Медведь » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Медведь

© Гаврилин Евгений Геннадьевич
19.5 мин.    Страшные истории    rainbow666    17-09-2020, 09:54    Источник     Принял из ТК: Helga
На летнем лугу в солнечную погоду всегда можно увидеть пчёл. Они перелетают с цветка на цветок и собирают нектар, из которого получается вкусный мёд. А люди любят мёд и держат пчёл с незапамятных времён. Цвёт у мёда бывает разный, и вкус бывает разный, но всегда он сладкий и такой притягательный, словно само солнце.

Глеб Сергеевич Иванов, бывший майор милиции, ныне пребывающий на заслуженном отдыхе, стал пчеловодом пять лет назад, когда вместе с женой они переехали жить в загородный дом. Точнее говоря, в старый деревянный домик, купленный ими за весьма небольшие деньги, потому что сам дом был на некотором отдалении от деревни Андреевки. К счастью, электричество и газ до дома протянули ещё в советское время, а колодец был совсем рядом с домом. Глеб Сергеевич, отличающийся неуёмной тягой к ремеслам и ручному труду, все пять лет не спеша делал ремонт дома, обновляя кровлю, полы, обои на стенах, печку в бане, газовую плиту, трубы отопления, АГВ и многое другое. Даже водопровод в доме он наладил самостоятельно, пробурив дополнительную скважину и установив бойлер, трубы для подачи воды и большую цистерну для её резервного хранения.

Жена Глеба Сергеевича, Елена Алексеевна, занималась все эти годы домашним хозяйством и садом, но категорически не желала заводить скот или птицу, отвечая на неоднократные предложения мужа развести свинок или курочек резкими бранными словами. В иных ситуациях Елена Алексеевна не позволяла себе употребление таких слов, потому что была воспитана в приличной семье, но сельскохозяйственные животные никак не вписывались в её картину спокойной семейной жизни. Впрочем, на предложение Глеба Сергеевича завести пчёл она ответила молчанием, добавив к нему гневный взгляд, способный испепелить не только пчёл, но и всех насекомых на планете. Глеб Сергеевич воспринял молчание как знак согласия. Первый знак согласия на тему животноводства. И сразу же принялся за теорию пчеловодства, привезя из города стопку книг по пчеловодству и пересмотрев на Ютубе сотни роликов от матёрых потомственных пчеловодов. После видеороликов в голове Глеба Сергеевича образовалась некая теоретическая каша, сдобренная виртуальным мёдом. Но с началом практики в голове всё стало проясняться.

В это утро Глебу Сергеевичу срочно понадобилась краска, монтажная пена, прокладки для крана и многие другие мелочи, которые он не мог купить в деревне, потому что маленькая лавка, имеющаяся в деревне поблизости, могла предоставить жителям только продукты и спиртные напитки. Последние пользовались в деревне повышенным спросом, поэтому продавщица Маня выдавала их в долг под честное слово и роспись в своей специальной тетради. Пенсии и заработные платы мужчин деревни уходили в значительной мере на удаление этих записей в «долговой книге». Маня с особым уважением относилась к Глебу Сергеевичу, которого она считала импозантным пожилым мужчиной, потому что он не покупал в магазине горячительных напитков и не имел удовольствия записать своё имя в обладающей магической силой тетради ни единого раза за пять лет. Этим он разительно отличался от мужского населения деревни, вызывая у местных мачо недоверие, подозрение и даже лёгкую неприязнь. Практически все мужчины пытались за пять лет хотя бы единожды занять денег у Глеба Сергеевича. Но никому этого сделать не удалось. Бывший милиционер денег в долг не давал, а на любые похмельные мольбы не обращал внимания. Отдельные смелые головы пытались кое‑что украсть в хозяйстве Глеба Сергеевича. Этими предметами были в разное время доски, краска, железная сетка и кирпичи. Несколько раз конфликты заканчивались грубой перепалкой и возвращением награбленного богатства, но два раза местные гангстеры всё же имели удовольствие получить в морду от опытного мента и бывшего разрядника по боксу. Ко второму году проживания Глеба Сергеевича в своём новом доме воровские набеги в его хозяйстве прекратились. А установка нескольких камер видеонаблюдения по периметру дома отбила желание поживиться у местных воров окончательно.

Оставив свою жену в саду наедине с кустами пионов и помахав ей рукой, Глеб Сергеевич сел на велосипед и поехал по дороге в сторону села Горки. Дорога была недальняя – всего‑то пять километров, но ехать приходилось в гору. Времени у Глеба Сергеевича было в запасе много, поэтому он решил заехать в селе после магазина к своему приятелю, Антону Михайловичу, которого давно не видел.

Приехав в Горки, Глеб Сергеевич оставил возле промтоварного магазина велосипед и вошёл внутрь. В зале магазина стояла древняя бабуля и пыталась выбрать самый лучший дихлофос из всех представленных, сокрушаясь, что советских уже нет в продаже.

– Здравствуйте, что вам? – спросила одна из продавщиц у Глеба Сергеевича, оторвавшись с радостью от надоедливой бабули.

– Здравствуйте, мне краску акриловую надо, белую, – сказал Глеб Сергеевич. – Ещё монтажную пену. И по списку ещё можно посмотреть. Я тут написал.

Глеб Сергеевич протянул клочок бумаги со списком нужных товаров. Продавщица кивнула головой и взяла список в руки.

– Давайте, возьму этот, – сказала бабуля, указывая пальцем на один из красных баллончиков, стоявших в ряд перед ней. – Всё равно дерьмо – они все.

– Пожалуйста, – сказала продавщица с лёгким пренебрежением. – Платить в кассу.

– Обдираловка одна сплошная, – продолжила бабуля. – Где только денег взять с этой пенсии?

Глеб Сергеевич прошёлся вдоль витрин, внимательно осмотрев все полки.

– А у вас нет случайно капканов? – спросил у продавщицы Глеб Сергеевич.

– Нет, мужчина, у нас не бывает капканов, – ответила продавщица, поставив на прилавок трёхлитровое ведёрко с краской. – Я вроде всё по вашему списку нашла. Резиновые прокладки посмотрите здесь. Я не знаю, какие именно по диаметру вам нужны.

– Да, спасибо, сейчас посмотрю, – ответил Глеб Сергеевич, разглядывая прокладки за стеклом. – Вот, эти нужны. Две штуки.

– Оплата в кассу, – сказала продавщица.

– На волка, что ли, собрался? – спросила бабуля у Глеба Сергеевича, повернув голову в его сторону. – Или на медведя?

– Нет, не собрался, – недовольно ответил Глеб Сергеевич.

– На медведя не ходи, – сказала бабуля, тряся перед собой баллончиком с дихлофосом. – Деда моего так медведь сожрал. Выследил и сожрал.

– Спасибо, бабуль, – сказал Глеб Сергеевич, кивнув бабуле головой и отойдя в сторону.

– Пожалуйста, я вам в пакет всё уложила, – сказала Глебу Сергеевичу продавщица. – Только краску отдельно поставила.

– Спасибо, – сказал Глеб Сергеевич.

Глеб Сергеевич поспешил удалиться с покупками из магазина. Бабуля осталась в магазине, продолжая донимать вопросами продавцов.

Дом Антона Михайловича был всего в ста метрах от магазина. Глеб Сергеевич подъехал к ограде дома, позвенел звонком велосипеда и остановился. Антон Михайлович увидел его в окно и радостно выбежал из дома. Вместе с Антоном Михайловичем из дома выбежала маленькая собачка и залилась звонким лаем. Антон Михайлович грозно рявкнул на неё, и она скрылась за углом дома, продолжая отрывисто гавкать.

– Глеб, здорово! – сказал Антон Михайлович, открывая калитку во двор дома.

– Здорово, Антон! – ответил Глеб Сергеевич.

– Проходи, сто лет тебя не видел, – сказал Антон Михайлович, указывая рукой в сторону дома. – Как Лена?

– Хорошо, жива, здорова, слава богу, – ответил Глеб Сергеевич, закатывая велосипед во двор. – Твоя Света как?

– Так, хорошо, – сказал Антон Михайлович. – Что нам будет?!

Друзья вошли в дом, прикрыв за собой дверь. В доме Глеб Сергеевич поздоровался с женой Антона Михайловича, которая была занята лепкой пельменей.

– Света, привет, – сказал Глеб Сергеевич.

– Привет, Глеб, проходи, – ответила Светлана, обернувшись к нему.

Антон Михайлович провёл гостя в комнату и усадил в кресло.

– Я тарелку спутниковую поставил, – радостно сказал Антон Михайлович, включив телевизор. – Целую кучу каналов ловит.

– Отлично, – сказал Глеб Сергеевич с улыбкой. – У меня пока что‑то руки не доходят до тарелки.

– Хорошая вещь, – сказал Антон Михайлович. – Только Светка зависает постоянно в телевизоре. Даже футбол на днях не дала посмотреть. Поругались из‑за этого.

– Ругаться не надо, – сказал Глеб Сергеевич. – Даже из‑за футбола.

– Может, пивка попьём, – предложил Антон Михайлович. – Классное пиво сейчас в разливайку привозят. Светка всё равно ещё долго копаться будет со своими пельменями. Она их много всегда делает. А потом в холодильнике морозит.

– Можно и пивка немножко, – согласился Глеб Сергеевич.

– Тогда пошли, – сказал Антон Михайлович, кивая головой в сторону выхода.

Глеб Сергеевич последовал за Антоном Михайлович. При выходе из дома маленькая собачка вновь залилась безудержным лаем.

– А ну, на место! – прикрикнул на собаку Антон Михайлович.

Собачка убежала за угол дома, а Глеб Сергеевич проверил, насколько хорошо была привязана сумка с покупками к багажнику велосипеда.

– Помнишь, как ходили в кафешку за магазином? – спросил Антон Михайлович. – Вот, там сейчас хорошее пиво привозят.

– Да, помню, – ответил Глеб Сергеевич.

Он познакомился с Антоном Михайловичем в первый год своего проживания вдали от города. Глеб Сергеевич искал в селе хоть кого‑нибудь, кто за деньги отвезёт два мешка цемента до его дома, а Антон Михайлович случайно встретил его около промтоварного магазина и помог довезти мешки бесплатно, потому что ехал на своём УАЗике в Андреевку, чтобы навестить родственников. Через две недели Глеб Сергеевич привёз Антону Михайловичу в благодарность сортовые хосты для сада, которые так любила жена Антона Михайловича, Светлана Юрьевна. Так и завязалась дружба, длящаяся уже более четырёх лет.

Глеб Сергеевич и Антон Михайлович вошли в пивную «Gorki‑pivo» и направились к барной стойке. За спиной бармена тянулись вверх деревянные полки, уставленные баночным пивом. Над полками красовался деревянный барельеф медведя с кружкой пива в лапе. В зале повсюду были уютные деревянные столики и лавки, отгороженные друг от друга высокими деревянными сетками из реек. Свободных столиков было довольно много. Ассортимент разливного пива тоже был достаточно богат: из десяти заявленных сортов в наличии были целых три сорта.

– «Бархатное», по‑моему, лучше, – сказал Антон Михайлович, стараясь переглушить эстраду восьмидесятых, звучащую в заведении.

– Ладно, давай и мне тоже «Бархатное», – согласился Глеб Сергеевич. – Потом ещё «Тёмное» попробую. И рыбки надо взять.

Они уселись за столиком около окна с видом на задний двор промтоварного магазина.

– Я у тебя всё насчёт пчёл хотел спросить, – сказал Антон Михайлович, отхлебнув из кружки. – Как начать? Сложно всё это или нет? И как по деньгам? Напряжно?

– Ты сам захотел, что ли? – спросил Глеб Сергеевич с улыбкой. – Сначала казалось очень сложным всё. Информации перечитал много, пока не начал. Но честно скажу: много всякой ерунды пишут.

– Наверное, попробую, – сказал Антон Михайлович. – Что‑то захотелось, как на твою пасеку насмотрелся. А начинал‑то с нуля.

– Начинал с двух ульев, а сейчас у меня их сорок штук. Но мороки много, – сказал Глеб Сергеевич, сделав глоток пива. – С весны начинается вся эта канитель, а заканчивается только осенью. Можно, конечно, особо не напрягаться, как некоторые делают. Но тогда и отдача будет маленькая. Денег тогда нормально не заработаешь.

– Ну, и с чего начать? – спросил Антон Михайлович. – Сколько по деньгам надо?

– Первое! – сказал Глеб Сергеевич. – Нужны ульи. Начни с двух, чтобы можно было вторым подстраховаться, если что. Ценник сейчас примерно 3‑4 тысячи за один. Пусть будет около 7 за оба. Второе! Вощина, проволока, рамки. Обязательно надо. Тысячи на 4 потянет. Третье! Всякая приблуда: костюм пчеловода, дымарь, стамеска и мелочь разная. В пару тысяч уложишься. Ну, и четвёртое! Сами пчёлы тоже нужны.

– Я уж думал, что без них можно, – пошутил Антон Михайлович, взяв с тарелки кусочек вяленой рыбы.

– Можешь сам нектар собирать, – сказал с улыбкой Глеб Сергеевич. – И жужжать. А если серьёзно, то я отдал за два пчелопакета четыре года назад 9 тысяч. Вот, и прикинь всё вместе. Это для начала. А потом ещё расходы будут.

– Ну, денег найду, – сказал Антон Михайлович, отхлебнув из кружки. – Поставить ещё надо, чтобы соседям не мешать. У тебя вообще с соседями проблем нет, потому что соседей нет.

– Забор лучше глухой поставь, если боишься, что соседей покусают, – сказал Глеб Сергеевич. – Хотя бы со стороны, где пчёлы летают.

– Ладно, поставлю, – сказал Антон Михайлович. – Я как соберусь всё покупать, так тебя лучше с собой возьму. Подскажешь мне.

– Хорошо, подскажу, – согласился Глеб Сергеевич, поглядывая в окно.

На заднем дворе промтоварного магазина маневрировала задом грузовая машина. Она зацепила мусорный контейнер, который с грохотом упал на бок. Около заднего выхода магазина кричала и махала руками женщина, которая явно была работницей магазина. Её крики и шум падающего контейнера заглушала громкая музыка из колонок около барной стойки.

– Я ещё пивка возьму, – сказал Глеб Сергеевич, оторвавшись от окна. – Ты ещё будешь?

– Я такого же возьму, – ответил Антон Михайлович.

Глеб Сергеевич сходил до барной стойки и вернулся с двумя кружками пива.

– Антох, ты не знаешь, где капканы взять? – спросил Глеб Сергеевич. – Надо срочно. В город ехать некогда. Может, кто из знакомых продаст?

– Сосед у меня раньше браконьерил, пока нога не отнялась, – ответил Антон Михайлович. – Тебе большие надо или маленькие?

– Средние и большие, – ответил Глеб Сергеевич. – Я в них вообще‑то плохо разбираюсь. Как‑то не охотился никогда.

– На кого хочешь поставить? – спросил Антон Михайлович. – На зайца, на лису или на волка?

– Я думаю, что на медведя, – сказал Глеб Сергеевич. – Но я не уверен. Местные говорят, что медведей в наших краях сто лет не было. У меня кто‑то забор помял сильно и два улья уронил. Как нарочно, в этом месте забор слабый был, а везде крепкий. Я рядом с участком след видел на дороге. Размытый немножко, но большой. Это явно не собака и не лиса. Может, медведь приходил. Но что‑то его спугнуло.

– Лес у тебя рядом, конечно, – сказал Антон Михайлович. – Может, зверь какой‑то и приходил. А могут и люди нахулиганить. Но я бы ульи побоялся опрокидывать, а то пчёлы закусают.

– Не знаю, – сказал Глеб Сергеевич. – У меня там камеры видеонаблюдения стоят, но это место ночью плохо просматривается. И местные ворюги давно ко мне не лезут. Камер они всё‑таки боятся.

– Насчёт капканов на медведя я тебе не рекомендую, – сказал Антон Михайлович после глотка пива. – Местные медведей боятся, хоть их давно и не видно. Старики рассказывают, что здесь медведь особенно злой. И мстительный. Если обидишь его чем‑нибудь, то обязательно выследит тебя и убьёт. Мой дед всегда медведям в лесу подарки оставлял. Ну, вкусное что‑нибудь. А отец мой над ним смеялся. Он не верил в это.

– Ладно, мне сказки рассказывать, – сказал Глеб Сергеевич. – В магазине сегодня меня уже бабуля пугала медведем. И ты туда же. Какая‑то секта медведепоклонников. Ничего, справлюсь как‑нибудь. Ружьё дома есть.

– Ну, смотри, – сказал Антон Михайлович. – Как знаешь. Ты ещё пиво будешь?

– Нет, хватит, – ответил Глеб Сергеевич с улыбкой на лице, поставив пустую кружку на край стола. – Я же за рулём.

– Да, руль у тебя знатный, – сказал Антон Михайлович, допив последний глоток из кружки. – У меня уже кончилось. Ну, тогда пойдём.

Друзья встали из‑за стола, попрощались с барменом и направилась к выходу.

– Забыл тебя спросить: правда, что среднерусские пчёлы злые очень? – спросил на ходу Антон Михайлович. – Я тут как‑то прочитал на форуме. Говорят, что лучше карпаток завести. А кавказцы как?

– Не знаю, у меня только одна семья среднерусская дикая какая‑то, – ответил Глеб Сергеевич. – Остальные нормальные. Но люди часто жалуются, что даже в период медосбора жалят. Да и кавказцы чаще бывают бешеные. Они и мёд у других семей могут воровать.

– Погоди, Глеб, – сказал Антон Михайлович. – Я сейчас к соседу зайду. Насчёт капканов спрошу.

Антон Михайлович открыл калитку соседнего дома, вошёл на соседский двор и постучал в окно. Через несколько секунд в окне показалась физиономия соседа, который заулыбался, увидев Антона Михайловича. Сосед сделал знак рукой, указывая на входную дверь. Антон Михайлович прошёл на крыльцо, открыл дверь и вошёл внутрь, закрыв дверь за собой. Он отсутствовал несколько минут, а затем вышел с довольным выражением лица, держа в руке мешок с каким‑то угловатым содержимым.

– Всё нормально, – сказал Антон Михайлович с улыбкой на лице. – Забрал у него капканы. Потом рассчитаемся. Он всё равно ими не пользуется. Насчёт среднерусских мне расскажи. Я тут читал, что злые больше мёда дают.

Глеб Сергеевич и Антон Михайлович за разговорами незаметно дошли до дома Антона Михайловича. Из‑за угла дома несколько раз гавкнула собака.

– Надо ехать, – сказал Глеб Сергеевич, выкатывая велосипед за калитку. – Ленка уже заждалась.

– Давай, Глеб, – сказал Антон Михайлович.

– Пока, – сказал Глеб Сергеевич и уложил мешок в металлическую корзину на широком багажнике велосипеда. Затем он залез на велосипед и поехал по дороге.

Обратная дорога была быстрой. Велосипед катил под уклон, набирая скорость. Настроение у Глеба Сергеевича было приподнятое. Он уже представлял, как завтра продолжит ремонт в задней части дома и выкопает новую компостную яму, о чём его просила жена ещё две недели назад.

В Андреевке Глеб Сергеевич заехал в продуктовый магазин. Продавщица Маня заулыбалась, увидев Глеба Сергеевича в дверях.

– Здравствуйте, Глеб Сергеевич, – сказала Маня, выпрямив спину. – Редко вы к нам заходите.

– Здравствуйте, Мария, – ответил Глеб Сергеевич. – Как уж получается. Дайте мне, пожалуйста, мясной обрези килограмма два. Помню, у вас продавалась.

– Да, есть у нас такая, – сказала Маня и наклонилась за прилавок, чтобы достать мясо. – Собаку завели?

– Да, щенка хочу оставить себе, – ответил Глеб Сергеевич. – То есть оставил.

Глеб Сергеевич положил деньги на прилавок, забрал пакет с обрезью и поспешил удалиться.

– До свидания, – сказал Глеб Сергеевич.

– До, свидания, Глеб Сергеевич, – ответила с улыбкой на лице Маня. – Приходите ещё.

Глеб Сергеевич уложил пакет с мясом в металлическую корзину на багажнике и поехал к дому. Возле магазина сидел на перевёрнутом ведре местный пьяный мужик, который курил сигарету и провожал Глеба Сергеевича взглядом.

Елена Алексеевна сидела на лавочке возле дома и приметила мужа, ехавшего на велосипеде, издалека. Она отложила книгу, встала с лавочки и подошла к калитке.

– Леночка, всё купил, – сказал Глеб Сергеевич, подъехав к калитке.

– Молодец, пойдём ужинать, – сказала Елена Алексеевна. – Опять пиво пили с Антоном?

– Немножко выпили, – ответил Глеб Сергеевич, слезая с велосипеда.

Он развязал ремни, которые держали сумку и мешок на багажнике, взял поклажу в руки и пошёл в дом вслед за женой.

После ужина супруги устроились перед телевизором и смотрели фильм «Титаник», который Елена Алексеевна очень любила.

Среди ночи Глеба Сергеевича разбудил как‑то шум, который доносился из сада. Он быстро натянул на себя брюки и вышел на кухню, окна которой выходили в сад. Он не стал включать на кухне свет, чтобы видеть, что происходит в саду. Но в круге света от фонаря, установленного рядом с домом, ничего не происходило. Шум шёл из дальнего угла сада, где стояли пчелиные ульи. Глеб Сергеевич быстро сбегал в комнату, взял из железного ящика охотничье двуствольное ружьё, патроны и вернулся на кухню. С полки над столом он взял фонарь и вышел через заднюю дверь из дома. Глеб Сергеевич быстро пересёк круг света от уличного фонаря и оказался в темноте. Он подошёл к вишням, зарядил ружьё и прислушался. Где‑то впереди в темноте неизвестный громко пыхтел и периодически стучал по деревянной стенке улья. Послышался треск досок. Глеб Сергеевич прошёл под старыми вишнями и остановился. Глаза медленно привыкали к темноте, но рассмотреть что‑то дальше нескольких метров было сложно. Он включил фонарь и направил луч света перед собой. В углу сада, метрах двадцати от себя, Глеб Сергеевич увидел несколько поваленных ульев и большую чёрную фигуру зверя, который возился с поломанным ульем. При свете фонаря он недовольно заворчал и повернул морду назад. Глеб Сергеевич замер на месте и направил ружьё в сторону медведя. Ему пришлось левой рукой одновременно держать цевьё и фонарь, поэтому луч света было трудно направить в сторону зверя. Медведь стал медленно приподниматься. Глеб Сергеевич выстрелил из одного ствола. Медведь резко бросился в сторону и исчез в темноте. Послышался треск ломающегося забора. Глеб Сергеевич направил ружьё в сторону шума и выстрелил из второго ствола. Шум стих. Глеб Сергеевич вынул из кармана брюк патроны, перезарядил ружьё и посветил фонарём в сторону поломанного забора. Несколько пролётов забора лежали на земле, склоняя вниз ближайшие к ним пролёты. Ульи, установленные около забора, валялись в хаотичном порядке. Медведя не было. Глеб Сергеевич поводил фонарём вокруг бреши в заборе и пошёл назад в дом.

Когда Глеб Сергеевич вошёл в дом, Елена Алексеевна сразу подбежала к нему. Она стояла в темноте на кухне и смотрела в окно, пытаясь что‑нибудь разглядеть.

– Глеб, я так испугалась! – воскликнула Елена Алексеевна, хватая мужа за руки. – Что это было?

– Медведь, – ответил Глеб Сергеевич и поставил ружьё рядом с окном. – Этот гад забор сломал и ульи раскидал.

– Что же теперь делать? – спросила Елена Алексеевна. – А если он опять придёт?

– Уже не придёт, – ответил Глеб Сергеевич. – Побоится. Пойдём спать. Завтра мороки много будет. Я сейчас двери только покрепче запру.

– Я всё равно боюсь! – сказала Елена Алексеевна.

– Всё нормально будет, – успокоил её Глеб Сергеевич. – Разберёмся с этим медведем. Пора спать. Будильник надо поставить пораньше.

– Хорошо, пойдём спать, – согласилась Елена Алексеевна, не отпуская руку Глеба Сергеевича.

Утром Глеб Сергеевич встал пораньше, надел костюм пчеловода и пошёл в сад рассматривать повреждения, нанесённые зверем. Шесть ульев лежали на боку. На одном из них боковая стенка была слегка повреждена. Три секции деревянного забора лежали на земле. Глеб Сергеевич установил ульи на свои места точно по меткам, которые он всегда ставил при установке ульев. Повреждённый улей он обернул несколькими слоями тканевой ленты, которая у него лежала в сарае долгое время без дела. Края ткани Глеб Сергеевич пристрелил к доскам строительным степлером. Секции забора он поставил на место и прибил к ним дополнительные рейки для удержания. Затем он ушёл в летний домик, приспособленный им для хранения пчеловодческого инвентаря, и снял костюм пчеловода. Из окна летнего домика была хорошо видна его пасека. Глеб Сергеевич несколько минут задумчиво смотрел в окно. Взгляд его плавно скользнул на мешок с капканами, которые он перенёс из дома сюда. Глеб Сергеевич посмотрел на часы, висящие на стене. Подходило время завтрака. Он вышел из летнего домика, закрыл дверь на ключ и пошёл к дому. На кухне Елена Алексеевна уже накрывала на стол.

– Глеб, уже всё готово, – сказала Елена Алексеевна. – Садись за стол.

– Спасибо, Леночка, сейчас, только руки помою, – ответил Глеб Сергеевич.

Глеб Сергеевич помыл руки в умывальнике и уселся за стол. Елена Алексеевна разложила яичницу по тарелкам и сама села за стол.

– Я заделал забор, – сказал Глеб Сергеевич, принимаясь за яичницу. – Но надо будет что‑то посерьёзнее поставить. Понадёжнее. Ульи тоже расставил. Вроде точно по местам. Помнишь, как я тебе рассказывал, что ульи нельзя сдвигать со своего места даже на полметра?

– Да, помню, – подтвердила Елена Алексеевна.

– Пчёлы в такой ситуации не могут найти дорогу домой, – сказал Глеб Сергеевич. – Поэтому я метки на всякий случай ставлю.

– Глеб, давай с егерем поговорим, – сказала Елена Алексеевна. – И с охотниками местными. Опасно ждать этого медведя снова.

– Да, хорошо, я поговорю, – согласился Глеб Сергеевич.

– Сейчас я чайку налью, – сказала Елена Алексеевна, вставая из‑за стола.

Она разлила заварку из чайника по чашкам и добавила в них кипятка из металлического чайника.

– Спасибо, Леночка, – сказал Глеб Сергеевич и пододвинул чашку с чаем к себе поближе. – Я записи с камер посмотрел. Плохо этого медведя ночью видно. Камера с летнего домика чуть‑чуть только захватывает этот участок.

– Ты в него попал ночью? – спросила Елена Алексеевна.

– Не знаю, – ответил Глеб Сергеевич. – Я не понял. Вроде попал, но не уверен.

– Крови там не было? – снова спросила Елена Алексеевна.

– Не было, – ответил Глеб Сергеевич. – Я смотрел.

После завтрака во дворе дома появился Егор Заноза из Андреевки. Елена Алексеевна услышала, как он звал во дворе хозяев, когда принялась мыть посуду. Супруги Ивановы так и не поняли за пять лет проживания рядом с Андреевкой: настоящая это была фамилия Егора, или это было просто прозвище. Вся деревня его называла Занозой, не употребляя при этом его имени. К сорока годам своей жизни он так и оставался весьма легкомысленным человеком. Жители деревни не испытывали к нему уважения.

– Здорово, соседи! – крикнул Егор, стоя посреди двора. – У вас тут ночью стреляли или не у вас?

Елена Алексеевна открыла входную дверь и вышла на крыльцо.

– У нас, – ответил она. – Медведь ночью приходил. Забор переломал.

– Да ты что! – воскликнул Егор. – Я медведей‑то отродясь у нас не видел.

– Значит, молодой ещё, – сказала Елена Алексеевна. – Увидишь.

– Возможно, напоследок, – мрачно сказал Глеб Сергеевич, который тоже вышел на крыльцо.

Во дела! – сказал Егор, почесав затылок. – Как жить‑то теперь? Медведи по домам ходят. А у меня и ружья‑то нет.

– Тебе не надо, – сказал Глеб Сергеевич. – Медведь тебя и так испугается. Чего хотел‑то? Только из‑за этого приходил?

– Да я так, – сказал Егор, слегка смутившись. – Спросить. Ну, и дело тут такое. Сосед, выручи. Надо очень.

– Егор, денег не дам, – сказал Глеб Сергеевич.

– Ну, ладно, я понял, – ответил Егор. – Пойду я. Дела у меня ещё.

– Пока, Егор, – сказала Елена Алексеевна и помахала рукой.

– Зря мы ему про медведя рассказали, – сказал разочарованно Глеб Сергеевич, когда Егор отошёл на достаточное расстояние от забора.

– А что ему надо было сказать? – спросила Елена Алексеевна. – Если он выстрелы слушал. И кто‑то ещё слышал, наверное.

– Да, конечно, – согласился Глеб Сергеевич и открыл входную дверь в дом. – Только болтать теперь будут.

– Ничего страшного, – сказала Елена Алексеевна. – Они всё время о чём‑то болтают.

– Ну, и бог с ним, – сказал Глеб Сергеевич, заходя в дом. – Лен, я в лес хотел съездить. Васька из деревни говорил, что рой пчёл видел.

Елена Алексеевна вошла в дом вслед за мужем.

– Глеб, может, не надо пока ходить туда? – с тревогой спросила Елена Алексеевна.

– Всё нормально будет, – ответил Глеб Сергеевич. – Медведь уже далеко отсюда. И ружьё я возьму с собой.

– Будь осторожен, пожалуйста, – сказала Елена Алексеевна.

– Хорошо, – сказал Глеб Сергеевич.

Лес находился примерно в полукилометре от дома Глеба Сергеевича и Елены Алексеевны. Они часто ходили в лес за грибами ягодами и никогда не встречали там даже намёков на крупных хищников. Ни волков, ни медведей в округе давным‑давно никто не видел. Изредка попадались на глаза лисы и зайцы. Причём последние активно посещали огороды и сады в весенний период и оставляли после себя на грядках множество округлых «орешков».

Глеб Сергеевич взял с собой ружьё, мясную обрезь в полиэтиленовом пакете, небольшой топорик и мешок с капканами. Для перевозки грузов на велосипеде он давно уже соорудил металлическую сетчатую корзину, которую надёжно крепил к широкому заднему багажнику. Более трёх лет он катался на «Ниве Шевроле», которую купил после переезда в деревню, но совсем недавно продал её, чтоб присмотреть себе что‑то другое. Выбор его склонялся к Рено Дастеру, но подходящей машины Глеб Сергеевич пока не нашёл, поэтому ездил по своим делам на велосипеде, чему был весьма рад. Елена Алексеевна тоже рекомендовала ему больше ездить на велосипеде и ходить пешком для укрепления здоровья.

Заехав в лес, Глеб Сергеевич свернул на правую тропинку, уходящую к овражистой местности в лесу. Он рассчитывал расставить капканы в разных местах. Один из них, самый большой, Глеб Сергеевич установил около начала оврага, привязал к дереву и положил приманку. Остальные капканы разного размера он установил на расстоянии друг от друга на некотором отдалении от края леса. На дне мешка кроме капканов оказались ламинированные картонные таблички с надписью «Осторожно, капкан». Бывший владелец капканов оказался гуманным и предусмотрительным человеком. Глеб Сергеевич покопался в ремонтном комплекте велосипеда и нашёл несколько гвоздиков. Таблички он прибил на деревья рядом с капканами. «Всё‑таки люди могут попасться в них случайно», – подумал Глеб Сергеевич. С чувством удовлетворения он поехал назад к дому, поглядывая на наручные часы. Близилось время обеда.

Елена Алексеевна радостно встретила Глеба Сергеевича на пороге дома. Она приготовила вкусный обед и сварила компот из сухофруктов. Послеобеденное время Глеб Сергеевич решил посвятить выкапыванию новой компостной ямы, потому что старая была заполнена уже под завязку. К вечеру он изрядно устал, с удовольствием поужинал и уселся перед телевизором, чтобы посмотреть новости. Елена Алексеевна помыла посуду и присоединилась к нему.

Ночь прошла спокойно. На участок никакой зверь больше не пытался попасть. Утром Глеб Сергеевич первым делом пошёл осматривать свои ульи и забор в дальней части сада. Всё было на месте.

Елена Алексеевна приготовила на завтрак блины. Глеб Сергеевич помыл руки, уселся за стол и потянулся за банкой клубничного варенья, стоявшей на другом конце стола.

– Всё в порядке? – спросила Елена Алексеевна, усаживаясь за стол и передавая банку с вареньем мужу.

– Да, всё нормально, – ответил Глеб Сергеевич. – Сегодня ночью никаких зверей не было. Я и записи с камер посмотрел.

– Вот, и хорошо, – успокоилась Елена Алексеевна. – Надеюсь, что этот медведь больше не вернётся.

– Больше не сунется, – сказал Глеб Сергеевич и откусил от свёрнутого блина большой кусок. – Я сегодня опять хотел поискать в лесу рой пчёл. Вчера так и не нашёл.

– Всё‑таки осторожнее там ходи, – сказала Елена Алексеевна. – Мало ли что.

– Хорошо, Леночка, – ответил Глеб Сергеевич. – Буду очень осторожен.

После завтрака Глеб Сергеевич взял с собой ружьё, топорик и снова поехал в лес. Ему не терпелось проверить капканы.

Погода была отличная. Ярко светило солнце, на небе не было ни единого облачка. Подъехав по тропинке к месту, где он привязал свой первый капкан, Глеб Сергеевич слез с велосипеда, положил его возле дерева и пошёл за кусты, чтобы проверить ловушку. Приманка в капкане была на месте. Сам капкан стоял раскрытый. Глеб Сергеевич вернулся к дереву, поднял велосипед и собрался уже сесть на него, как услышал вдалеке какой‑то шум. Звуки доносились от того места, где он установил свой второй капкан. Глеб Сергеевич положил велосипед на землю, снял ружьё с плеча и пошёл в сторону звуков, стараясь идти бесшумно. Подойдя ко второму капкану, он увидел медвежонка, который лежал на земле и ворчал. Одна его задняя нога попала в капкан. Он вяло пытался вырваться из ловушки. Было видно, что медвежонок уже устал бороться с капканом и потерял много сил.

Глеб Сергеевич вынул из петли на ремне топорик и приблизился к медвежонку. Зверь приподнял голову и попытался встать на лапы. Глеб Сергеевич склонился над медвежонком и с размаху ударил его обухом топора по голове. Медвежонок затих и уронил голову на землю. Глеб Сергеевич ударил его по голове ещё раз. За спиной на некотором расстоянии раздался какой‑то шум и треск. Глеб Сергеевич обернулся и направил ружьё в сторону шума. Звуки стихли. Глеб Сергеевич сделал несколько шагов в сторону места, где оставил велосипед. Шум снова повторился и затих. Кто‑то шумел именно в том месте, где лежал велосипед. Глеб Сергеевич пошёл вперёд, осторожно ступая и оглядываясь по сторонам. Дойдя до первого капкана, он увидел издалека свой велосипед. Оба колеса были измяты и покорёжены. Глеб Сергеевич осмотрелся по сторонам. Вокруг никого не было. До края леса было совсем недалеко, поэтому был слышен шум грузового автомобиля, проезжавшего по грунтовой дороге через поле. Глеб Сергеевич сделал небольшой круг вокруг велосипеда, направив ствол ружья перед собой. Вокруг было по‑прежнему тихо.

Глеб Сергеевич поднял велосипед и покатил его по тропинке к краю леса. Остальные капканы он решил пока не проверять, а за трупом медвежонка вернуться на велосипеде своей жены. Кривые колёса петляли и сильно мешали движению. Глеб Сергеевич чертыхался и ругался про себя матом. Выйдя из леса, он ещё раз осмотрелся по сторонам, но никого не увидел. Злоумышленник исчез.

Войдя во двор, Глеб Сергеевич положил велосипед возле дома и вошёл внутрь. Он поставил ружьё в углу кухни, снял сапоги и достал из обувницы тапочки. Жена сидела в комнате возле телевизора и вязала.

– Лен, представляешь, кто‑то изломал мой велосипед, пока я отходил ненадолго, – сказал Глеб Сергеевич, заглядывая через порог в комнату.

– Ужас. И ты не видел, кто это сделал? – спросила Елена Алексеевна, вставая с кресла.

– Нет, обошёл вокруг, никого не нашёл, – ответил Глеб Сергеевич. – Оба колеса изогнутые теперь. Я возьму твой велосипед? Надо скататься ещё в лес.

– Хорошо, возьми, – сказала Елена Алексеевна, выходя на кухню. – А может, нам пора пообедать?

– Ладно, давай обедать, – согласился Глеб Сергеевич. – Я потом туда скатаюсь.

Елена Алексеевна подошла к кухонному столу и достала со стенной полки кастрюлю. Внезапно что‑то ударилось о стену дома со стороны сада. На стенной полке звякнули фарфоровые чашки. Елена Алексеевна испуганно отступила на несколько шагов от стола и замерла. Удар о стену снова повторился, но стал слабее. Глеб Сергеевич бросился к окну, пытаясь разглядеть причину происходящего. Кто‑то ударил по стенке крыльца, выходящего в сад.

– Глеб, что это? – дрожащим голосом спросила Елена Алексеевна.

– Пока не знаю, – ответил Глеб Сергеевич и ушёл в противоположный угол кухни.

Он взял ружье, переломил его, чтобы проверить патроны, защёлкнул ружьё назад и вернулся к кухонному окну. Звуки за окном стихли. Глеб Сергеевич осторожно открыл дверь на крыльцо. Вторая дверь, ведущая с крыльца в сад, была закрыта. Глеб Сергеевич вышел на крыльцо, закрытое со всех сторон стенами. Два небольших окна справа и слева позволяли осмотреть пространство вдоль наружных стен дома. Но рядом со стенами никого не было. Глеб Сергеевич осторожно приоткрыл дверь в сад и направил ствол ружья перед собой.

– Выходи, а то пристрелю, – громко сказал Глеб Сергеевич. – Не дури.

Ответа не последовало. Незнакомец затих и не произносил ни слова. Глеб Сергеевич приоткрыл дверь ещё шире и сделал шаг вперёд. Ствол ружья немного высунулся за край двери. Незнакомец по‑прежнему молчал. Глеб Сергеевич сделал ещё один шаг вперёд. В саду было тихо и спокойно, только пение птиц периодически нарушало тишину. Глеб Сергеевич шагнул вперёд. Неожиданно из‑за двери на него обрушился медведь, который ударил обеими лапами по ружью и рукам Глеба Сергеевича. Ружьё выпало из его рук, а медведь проскочил дальше, толкнув с чудовищной силой дверь, которая ударила Глеба Сергеевича. Он упал на колени, но быстро поднялся и вбежал на крыльцо. Глеб Сергеевич резко раскрыл дверь в дом, вбежал внутрь и моментально захлопнул её за собой. Медведь развернулся после прыжка и забежал на крыльцо. Он со всей силы обрушился передними лапами на внутреннюю дверь, но она выстояла под напором зверя. Глеб Сергеевич успел закрыть дверь изнутри на засов и отпрыгнуть назад. Елена Алексеевна стояла в противоположном углу кухни и буквально тряслась от страха.

– Глеб! – крикнула она.

– Это медведь, – сказал Глеб Сергеевич.

– Ты ранен? – взволнованно спросила Елена Алексеевна, указывая мужу на рукав рубашки, испачканный в крови.

– Ерунда, немножко поцарапал, – ответил Глеб Сергеевич.

В тот же момент медведь разбил лапой одно из нижних стёкол окна. Осколки звонко упали на пол. Следующим ударом он выбил среднюю часть рамы, которая влетела вместе со стёклами внутрь дома. Осколки стёкла со звоном разлетелись по всей кухне. Медведь просунул голову и передние лапы в окно, пытаясь забраться в дом, но осколки, оставшиеся в раме, ранили его, отчего он изрядно злился.

– Быстрее лезь в погреб! – крикнул Глеб Сергеевич.

Он бросился к крышке погреба, которая была сделана ещё прежними хозяевами заподлицо с полом кухни, и поднял её за железное кольцо. Елена Алексеевна подбежала к мужу и полезла в погреб первой. Медведю тем временем никак не удавалось влезть в окно. Он попеременно то ревел, то недовольно ворчал, мотая головой из стороны в сторону. Глеб Сергеевич спустился в погреб и закрыл за собой крышку. Где‑то сверху раздался глухой удар. Это медведь всё же смог забраться внутрь и спрыгнул на пол. Прямо над крышкой погреба медведь прошёлся взад и вперёд и попытался поскрести когтями деревянный пол. Половицы скрипели от каждого шага зверя. Глеб Сергеевич и Елена Алексеевна сидели в темноте погреба и не издавали ни звука. Медведь сердито рычал, ударяя лапами о пол. Затем он стих и стал ворчать, оставаясь рядом с крышкой погреба. Через несколько минут ворчание прекратилось.

– Глеб, что нам делать? – спросила шёпотом Елена Алексеевна после продолжительной паузы. – Я даже сотовый телефон не взяла. У тебя телефон с собой?

– Нет, – ответил шёпотом Глеб Сергеевич. – Я его в комнате оставил.

– Он долго будет сидеть? – спросила Елена Алексеевна.

– Не знаю, – ответил Глеб Сергеевич. – Просто посидим. Он всё равно уйдёт.

– Здесь есть свечка и спички, – сказала Елена Алексеевна. – Я помню, что оставляла их на полочке.

– Пока не надо, – сказал Глеб Сергеевич. – Это может его привлечь. Тихо посидим. Он уйдёт.

– Ладно, просто посидим, – согласилась Елена Алексеевна.

Супруги молча сидели в темноте. В погребе было несколько деревянных ящиков, в которые они обычно складывали картошку. Теперь на этих ящиках Ивановы коротали время, дожидаясь ухода медведя. Глебу Сергеевичу показалось, что прошло не менее получаса с того времени, как они спустились в погреб.

– Лен, давай всё‑таки спички, – сказал Глеб Сергеевич. – И свечу.

– Сейчас найду, – сказала Елена Алексеевна. – Держи.

Глеб Сергеевич на ощупь взял из рук жены свечу и спички. Он зажёг спичку, поднёс её к фитилю свечи и поставил свечу на деревянный стеллаж рядом с банками с вареньем. Погреб осветился слабым светом. Глеб Сергеевич посмотрел на наручные часы.

– Уже час прошёл, не меньше, – тихо сказал Глеб Сергеевич.

– Я уже давно его не слышу, – сказала Елена Алексеевна.

Над головами супругов заскрипели половицы. Медведь снова стал ходить по кухне. Послышался звон стекла. Видимо, медведь пытался выбраться в сад через окно и сбил некоторые осколки на пол.

– Он вроде наружу лезет, – сказал Глеб Сергеевич.

– По‑моему, да, – подтвердила Елена Алексеевна.

– Пока не будем торопиться, – сказал Глеб Сергеевич.

– Хорошо, – согласилась Елена Алексеевна.

Шум наверху прекратился. Супруги подождали в тишине ещё около пяти минут.

– Я сейчас проверю, – сказал Глеб Сергеевич.

– Только осторожно, – сказала Елена Алексеевна.

Глеб Сергеевич поднялся по ступенькам погреба, слегка приоткрыл крышку и посмотрел в образовавшуюся щель. Медведя не было видно. Глеб Сергеевич осторожно поднял крышку и приподнял голову над поверхностью пола. На кухне всё было спокойно. Повсюду валялись осколки стекла. Глеб Сергеевич полностью открыл крышку погреба и выбрался наружу.

– Вроде всё тихо, – сказал Глеб Сергеевич, наклонившись над погребом. – Я сейчас посмотрю, что там в саду.

Из погреба показалась Елена Алексеевна. Она медленно поднималась по лестнице, не решаясь выходить на кухню. Глеб Сергеевич подошёл к окну и посмотрел наружу. В саду никого не было.

– В саду тоже никого нет, – сказал Глеб Сергеевич. – Значит, ушёл гад.

Глеб Сергеевич осторожно открыл дверь в сад и вышел на крыльцо. Наружная дверь в сад оставалась открытой. Глеб Сергеевич выглянул в сад, покрутил головой в стороны и закрыл дверь.

– Ну, что там? – спросила Елена Алексеевна.

– Всё нормально, – ответил Глеб Сергеевич. – Нет его там. Ушёл.

– Слава богу, надо в полицию позвонить, – сказала Елена Алексеевна. – Или в МЧС.

– Хорошо. Давай, позвоним, – согласился Глеб Сергеевич и направился в комнату, где на столе остался его телефон.

Он толкнул дверь комнаты от себя и вошёл внутрь. Краем глаза Глеб Сергеевич заметил, что справа за дверью кто‑то прятался. В следующее мгновение медведь прыгнул на него и обрушился сверху всем телом. Он сбил человека с ног и сомкнул челюсти на его шее. Медведь мотал головой из стороны в сторону, не разжимая челюстей. Бросив безжизненное тело, он развернулся к двери и кинулся на кухню. Елена Алексеевна уже успела выбежать в сад, оставив двери настежь открытыми. Медведь быстро пересёк кухню, толкнул перед собой закрывающуюся дверь и прыжком вылетел из дома. Женщина бежала от него в сторону летнего домика. Медведь в несколько прыжков настиг добычу и повалил на землю, не дав ей добежать до летнего домика всего несколько метров. Вонзив зубы в голову жертвы, зверь мотнул головой вверх и вниз, ударив тело о землю, разжал зубы и укусил жертву за шею. Разжав зубы, медведь поднял окровавленную пасть и сердито зарычал. Он обернулся в сторону дома и прислушался. Где‑то вдали лаяли деревенские собаки. Медведь оставил безжизненное тело и направился к проломленному участку в заборе. Преодолев повреждённый забор, зверь побежал в сторону леса.
лес деревня животные
1 753 просмотра
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
2 комментария
Последние

Кликните на изображение чтобы обновить код, если он неразборчив
  1. Евгений 18 сентября 2020 13:20 /
    Не страшно. Что этот высер тут забыл
  2. Валерка 3 ноября 2022 11:58 /
    Это просто ужас! Ужас, как много воды. Прочитал треть рассказа и чуть не захлебнулся. Кто и зачем это писал?
    Не тратьте своё время. 
KRIPER.NET
Страшные истории