стал в какой-то степени изгоем. От него шарахались, стараясь не идти рядом с ним. В последние годы, он перестал выходить из дома, возможно парализованный, больной, дожидался появления сотрудников социальных служб. И сейчас, спустя годы, я увидел его постаревшее, старческое, увязшее в морщинах лицо. Вместе с ним вспомнился тот неприятный и снова нахлынувший оттенками омерзительностью диафильм. Он словно бы звал меня к себе, хотел, чтобы его просмотрели вновь. 
Пока была текучка с выносом тела, я успел проскользнуть в квартиру, спрятавшись от окружающих людей. Дверь захлопнулась, я остался один, в наполненной запахом формалина, комнате. За окном стало вечереть. Включив настольную лампу, я принялся остервенело искать на книжных полках, в серванте, тот самый кровоточащий красным, диапозитив. С того момента, когда я был в этой квартире, многое изменилось. Помню при входе, висела застеклённая, деревянная полка, внутри которой, умещались диапозитивы, а рядом располагался диапроектор. Сейчас всего этого нет, видимо дядя Вова с тех пор, бросил это дело. С этой мыслью, мне стало вдвойне интереснее найти, злополучную вещь. Конечно, может быть такое, что дядя Вова просто выкинул всё что у него было из кропотливо созданной им коллекции, но почему-то мой мозг отказывался в это верить. Комната была заставлена всяким ненужным хламом, с ящиками инструментов, большевистской литературой, учебниками по анатомии. Зачем ему учебники по анатомии? - Внутри предательски возник вопрос. А ведь я даже не знал кем он работал. Никогда не видел его спешащим рано утром, как все нормальные люди. В запылённой, увешанной тряпьём комнатке, причудливо развалились пластмассовые вешалки, по грязному паркету, по которым с грохотом, мне пришлось пройтись. В углу, одиноко прислонилась картина в серебряной рамке, написанная маслом. На ней было изображено пшеничное поле, с чистейшим, голубым небом. Одна из его работ. Где же остальные, интересно картины? Подняв диван из синтепона и отодвинув в сторону, балконной лоджии, мой взор сразу же заметил, заманчивый, пенопластовый ящик. Открыв, я обрадовался, как ребёнок, увиденному. Вся коллекция диапозитивов. Двадцать три коробочки со слайдовыми изображениями. Значит, обиженный на весь мир, старик, прятал под своим телом, своё детище. Найти бы только нужный из множества стеклянных фотопластинок. Просматривать веселящихся антропоморфных персонажей и читать их наивный диалог, мне не хотелось. Каждая коробочка с диапозитивами была подписана мелким, корявым почерком: «Три дружка у Сашка», «Лампочки и тапочки», «Как мы пошли с ребятами рыбу удить» и т.д. Как же назывался тот диафильм, увиденный мной однажды? Вспомнить бы...
Просмотрев всё что имелось в ящике, не найдя ничего необычного по названиям диафильмов, попадались в основном детские сюжеты, которые я до сих пор помню и множество раз просматривал. Собираясь уходить из квартиры, к моему удивлению открытой и не опечатанной, мне бросилось в глаза красноватая пластинка с изображением, высунувшись из порванной, переклеенной скотчем, коробочки. Название мне знакомо, а внутрь заглянуть я не додумался. Разорвав обёртку, высыпались изображения пруда и рыбок. За детализировано прорисованными картинками, спрятались другие, абстрактные предметы, обведёнными вокруг орнаментом. Неужели я смог найти, что искал? Проверить можно было, только включив диапроектор. Где же искать этот громоздкий предмет? Недолго соображая, где у старика может быть спрятан диапроектор, я интуитивно двинулся в сторону кухни. Пооткрывав всё настежь, опрокидывая посуду на пол, я бешено принялся искать чёртов, уже раритетный диапроектор. Он должен быть здесь, ведь я же помню, что прятал он в этом месте. Память меня не подвела и действительно, дядя Вова не выкинул или не продал диапроектор, оказавшись исправленным и в рабочем состоянии. Приготовив всё необходимое для просмотра, я принялся погрузиться во мрак…
На изображениях мелькали запечатлённые вблизи, окровавленные, мужские лица, с пробитыми головами, ножевыми ранениями, лежащими в неестественных позах. Кадр был максимально приближен и что на нём изображено, не сразу удавалось разглядеть. Как только глаза привыкали, из силуэтов образовывалась общая картинка. По верх фотографий, масляными красками нанесены геометрические фигуры. Вокруг каждого обведённого лица, начерчен орнамент из гвоздик. Если не приглядываться, то действительно сложно увидеть изувеченные тела. Всего диапозитивов было шесть. И каждый не отличался ничем от другого. Комната наполнилась красными оттенками и источающим промозглым воздухом по спине. Под каждым слайдом, каллиграфическим почерком, в прямоугольной рамке подписано: «Эти люди мешали мне. Хотели помешать моей дружбе к вам. Этого заслужили они. Их любви недостаточно». Пока в голове, роем кружились мысли о прочитанном, за стеной на кухне раздались шаркающие шаги.  
Часть 3. Конец трапезе.
Тишина воцарилась в комнате, покрытой металлическими листами. Стас Аверкин попытался прервать тишину и пробубнил про себя, еле слышно стоная, всматриваясь покрасневшими глазами на яркий прямоугольник, после чего, вновь замолк. Рядом с ним, сидел Саша Крэш, точнее то, что от него осталось. Его голова расплющена, раздавлена, словно под прессом. Тело облито кровью. Прислонившись рядом с ним, сидела Алишка Миллер, с более изувеченным, оголённым телом, без головы, с торчащей, окровавленной шеей. Её упругие груди были разрезаны и висели как на ниточке, над выбитыми коленями. На стене разбрызганы её мозги и куски черепа. Стас Аверкин приподнявшись, очнувшись от транса, посмотрел в сторону своих друзей равнодушным взглядом. Камера продолжала снимать, трансляция не прекращалась. Подписчиков перевалило уже за пятьдесят тысяч. Он лишь только усмехнулся, не промолвив ни слова. Деревянная дверь с красной, облупившейся краской резким звуком распахнулось. Из тёмного проёма продул сквозняк, но никто не появился. Стас, меланхолично повернувшись в сторону распахнутой двери, прищурившись, смотрел в одну точку, пытаясь разглядеть нечто, неведомое остальным. Пробубнив про себя неразборчивые слова, он наклонился к планшету, вчитываясь усталыми глазами. Попытавшись из себя произнести звук, получались нечленораздельные и бредовые слова, слившиеся в разные интонации. Из всего произнесённого, в пустоте разобрать удалось слово «Бестия». После прочитанного, его голова наполнилось красной жидкостью, словно раскалённая, в выступивших венах. Распухшее лицо как мячик, накачиваемый воздухом, надувалось неимоверными темпами. Не обращая внимания не недуг, его губы расползлись по сторонам, создавая подобие улыбки. Он источает из себя истерический смех, раздававшийся эхом по всей округе. Отбросив от себя все посторонние предметы, ударяясь в бешенство, танцуя вокруг мертвецов, приседая на корточки и катаясь по половице, его кровь выплеснулась в наружу. Кровяной плевок размазался по всей комнате. Трепеща от состояния неизбежности, юноша напоследок, чтобы не мучится, вонзил в свой глаз указательный палец, придавшись жуткими потоками смеха обезумившего. Голова, надувшись дирижаблем, извлекая из себя чёрную жидкость, повалилась вниз. Изредка изорванные, искусанные губы продолжали выговаривать непонятные изречения. Льющимся кровяным фонтаном, остатки тела в конвульсиях, сжималось будто бы в себя. Истерический смех прекратился. Истошные вопли умолкли. В дверном проёме появился нечеловеческий силуэт.  
Бестия
Уснул я поздно, на улице было морозно,
А в комнате стало промозгло.
Глаза открывались в ночной тишине
Пытаясь разглядеть пустоту, там вдалеке
Кто-то покачивался как в гамаке
Наверное, фантазия разыгралась 
Душа страхом наливалась.
Неужто примчалась, ночная бестия ко мне
Слагали легенды про горящее тело в огне
После того, как заметишь её на себе
Пронзит своим клювом, унеся к промозглой реке
И душа разлетится на кровавом алтаре.
Да всё это сказки для моих дочерей
В подушку уткнувшись скорей
Я вспомнил о виденных мною кадрах реальных смертей
И похожей гримасы на лицах людей
Перед концом своих тягостных дней.
Зубастая бестия их к реке забирала
Съедать детей всех заставляла
А те, кто отказывался, она их расчленяла
На съедение другим оставляла.
Маленькие головки детей находили прохожие, пришедших с алей; 
"Полицию, полицию сюда быстрей, детские куски тел лежат…и кто-то даже в капкане зажат". И этим кто-то был свидетель, почтенный научный деятель. 
Узрев и всё рассказав
И каждый теперь историю эту познав
А те, кто не веровали, от испуга с кровати упав
И ухмылку с лица теперь быстро прогнав.
Смотрю теперь я в потолок
И нечто чешется о комодный уголок
Неожиданно за дверью донёсся звонок
Я пошёл посмотреть, что там творится, в глазок.
Глазам своим не верю! За дверью стояла...
Проснулся я в холодном поту. Посмотрел на часы, три часа ночи. Ну и сон мне приснился, вот приснится же такое. Какая-то бестия, какие-то расчленённые дети. Всё, с этого дня, заканчиваю на ночь читать всякую дичь про живых мертвецов. Закрываю глаза. Слышу шуршание рядом с комодом, в углу комнаты...

  
   

 


    


   
        

 



476 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
2 комментария
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  1. proton-87 29 августа 2022 00:40 /
    Чёта хз. Жалобы и зависть в каждом слове, оставлю без оценки не дочитав.
  2. Папа Стиффлера 7 сентября 2022 08:44 /
    Господи, шо это было?! 
    Шо я сейчас прочитал (точнее - ПЫТАЛСЯ прочитать)?! 

    Задумка, местами, неплоха. 
    Но вот качество её исполнения... 🤪
    Особенно умилило про "сквозняком вдуло"😁 : обычно так пытается объяснить своё новое состояние гулящая малолетка, заберемевшая после 
    участия в разгульной пьяной " групповухе" на "вписке" - причём имя "сквозняка" она, чаще всего, назвать затрудняется... 😁😁😁

    В общем, всё двояко : сюжет, в общем и целом, интересен - но от прочтения глаза начинают слезиться, а из груди рвётся истерическая ржа... 
    БЕЗ ОЦЕНКИ. 
KRIPER.NET
Страшные истории