Диафильм из внутренностей » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Диафильм из внутренностей

© В. В.
4 мин.    Бездна    Masterofhorrors99    19-10-2022, 10:54    Указать источник!     Принял из ТК: - - -

Возвращаясь с работы домой, я застал выносящее, надутое словно гроздь винограда, седовласое тело, когда-то излучавшее задорность и жизнелюбие. Это был мой сосед, дядя Вова. Знал он меня ещё с пелёнок. Родители мои частенько бывали в командировках, оставляя меня на попечение к дяде Вове. Он был одиноким, немного даже замкнутым, но детишек любил. Мог с лёгкостью подойти к незнакомому ребёнку и подарить ему какую-то вкусность или игрушку. У нас, в небольшом городке, практически не было преступности, тем более связанное с детьми. Родители спокойно воспринимали застенчивого мужичка, дарящему различные подарки их детям. К женщинам он относился с некоей опаской. Казалось даже ревновал из-за любви детей к своим матерям. А вот к мужчинам, более приветливо питал положительные эмоции, обмениваясь несколькими фразами. С возрастом до меня стало доходить, причина одиночества дяди Вовы. Но на меня, это не коим образом не отражалось, он не был педофилом или ещё кем-то. Человек не понятый другими и рождённый не в то время, не в том месте. Помимо его любви к детям, он так же занимался творческими проектами. Писал натюрморты, пейзажи сельской местности и вдобавок из написанных им картин, умел создавать диафильмы. Вся детвора с округи собиралась к нему в гости по выходным, чтобы посмотреть его очередное творение из созданных им, причудливых, антропоморфных персонажей, разговаривающих на придуманном, смешном языке. Честное слово, это было лучше и интереснее, чем просмотр фильмов в кинотеатре. Дядя Вова настолько умел артистически и театрализовано рассказывать, произнося диалоги персонажей и задорно передавать атмосферу происходящего. Многие мои ровесники завидовали мне, живущим рядом с таким талантливым человеком. 
Много было удивительных, блестящих, ярко изображённых, созданных им диафильмов, в его коллекции. Смотря на холодное и бледное тело дяди Вовы, в моей памяти неожиданно воспроизвёлся один мрачный и жуткий диафильм, состоящий в основном из лиловых оттенков, сгустков и ран. После увиденного, я помню долго не мог уснуть. Во снах виделись красные тона, звуки шаркающих шагов из темноты и те самые, кровоточащие раны, излучающиеся из диапроектора. Дядя Вова перед показом своего нового творения, приказал мне, никому не сообщать об увиденном и что кроме меня, он ещё никому этого не показывал. Диалогов на диапозитивах не было, а лишь небольшое, непонятное для меня тогда, описание происходящего представления. С тех самых пор, дядя Вова перестал приглашать меня и других детей в гости, даже несмотря на мольбу моих родителей, просивших дядю Вову присмотреть за мной, отвечал резким отказом. Моё отношение к нему в те времена резко изменилось. Я перестал с ним здороваться, сталкиваясь на лестничном проёме. Перестал обращать на него внимание. Моему примеру последовали другие. Он стал в какой-то степени изгоем. От него шарахались, стараясь не идти рядом с ним. В последние годы, он перестал выходить из дома, возможно парализованный, больной, дожидался появления сотрудников социальных служб. И сейчас, спустя годы, я увидел его постаревшее, старческое, увязшее в морщинах лицо. Вместе с ним вспомнился тот неприятный и снова нахлынувший оттенками омерзительностью диафильм. Он словно бы звал меня к себе, хотел, чтобы его просмотрели вновь. 
Пока была текучка с выносом тела, я успел проскользнуть в квартиру, спрятавшись от окружающих людей. Дверь захлопнулась, я остался один, в наполненной запахом формалина, комнате. За окном стало вечереть. Включив настольную лампу, я принялся остервенело искать на книжных полках, в серванте, тот самый кровоточащий красным, диапозитив. С того момента, когда я был в этой квартире, многое изменилось. Помню при входе, висела застеклённая, деревянная полка, внутри которой, умещались диапозитивы, а рядом располагался диапроектор. Сейчас всего этого нет, видимо дядя Вова с тех пор, бросил это дело. С этой мыслью, мне стало вдвойне интереснее найти, злополучную вещь. Конечно, может быть такое, что дядя Вова просто выкинул всё что у него было из кропотливо созданной им коллекции, но почему-то мой мозг отказывался в это верить. Комната была заставлена всяким ненужным хламом, с ящиками инструментов, большевистской литературой, учебниками по анатомии. Зачем ему учебники по анатомии? - Внутри предательски возник вопрос. А ведь я даже не знал кем он работал. Никогда не видел его спешащим рано утром, как все нормальные люди. В запылённой, увешанной тряпьём комнатке, причудливо развалились пластмассовые вешалки, по грязному паркету, по которым с грохотом, мне пришлось пройтись. В углу, одиноко прислонилась картина в серебряной рамке, написанная масляными красками. На ней было изображено пшеничное поле, с чистейшим, голубым небом. Одна из его работ. Где же остальные, интересно картины? Подняв диван из синтепона и отодвинув в сторону, балконной лоджии, мой взор сразу же заметил, заманчивый, пенопластовый ящик. Открыв, я обрадовался, как ребёнок, увиденному. Вся коллекция диапозитивов. Двадцать три коробочки со слайдовыми изображениями. Значит, обиженный на весь мир, старик, прятал под своим телом, своё детище. Найти бы только нужный из множества стеклянных фотопластинок. Просматривать веселящихся антропоморфных персонажей и читать их наивный диалог, мне не хотелось. Каждая коробочка с диапозитивами была подписана мелким, корявым почерком: «Три дружка у Сашка», «Лампочки и тапочки», «Как мы пошли с ребятами рыбу удить» и т.д. Как же назывался тот диафильм, увиденный мной однажды? Вспомнить бы...
Просмотрев всё что имелось в ящике, не найдя ничего необычного по названиям диафильмов, попадались в основном детские сюжеты, которые я до сих пор помню и множество раз просматривал. Собираясь уходить из квартиры, к моему удивлению, открытая и не опечатанная, мне бросилось в глаза красноватая пластинка с изображением, высунувшись из порванной, переклеенной скотчем, коробочки. Название мне знакомо, а внутрь заглянуть я не додумался. Разорвав обёртку, высыпались изображения пруда и рыбок. За детализировано прорисованными картинками, спрятались другие, абстрактные предметы, обведёнными вокруг орнаментом. Неужели я смог найти, что искал? Проверить можно было, только включив диапроектор. Где же искать этот громоздкий предмет? Недолго соображая, где у старика может быть спрятан диапроектор, я интуитивно двинулся в сторону кухни. Пооткрывав всё настежь, опрокидывая посуду на пол, я бешено принялся искать чёртов, уже раритетный диапроектор. Он должен быть здесь, ведь я же помню, что прятал он в этом месте. Память меня не подвела и действительно, дядя Вова не выкинул или не продал диапроектор, оказавшись исправленным и в рабочем состоянии. Приготовив всё необходимое для просмотра, я принялся погрузиться во мрак…
На изображениях мелькали запечатлённые вблизи, окровавленные, мужские лица, с пробитыми головами, ножевыми ранениями, лежащими в неестественных позах. Кадр был максимально приближен и что на нём изображено, не сразу удавалось разглядеть. Как только глаза привыкали, из силуэтов образовывалась общая картинка. По верх фотографий, масляными красками нанесены геометрические фигуры. Вокруг каждого обведённого  лица, начерчен орнамент из гвоздик. Если не приглядываться, то действительно сложно увидеть изувеченные тела. Всего диапозитивов было шесть. И каждый не отличался ничем от другого. Комната наполнилась красными оттенками и источающим промозглым воздухом по спине. Под каждым слайдом, каллиграфическим почерком, в прямоугольной рамке подписано: «Эти люди мешали мне. Хотели помешать моей дружбе к вам. Этого заслужили они. Их любви недостаточно». Пока в голове, роем кружились мысли о прочитанном, за стеной на кухне раздались шаркающие шаги. 



293 просмотра
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории