Духи помойки » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Духи помойки

© Morbia.
8 мин.    Страшные истории    Марго    1-08-2020, 23:09    Источник     Принял из ТК: Helga
Я постучала в дверь и услышала шаркающие шаги - меня ждали.
Женщина лет пятидесяти, в застиранном халате и шлепанцах, с сомнением посмотрела на меня: "Такая молодая... Справишься?"
- Справлюсь. Дома кто-то есть?
- Нет, я подгадала, чтобы никого не было, как вы просили.
Я вошла в квартиру.
С порога меня встретил сильный запах разложения. Он, казалось, пропитал блекло- зеленые обои в коридоре и витал в тусклом свете лампочки.
- И давно это у вас? - спросила я.
- Да с месяц уже. И ничего не помогает: мы и проветривали, и плинтуса снимали, думали, может, крыса сдохла, и батюшку звали.
- Батюшку?
- Да, только не помогло.
"Сначала батюшку, потом - ведьму - все логично", - усмехнулась про себя я.
Можно посмотреть ваши трубы?
- Конечно, только зачем?
- Нужно.

Я прошла на кухню и наклонилась, осматривая трубы под раковиной. Так и есть - они были покрыты ржавчиной и подтекали. В туалете и ванной было то же самое.
В квартире было сыро. Если бы так не воняло тлением, я наверняка почувствовала запах плесени. А воняло сильно.
- Как еще это себя проявляет? - спросила я.
- Банками гремит, постоянно слышатся какие-то щелчки.
- А деньги?
- Так вы же еще ничего не сделали...
- Нет, я спрашиваю, с деньгами как? Нет проблем?
- А, знаете, есть. Долг нам уже месяц не отдают, у дочери кошелек вытащили, зарплату задерживают.

- Не удивительно. Все - один к одному.
У вас, определенно, кто-то поселился, - сказала я.
Я зажгла тонкую церковную свечу и обошла с ней квартиру. Свеча трещала и чадила. Впрочем, мне уже все было ясно и без нее.
- Мусор после заката выносили? - спросила я у хозяйки.
- Выносила, вроде бы, - ответила она.
- Не нужно было этого делать. Не стоит беспокоить тех, кто хозяйничает там по ночам. С помойки вы духа и принесли. Наверное, выкинули что-нибудь вонючее, вот он и пришел на запах. Или наступили на какую-нибудь гадость и принесли домой.
Глаза хозяйки широко открылись: "И что же теперь делать?"
- Я помогу. И не выносите больше мусор после захода солнца.
Я полезла в рюкзак и достала оттуда пакет с рыбьими головами. Я открыла его и положила на пол.
- Кто у нас тут? Иди сюда, - сказала я.

Плотная стена вони колыхнулась и приблизилась ко мне. Рыбьи головы в пакете зашевелились. Я быстро закрыла пакет и завязала края. Вонь разложения исчезла, остался только рыбный запах от голов.
- Всё, - сказала я.
- Вот, - хозяйка протянула мне деньги.
- Положите на пол. Деньги ночью не тревожат, - сказала я.
- До свидания. Спасибо.
- До свидания.

Я надела плащ и спустилась по темной вонючей лестнице. Там, определенно, тоже кто-то жил, но мне за них не заплатили, поэтому, пусть живут, где живут. Двумя пальцами я несла пакет с рыбьими головами. Воняющий мочой воздух вокруг меня шевелился - духи, живущие здесь, реагировали на их запах.
Я подошла к ближайшей помойке, развязала пакет и бросила его в мусорный бак. Рыбьи головы послужили одновременно приманкой и откупом. Ночные духи помойки любят все вонючее, дневные же предпочитают конфеты в шелестящих фантиках. Дух вылетел из пакета и поспешил забиться в темную щель между ящиками, и со злобой уставился на меня - ух, я какая - согнала его с насиженного места.
Кроме него не меньше десяти пар глаз смотрели на меня из провалов мусорных баков и с грязного асфальта. Я, хоть и ведьма, тоже стараюсь лишний раз не бывать на помойках после заката. Я, конечно, сильная, но зачем лишний раз дразнить духов.

И тут я услышала какой-то писк из одного из баков. "Крыса?", - подумала я. - "Хотя нет, на крысу не похоже. А вдруг - ребенок? Бывают же случаи".
Я подошла к баку. "Ми!", - раздалось оттуда. - "Ми!"
Превозмогая отвращение, я наклонилась к баку и стала разгребать мусор. Сладковатый запах гниения усилился - я едва сдержала рвотный позыв. Эх, жаль я не умею делать фаерболы - посветили бы мне, а то не видно ни черта.
Я ухватилась за край ящика, подтянулась, легла на него животом и свесилась внутрь, продолжая раскапывать мерзкое содержимое. Под грудой картофельных очистков я почувствовала слабое шевеление. "Ми!", - сказало мне оно. Я пригляделась - котенок. Черный и тощий, с гноящимися глазами, он еле шевелился. Я потянулась к нему, потеряла равновесие и упала вниз головой в мусорный бак. Волна гнилого зловония взметнулась и опала. Я не ушиблась - упала на мягкое. "Ми!", - сказал котенок. Я села поудобнее и перевела дыхание, вдохнув гнилостную вонь. "Фу", - меня передернуло. Я не раз относила духов помойки по месту жительства, но в мусорном ящике сидела впервые. "Ми!", - подал голос котенок. Я взяла его в руку и заглянула под хвост. Мальчик. Я положила его за пазуху. Он, дрожа, устроился между грудями и затих.

Я вздохнула. У меня в рюкзаке лежал черный пакет - положить туфли, чтобы не принести домой на подошвах какую-нибудь сущность. В нем лежали кеды - переобуться. Но сейчас я с тем же успехом могла паковаться в него вся: грязная, в помойной жиже и тремя духами, кружившими рядом.
Ну что ж, пора и честь знать. Спасибо этому дому, пойдем к другому, блин. Я встала в ящике, но он покачнулся, и я упала обратно. Копаясь в баке, я не услышала, как подъехал мусоровоз. И не успела я оглянуться, как полетела в его вонючее чрево.
Видимо, все же не судьба мне было сегодня сломать шею. Я рухнула в мягкий мусор. Бутылка водки в рюкзаке (для откупа духам кладбища, куда я собиралась после) больно ударила по спине. Котенок зацарапался за пазухой. Мусоровоз стал утрамбовывать содержимое - я быстро отползла, уворачиваясь от железного ковша - и тронулся с места. Я хотела закричать, но кто бы меня услышал за шумом мотора в набитой мусором кабине.
Я лежала на спине в полной темноте на самом верху зловонной кучи, почти касаясь лицом потолка кузова. Совсем как баба-яга. Нос в потолок врос... Кстати, вы знали, что баба-яга на самом деле лежит в гробу и, вообще, она мертвая? А еще она не только первая женщина, освоившая летательный аппарат, но и первая женщина-пограничница - она охраняет границу между миром живых и миром мертвых.

Вот и я лежу, как в гробу, носом в потолок... Блин, не к добру такие ассоциации... Все будет хорошо, я выберусь и поеду домой. На кладбище, конечно, сегодня уже не пойду - придется его хозяину потерпеть без дорогой водки.
Я решила, что вылезу, когда мусоровоз остановится на следующей помойке, но он все ехал и ехал.
"Блин, это же самая окраина", - подумала я. - "Куда же он меня увезет?" Впрочем, известно куда - на городскую свалку. Я не раз там бывала днем: делала предметы для магической работы, но ночью я там окажусь впервые.
Мусор подо мной и вокруг меня шевелился - крысы и сущности копошились в нем. Вторые учуяли меня и подбирались ко мне. Блин, что же делать? Я умею бороться с такими сущностями, но не по месту же их жительства... Благовония я зажечь не могу, унести сущностей отсюда - тоже. Тут и прикорма целая кабина. Как же мне от них отбиться, как же, как же?

Пока я рефлексировала, с разных сторон ко мне потянулись тощие узловатые руки и потащили меня вовнутрь мусорной кучи. Я закричала, как будто это могло что-то изменить, и попыталась вырваться, но узловатые пальцы крепко впились в мое тело и не отпускали. Вокруг сгущалась вонь. И тут я вспомнила - соль! У меня полный карман соли, которой так боится разная нечисть. Я потянулась к карману и почувствовала, как теряю сознание. Последнее, что я услышала, было "Ми!" из-за пазухи.
Я почувствовала прохладный ветерок с помойным запахом на лице. За пазухой завозился котенок, бутылка водки в рюкзаке впивалась в спину, в правой руке было что-то сыпучее. Я открыла глаза и глубоко вдохнула. Я лежала на мусорной куче под звездным небом. В руке была соль. Мусоровоз, по всей видимости, уже уехал. Мне стало холодно от гнилостных соков, которыми пропиталась моя одежда. Тело болело в местах, где меня хватали сущности.

Но какие звезды! И почему я так редко смотрю в звездное небо, в этот темный, бесконечный купол. Мы с подругой как раз недавно ходили в планетарий. Вдохновляет.
Но звезды звездами, а лежать мне, пожалуй, уже хватит. Я с оханьем встала и, со стонами, медленно пошла, куда глаза глядят. Нужно сориентироваться и выбраться отсюда, но сначала размяться, а то далеко я не уйду.
И зря я разохалась - что-то просить у помоечных сущностей нужно именно с жалобной интонацией, но то - у дневных. Неизвестно, как отреагируют на это ночные.
Зыбкая мусорная почва прогибалась под моими ногами, уже не воняло, или я принюхалась. Свалка простиралась насколько хватало взгляда. Я не слышала ни гула моторов, ни шороха шин. Как же мне выйти к дороге?
Котенок за пазухой сказал: "Ми". И как он, бедный, еще жив? Котенок попытался забраться повыше, царапая маленькими коготками. "Стой, стой, не надо", - я придержала его рукой под курткой. Больно. Еще и воспалится потом после наших помоечных странствий. Надо будет купить хлоргексидина. Но это потом, а сейчас идти и идти, пока не выйду к дороге. И потом - идти.

На помойке было необычно тихо. Я думала, что ее ночные жители не любят, когда тревожат их покой. А я даже не поздоровалась и не представилась, да и дела к ним у меня нет. Впрочем, я путаю с кладбищем. Это там есть хозяин и хозяйка, с которыми нужно здороваться и оставлять дары. Я как раз собиралась туда сегодня, и у меня в рюкзаке лежала бутылка водки для хозяина и конфеты - для хозяйки. Стоп! Конфеты. Я перекинула рюкзак вперед и открыла его. Коробка помялась, и конфеты поломались, но на вкусе это не отразилось. Эх, не подцепить бы чего - руки-то грязные. "Ми",- сказал котенок. "Ты такое не ешь", - ответила я.

Доев конфеты, я хотела положить коробку в рюкзак, но потом просто кинула под ноги - все равно она, рано или поздно, попадет сюда.
Вдруг в нос мне ударила вонь - а мне-то казалось, что я уже принюхалась - в ней сочетались помойная гнилостность и сладковатый запах разложения. Почти так же пахло в квартире, которую я избавила от духа этим вечером. "Наверное, кто-то сдох", - подумала я. - "Или... или помойные духи, все-таки меня нашли».
Они уже кружились вокруг меня вчетвером, мерзко хихикая и горя красными глазами. Я инстинктивно пыталась отмахнуться, но у меня не получалось.
Я никогда до этого не дралась с ночными духами, да и в принципе дралась редко - обычно всегда удавалось договориться, но не сейчас. Волны помойных дуновений возникали с разных сторон от меня, духи цеплялись узловатыми пальцами за мою одежду.
Раздался писк, и покрытая мусором земля зашевелилась: под ногами словно бы образовался движущийся ковер. Приглядевшись, я поняла, что это были крысы. Некоторые уже лезли по джинсам и плащу, нюхая воздух острыми усатыми мордочками. Я закричала. Волна крыс накрыла меня, они уже царапали острыми коготками руки, лицо и голову.

Мои колени подогнулись, и я упала под тяжестью копошившегося на мне зверья. Страх и отвращение захлестнули меня. Я снова закричала, и тут же какая-то крыса заглянула мне в рот. Я деснами почувствовала шевеление ее усов.
"Если выберусь, нужно сделать прививки от бешенства", - подумала я. И тут волна крыс схлынула. Я часто дышала и оглядывалась вокруг, ища новую опасность.
И тут я увидела силуэт. Кажется, женский. Одетый в какой-то бесформенный балахон, он, покачиваясь, приближался.
"Здравствуйте", - сказала я. - "Не подскажете, в какой стороне дорога?"
В тот момент я даже не задумалась, что женщина может делать на свалке ночью, тем более - без фонарика и удобной одежды. И тут на ее лице вспыхнули красные глаза.
В первое мгновение я разглядела круглое лицо, покрытое струпьями, и лохмотья, в которые она была одета. А потом я побежала. Ноги вязли в мягкой мусорной почве, впереди была только темнота и тишина. И тут же меня накрыла волна смрада - возле меня летели духи, ловя меня за одежду тонкими узловатыми пальцами. Быть может, это были те самые, которые приехали со мной в одном мусоровозе или другие - у меня не настолько хорошая память.

Волна адреналина схлынула, и я остановилась, упершись руками в колени и тяжело дыша. Духи дергали меня за одежду, и я недалеко убежала от красноглазого силуэта. Быть может, поступить как с хозяином кладбища - представиться и озвучить цель визита.
"Здравствуйте", - громко сказала я.
"Меня зовут Майя, я ведьма. Я случайно попала сюда и хочу дожить до утра. Я никому не причиню вреда", - сказала я, нащупывая карман с солью.
Силуэт подошел ближе. Не боятся.

Не боятся, не бояться... Меня обволокло гнилостной вонью. Хозяйка помойки улыбнулась, показав сгнившие зубы, потом сделала приглашающий жест руками. Я отметила про себя, что и они у нее гниющие, полуистлевшие. И тут же, прямо из земли выросли четыре тощих красноглазых пса. Когда помойке нужны глаза, уши и зубы - она отпочковывает сущностей, принимающих облик ее постоянных обитателей. Их шкуры были в проплешинах и струпьях, с огромных челюстей капала слюна. Хозяйка подняла указательный палец - псы припали на передние лапы - и указала на меня. Псы бросились ко мне. Я кинула в них солью и закрыла глаза.
Я открыла глаза. Ни псов, ни Хозяйки помойки не было. Под курткой завозился котенок. "Ми!", - сказал он.

Я глубоко вздохнула и пошла на заплетающихся ногах, куда глаза глядят. Нужно было найти дорогу. Или - дожить до утра. Утром приедут мусоровозы и появятся люди. А пока, нужно постараться не нарваться опять на местных обитателей.
Я шла уже минут десять, когда на меня вновь навалился удушливый запах. Пахло гнилью, мочой и перегаром. Я уперлась в невысокое строение из дверей, досок и обрывков одеял. Поблизости что-то трещало. Я обошла строение и увидела четыре бесформенных фигуры, сидевших у костра. На костре что-то булькало в помятом котелке. Я не сразу поняла, что передо мною бомжи.
Они с кряхтеньем повернулись в мою сторону. "Ми!", - раздалось у меня из-за пазухи. "Здравствуйте", - сказала я.
- Здравствуй, дочка, - проскрежетал один из них.
- Какими судьбами?
- Упала в мусоровоз.
Бомжи засмеялись. Засмеялась и я, слишком уж все было нелепо.
- А то я думал, может, убили тебя, а ты ожила.
- Нет, оживать я не умею.

- Бывает, сюда убитых привозят. И лежат, пока не наткнется кто-нибудь. Я через одного пять дней перешагивал. Да ты садись, доча. Будешь? - он кивнул на котелок.
Я с подозрением уставилась на бурлящее варево и отрицательно помотала головой.
На перевернутое дырявое ведро, правда, присела и протянула руки к огню.
- А земля здесь, доча, людей не принимает. Похоронили мы, значит, Степаныча, закопали, а через два дня смотрим - лежит. Как будто и не закапывали. Мы его снова закопали, а земля не принимает - снова наверху оказался. Отнесли мы его подальше - так и сгнил, где собаки с крысами не обглодали. Будешь? - он показал мне бутылку с тройным одеколоном.

Я помотала головой. Бутылка пошла по кругу. Что-то твердое уперлось мне в спину. Меня осенило: водка! Хорошая, дорогая, купленная, чтобы задобрить хозяина кладбища. Я открыла рюкзак и достала бутылку. Бомжи одобрительно загалдели.
- Вот, это правильно, доча. Выпьешь с нами?
Я кивнула, открутила крышку и сделала пару глотков. Противный вкус обжег мне рот, потом стало тепло. Я передала бутылку по кругу. У бомжа, взявшего ее у меня, была сухая гангрена пальцев. Я вздрогнула.
- А вы... это... может, к врачу?
- Что? А, это. Да и хрен с ними.
- А если?..
- Помру - туда и дорога. Яш, покажи ей.
Другой бомж снял потрепанный сапог и закатал заскорузлую штанину. Запахло тлением. На его правой ноге виднелась кость, и по гнилой плоти ползали опарыши. Как я ни пыталась удержать водку в себе, она снова обожгла мой пищевод, выбравшись наружу. Бомжи хором засмеялись.

- А по ночам здесь Она ходит, - продолжил мой старый знакомый. - Может, видела?
- Такая в струпьях и в лохмотьях?
- Ага. Водит с собой собак и крыс. Они-то и обгрызают тех, кого земля не принимает. Эх, похоронили бы меня на нормальном кладбище... Чтобы не достаться этим.
- Так невостребованные трупы хоронят за счёт города...
- Сначала нужно, чтобы труп нашли. А как его найдут, если помойка сьест? А у меня ведь сын в милиции... Как приедет на мой труп…
Я поежилась: как страшно, когда людей выбрасывают на помойку

Край неба начал светлеть, и почти тут же я услышала шум мотора.
- До свидания, - сказала я.
- Бог с тобой, доченька, надеюсь, никогда больше не увидимся, - ответил бомж.
А я уже бежала к ставшему таким родным мусоровозу. Подбежав, я громко постучалась в стекло кабины. Водитель с удивлением посмотрел на меня: "Ты что тут делаешь?"
"Долгая история", - ответила я.
"Вот по пути и расскажешь, садись", - он открыл дверь, и я запрыгнула в кабину.
"Ми!", - сказал котенок.
Я назвала его Кошмаром.
ведьмы существа
1 903 просмотра
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории