Монстры света » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор

Страшные истории

Основной раздел сайта со страшными историями всех категорий.
{sort}
Возможность незарегистрированным пользователям писать комментарии и выставлять рейтинг временно отключена.

СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Монстры света

© Estellan
20 мин.    Страшные истории    Estellan    23-08-2022, 20:40    Указать источник!     Принял из ТК: Radiance15
Свет жесток.
Если не вдаваться в метафизические рассуждения о дуализме нашего мира, то действительно жесток лишь свет. Темнота милостива. Она прячет нас от порождений тьмы, в то время как свет, наоборот, открывает их нам, а нас – им, оставляя беззащитными. Ведь если ты кого-то видишь, значит, и он может видеть тебя.
Именно об этом я размышлял, рассматривая пейзаж за окном, не в силах поверить в то, что вижу.

Наверное, в каждом городе, поселке, каждой деревне… на счет деревни – не уверен, а вот в каждом городе точно есть такой дом, про который говорят. Есть такой и у нас. Не знаю, из чего он сложен, но облицован дом зеленым камнем. Отполированный годами, солнцем, ветром и дождями, в солнечные дни он переливается и сверкает, словно отлитый из зеленого бутылочного стекла. Даже стекла в окнах, а это, пожалуй, единственный заброшенный дом во всем городе, у которого сохранились стекла в окнах, были какими-то зелеными.

Про этот дом говорили. Говорили, что он единственный из всех заброшенных домов, а они окружали его плотным кольцом, занимая почти целый квартал, не разрушается. Говорили, что в его подвалах можно найти проход вниз, ведущий на многие метры под землю, соединяющийся с секретным тоннелем, ведущим прямо в Москву. Говорили, что иногда, в темные ночи, в его окнах то тут, то там, можно увидеть свет, не смотря на то, что к дому больше не шли провода, безжизненными змеями лежащие на земле. Странно, что их не растащили. Говорили, что все, что ты возьмешь из этого дома, заставит тебя вернуться туда, чтобы остаться навсегда в его стенах. Говорили, что бомжи и прочие асоциальные элементы стараются держаться от этого дома подальше.
Говорили, что сквозь его окна можно увидеть другие миры и, если ты их увидел, чтобы вернуться, нужно зажмуриться, а еще лучше – завязать глаза и выбраться из этого дома на ощупь. Если этого не сделать, ты будешь всегда блуждать по лабиринту коридоров и никогда не найдешь выход. Но тут сложность в том, что с закрытыми глазами ты не увидишь тех, кто откроет на тебя охоту. И не сможешь защититься. Да. А еще говорили, что тех, кто там живет, можно увидеть лишь при свете. Они тоже увидят тебя, а при свете ты не сможешь от них спрятаться.

Про происхождение самого дома тоже говорили. Говорили, что когда город стал к нему подступать, и начали строиться первые дома рядом, он уже стоял. Говорили, что он принадлежал безумному богачу, который и решил украсить свой дом таким странным камнем. Говорили, что богач был не чужд не только безумию, но и каким-то мрачным тайнам. Говорили, что он однажды просто пропал, слуги разбежались, а попытки соседей сжечь зеленый дом не принесли никаких результатов. Говорили, что уже при советах в этом доме пытались организовать школу, потом дом пионеров, потом еще что-то, но ни одна из попыток не увенчалась успехом. Невнятные записи о закрытии организаций ложились стопочкой на полку, пока здание, наконец, просто не забросили.

К тому моменту, как мы с товарищем заинтересовались этой странной заброшкой, она стояла пустой уже добрых три десятка лет.
Если остальные здания квартала выглядели просто серыми, разрушающимися и покосившимися, то это сверкало в лучах закатного осеннего солнца подобно леденцу. Поздняя осень – мое любимое время года, но здесь почему-то было жутко. Жутко, не смотря на то, что ветер гонял по брусчатке перед домом рыжие опавшие листья. А может, как раз поэтому. Этот шорох отражался от пустых стен и возвращался обратно подобием вкрадчивого шепота. Перед самим домом росло старое, какое-то скрученное дерево. Кажется, именно по его листве мы сейчас и шуршали в сторону входа, раззявленного темной, беззубой, но все равно устрашающей пастью.

- Эй! Погоди, - товарищ отстал, достал из рюкзака фотоаппарат и принялся щелкать затвором.
- Чего ты там застрял? – я обычно спокойно относился к его вывертам, но именно сегодня хотелось, чтобы он поторопился. Было ощущение, что если он задержится, то я передумаю и пойду обратно. Словно дом отгонял от себя людей, навевая на них липкую жуть.
- Да пару фоток сделаю, - он отступил еще на несколько шагов назад, а дом… могу поклясться, что он вздохнул.

Ветер завыл где-то наверху и рванул вниз, вырвавшись из раскрытых дверей, обдав меня ледяным порывом, так похожим на выдох. Листва на земле шарахнулась от входа, и я едва удержался от порыва сделать то же самое. Миха вздрогнул и убрал камеру обратно в рюкзак.
- Ого! Да тут сквозняк.
- Да ты что? – я поморщился и попытался плотнее закутаться в куртку. – Идем?
Товарищ кивнул. Пришлось подавить малодушное желание передумать и сбежать.
Что-то с этим домом определенно было не так. Он не был похож на остальные заброшки. Они обычно были пустыми. Именно пустыми. А тут я ощущал себя так, словно вламываюсь в чей-то дом, воспользовавшись отсутствием хозяев, и чувствовал загривком, что хозяевам это самоуправство явно не понравится.

Внутри было темно. Удивительно темно, учитывая то, что солнце еще не успело сесть и заливало светом площадку перед домом, фасад и, по идее, должно светить в окна. Даже попадающие в дверной проем, косые лучи истаивали буквально в десятке сантиметров за порогом, нарушая законы физики… или оптики. В этой области я не очень силен.
К счастью, мы, как тертые перцы, догадались запастись фонарями, с запасом, предчувствуя, что, возможно, в этом доме нам придется заночевать.
Нет, мы не особо верили тому, что об этом доме говорили. Слишком многие и слишком о многом говорят. А нам, как людям рациональным, гораздо интересней увидеть все своими глазами.

Пройдя внутрь, мы оказались в холле. Наверное, когда-то тут все было весьма шикарно и помпезно, сейчас же былая красота осталась лишь намеком в труднодоступных местах, до которых не добрались ушлые человеческие ручонки. Признаться, я все ждал, когда же двери за спиной захлопнуться, заперев нас внутри. Но секунды текли друг за другом, и ничего не происходило. Через пару минут я расслабился, огляделся, водя лучом мощного фонаря вокруг. Ничего особенного. Угадывалось казенное прошлое этого здания. Стены и колонны, поддерживающие второй этаж, частично побелены, частично выкрашены угнетающей синей краской. Краска бликовала под лучом, не позволяя толком присмотреться. По полу шуршали сухие листья, частично от ветра, частично под нашими ногами. В дальнем от входа конце холла присутствовала лестница наверх. Внизу же, по обе стороны были коридоры, уводящие куда-то в темноту.

- Куда пойдем? – я посветил сначала в один коридор, потом в другой, потом на лестницу.
- Да, наверное, как обычно, сверху вниз. Доберемся до чердака, если он здесь есть, и закончим здесь, на первом этаже, - неутомимым тамагочи Миха потопал в сторону лестницы. Я зачем-то оглянулся на дверь, но все же потянулся за товарищем. И почему у меня ощущение, что мы делаем ошибку?

Если судить чисто с практической точки зрения, здание еще вполне можно было бы отреставрировать. Стены, лестница, полы, все сохранилось почти идеально. Нигде ничего не скрипело, не шуршало, не отваливалось. Что лишь усилило ощущение того, что дом на самом деле жилой.

Поднявшись на третий этаж, мы снова осмотрелись. Планировка все та же. Центральная лестница, небольшая площадка у нее и два коридора, уводящих во тьму. Если судить по пейзажу за окном, которое удачно располагалось возле лестницы, на улице окончательно стемнело. Странно. Неужели мы так долго поднимались?
Теперь предстояло решить, куда же двигать дальше, в поисках прохода на чердак? Подбросив монетку, мы выбрали правый коридор и углубились в темноту. Темнота не очень хотела нас принимать, она казалась липкой, густой, двигаться в ней было тяжело. Дойдя до конца коридора, мы уткнулись в стену.
Решив, что проход на чердак в другом коридоре, Миха предложил осмотреться здесь, раз уж мы тут оказались. Толкнул первую же дверь и прошел в открывшееся помещение.
- Эй, да тут в самом деле когда-то была школа. Тут парты!
- Парты? – я хотел, было, тоже потаращиться на древние парты, но внезапно мое внимание привлекло нечто иное.

Луч моего фонаря падал на стену. Неровности на ней сначала просто бликовали, потом появилась в этих бликах некая закономерность. А еще через пару секунд мне захотелось себя ущипнуть. Потому, что в луче моего фонаря на стене разворачивалась сцена, прямо как в фильме. Я видел себя, в круге света, а за моей спиной поднималось, разворачивая кожистые крылья и распахивая когтистые лапы нечто. Нечто огромное. Вот, оно сделало шаг вперед, другой, третий, протянуло лапу, явно намериваясь схватить меня за плечо.

Резко развернувшись, я махнул лучом света по коридору, но за спиной никого не было. Уф-ф… показалось? Снова посветил на стену, но на этот раз на ней ничего не было.
- Ты где там? – донесся голос Михи, который и не догадывался о том, какая упитанная белочка меня только что посетила.
- Иду, - пришлось отозваться хотя бы для того, чтобы услышать и собственный голос. В самом деле показалось? А может…
Нет. Думать обо всяких «может» не хотелось. Глюк, он на то и глюк, что не происходит в самом деле. Это, должно быть, просто отозвались на взвинченных нервах все те россказни, что я об этом месте слышал.

В одном Миха был прав. Это действительно было похоже на старый класс. Некогда выставленные ровными рядами, сейчас парты были разбросаны по помещению хаотично. На стене сохранилась доска, стол учителя, даже мел у доски остался цел. Чем Миха уже воспользовался и изобразил на доске фразу о том, что мы тут были, умудрившись уложиться в три буквы. Я снова поморщился. Лучше не оставлять следов, если не хочешь, чтобы тебя по ним нашли. Так. Стоп. А давно я стал настолько суеверным?
- Что тут еще интересного? – остановившись у одной из парт, сгрузил на нее фонарь и рюкзак. Выудил из рюкзака бутылку с водой, сделал несколько глотков. Вода отчетливо пахла металлом. Фу, блин. Больше эту марку брать не буду.
- Да больше ничего. Школьный журнал, пара учебников, несколько тетрадей, но, зацени, чернильница. Сто лет таких не видел.
- И не увидишь. Наш мир давно перешел на шариковые ручки, маркеры и прочие рапитографы.
- Ну, значит, наш мир изрядно деградировал и многое потерял, - Миха принялся запихивать в свой рюкзак пузырек темного стекла. Ну и зачем она тебе?

В любом случае, делать здесь все равно больше было нечего. У нас еще с полдесятка дверей в этом коридоре, которые можно проверить, столько же во втором, а под нами еще два этажа. Стоять на месте тупо скучно, холодно и почему-то невыразимо жутко. Невольно в памяти всплыло то, что я успел увидеть на стене в коридоре. Нет. Это просто игра света.

Выбравшись из класса, мы направились к соседней двери. Именно в тот момент в здании раздалось потрескивание, явно приближаясь к нам. Я замер, прислушиваясь.
- Что… - договорить я не успел, прямо над головой загорелась лампочка. Невольно задрав головы, рассматривая сей феномен в здании, давно отключенном от сети, то, что мы здесь не одни, мы поняли не сразу и лишь по тому, что третий издал приглушенный рык.

Буквально в паре шагов, над нами возвышалось нечто. Нечто было огромным, мы ему едва достали бы макушками до груди, имело крылья, я бы сказал, что кожистые, если бы они не выглядели голыми костями, скрепленными пленками с ошметками мяса. Помимо крыльев у существа имелись пятипалые верхние конечности, череп, не похожий ни на человеческий, ни на… ни одно знакомое мне животное не имело такого черепа, человеческий торс, и ноги… лапы? Можно было бы сказать точнее, если бы оно имело шкуру. Сейчас же оно выглядело так, словно шкуру с него сняли, только на макушке моталось нечто, чему за такой короткий отрезок времени я не сумел подобрать определения.

Оно шумно втянуло воздух, словно принюхиваясь, и сделало шаг вперед, взмахнув одной из лап. Не в силах пошевелиться, я мог лишь наблюдать, краем сознания улавливая, что удар явно предназначался мне. Замахивалось оно правой лапой, а с этой стороны как раз оказался я. Успел подумать о том, что дни мои закончатся совсем не так, как планировалось.
И тут свет погас. Удара не последовало.
- Ш-ш-ш… что это было? – раздалось сбоку. Луч михиного фонаря метался по коридору, как припадочный.
Мой фонарь до этого был опущен. Теперь, когда я его поднял, он тоже скользнул вдоль стен, разгоняя сгустки темноты. Существа, монстра, чем бы оно ни было, здесь не было.
Выждав еще несколько мгновений, чтобы колени перестали подгибаться, я сделал несколько шагов по коридору. Кроме нас двоих, здесь и сейчас больше никого не было.
- Не знаю, - постепенно вернулась и речь, хоть голос еще немного подрагивал. – Не знаю. Может… нам показалось?
- Ага. Обоим одновременно. Обычный такой, среднестатистический глюк. Здесь в самом деле был свет?
- Здесь не может быть света, Миха, - отметив про себя, что крылатый стоял именно там, где я его видел тогда, в круге света на стене, я прошелся до конца коридора и пощелкал выключателем. – Видишь? Здесь сто лет нет электричества.
- Тогда…
- Мих, я предлагаю тихонько собрать монатки и убраться отсюда. Как ты на это смотришь?

Товарищ несколько раз кивнул и, обойдя по широкой дуге то место, где стояло чудовище, направился ко мне. Нет. Я не верю в монстров. Но об этом лучше будет подумать после того, как мы отсюда выберемся.

- А тебе не кажется, что мы как-то долго идем? – на пятой минуте марафона по коридору, я дернул Миху за рукав, вынудив остановиться.
- В смысле?
- В смысле – в коридоре было пять дверей, потом лестница вниз, а уже за ней следующий коридор. Так? – не то, чтобы я сомневался в своей способности досчитать до пяти, но, по моим подсчетам, прошли мы уже несколько раз по пять дверей. Сколько это в метрах? – Внимание – вопрос. Где лестница? Мы не могли идти до нее пять минут.
- Ну да… - Товарищ, казалось, внезапно очнулся. Пришлось встряхнуть его за плечи.
- Не отключайся. Ты где?
- Задумался… - проведя ладонью по лицу, Миха встряхнулся. Поводил лучом фонаря по сторонам, но лестница не просматривалась. Ни впереди, ни по сторонам, ни, тем более, позади нас. – Не понимаю.

- Аллюминь! Я эту мысль пытаюсь до тебя уже минут пять донести.
- Давай пройдем еще немного вперед. Посмотрим.

Считать метры шагами у меня никогда не получалось. Но через две сотни шагов я остановился. Нет. Не бывает бесконечных коридоров. Надо посмотреть, где мы сейчас? Дотянувшись, потянул за ручку ближайшую дверь. Она предсказуемо открылась. Предварительно осмотревшись, я осмелился засунуть голову в помещение. Стены, выложенные белым кафелем, по левую руку раковины, по правую, в дальнем конце прямоугольной комнатки, дверь, ведущая куда-то дальше.
- Что там? – жарко прошептал в загривок Миха, едва не заставив подпрыгнуть от неожиданности.
- Ничего, - я пихнул его локтем и зашел в туалет. Ну да. А что это еще может быть? Дошел до окна и выглянул на улицу, облокотившись о подоконник.

Свет жесток.
Если не вдаваться в метафизические рассуждения о дуализме нашего мира, то действительно жесток лишь свет. Темнота милостива. Она прячет нас от порождений тьмы, в то время как свет, наоборот, открывает их нам, а нас – им, оставляя беззащитными. Ведь если ты кого-то видишь, значит, и он может видеть тебя.
Именно об этом я размышлял, рассматривая пейзаж за окном, не в силах поверить в то, что вижу.

Сделав над собой усилие, я сглотнул, отвернулся от окна и погасил фонарь. Только сейчас стало заметно, что все помещение заливает алый и в то же время какой-то… темный, что ли, свет.
- У меня две новости.
- Хорошие? – осведомился товарищ от двери, все еще опасаясь заходить внутрь. На его месте я бы поостерегся оставаться в коридоре. Есть ли здесь что-то еще не известно, а вот кто может встретиться там – уже понятно.
- Ну, как тебе сказать. Первая – мы на первом этаже и, в принципе, можем выбить окно и выбраться.
- А вторая?
- Я совсем не хочу этого делать.
- Почему?
- Сам посмотри.

Миха, мягко ступая, крадучись зашел в сортир, дошел до окна и уставился на немое кино по ту сторону. Сходство с немым кино усиливалось расцветкой пейзажа. За окном угадывались в густом тумане силуэты домов. Совсем не похожих на те, что мы видели перед тем, как зайти в этот стеклянный дом. Рассмотреть что-то в темно-серых клубах тумана было непросто, но, если присмотреться, можно было разобрать, что окружающие строения были не выше одного этажа, сложены они были из камня, больше смахивающего на булыжники, чем на кирпичи, с соломенными, давно просевшими и развалившимися крышами. Давно заброшенные, они простирались настолько, насколько туман позволял рассмотреть. Но не эти дома приковывали взгляд. В первую очередь в глаза бросалось то, что находилось между густым туманом и низко нависшими облаками.
В нескольких сотнях метров за окном, над туманом возвышалась башня. С такого расстояния сложно сказать, из чего она была построена, но ее верхушка терялась в облаках, и там, на самой границе видимости, на башне горело нечто, больше всего похожее на фонарь. Не знаю, чем могло бы быть это строение, оборонной башней, оплотом некой цивилизации, маяком, но алый свет был неподвижен и заливал в равной степени и туман, и облака, подсвечивая и то, и другое совершенно инфернальным образом.

- Что это? – голос Михи охрип. Слова получались скомканными.
- Без понятия, - все еще стоя к окну спиной, я рассматривал ровные ряды плитки на стенах. В окно не было сил смотреть. – Наверное, тут вопрос не в «что», а «где»?
- Думаешь?
- Что это какой-то другой мир? А почему бы и нет? После той твари в коридоре, самого бесконечного коридора, почему бы теперь нам за окном не увидеть какой-то чужой мир? В конце концов, об этом ведь тоже говорят.
- А еще говорят, что если ты увидел другой мир, то тебе так просто отсюда не выбраться.
- А ты думаешь, что мы отсюда выберемся? Может, мы надышались какой-то дряни и теперь наблюдаем весьма красочные глюки. Не перебивай, я знаю, что общие глюки бывают крайне редко. А еще возможно, что та тварь нас сожрала, и это – ад. Или, вполне может быть, что это просто сон одного из нас, а на самом деле ничего не происходит. А может, луна сделана из сыра. Кто знает? Но я за этим окном вижу мертвый средневековый город и возвышающуюся над ним башню, на которой горит красный фонарь. И…

Наверное, сказать я мог бы еще многое, но этот алый свет давил на психику, поэтому я решил разбавить его белым светом фонаря. Не исключено, что это тоже было ошибкой. Кругляшок света упал на стену. На ней и стало разворачиваться новое кино. На этот раз в кино нас было двое. Точнее – сначала двое. А потом в пятне света стали появляться новые фигуры. Одна, другая, третья. Черт. Если это – то, о чем я думаю…

На этот раз свет загорелся без предупреждения. Отпрянувший от подоконника Миха успел остановиться до того, как налетел на одну из фигур. А фигур здесь было много. Больше десятка. В туалете резко стало тесно. Мы замерли. Они тоже не двигались. В наступившей тишине было слышно только прерывистое дыхание товарища. Я вообще постарался не дышать.
Ближайшая фигура стояла передо мной в двух десятков сантиметров, так что рассмотреть ее я смог в деталях. В отличие от того, крылатого, это существо было до боли похоже на человека. С рядом отличий, как, например, серая кожа, стеклянный взгляд, полное отсутствие признаков жизни. Одежда была. Вполне обычная. Если бы я увидел это в магазине, то принял бы за манекен. Не более.

Решив, что, если они захотят, живыми мы все равно отсюда не выйдем, так что терять особо нечего, я поднял руку и коснулся руки манекена. На ощупь она была абсолютно деревянной.
- С ума сошел? – поинтересовался свистящим шепотом Миха, разве что пальцем у виска не покрутил. В чем-то я его понимал, но если уж мы все равно сходим с ума, пусть безумие будет полным. Я никогда не позволял себе в него погрузиться.

Убедившись, что башку мне откручивать манекен не торопится, я снова пощупал его руку, плечо, для полноты картины постучал по плечу костяшками пальцев. Звук получился деревянным. Они из дерева? Серьезно? Но кожа… на лице можно рассмотреть мельчайшие поры. Пробивающуюся щетину, на руке кожа холодная, но… настоящая. Именно этот момент манекен выбрал для того, чтобы перевести на меня взгляд «стеклянных» глаз.
- Блин! – шарахнувшись в сторону, я рванул к дверям, сшибая манекены, как кегли. Судя по звукам, Миха не отставал.

Преодолев коридор несколькими рывками, я домчался до первой же двери на его противоположной стороне, вышиб ее лбом и, споткнувшись о порог, ласточкой влетел в другую комнату.
- Какого черта ты к ним полез? – тяжело дыша, товарищ привалился к наспех захлопнутой двери.
Я валялся на полу, придавленный рюкзаком и осознавал то, что мы все еще живы. Это было странное, но приятное ощущение.
- Зачем ты его трогал? Тебе, что, той крылатой твари в коридоре было мало? Захотелось, чтобы тебе манекены башку твою непутевую открутили? – все тем же свистящим шепотом вопрошал Миха, прислушиваясь к происходящему за дверью. За дверью было подозрительно тихо.

Полежав еще немного, я перевернулся, пощупал пострадавший от слишком близкого знакомства с полом нос и глубоко вздохнул.
- Ну они ведь нас не убили.
- Если бы убили, тебе было бы лучше?
- Даже не попытались.
- А чего ты тогда ломанулся, как ошпаренный?
- Он на меня посмотрел.
Миха от двери сдавленно хихикнул.
- Лучше бы он тебе череп проломил. Чтобы в твою голову больше не приходило никаких «гениальных» идей. Что делать будем?
- Выбираться.
- Как? Куда?
- Не знаю… пока что.

Пришлось соскребать свои останки с пола и снова отправляться к окну. Если то, что говорят про это место – правда, то выбраться и с самого начала было бы крайне непросто. А теперь… теперь мы с Михой крупно влипли хотя бы потому, что на другой мир мы взглянули оба, а выбраться отсюда можно лишь на ощупь. И то, если успел зажмуриться сразу. Сколько неписаных правил этого места мы уже нарушили?

В этот раз я не стал отвлекаться на мысли о том, что то, что я вижу сейчас за окном не возможно. Ни теоретически, ни практически. Интересно, мы теперь за каждым окном будем видеть что-то… такое?
За этим окном был пейзаж. Не такой, как был перед домом в реальном мире, но и башни с алым фонарем я не видел. За этим окном была ночь, обычная ночь. Летняя, если судить по растительности. Хотя, кто знает, что в этом мире за время года? Если бы я судил привычными мерками, я бы сказал, что за окном летняя ночь где-то в азиатской стране. Темно-синее небо, на фоне которой черным силуэтом возвышается здание в стиле японских пагод. Прямо за окном ветвями на невидимом ветру колышет сосна. Под ней виднеются низкорослые, явно ухоженные кустарники. Чуть дальше, за каменной дорожкой еще несколько кустов, повыше, обвешанных крупными белыми цветами. Дорожка огибает их и уводит взгляд в сторону темного силуэта здания.

Не знаю, что за черти могут обитать в этом мире, но, что-то мне подсказывает, что там явно лучше, чем в компании того крылатого или манекенов, или… той башни.
- Предлагаю выйти на этой остановке.
Не дожидаясь ответа Михи, я сначала пошарил руками по раме, отыскивая ручку. Когда не нашел ее, рыкнул, но поднял с пола стул на металлическом каркасе, снова стараясь не думать о том, откуда он мог бы тут взяться, и саданул им по стеклу.
Стекло проявило недюжинную стойкость, ему не свойственную, и едва не засветило мне отрикошеченным же стулом в лоб.
Тут я зарычал уже громче, чтобы следом повторить прием, а потом еще раз, и еще… Через пару минут я сдался, когда брошенный стул отлетел от окна и брякнулся мне на ногу. Миха наблюдал за моими попытками со стоическим спокойствием и скептическим выражением лица. Лишь когда я выдохся и остановился, сдавленно матеря и стул, и окно, и дом, и тварей его населяющих, он подошел, похлопав меня по плечу.

- Ты забыл, что отсюда не выбраться?
- Черта с два. Если в дом можно зайти, значит, из него можно и выйти. Кто-то же запустил эти дурацкие слухи. Следовательно – отсюда выходили. И мы отсюда выйдем. Надо только понять – как.
- Вопрос на миллион. Причем я сейчас не про деньги, - товарищ выдохнул, снял рюкзак и сел на пол, намереваясь отдохнуть. – Нужен перекур, пока снова не загорелся свет, и не появился еще кто-то, с целью разнообразить свое меню за наш счет.

Спалось тревожно. Не знаю, смог бы кто-нибудь на моем месте заснуть нормально, но мне спокойно не спалось. И причиной было не только общее гнетущее настроение в отдельно взятой комнатке, но и очень твердый пол, засыпанный мелким мусором. Мы, конечно, как могли расчистили место под ночлег, но то ли мусор сползался к нам самостоятельно, то ли мы плохо его выгребли…
В общем, перевернувшись в очередной раз, в тщетной попытке устроиться с хоть некоторыми подобием комфорта, я сдался и открыл глаза.
Похоже, проспали мы не так уж и много. За окном все еще было темно. Может, в том мире время текло иначе. Впрочем, бросив взгляд за окно, я окончательно расстался со сном, зато плотнее воссоединился с рюкзаком. Причиной этой внезапно симпатии было не только то, что над темным силуэтом строения на улице поднялась пара лун, сколько то, что сквозь стекло на нас таращилась, облизываясь, мохнатая морда, размазывая по стеклу слюни.

- Мих! – бросил я в темноту.
- М-м-м? – послышалось в ответ, но более конкретного ответа я не удостоился.
- Миха! – будить друга, не сводя взгляда с ощеренной пасти чудовища было непросто, но я старался.
- М-м-м-м? – друг завозился, но просыпаться не стал, только лениво чем-то пошуршал.
- Да, японский магнитофон, Миха! – устав звать его, я пнул темную массу неподалеку, ориентируясь на звук.
Судя по задорным матюкам, ставшим наградой моей настойчивости, попал.
- Да что у тебя…
- Смотри! – на секунду отведя взгляд от окна, чтобы сориентироваться в душевном настроении товарища и убедиться, что он не решился сделать то, что не получилось у крылатой твари, повернувшись обратно я был вознагражден еще более плотоядной зубастой ухмылкой за окном.
- А эти откуда вылезли?
- Эти? – только сейчас я заметил, что тварюшек стало больше одной. Еще парочка заглядывала сбоку, чей-то язык свешивался сверху. Если они разобьют окно… А разобьют ли? У меня не получилось.

Словно в ответ на мои мысли, верхнее существо свесило лапу и с душераздирающим скрипом провело ею по стеклу. В свете двух лун на стекле проявилось четыре глубокие царапины. Мне резко разонравилось наше убежище. Думаю, Михе тоже, потому что он тут же схватил свой рюкзак и, не поднимаясь с пола, принялся перемещаться в сторону двери.
Похоже, задерживаться нам в этом помещении не следовало, ибо первая замеченная мною зверюшка облизалась, подумала и тоже поскребла когтями стекло. На стекле, помимо царапин, возникла сеть трещин. Выяснять, как быстро они справятся с окном, а потом и с нами, не хотелось. Судя по тенденции – быстро. Подхватив свои пожитки и догнав у двери товарища, я прихватил и его и выскользнул за дверь.

За дверь, в темный коридор мы выскочили одновременно, в едином порыве захлопнув ее и тут же привалившись к поверхности всем весом, ожидая удара с той стороны. В комнате было тихо.
- Похоже, тут кино проигрывают только перед зрителями. Без зрителей оно не включается, - глубокомысленно заметил Миха, так и не дождавшись реакции с той стороны.
- Это сейчас не самая большая наша проблема. Наша проблема – чтобы свет тут не включился. А еще – куда идти?
- А какие варианты?
- Наши с тобой варианты, Мих, - я привычным движением включил фонарь и направил его вдоль коридора. Луч света скользнул по голой стене и, через пяток метров, уткнулся в другую дверь. Больше здесь ничего не было. Короткий коридор соединял две двери. И, если мы уже знали, что именно ждет нас за той, через которую мы только что вышли, то, что за второй? – Или вернуться обратно, или идти дальше.
- Раньше выбор был побогаче.
- Похоже, мы исчерпали свои шансы. Не знаю, как ты, а я лучше попытаю счастья со второй дверью, чем вернусь туда, где моими неаппетитными конечностями жаждали закусить какие-то мохнатые тварюшки с рогами, сморщенными носами и десятком лысых хвостов. Ты, кстати, крыльев не видел, может, мантикоры?
- У мантикоры один хвост, - парировал товарищ, с сожалением отлепляясь от двери и нагоняя меня, уже успевшего сделать несколько шагов по коридору. – И вообще… когда они появились?
- Не знаю, но у меня сложилось ощущение, что они, как и все глюки в этом доме, появились, когда появился и свет, в данном случае – взошли луны.

У двери мы мялись добрых десять минут, прежде чем у меня сдали нервы, и я все же нажал на ручку. Ручка опустилась, дверь, со скрипом в лучших традициях фильмов ужасов, открылась, явив нашим взорам черный провал, понизу очерченный лестницей без перил. Опять же, в лучших традициях фильмов.
После недолгих препирательств, на должность первопроходца оказался выбран я, при одном голосе «за» и одном воздержавшемся. Так как стоять у входа и дожидаться нового явления крылатого в узком коридоре не хотелось, пришлось спускаться.
Лестница оказалась длинной. Я не считал ступени, но, по ощущениям, их оказалось больше трех десятков. И это – без площадок и перил. Луч фонаря, которым я изредка водил вокруг, выхватывал только какие-то странные колонны. Казалось бы, в таком огромном подвале должно быть здоровенное эхо, но вокруг царила угнетающая тишина. Даже мои матюки оставались без ответа. Тоже странно. Но есть ли смысл удивляться после всего того, что мы тут уже успели увидеть?

Миха догнал меня внизу. Когда я остановился, ступив на земляной пол подвала, и задумчиво шарил лучом фонаря под ногами.
- Это, что, трава?
- Похоже.
Да, при ближайшем рассмотрении то, что я изначально принял и за нити паутины пауков-мутантов, которых уже успело нарисовать мое буйное воображение, и за непонятные кристаллические образование, и осадки (чем черт не шутит в этом доме) с потолка, в самом деле больше всего напоминало давно высохшую, пожухлую траву.
- Трава в подвале… весьма оригинально.
Я лишь хмыкнул в ответ и снова поднял фонарь, в надежде нащупать стены этого исполинского подвала. По стенам хотя бы можно было бы ориентироваться. Но до стен мой фонарь не добивал, лишь подсвечивая то тут, то там те же странные колонны.
Размышляя о том, что неплохо было бы помечать пройденный путь, я все же дошел до одной из колонн, пробежался пальцами по ее поверхности, а потом задрал и голову и фонарь, пытаясь рассмотреть то, о наличии чего уже догадывался.
- Ты что там? – Миха подошел, остановился рядом и тоже задрал голову. – Охренеть…
- Ага. Это – дерево.

Дерево было огромным. В два обхвата. С уцелевшей корой, но высохшее. Странно скрученные ветви терялись в темноте. Света фонаря почти хватало лишь на то, чтобы достать нижние из них. Насколько же оно высокое? Интересно, кто и зачем посадил деревья в подвале? То, что оно тут не одно заблудилось, становилось ясно уже по тому, что спускаясь я видел их несколько. Да и сейчас, если осмотреться, можно нашарить фонарем еще одно здесь, там, чуть дальше… и еще дальше.
- Лес в подвале?
- Не лес… - Миха обошел дерево и покачал головой.
- Но кто их посадил? И зачем? Как они вообще смогли вырасти в подвале? А трава? Куда делись листья?
- Это не лес, - товарищ остановился так, что из-за дерева я мог видеть только его плечо.
- А что?
- Иди сюда.

Послушно обойдя исполинское мертвое дерево, я остановился рядом с другом. Тот, в свою очередь стоял и светил фонарем на большой камень. Камень как камень, если не задумываться о том, что он находится в подвале дома, у корней здоровенного такого дерева, почти затерявшись в мертвой высохшей траве.
- И что?
- Присмотрись, - Миха изображал образец спокойствия, пока я, склонившись, изучал пыльную поверхность небольшого валуна.
- Это же…
- Похоже на то.
- Надгробие…
Надписи почти стерлись, но несколько незнакомых букв и знакомых цифр еще вполне себе можно было разобрать. Сдержанно выматерившись, я резко выпрямился. Всегда знал, что в день восстания зомби, я обязательно окажусь на кладбище. Похоже, в этот раз интуиция меня не подвела. Стоило только осмотреться, чтобы фонарь принялся выхватывать из травы все новые камни, так похожие на первый. Разбросанные в хаотичном порядке, они, тем не менее, были вокруг. Возможно, парочку мы не заметили по пути к дереву, потому, что тогда еще не знали, на что стоит обратить внимание. Теперь только осталось дождаться того или тех, что сейчас могут появиться. Неприятное чувство засело холодным комком где-то в районе желудка.

Наверное только потому, что я представлял себе нашествие зомби и внутренне готовился к этому, я и не заорал как девчонка, когда на плечо опустилась чья-то рука, а вторая выбила из моей фонарь. Фонарь жалобно звякнул, рухнув на землю и тут же погас. Потом неведомая фигня произошла и с михиным фонарем. Стало темно и тихо.
- Мама? – осведомилась темнота голосом товарища.
- Папа, - хрипло отозвался кто-то чуть в стороне. – Заткнись.
- Кто…
- Заткнитесь оба. Как вы вообще догадались припереться сюда? Да еще и со светом? Вы, что, не знаете, что свет проявляет монстров?
- Да кто ты? Предупреждаю, если не ответишь, у меня с собой фонарей с запасом, я тебе тут такую дискотЭку устрою…

Почти сразу же что-то ощутимо тюкнуло меня в лоб, свалив на землю. Пришлось немного полежать, пытаясь примириться с реальностью, в которой злобный говорящий зомби, нарисованный моей же фантазией, подкрадывался под покровом темноты, чтобы следом отгрызть мне ногу. Судя по тишине, с Михой он уже расправился и сейчас заканчивал его доедать.

Просто лежать и дожидаться смерти было скучно. Прислушиваясь к царящей вокруг тишине, я завозился, сумел стащить рюкзак и принялся шарить в его недрах, в поисках запасного фонаря. Именно в этот момент на меня кто-то наступил, выматерился михиным голосом, а потом стал шарить по тушке. Я захихикал. Миха снова выругался, по звуку нащупал мою куртку и рывком поставил меня на ноги, ухватив за нее.
- Не вздумай светить, - донеслось из темноты.
- Так темно, блин, - возмутился я, не прекращая шарить в рюкзачьих недрах.
- Погоди…

Несколько минут ничего не происходило, а потом в темноте появился свет. Не назвал бы его огоньком. Скорее – какое-то гнилушечное свечение. После полнейшей темноты подвала, этот свет казался даже ярким. По крайней мере, в его свете мы смогли рассмотреть и того, кто этот свет держал, и друг друга.
- Ты кто? – в очередной раз я задал тот же самый вопрос.
- Хранитель покоя усопших. Некромант. А вы?
- Я Миха, - представился товарищ.
- А я… пожалуй, пойду отсюда, - в отличие от Михи, я представляться в таком месте таким людям не был склонен.

Во-первых, фиг знает, как это место сможет использовать эту информацию. А во-вторых, некромант, да? Больше всего этот чувак был похож на очень древнего бомжа. Лохматый, бородатый, одетый в какие-то лохмотья. А судя по тому, как он представился, мужик давно и капитально съехал башней. Кто сможет поручиться за то, что за мысли шарятся у него под черепушкой? Может, он планирует нас на рагу пустить? Не доверяю я таким вот людям.
- Ага, уйдешь… - рассмеялся бородатый и развернулся к нам спиной. – Отсюда не так просто выйти.
- Мы уже начали догадываться.
Мужик топал прочь вместе со светом. Пришлось тащиться за ним, все же предварительно переложив запасной фонарь из рюкзака в карман. Этот фонарь можно использовать не только по назначению. Гладкий металлический корпус может быть неплохим оружием в схватке с психом.

- Как вас вообще сюда занесло? – первым нарушил тишину провожатый, через некоторое время шлепания сквозь темноту.
- Сложно сказать. Сначала была дверь, потом коридор, потом бесконечный коридор со множеством дверей, а потом короткий коридор и одна дверь – ведущая в подвал. Так мы здесь и оказались.
- Это каким надо быть дураком, чтобы вообще зайти в этот дом, - бомж вел уверенно, не хочу даже представлять, как именно он ориентируется в этой темноте. – Вы, что, не слышали, что говорят об этом месте?
- Слышали.
- И все равно пришли? – обогнув очередное дерево, мужик погасил огонек в своих руках, но темнее не стало. Покрутив головой, я обнаружил причину этого феномена. Причина росла у подножия здоровенных камней, взбиралась по ним и свешивалась нитями сверху. Вообще это место было похоже на Стоунхендж в миниатюре. Если убрать из центра нечто, больше всего смахивающее на склеп. Хотя… почему смахивающее? Зуб даю, склепом это ветхое, покосившееся и крошащееся строение и было. У самого его входа тлели угольки, над которыми на рогатинах висел то ли странный котелок, то ли чайник. Чем именно была светящаяся поросль, я рассмотреть не успел. То ли грибы, то ли мох, то ли плесень?

Вроде свет и был, но в то же время его как бы и не было. Однако. Неплохой вариант и все видеть, и оставаться в безопасности.
- Не дрейфьте. Такой свет не опасен. Его недостаточно для того, чтобы твари пришли.
Мужик бодро потопал к костру, поворошил нечто в своей посудине, довольно крякнул и опустился на камень рядом. Мы опасливо прошли следом, заглянули в темные недра склепа, но от детального осмотра решили воздержаться. Ну его нафик. Кто может знать, что способно оттуда вылезти?

Опустившись на землю рядом с крохотным костром, мы выдохнули. Я только сейчас понял, насколько замерз. А еще неплохо было бы перекусить. Только с собой были лишь бутерброды, а думать о том, что готовит бомж в котелке, при ближайшем рассмотрении оказавшимся старым шлемом, не хотелось. Я тут даже крыс не видел. А наличие кладбища наводит на совершенно неаппетитные мысли.
- Да… зря вы пришли, хлопцы. И в сам дом, и, особенно, в подвал. Здесь-то… здесь все и началось.
- Что началось? – я моментально обратился в слух. Про этот дом говорят так много, что новая версия вряд ли будет чем-то отличаться. Но, пока мы не решили куда двигать дальше, можно послушать и что-то еще.
- Да все… - бомж махнул рукой, очерчивая местность перед собой, и едва не засветил Михе в лоб. – Все началось, - повторил уже тише, сдавленно. – Нельзя было сюда приходить, нельзя строиться, нельзя селиться, нельзя жить. Но он считал себя самым умным, самым сильным. Думал, что со всем справится. Именно он решил запечатать это место. Возвел стены, насыпал вокруг них землю. Сделал это место своим подвалом. Закрыл от посторонних глаз, пытался остановить то… что призывали здесь древние. Но не смог. Не справился. И кто теперь виной? Хорошо, что он сумел запечатать сам дом. Накрыть его плитами священного камня. Но это не мешает тварям распространяться под землей. Им нет пути только наружу. На поверхность. Но, рано или поздно дом рухнет. Тогда… тогда везде, где есть свет… - мужик внезапно вскинул руку и ухватил Миху за рукав, почти повиснув на нем. – Везде, где есть свет, нет, не солнечный, электрический, везде станет небезопасно. Понимаешь? Он сделал их видимыми именно при таком свете. Не специально, но они нашли его. Нашли и убили. Это он дал им эту возможность.

- Не думаю, что это возможно, - Миха плавно стряхнул с себя руку мужика. – Даже если дом рухнет, вокруг все заброшено.
- А ты думал – почему? Да потому, что они расползлись под землей. Наверняка все вокруг уже заражено.
- Чудесно. А как отсюда выбраться? – похоже, у местного бомжа с шифером совсем плохо. Надо валить, пока он не решил, что древнее мясо ему уже надоело.
- Выбраться? Выбраться… - мужик вскочил с места и принялся нарезать круги, заставляя нас следить за ним, как котам на теннисе. – Выбраться отсюда непросто. Нужно знать ход… нужно знать правила. Нужно видеть… есть проход. Есть. Есть! Я покажу.

Внезапно сорвавшись с места, мужик рванул в темноту. Плюнув на конспирацию и все же захватив фонари, мы рванули за ним. Не исключено, конечно, что он нас куда-то заманивает, но оставаться на месте, не в силах найти хотя бы обратный путь, чтобы в итоге так же съехать крышей, не хотелось. Лучше уж умереть быстро и, по возможности, безболезненно.

Следующие полчаса мы петляли по темноте, иногда налетая, с глухим звуком, на мертвые деревья. Хорошо, что у них не было низких ветвей и острых выступов. Мужик проявлял чудеса прыти в темноте, но, в итоге, мы его нагнали. Он остановился у стены и шарил по ее поверхности ладонями. Ого! Все же здесь есть стены?
- Здесь, здесь… где-то здесь, - шептал он, явно в приступе обострения безумия.
- Что здесь? – кивнув товарищу, я поудобней перехватил свой фонарь и приблизился к безумцу.
- Здесь! – мужик ткнул один из камней. Стена заскрежетала, вызвав лично у меня здоровые опасения в ее целостности и надежности. А вдруг на голову рухнет? Следом с нее посыпалась пыль и какие-то мелкие камушки, заставив нас отступить на пару шагов. Чисто на всякий случай.
Потом скрежет усилился, а еще через мгновение часть ее рухнула внутрь, открывая новый темный провал.

- Да. Да! Есть… есть! Проход здесь, - ликовал мужик.
- Это проход? Куда? – выбраться из этого подвала и дома в целом – звучало очень заманчиво. Но, насколько я успел понять, в этом доме никогда и ничего не было так просто.
- Наружу, - безумец остановился и кивнул на темный провал. Еще более темный, чем окружающая темнота.
Миха сделал шаг в сторону прохода, но я придержал товарища за плечо.
- Погоди. Если это выход, то ты сам-то почему все еще здесь? Почему не уходишь?
- Так нужно. Так должно быть, - безумец внезапно стал абсолютно серьезным. Казалось, даже как-то выпрямился, стал выше и даже немного моложе. – Как я уже говорил, я – хранитель, а хранитель не может покинуть место службы.
Расправив плечи, мужик почти сразу же принялся растворяться в свете фонарей, превращаясь в едва заметную дымку.
- Хранить покой усопших и выводить заблудших… Так должно быть.

Доносилось из темноты подвала, пока мы с Михой, пихаясь плечами, ломились вверх по лестнице узкого темного коридора.

Последней преградой могла бы быть дверь подвала. Но могла ли хлипкая дверь давным-давно заброшенного дома остановить двоих здоровых молодцев, решивших во что бы то ни стало увеличить расстояние между собой и той жутью, что таилась в темноте за спиной?
Вывалившись из прохода и выбив дверь, мы свалились на каменный пол подвала. Подвал? Подвал! Снова подвал. Но на этот раз другой. Отличный от предыдущего. Уже в том, что на пол этого подвала падали косые лучи солнца, пробивавшиеся в узкие пыльные окошки, до половины заложенные кирпичами. В зеленом дом не было солнца. Не было его лучей. В нем, казалось, сами окна поглощали свет, не пуская его внутрь.
- Где мы? – Миха отдышался первым и легко вскочил на ноги.
- Снаружи, - в отличие от него, я чувствовал себя предельно вымотанным.
- Снаружи чего?
- По меньшей мере – снаружи того, где мы были до сих пор.

В одном чутье меня не подвело.
Когда мы нашли дверь, она вывела нас наружу. Если это не было одним из приколов того дома, мы в самом деле оказались снаружи. Здесь под ногами была брусчатка, по которой беспокойный ветер гонял пожухлую опавшую листву. Солнце заливало двор теплым светом, не смотря на пронизывающий осенний ветер.
Странно скрученное дерево обнаружилось слева, там же остался вход в зеленый дом. Вход, двери которого были крепко закрыты и заколочены досками.
- Как думаешь… - Миха вытащил из кармана пачку, выбил из нее одну сигарету и тут же прикурил. – Кто такой этот Он, о котором говорил псих?
- Не знаю. Но я точно могу тебе сказать, что сюда я больше никогда не вернусь. И я бы на твоем месте избавился от той чернильницы.

нехороший дом видения необычные состояния другой мир существа что это было?
1 614 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
16 комментариев
Последние

Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.
  1. Саша 24 августа 2022 10:33
    Ну и галиматья. 
    Скудный, нищий язык, тонна мусора в виде кретинских монологов. 
    Лучше бы автор писал на заборе про писи  с каками и избавил мир от созерцания своей "гениальности". 
    1. Estellan отвечает Саша 24 августа 2022 17:03
      И я вас рад видеть.
    2. Natasha1509 отвечает Estellan 24 августа 2022 19:30
      Автору спасибо!
      Интересно!
    3. Estellan отвечает Natasha1509 24 августа 2022 19:47
      Благодарю вас)
      В следующий раз загружу что-нибудь на скандинавскую тему, чтобы разбавить обычные страшилки.)

      Как показывает практика, люди, страдающие творческой импотенцией склонны везде вставлять свое негативное мнение. А у нас тут явно жирный тролль. Не стоит обращать внимания.
    4. Саша отвечает Estellan 24 августа 2022 23:04
      Интересная у вас тактика самозащиты:)
      Все те, кто вас не хвалит, тролли и импотенты:)
      Ок, такая точка зрения соответствует вашему культурному и прочему развитию, ничего не поделаешь.

      Обидно только, что запретить вам писать я не в силах, к сожалению.
      Ну что же, буду поступать так, как всегда делаю выходя на улицу.
      Буду внимательно смотреть себе под ноги, дабы не вляпаться в собачьи фекалии.
    5. Estellan отвечает Саша 25 августа 2022 15:47
      Ну почему же? Я всегда воспринимаю адекватную критику.
      А вас, что, на ютубе уже забанили? Или вы сюда по зову природы, какашками кидаться?
    6. Natasha1509 отвечает Саша 24 августа 2022 19:29
      Вы ничего не понимаете в таких историях. Вам может газетку какую со сплетнями почитать. И нечего хамить!
    7. Влад отвечает Саша 5 сентября 2022 09:10
      О, уебище, ты снова выползло?)
  2. Епифан 25 августа 2022 17:20
    Автор, вы бы поскромнее, что ли. При чем тут творческая импотенция, в коей вы обвинили комментатора? Не обязательно быть писателем, чтобы понимать, что текст написан плохо. Для такого понимания достаточно просто много читать хорошей литературы.
    Во-первых, у вас монологи неправдоподобны, люди так в жизни не говорят. Во-вторых, начало такое пафосное, в середине все превращается в весёлый треш (местами даже в самом деле забавно), и скомканный конец. Рассказ не пугает, скорее смешит (если так и было задумано, и вы специально применили несколько клише и довели их до абсурда, то ок, но тогда надо поработать над стилем и языком, потому что это не особо читается). Язык действительно не очень, вот это повторение в начале "говорили..." совсем ни к чему, полагаю, вы хотели таким образом сделать нагнетание атмосферы, но уже на третьем "говорили" это начинает раздражать и не работает.
    Неправдоподобны эмоции попавших в дом героев, как-то спокойно и с юмором они общаются между собой. Если это намеренный приём, чтобы рассмешить, то да, окей, возможно, вы и вправду хотели сделать именно трешовый рассказ, в духе фильма "Комната" Томми Вайсо или продукции студии Трома, если же вы всерьёз - ну тут правда мимо кассы. Возможно, вам не хватило вкуса и опыта. Выглядит все довольно наивно. Я не буду говорить, что вам не стоит писать, напротив, пишите, набивайте руку, но советую вам относиться к негативным комментариям спокойнее и принять то, что ваше творчество может быть и впрямь, пока что, не очень. В будущем может и получится что-то стоящее. Удачи.
    1. Епифан себе 25 августа 2022 17:24
      Не монологи, а диалоги неправдоподобны*
      Хотя мысли главного героя тоже не совсем понятны - то он серьёзен, то юморит. Это выглядит странно.
    2. Estellan отвечает Епифан 25 августа 2022 19:18
      Кстати. А вы серьезно судите страшилки на уровне высокохудожественной литературы? Вот на полном серьезе?
    3. Епифан отвечает Estellan 25 августа 2022 21:28
      Нет, конечно же нет.) Но, так как вы сами сказали о творческой импотенции, что, по сути, означает "сначала сам напиши, а потом критикуй", я и сказал - для того, чтобы выносить суждение, хорошо ли написан текст, достаточно быть просто начитанным. Да и к тому же даже страшилка гораздо лучше, когда она написана хорошо, и приятнее читать стилистически стройный текст, разве нет?
    4. Estellan отвечает Епифан 25 августа 2022 18:14
      Понимаю. Так же понимаю вашу позицию. Еще понимаю, что вы не знакомы ни со мной, ни с моим творчеством. Я всегда пишу, чтобы поржать. Мои герои реагируют так же, как и я. Никогда у меня не будет такого, чтобы кровь-кишки-раздеребанило. Как и не будет того, чтобы гг пугались, вопили, бились в корчах.
      Высмеивание всего жанра, как и отдельных клише - мой конек.))

      А что касается слова "Говорили". Это как раз к тому, чтобы именно на это и обратили внимание читатели. Без всяческих глубинных смыслов, скрытых посылов и прочего, что на полном серьезе ищут взрослые люди в страшилках.

      Разгрузить мозг, это да.
    5. Епифан отвечает Estellan 25 августа 2022 21:46
      Разумеется, я вас не знаю, как и вы меня. Но очень сомневаюсь, чтобы вы - или я, или кто-либо еще - в ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ реагировали бы в подобной экстремальной ситуации так же спокойно; биться в корчах при этом совсем не обязательно. Ну, разве что вы пережили в жизни нечто ТАКОЕ, что вас уже ничем не напугать. Кто знает. Если пишете именно как стеб, то неуместно смотрятся "серьезные" абзацы. Спокойная реакция героев тоже имеет место быть, как юмористический элемент, но вы как будто не дожали, поэтому это смотрится глупо.
      Я понимаю вашу задумку про "говорили", просто это в данном случае выглядит коряво, лучше было бы разбавить повторы другими глаголами и сделать повторение реже.
      Я не ищу скрытых и глубоких смыслов в вашем рассказе, видно, что их там нет (и это не есть плохо). Я лишь предлагаю вам получше работать над текстом, потому что даже треш, когда он написан намеренно по-дурацки, или даже намеренно плохо, все же должен быть написан хорошим языком, вот и все, это и есть вопрос вкуса.
      Раз рассказ изначально для поржать, тогда все выглядит немного лучше, но пафос выбивается из контекста, текст не уравновешен - именно в этом и проблема. Тогда либо пафос лучше выкрутить на максимум, и будет смешно, либо убрать его вовсе. Причем местами у вас, как я уже сказал, есть забавные моменты.
      Поймите, можно и для разгрузки мозга писать абы как, а можно это делать круто.
    6. Estellan отвечает Епифан 26 августа 2022 16:16
      Ну так пусть круто и делают те, кому это подходит. В конце концов, у каждого свое понятие крутости.)
      Всем люб все равно не будешь.
      А я буду писать для тех, кому мой стиль нравится и узнаваем.
    7. Епифан отвечает Estellan 5 сентября 2022 09:36
      Вы меня так и не услышали)
      В любом случае, удачи!
KRIPER.NET
Страшные истории