На первом этаже » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор


СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

На первом этаже

© Pivaseek
12 мин.    Страшные истории    rainbow666    30-07-2020, 12:33    Источник     Принял из ТК: Helga
Человек идущий на работу в воскресенье в шесть утра редко бывает весел, но я сегодня выспался, что для меня редкость, и чувствую себя бодрячком. В выходные у нас обычно не бывает много работы, поэтому весь день я буду пинать балду, может, даже книжку успею почитать.

Как обычно я поднимаюсь на пятый этаж, провожу пропуском по замку, тот пищит и открывает дверь. Здесь открыты пара помещений, горячая линия работает всегда. Спускаюсь по другой лестнице к себе на четвёртый, так же открываю пропуском дверь, иду к своему кабинету.
Первое время я материл тех кто закрыл прямой вход на четвёртый этаж, ведь в случае пожара на пятом мы окажемся заперты, но потом смирился и забил.
Вхожу в кабинет. Вся группа смотрит на меня. Снимаю и вешаю куртку как ни в чём не бывало.

— Привет!

Коллеги рассмеялись.

— Я что, смешно поздоровался? — недоуменно улыбаюсь. Да что ж такое, опять я какую-то приколюху пропустил.

— Не, просто Наташа наванговала твоё появление, — ответила Марина — одна из немногих моих коллег, с кем можно нормально общаться, да ещё и красивая, — мы слышали, как открылась дверь, а кроме тебя больше некому её открыть, все уже пришли.

Сажусь на своё обычное место, включаю компьютер, краем уха слушаю болтовню коллег. До начала рабочего дня ещё пять минут, никто не спешит выходить в линию. Надеваю наушники, проверяю сколько звонков в очереди.

— Ого, очередь — четыреста двадцать!

— Ну а чего ты ожидал от воскресенья? — ответил Олег, единственный кроме меня парень. Оператор колл-центра — женская профессия, поэтому нашу группу я в шутку называю «сосисочная вечеринка».

— Да нет, ты не понял, четыреста двадцать же!

Олег продолжает удивлённо смотреть на меня, пытаясь врубиться о чём речь. — Ну четыре двадцать!

— Ааа! — рассмеялся он.

— А что тут такого? — спросила Марина.

— Это время дуть! — поясняю я.

— Мне вчера попался клиент, который делал это прямо во время разговора со мной. Он наверно думал, что я ничего не пойму, но нет, рыбак рыбака видит издалека! А там прям всё было слышно в деталях.

— И тебе не стыдно было, что ты человека от такого важного дела отвлёк?

— Так, надо подключаться, а то Наташа сейчас будет ругаться, что в линии никого нет, — напомнила Марина.

Работы было мало и разговоры не смолкли когда все подключились, просто периодически кто-то выпадал из них, когда его соединяло с клиентом. Достаю томик Лавкрафта из рюкзака. Надо пользоваться выпавшими возможностями, уже через час звонки будут поступать чаще и особо не побездельничаешь.

— Отключитесь все на пять минут! — попросила Наташа, и дождавшись всех, продолжила, — со следующего месяца вводят новый скрипт. Меняют схему отработки возражений, теперь нужно будет зачитать весь список ответов на возражения.
Наташа раздала всем распечатанные списки.

— Да это же нереально! — воскликнула Марина, пробежав глазами список, — ну один ответ они выслушают, ну два, а потом будут трубки бросать!

— Наше дело — сказать, — равнодушно возразил я, — не дослушают — их проблемы, в прослушке это не будет учитываться.

— Так у нас из-за этого продажи будут падать!

— Нуу, наверное они рассчитывают, что мы не будем зачитывать весь список, а отрабатывать возражения по ситуации, чтобы сохранить продажи. А потом нам оценки за прослушку занижать. — предположил Олег.

— Ой, да на нашей зарплате просто сэкономить хотят! — безразлично обьясняю я, — Сами понимаете, тяжёлая экономическая ситуация в стране, пандемия…

— Нужно потуже затянуть пояса! — перебил Олег, — но меня на самом деле только один вопрос волнует: когда мы поедем на шашлыки?

Все рассмеялись.

— Когда летом школьники и студенты тайно встретятся чтобы отметить выпускной, перезаражают друг друг, перезаражают свои семьи, все умрут, тогда можно будет поехать на природу, чтобы там заразиться мышиной лихорадкой. — поддерживаю я с довольной ухмылочкой. Это мы ещё посмотрим, чьи шутейки более поехавшие!

В повисшей тишине раздался писк двери в коридоре.

— Кто к нам зашёл? Мы же одни на этаже, у остальных выходной? — немного робко спросила Катя, самый старший сотрудник в группе. Она просто воспользовалась возможностью тему сменить. Не знаю, как она терпит наш петросянский коллектив, но как-то терпит.

— Да, некому больше, мы все тут, — ответила Наташа.

— Это барабашка! — выпалил я первое что пришло в голову.

— По крайней мере, это точно не серийный убийца, потому что в помещении может быть только один серийный убийца, — успокоил всех Олег, мерзко хихикая.

— Это наверное входящая линия к нам с пятого этажа спускается в туалет, — предположила Наташа.

— Скорее всего они, наверное, у них туалетка закончилась. Надо сходить проверить. Кто со мной? — пытаюсь взять инициативу в свои руки.

— Я! — вызвался Олег, — Своих не бросаем!

— Нам бы по-хорошему нужна девушка, чтобы легитимно досматривать женский туалет. Не то чтобы нас что-то останавливало, но так мы будем выглядеть меньшими извращенцами, чем могли бы.

— Я пойду, — отозвалась Марина.

— Какой только хернёй не приходится заниматься, лишь бы только не работать, — тихо сказал Олег, когда мы вышли из кабинета.

— Надеюсь, там будет туша с ножницами! Люблю тушу с ножницами! — замечтался я вслух, — Тогда к работе можно будет вообще не возвращаться!

На подходе к туалету Марина и Олег сбавили темп, так что я шёл первым. Ссыкуны. Зато я первым увижу НЁХ и получше смогу её разглядеть. Не то чтобы вероятность этого была особо велика, но кто знает, кто знает…
Сначала лучше осмотреть мужской туалет. Было бы странно сразу ломануться в женский, не пропустив девушку вперёд, но она, судя по всему, то ли побаивается, то ли стесняется. Тогда все подумают, что я всю эту операцию замутил только для того, чтобы у меня был благовидный повод заглянуть в женский туалет. Как будто я без повода не могу этого сделать.
В мужском туалете всё как обычно. В кабинках нет никого, и ничто не указывает на то, что здесь кто-то только что был.

— Всё чисто! — докладываю коллегам, дожидавшимся меня снаружи.

В женский тоже пришлось зайти первым. Немного неловко (кто знает, может, здесь действительно сейчас справляют нужду, а тут я), но хотя бы не подвергаю девушку опасности.
В кабинках тоже никого нет, но всё же непривычно здесь находиться. Невозможно сказать, был ли тут кто-то только что или нет. Вода в бачке не шумит, но возможно, тот кто был здесь, просто не смыл за собой, как и десятки других до него. Туалетная бумага заполнила ведра полностью и вываливалась на пол. Рядом с раковиной разлита вода. Боже, что за чудовища здесь побывали?
Стена в одной из кабинок покрыта трупиками раздавленных насекомых. Да нет, это не насекомые, просто кто-то ковырял в носу и вытирал козявки об стену. Валить надо отсюда нахер!

— Сказав, что там чисто, я бы соврал, но там никого нет, — брезгливо морщась, отчитываюсь ожидающим меня коллегам.

Возвращаемся в кабинет разочарованными, ведь нам не о чем рассказать.

— Мы никого не видели, но возможно, просто не успели.

— Придётся работать дальше, — вздохнул Олег.

***

— Никому ничего не надо в магазине? Мы с Катей собираемся сходить, — спросила Марина.

— А вы не боитесь одни идти? Тут у нас по этажу кто-то ходит, а вы прямо к нему в лапы. — спросил Олег.

— Так мы ж вдвоём будем, как-нибудь отобьёмся.

— Ну, как знаете, а то я мог бы с вами пойти, для безопасности.

— Подключись в линию! — заткнула Олега Наташа.

— Всё, молчу-молчу!

Но через двадцать минут он снова заговорил.

— А никого не настораживает, что Катя с Мариной так долго не возвращаются?

— Может, ещё в курилку зашли.

— Катя не курит, она точно должна уже вернуться.

— Нам нужно снаряжать спасательную экспедицию! Обыскать весь офис, и на пятый этаж к входяшкам тоже подняться.

— А тебе лишь бы не работать!

— Это проще, чем потом искать двоих новых сотрудников! И вообще, две человеческие жизни важнее какой-то там всратой работы!

Спор прервало появление Марины.

— А где Катя?

— На кухне сидит.

— И ты оставила её одну? Наедине непонятно с кем, кого мы даже не видели?

— Она как-нибудь сама дойдёт — улыбнулась Марина.

— К тому же, мы услышим её крики из кухни, — успокоил я остальных.

***

— Кати нет уже сорок минут, она явно перегуляла свой перерыв!

— Может, и правда пойти поискать её?

— Вот, кстати, да. Если серьёзно, то ей могло плохо стать, а она уже не девочка.

— Я ей сейчас позвоню, — ответила Наташа.

Все повернулись к ней и стали смотреть как она достаёт телефон и ищет Катю в списке контактов. В тишине даже слышны гудки.

— Не отвечает.

— Мы сейчас проверим кухню, а то мало ли, — предлагаю Олегу, — пошли?

Ни на кухне, ни в комнате отдыха Кати не было.

— Пошли ещё раз туалет проверим, были же уже там сегодня, — позвал меня Олег.

Приоткрываю дверь туалета ровно настолько чтобы меня было слышно. Когда знаешь, что в женском туалете может кто-то быть, заходить в него ещё более неловко.

— Кать, ты тут?

Тишина.
Опять захожу внутрь и проверяю кабинки. Никого.

— Давай пятый этаж осмотрим, может, она там.

Никого кроме местных сотрудников там нет. И те, кого мы расспросили, Катю не видели.

— И где тогда её искать?

— Может, она по лестнице спустилась, — выдвинул я очевидное предположение, — я однажды забыл пропуск в кабинете и не мог ни попасть на пятый этаж, чтобы выйти, ни вернуться обратно на четвёртый. Тогда я спустился вниз, вариантов больше не было. Там тоже есть выход, и сидит бабка, которая не выпускала меня и гнала к главному выходу, но когда я просто пролез под турникетом, то мешать мне не стала. Катя тоже могла забыть пропуск, тогда мы найдём её либо там, либо у основного входа.

— Ну что нам ещё остаётся, пошли, конечно.

Несколько месяцев сюда не спускался, уже и забыл как выглядит всё что ниже четвёртого этажа. Лампочки почему-то не горят. Кажется, я видел тут окна. Между четвёртым и пятым этажом окно есть, значит и на нижних этажах должны быть. Может, в прошлый раз я внимания не обратил, потому что свет горел, а сейчас в выходной его некому и не за чем включать. Ну и ладно, мы и телефонами посветим, и так всё видно. Включить бы свет самим, но кто ж знает где он включается.
Не переломали ноги спустившись на первый этаж. На всех других этажах есть двери, и обычно они закрыты, на первом же были широкие проёмы без дверей, я это ещё в прошлый раз запомнил.

— Выход тут, слева, — подсказываю, — справа чужие офисы.

Поворачиваем в такой же тёмный как лестница коридор.

— Я точно помню, что здесь должны быть широкие стеклянные двери с двух сторон, а мы в какие-то перди зашли, — почему-то здесь хочется говорить тише, чтобы не мешать людям работать. Если они тут, конечно, есть, — Это по ходу второй этаж, мы не заметили ещё одного лестничного пролёта. Делать нам тут нечего, да и нету тут никого, если б кто-то сегодня здесь был — включили бы свет.

— Если мы не туда зашли, то и Катя тоже могла, — возразил Олег, — давай быстро оглядимся тут, а потом дальше спускаться.

— Только если быстро.

Зря мы тут остались. Просто время теряем, пока Катя неизвестно где.
В свете телефонов мы увидели кабинет с раскрытой нараспашку дверью. Кто-то всё-таки здесь есть.

— Пошли! — поторопил я не столько Олега, сколько себя. Неприятно подходить к открытой двери, за которой ничего не видно, но там могла проходить и Катя. Я, может, слишком загнался, но оттуда же в теории всё что угодно может выйти. Бред, конечно, это понятно, но мне почему-то легче от этого не становится. Вероятность того, что мне навстречу сейчас выйдет монстр один к двум — либо выйдет, либо нет. Понимаю, что смешно, но чёрт, как же убедительно! А вот вероятность того, что мне навстречу выйдет Катя, значительно больше.

Мы уже были в двух шагах от открытого кабинета, когда из него вышла девушка. Самая обычная, хоть и одета странно: на улице только-только установилась плюсовая температура, а на ней тоненький сарафан, как в плюс тридцать. Хочется при виде неё облегчённо вздохнуть, но что-то мешает.

— Добрый день, — попытался я как-то объяснить наше присутствие на этаже, принадлежащем другому арендатору. Почему-то мне понадобилось сделать для этого волевое усилие, — у нас коллега пропала, вы не видели здесь женщину лет пятидесяти ростом чуть ниже вас с длинными светлыми волосами?

— Возвращайтесь назад, — отрешённо ответила она, глядя будто сквозь нас, — вы не найдёте её.

Сразу понятно, что ничем она нам помочь не может и нет смысла дальше её расспрашивать.

— Пошли, — дёрнул меня за рукав Олег.

Совсем не хочется продолжать разговор с этой девушкой, так что меня не нужно было просить дважды.

— Когда я утром пришёл, у нас в коридоре тоже свет не горел, — продолжил он почему-то всё ещё тихо, когда мы уже вышли на лестницу, — и была открыта кухня, там же двери нет. Но такой кромешной тьмы не было, а ведь это было часа два назад.

— Может, там просто окна плотно занавешены, — нехотя поспорил я, — но мы наверняка идём в правильном направлении, где ещё Катя могла заплутать.

А что если Катя и была в том кабинете? И та девушка специально нас прогоняла, чтобы мы её не нашли? Но зачем ей удерживать Катю? Так, стоп, как я вообще к этой мысли пришёл?!!
Нда, а я считал себя хладнокровным человеком. Стоило только свет выключить — сразу параноить начал.

— Я вот почти уверен, что когда мы были тут в прошлый раз, лестница на этом месте заканчивалась, — перебил мои размышления Олег.

— Это да, но мы могли просто не заметить ещё одного пролёта в темноте, — не то чтоб я сам в это верил, но сейчас не время для паники, — да и свет тут вроде становится всё тусклее и тусклее.

Молодец, блин, поднял моральный дух. А зачем мне думать прежде чем говорить, и так нормально же!
Да и не всё так плохо со светом, вот, смог разглядеть, как стены покрылись каплями воды. Сколько лет здесь работаю, а первый раз такое вижу, проблем с влажностью у нас никогда не было. Ещё и подвалом запахло.

Я не считал этажи, но мне кажется, что мы спустились ниже первого. Не уверен, что тот этаж на который мы заходили, и был первым, но это уже выглядит возможным. Не знаю, где мы, не знаю, сможем ли спасти Катю (а я уже почти уверен, что её нужно спасать), но чувствую, что идём мы верным путём. И это радует.
Убеждённость в этом подкрепило раздававшееся снизу неразборчивое бормотание. Хорошо хоть голос не похож на Катин, это должно успокаивать. Но ножик в кармане я на всякий случай нащупал.

— Ты слышишь это? — решил я уточнить.

— Мне кажется, нам не стоит соваться туда вдвоём, лучше ещё охранников позвать, — неуверенно прошептал Олег, — а ещё лучше, если только они и пойдут. Мы ведь не знаем где Катя и что с ней. Небезопасно это. Мы и Кате не факт что сможем помочь, и сами найдём на голову приключений.

— Работа охраны — сторожить офис от гопоты, к такому их жизнь не готовила. Но если ты опасаешься — можешь пойти назад, — я попытался посмотреть на него максимально спокойным взглядом, — я не буду тебя осуждать и никому ничего не расскажу. Тебя ведь тоже к такому жизнь не готовила, и это нормально, никто не должен в такие места лезть.

— Нет уж, я лучше с тобой останусь, — Олег вроде немного успокоился. Я надеюсь, что он именно успокоился, а не побоялся идти обратно один. Да и с чего ему бояться, мы же уже прошли лестницу, и видели, что ничего страшного там нет, нужно только в чужие коридоры не сворачивать, чтоб не накручивать себя на ровном месте.

— Хорошо, пошли, только без паники. Мы же не видели ничего по-настоящему опасного, только атмосфера вокруг какая-то нездоровая. Ничего с нами не произойдёт, если мы сами не поведём себя как номинанты премии Дарвина.

Не знаю как Олегу, но мне это самовнушение немного помогло.
Я всё-таки начал считать этажи, пусть и с запозданием. Интересно, считал ли их Олег когда мы спускались на тот этаж, где встретили девушку? Спрашивать у него, наверное, не стоит, потому что вряд ли он так рано сообразил что что-то с этой лестницей не так, я его своим вопросом только сильнее на измену подсажу.

Спускаемся ниже на один этаж. Двери в коридоры закрыты. Лестница ведёт дальше.
Спускаемся ещё на один этаж. Двери опять закрыты. Лестница всё ещё ведёт дальше.
Это уже точно должен быть первый этаж. При условии, что девушку мы встретили на третьем. Но на третьем мы не могли её встретить, потому что спускались с четвёртого, и прошли точно больше одного этажа. Мы точно в подвале и как-то смогли проморгать первый этаж, хотя мне казалось, что это невозможно. Не могли же там меньше чем за полгода выстроить новые стены, сделать рабочие кабинеты и сдать их в аренду. Хотя, разве я бы это заметил?

Поворачиваюсь к Олегу чтобы позвать его обратно.

— Смотри, там кажется окно! — показывает он мне за спину.

Ниже по лестнице действительно что-то похожее на окно. Что-то, что быть окном никак не может. Потому что из него идёт солнечный свет, что невозможно в подвале. Но ведь солнечный свет яркий, я бы заметил окно и сам.

Подхожу к окну. Олег не торопится; видимо, и сам уже понял где мы, и где должен быть солнечный свет.
Вид открывается такой же как из окна между четвёртым и пятым, только мы ниже. На втором, кажется.
Невозможно. Не мог же я ошибиться считая этажи. Если это иллюзия, то проверить её легко.
Протягиваю руку, чтобы открыть окно.

— Может, не надо? — просит Олег, но уже поздно.

Ветер мне в лицо дует вполне настоящий. И воробьи на улице тоже по-настоящему орут.
Высовываюсь наружу, чтобы по расположению окон понять на каком мы этаже. Действительно, второй. Смотрю наверх — этажей в здании всё ещё шесть.

— Следующий этаж точно должен быть первым. Если не будет — идём обратно.

Уже готовясь развернуться наверх, спускаемся на первый этаж, внимательно осматриваемся. Так, этот этаж действительно первый. Дверей в широких проёмах нет и лестница кончилась.

— Налево или направо? — решил я зачем-то посоветоваться.

— Ну давай налево, как в прошлый раз, выход же там должен быть.

Опять тёмный коридор. Опять не то. Тут же должны быть двери, за которыми должно быть солнце… Неужели это тоже не первый этаж? Дальше уже точно спускаться не будем, даже если лестница опять «вырастет», решили же.
Чёрт, я уже какой-то бред начал придумывать. Лестница, блин, вырастет…

— Смотри, там свет! — указал Олег, — пошли заглянем.

— Давай, но потом сразу обратно. Мне кажется, тут можно бесконечно так гулять.

Этот коридор был светлее прошлого из-за открытой двери в кабинет, в котором, в отличии от прошлого, были окна. Мы даже выключили фонарики на телефонах. Но всё равно здесь темнее чем у нас на четвёртом этаже, и внимание Олега на этом лучше не заострять. Не убираю свой телефон, держу в руке. Не может солнечный свет резко погаснуть, застав нас врасплох, но я уже, если честно, ничему не удивлюсь, и хочу быть готовым ко всему.

Этот кабинет намного больше нашего, а вот кьюбиклы здесь стоят очень похожие. Медленно проходим, заглядывая в ряды между столами и ища людей. Так может думать только трусливый и малодушный человек, но я совсем не хочу здесь кого-то найти. Больше хочется вернуться обратно, чем найти Катю.
Я уже дошёл до конца и развернулся, но попятился назад, увидев у входа фигуру мальчика лет десяти.

Бояться нечего, это просто ребёнок. Кто-то из родителей мог взять его с собой на работу, дома не с кем оставить. А то, что он некрасивый — такое случается с людьми. Три головы — это, конечно, патология, но ещё не повод бояться.

Это всего лишь особенный ребёнок.

— Привет, — неуверенно улыбнулся я, но меня перебил неестественно высокий взвизг Олега.

Для инвалида мальчик очень быстро бежит. Даже для обычного человека он бежит неестественно быстро. Последние пару метров до Олега он преодолел одни прыжком и впился зубами ему в шею.

Я следующий. Могу стать следующим, если попытаюсь вмешаться. Он намного сильнее меня, я никак не смогу спасти Олега.
Только бежать отсюда как можно быстрее. Оно занято Олегом и пока не погонится за мной, у меня есть несколько секунд форы.

Не могу тратить драгоценное время чтобы достать телефон, бегу держась за перила. Поднялся примерно на шестой-седьмой этаж, но ещё не добежал до своего четвёртого. Хоть окна с нормальным ярким светом появились. Перешёл с бега на шаг, бежать уже нет сил, в левый бок как будто перо воткнули. Стараюсь ступать как можно тише, чтобы оно меня не услышало. Глупо, конечно, но больше я ничего сделать не могу.

Прислушиваюсь. Тишина. Через несколько секунд слышу шаги, оно не бежит, но начало подниматься довольно быстро.

Надо пересилить себя и бежать, и как можно тише.
Вот он, четвёртый этаж! Достаю пропуск… нет, не достаю. Неужели я его выронил в этой суматохе?
Он мог зацепиться за пачку сигарет в кармане. Достаю пачку, осматриваю — нет, не зацепился. Может, в другом кармане? Там горстка мелочи. Только бы не зазвенеть ей, оно услышит и начнёт подниматься ещё быстрее.
И кроме мелочи и зажигалки — ничего больше.
Хоть бы кто-нибудь попытался выйти с этажа пока оно не поднялось! Пытаюсь расслышать шаги за дверью, может кто-то из кабинета выйдет, я позову и попрошу открыть мне. Ну пожалуйста, хоть кто-нибудь!
Судорожно продолжаю обшаривать другие пустые карманы, которыми не пользуюсь никогда.
Между мной и трёхглавым ребёнком уже всего один этаж. Даже если кто-то и выйдет, то не успеет открыть мне дверь.
Это конец.

Слава богу, я просто положил пропуск в другой карман!
Вбегаю на наш этаж, несколько секунд держу дверь пока не сработает электронный замок. Не знаю, выдержит ли дверь, но это единственное что я могу сделать. И она гораздо прочнее, чем дверь нашего кабинета, дальше бежать некуда.

«Ребёнок» подходит к двери из матового стекла, я вижу его тень. Между нами считанные сантиметры. А может ли он видеть мою? Вроде, в коридоре темнее чем на лестнице.
Задержал дыхание чтобы не привлечь внимание. Ничего не слышу кроме его шагов и биения своего сердца. Он же не сможет его расслышать?

«Ребёнок» задерживается рядом с дверью. Всё-таки понял, что я здесь! Теперь вся надежда на дверь.

Задерживается, и проходит дальше наверх. Ух, мне просто показалось!

Когда он уже поднялся на этаж выше, тихо прохожу к своему кабинету.

— На Олега кто-то напал, он серьёзно ранен.

Олег уже мёртв. Не бывает ранений в шею, слишком широкие там артерии. Не знаю, почему мне не хочется этого говорить вслух, но не хочется, и всё тут.

— Кто на меня напал? — Олег даже привстал со своего места и снял наушники.

Это он, сомнений быть не может. Как не может быть сомнений в том, что он спускался вниз вместе со мной, и что его укусил в шею трехглавый ребёнок. И в том, что с такой раной нереально подняться на такой этаж быстрее меня, да и негде ему было пройти не столкнувшись со мной. И вот он стоит передо мной как ни в чём не бывало, улыбается, и на шее ни малейшей царапины. Надо руки в карманы засунуть, чтобы никто не увидел как они трясутся. Сейчас лучше всё в шутку свести, а то ж меня в дурку увезут если расскажу как всё было. Точнее, как я всё видел.
Наташа мне такой возможности не дала.

— Сколько у нас длится перерыв?

— Пятнадцать минут. А что, я задержался?

По моим ощущениям, меня, то есть нас с Олегом, примерно столько и не было. Ну, максимум двадцать минут. Но у них тут Олег стоит живой, я уже не удивлюсь, если у них времени больше прошло. И Катя вон тоже сидит на своём месте

— А почему тебя не было полчаса?

— Я был на пятом этаже, потерял пропуск в карманах и долго не мог найти, — надо же, даже не соврал, — давай я следующий перерыв пропущу?

— Иди уже в линию.

Всё нормально, все живы. Но возможно то что сейчас сидит на месте Олега и выглядит как Олег — это и не Олег вовсе.
Отворачиваюсь от Наташи чтобы рассмотреть Олега повнимательнее. Боязно мне поворачиваться к нему спиной, а ведь придётся, он же сидит прямо за мной.

Шею разрывает резкая боль. Падаю на пол. Не могу дышать, не могу пошевелиться, не чувствую своего тела, где оно? Где моё тело? Вижу его, лежит рядом, из шеи хлещет кровь.
Наташа… Пытаюсь позвать её, но горла нет.
Нет, нет, это что, всё? Я ещё не умер, может, пока и не умру, может, меня успеют спасти?

Наташа берёт меня в руки. Она никогда так злорадно не смотрела на меня, вообще никто так злорадно на меня не смотрел. Это точно не она.

— Ты что, правда думал, что сможешь просто уйти? А теперь ты даже попытаться не сможешь!

офис работа существа необычные состояния странная смерть что это было?
2 155 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории