Суеверные люди » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор


СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Суеверные люди

Указать автора!
6,5 мин.    Страшные истории    AmberFoggy    26-05-2020, 23:35    Указать источник!     Принял из ТК: Helga
Мотор заглох плавно, но неожиданно. Посреди трассы я вдруг обнаружил, что сбрасываю скорость. Я успел съехать на обочину, понимая, к чему это ведет, но на этом идеи у меня кончились. Как и двигатель, судя по всему – на попытки завести мотор, машина не отзывалась даже раздраженным фырканьем. Будто просто в пустом замке ключом верчу. Отли-ично, а я ведь неделю назад был в сервисе. Прощай, стартер, ты был мне хорошим другом.
Можно попробовать вручную завести, но я не знал как, и опасался, что замкну что-то не то. Да и из-за стартера машина не остановилась бы. Наверное. Разбирался бы я в этом получше ещё.
Нет, нужно звонить в сервис.

«Нет сети», – жизнерадостно оповестил меня телефон.
Отлично. От города я отъехал уже прилично, трасса не дальнобойная – может никто и не проехать. Съездил к девушке, называется.
Вообще тратить выходные на сомнительное предприятие по более близкому знакомству со случайной знакомой, сразу казалось мне глупой затеей, но… ну, молодо-зелено, как говорится.
За что я получил пустой кошелек, выжатый в клубе, цены в котором оказались больше, чем я предполагал, головную боль оттуда же, и вот теперь ещё и это. Нет, запасная карточка с заначкой у меня была, на сервис бы хватило, но все равно – приятного мало.

Я вышел из машины, проверить придорожные кусты и осмотреться в целом. Солнце уже клонило к закату, на трассе, как я и предполагал, не было ни души. Зато неподалеку обнаружился съезд. Типичная проселочная дорога, от асфальта не было даже запаха, колея уходит глубоко в землю. Нда, низкая посадка тут крякнет на подъезде, от одного вида. Зато это значило, что по дороге кто-то да ездит, и там могут быть люди и телефон.
Бросать машину мне откровенно не хотелось, но вариантов особо не было. Не куковать же тут в надежде, что кто-то поедет. Да и кто её угонит, если она не заводится?

Деревня оказалась близко: меньше пятнадцати минут быстрым шагом, но впечатление она производило не самое лучшее.
Покосившиеся грязные дома, кое-как залатанные досками другого цвета, гнилые заборы с осыпавшейся краской. И тишина.
Поначалу мне вообще показалось, что деревня заброшена, но за одним из заборов я увидел чью-то фигуру.
– Извините, – я подбежал к воротам, обратившись к старухе, довольно лениво рыхлящей землю на грядке. – Здравствуйте! У меня заглохла машина, вы не подскажете, есть здесь у кого-то телефон?
Старуха повернулась ко мне, смерив долгим взглядом, медленно моргнула и… отвернулась, продолжая ковыряться тяпкой в темной земле.
«О-окей, – подумал я, несколько ошалев от такого приёма, – Попробуем в другом месте».
Видимо мой громкий голос всполошил деревенский покой, потому что из домов начали появляться люди. Мужики со смуглыми помятыми лицами, в старых свитерах, женщины в замызганных халатах, с засаленными гульками на затылке. Они будто были продолжением своих домов, настолько гармонировали общей гротескной запущенностью. Я уже видел такое. Последняя агония умирающего селения, на месте которого через десяток лет будет поле или какой-нибудь завод по добыче ископаемых.
Как бы то ни было, людям я поначалу обрадовался, но быстро понял, что поспешил. Они стояли и смотрели на меня, не шевелясь, будто ждали чего-то, но как только я пытался с кем-то заговорить, этот человек поворачивался и уходил обратно, плотно закрывая за собой дверь. Потом они возвращались, но только когда я уходил достаточно далеко от их дома.
– Да что такое, – в полголоса пробормотал я, глядя на очередную закрывшуюся у меня перед носом дверь.
– Вам помочь? – раздался высокий голос за спиной.
Его владелицей оказалась молодая женщина, не старше тридцати. Она выделялась из всех, кого я здесь видел, и не только тем, что обратилась ко мне. Женщина выглядела обычной горожанкой, приехавшей на дачу – свободная зеленая футболка, заправленная в потрепанные, но чистые джинсы, высокий, аккуратный хвост из светлых, почти белых волос. Она казалась объемной фигурой на плоском рисунке, как на тех стереокартинках, где нужно расфокусировать зрение, чтобы что-то увидеть.
– О Боже, вы даже представить себе не можете, как я вам рад, – выдохнул я. По её лицу пробежала тень волнения, поэтому я скороговоркой повторил рассказ о машине, в страхе, что мой излишний энтузиазм спугнёт последнюю надежду.
– С этим здесь проблемы, – туманно ответила незнакомка, покачав головой. – Пойдемте, вы, наверное, устали тут бегать. Попьем чаю и может придумаем чего.

Её дом оказался последним, он стоял на отдалении, отгородившись от деревни не только забором, но и частоколом деревьев. Вишня, яблони, ещё что-то, кажется груша. У других они были за домом, чтобы соседи не угостились свисающей за забор ягодкой.
– Не боитесь, что урожай растащат? – я кивнул на зеленые ветви, свисавшие с забора. Женщина рассмеялась, звонко и задорно, как смеются люди, которые знают, что делают это красиво.
– У меня-то? – она приглушила смех, с улыбкой посмотрев в мою сторону, и добавила: – Здесь суеверные люди, а воровать у меня плохая примета. Кстати, меня Ладой зовут.
– Игорь, – кивнул я в ответ, протиснувшись после неё в рассохшуюся калитку, с трудом приоткрывшуюся на полметра.

Электричества у неё в доме не было. Лада ловко забросила дрова в зев закопченной железной печи и наполнила чайник из прикрытого ведра.
– Вы обедали? – она деловито отряхнула руки и повернулась ко мне. Я повел плечом.
– Да, пару часов назад. А света здесь…
– Совсем нет, – вздохнула Лада. – И водопровода тоже. И сети. Глухое место.
– Нда, – на всякий случай, я присел.
Последней надеждой была машина у кого-то из местных, или хотя бы полудохлый трактор, чтобы отбуксировать мою машину от проезжей части, но и здесь меня ждало разочарование. Зато, по словам Лады, в обед следующего дня будет автобус, на котором можно выбраться в город.
– Можете переночевать у меня, – она задумчиво почесала нос и смущенно добавила: – Больше вас всё равно здесь никто не пустит.
– Они не слишком любят чужих, да?
– О, не то слово. Они считают, что чужаки будят призраков, и не хотят, чтобы призраки забрали заодно и их.
– Серьезно?
Я хотел ввернуть про 21 век и всё в таком духе, но вспомнил, что в этой глуши нет даже электричества, и прикусил язык. Я не удивился бы, узнав, что они староверы.
Лада пожала плечами:
– В каждой избушке свои погремушки. Я же говорю, люди здесь суеверные, но и сама деревня не без… – она неопределенно помахала в воздухе рукой. – Чудинки. Зато места красивые, дикие немножко, но так даже лучше.

Лада оказалась приятным собеседником, и ещё лучшим слушателем. Мне нечасто встречались люди, которые могут с таким интересом ловить каждое твоё слово, задавая такие точные и правильные вопросы, что только диву даёшься. О себе она, впрочем, не рассказывала.
Я даже в шутку спросил, не шпион ли она, но Лада только рассмеялась и отмахнулась, прищурив на меня свои красивые зеленые глаза.
– Брось. Раз уж ты тут застрял, давай я тебе лучше болото покажу. На закате оно очень красиво. Если с краю стоять, то не провалимся.

Деревня вновь притихла. Не было слышно ни лая собак, ни голосов, ни криков, ни смеха. Только сверчки пели свою трель в кустах, да звенели комары.
– Мрачно у вас как-то, – я поежился, хотя на улице было тепло. – Это они из-за меня так притихли?
Лада пожала плечами и повторила:
– Не без чудинки деревня, что поделаешь.
Я хотел уточнить, что она имеет в виду, но в этот момент мы вышли к кромке болота.

Солнце опускалось за чернеющие в контрастном свете макушки деревьев, оранжевые лучи протянулись по широкой поляне, заросшей мхом и высокой остролистой травой, название которой я давно забыл, если вообще знал. В таком свете казалось, что болото горит, и это чувство было настолько ярким и глубоким, что я стоял и не знал, сгореть там, оставшись поутру осокой на этом болоте, или бежать прочь, пока не ослабнут ноги.

Лада стояла рядом, крепко сжимая мою руку, будто боялась, что я сделаю что-то, но я не мог пошевелиться, завороженный картиной.
Наконец, когда свет немного притих, я смог пошатнуться, потирая лицо рукой. Н-да, сила природы не зря так зовется.
Я бросил прощальный взгляд на болото, но не отвернулся. Мой взгляд привлекла фигура, метрах в десяти от нас. Это был ребенок. Я плохо видел, свет бил за спиной у фигуры, но почему-то я был уверен, что это мальчик.
Помедлив мгновение, он пошел к нам. В его походке было что-то неправильное, но я никак не мог понять, что именно.
У меня мелькнуло, что это опасно – в полутьме ходить по болоту, но тут почувствовал, как Лада тянет меня за руку.
– Пойдем.
– Но там…
– Пойдем! – повторила она тверже, тревожно оглянувшись на фигуру. Мальчик всё шел. Неторопливо, и уверенно, двигаясь по направлению к нам. Странно, мне показалось, или он стал выше?
Лада почти повисла на моей руке, так что мне пришлось сдаться.
Обратно мы почти бежали, и Лада не произнесла ни слова. Её тревога передалась и мне, поэтому мы оба вздохнули свободнее, когда она запела дверь изнутри.
– Ночью не выходи, – предупредила Лада. – А то, знаешь, днем-то нормально, а ночью… я говорила, местные не любят чужаков.
По спине скользнул холодок. Насколько сумасшедшие здесь люди? И что здесь делает она в таком случае?
– Потому что они будят призраков?
Она кивнула.
– А почему ты не боишься?
Лада неопределенно повела плечами, что могло значить и что она считает это глупостью, и что тоже боится, но не хочет признавать. В любом случае, пытать человека, у которого я в гостях, было не очень хорошей идеей.
– Никогда не слышал о таком поверье, – решил я перевести тему. Помогло, она развела свои пухлые розовые губы в легкой улыбке.
– Это местное. Когда-то в округе жила девушка. Обычная такая, симпатичная. В ведьмовстве подозревали, но так, не сильно – здесь вам не Европа, ведьме в селе скорее порадуются. А потом она понесла. Только вот мужика-то у неё не было. И местные решили, что от беса.
– И…? – мне не хотелось спрашивать, но Лада замерла, задумчиво глядя в окно. Настолько тоскливо, будто видела это наяву.
– Сожгли. С тех пор и боятся, как бы не вернулась. И дети их боятся, и внуки.
Она замолчала уже надолго, и я бросил попытки. Такими странными вечерами все разговоры сольются во что-то мрачное.

Лада постелила мне на лавке, сама же ушла в другую комнату, прикрыв за собой дверь.
Я ворочался на твердом дереве, тщетно пытаясь уснуть.
В доме было душно, по деревенской традиции окна здесь не открывались, к тому же после выпитого чая мне хотелось в туалет. И я забыл спросить, есть ли здесь традиционное ночное ведро.
Покосившись на дверь, я всё же решил прогуляться до резной будочки в саду.
Тихо выскользнув, чтобы не разбудить хозяйку, я уже хотел свернуть, как взгляд мой упал на калитку. За ней явно кто-то стоял, кто-то невысокий.
Любопытство пересилило первый испуг, и я подошел. За калиткой, почти впритык, стоял паренёк. Он поднял голову, и у меня появилось странное ощущение, что он ждал именно меня.
– Дяденька, – голос у парня оказался высоким, совсем детским. – Ты увезешь меня, дяденька?
– Самому бы уехать, – вздохнул я, стараясь не думать о странности происходящего. – У меня машина сломалась, малой.
– Починится. Ты увези меня только. К людям увези.
Парень не выглядел заморенным. Одежда чистая, голова тоже, и не сказать, чтобы худой. Синяков я тоже не заметил, так что решил, что малец решил подшутить над приезжим. Ну, или блаженный слегка.
– А здесь тебе кто? – вздохнул я, приоткрывая калитку. – Родители твои где?
– Здесь уже всё, – покачал головой мальчик, опустив голову. – Всё уже с ними. Мне к другим надо.
–Уходи.
Я повернулся на звук и увидел Ладу. Она стояла в дверном проеме. Белая ночная рубаха подметала пол, в руке была зажата свеча. Распущенные волосы оказались намного длиннее, чем я предполагал, спускаясь ниже пояса.
– Игорь! Закрой калитку!
– Мама, – голос за спиной сломался, в нем послышалось что-то стрекочущее, и настолько ненормальное, что мне хотелось не калитку закрыть, а убежать.
Я повернулся, и замер.
Оно не было мальчиком. Оно росло из него.
Трещала ветхая ткань, прорывались черные клешни, впиваясь в землю, истекая густой черной кровью. Светились белые глаза, распахнулась пасть, жадно потянувшись ко мне.
Горло прихватило и меня отшвырнуло на землю. Лада заслонила меня, встав перед этим.
– Мама, – проскрипело существо, царапая её плечо своей длинной изогнутой клешнёй. Рубашка в том месте потяжелела, наливаясь темным.
– Я знаю, милый, – она протянула руку, погладив пасть. Под пастью. На её руке осталась слизь, жирной лентой спустившаяся к земле. – Я знаю. Но уже скоро, скоро всё кончится, я тебе обещаю. Мы все будем вместе.
Она подалась вперед, и клешни захлопнулись за её спиной.
Голос, донесшийся оттуда, коснулся не ушей, но всего меня, навалившись тьмой, оставив только тоску и горький привкус на языке.
– Она действительно понесла от беса. И он хотел удержать семью. Любой ценой. Только мальчик был голоден.

Я очнулся от собственной дрожи. Было уже светло, солнце медленно начинало прогревать воздух, но от земли тянуло сырым холодом.
Я поежился и сел.
Когда-то здесь действительно была деревня. Но провалившиеся крыши, разрушенные стены были не похожи на то, что я видел вчера.
Я оглянулся только один раз, уже когда почти дошел до трассы.
Посреди проселочной дороги виднелся женский силуэт, держащий за руку ребенка. Под моим взглядом они дрогнули, как подернутые жарким маревом, и медленно растаяли.
И я надеялся, что навсегда.

деревня заброшенное место существа
1 655 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
0 комментариев
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
Комментариев пока нет
KRIPER.NET
Страшные истории