Одна на двоих » Страшные истории на KRIPER.NET | Крипипасты и хоррор

Темная комната

В тёмную комнату попадают истории, присланные читателями сайта.
Если история хорошая, она будет отредактирована и перемещена в основную ленту.
В противном случае история будет перемещена в раздел "Бездна".
{sort}
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ

Одна на двоих

© Светлана Иконникова
6 мин.    Темная комната    Black Blizzard    1-02-2024, 02:33    Указать источник!


Фантастический рассказ




Гудок электрички воткнулся в раздумья как гвоздь, загнанный в доску мастеровитым мужиком – резко, с одного удара, намертво. Эля вздрогнула, прижала к себе рюкзачок. В рюкзачке были кошелек и мобильник – главные Элины ценности. Школьный дневник, учебники, тетрадки она оставила дома. Теперь они не нужны. Хватит, выросла уже. Большая.


От этой мысли вдруг защипало в носу, захотелось крикнуть: «ма-а-ама!» и пореветь в ее плечо. Нет уж, теперь не поревешь. Эля завертела головой, отгоняя морок недавней жизни: небольшую квартирку в старом доме на окраине их поселка, тюлевые занавески на окнах, кухню с «ушастой» плитой, маму – большую, потную, с закатанными рукавами старого халата. Почему мама всегда носила старые вещи? Ведь вещь – она сначала должна быть новой, а потом уже старой? А у мамы не было нового, как будто она покупала сразу поношенное. Или это халаты и кофты успевали состариться, пока мама несла их домой – от тоски, что не светит им ничего хорошего, кроме унылой маминой кухни и такой же унылой работы?


«Фу, какие ты глупости думаешь! – одернула саму себя Эля. – Вот точно, 15 лет, ума нет!» – передразнила она маму.


– Такси, такси! – по платформе шел взрослый дядька с усами. Он крутил на пальце брелок от машины и был похож на главу администрации Элиного поселка. – Такси надо? – спросил у Эли, сам уже понимая, что девчонке в китайской куртке и дешевых «уггах» надо не такси, а денег на метро.


– Спасибо, – помотала головой Эля, посмотрела на электрички, платформу, людей с котомками, удаляющегося таксиста и улыбнулась.


– Мы с тобой справимся, – сказала она и погладила себя по пока еще плоскому животу. – Мы с тобой теперь тут жить будем!




– Галина Михайловна, к вам Звонарева, – в кабинет к начальнице зашла Ирочка, секретарша.


– Ох, не дает про себя забыть, – поморщилась начальница. – Ира, скажите, что я сейчас закончу говорить по телефону и позову ее.


Начальница была худа и угловата – как будто навсегда осталась подростком, готовым вот-вот превратиться в прекрасного лебедя. Правда, никому в голову не приходило называть Галину Михайловну Галей. Пусть она невысокая, пусть стройная (худая, стройные – это фотомодели), пусть ей всего 30 лет. Она – Галина Михайловна и на «вы». А Ирочка с ямочками на щечках, кудряшками и двумя детьми – Ирочка. И на «ты».


«Интересно, почему так? Ирочка же не дурочка», – вяло подумала Галина Михайловна. Просто так подумала, чтоб еще на долю секунды не переключаться на Звонареву.


– Галина Михайловна, здравствуйте! – Звонарева вошла в кабинет сама, без стука. – Вы знаете, меня тут идея посетила. А что, если нам изменить рекламную кампанию? Пусть наша сеть суши-баров рекламируется как-то по-другому, не так, как все?


– Как по-другому? – Галина Михайловна дернула острым подбородком.


– Совсем по-другому. Нужно же отличаться от конкурентов!


После ухода Звонаревой Галина Михайловна пожалела, что не пьет за рулем. «Она меня измочалит. Что ни день, то новая идея», – пробормотала. Можно было бы отказаться от контракта – невелика потеря. Любое другое рекламное агентство так и сделало бы. «Ну уж нет. Мне в руки приплыл шикарный тренинг стрессоустойчивости. И мне еще за него деньги заплатят. Надо брать!» – усмехнулась Галина Михайловна и подошла к окну. Перед ней простирался ее город – тот, в который она приехала пятнадцать лет назад, который завоевала, зубами выгрызла себе образование, машину, компанию, квартиру. И в котором без толку тратила бешеные деньги на то, что с пятнадцатилетней Элей случилось совершенно бесплатно. И даже нечаянно.




Большого города Эля не боялась. Она знала, как проехать на метро до центра, как пройти по пешеходной улице до Кремля и как свернуть на набережную. В общем, город был, конечно, крупнее ее поселка, но тоже вполне обходимым. Наверняка имелись в нем и пока незнакомые Эле улицы и кварталы, но она же не на один день сюда приехала. Освоится.


В конце концов, ее сеструха тоже ведь когда-то рванула из поселка в город – и ничего, устроилась как-то, работает, матери деньжат подкидывает. Может, к сеструхе и поехать? Рассказать ей…


Вот уж нет! Эля сжала ладошку в кулак. Во-первых, сеструха ее тут же отправит к матери. Во-вторых, Эля и сама уже взрослая! Ничего, и работу найдет, и где жить. И этому козлу покажет, кто тут умный.


Эля куснула себя за губу, чтоб та не дрожала. Вот вечно так: как вспомнит про этого козла, так сразу реветь. Козла звали Вася – дурацкое имя. Он вообще не из их компании, это Димас его привел. «Привет! А ты красивая! Как тебя зовут?» – «Эля». – «А на самом деле как?» – «На самом деле Эля, Эльвира. Это сеструха так придумала. Ну, мамка и назвала». – «Необычное имя. А у меня вот самое заурядное», – улыбнулся и стал похож на Гарри Поттера, только без очков.


Эля вообще не собиралась, чтоб кроме поцелуев еще что-то. Ей и целоваться-то – ну, положено, значит, положено. А лучше бы он просто обнимал, говорил бы что-нибудь приятное, дарил плюшевых мишек. За ручку еще ходить, вот! И чтоб нафоткаться вместе – и ВКонтакте поставить одинаковые аватарки: у него и у себя. На обеих – они, счастливые.


А Вася не хотел ни аватарку, ни вообще фоткаться. «Да ну, не люблю! Я не фотогеничный!» И вообще, они как-то мало виделись. В смысле, на улице мало, а так – или у Васи дома, когда у него никого нет, или у Эли, когда мать на смене. В общем, она думала, что хоть после этого Вася скажет ей, что любит – ну, и все такое, а он ничего.


Блин, у них и было-то всего раза три или четыре! А когда она ему потом ВКонтакте написала, что тест – две полоски, что тошнит, взял и забанил ее. Козел.


Эля вышла из метро, дернула молнию рюкзачка, достала оттуда плюшевого мишку с грустной розовой мордой, плюнула в нее и швырнула игрушку в урну.




В большом городе совсем немного людей, которые называют Галину Михайловну Галей. Это раньше у нее были подружки по педучилищу – такие же юные, глупые студентки, которые по вечерам варили в общаге одну большую кастрюлю картошки, а потом ели ее всей комнатой. И никому не приходило в голову считать калории и бояться растолстеть. Подружки остались там, в прошлой жизни – рассеялись по детским садам, школам, каким-то мелким, ничего не значащим фирмешкам. Время от времени они всплывали на поверхность – как поднимается со дна ил, если его взбаламутить. Вот и подружки – кто с мужем поругался, кого сократили, кто сериалов о красивой жизни насмотрелся – нет-нет, да мялись в приемной, чувствуя всю неуместность их люрекса в лаконичных интерьерах современного офиса.


– Галин, – говорили они, как бы подразумевая – Михалн, – как с работой? Фирме сотрудник не нужен? Я бы могла секретарем или еще кем…


Они стеснялись называть Галину Михайловну на «ты» и понимали, что после центнера съеденной вместе картошки «вы» – уже смешно. Поэтому строили предложения так, чтобы избежать обращения в принципе.


Но это которые побойчее. Остальные просто исчезли из поля зрения бывшей студентки педучилища.


И все-таки они были – люди, для которых она оставалась Галей. Один из них встречал ее дома: гражданский муж, милый дурашка Арсений.


– Обожаю твое имя! – повторяла Галя. – Вообще обожаю редкие, красивые имена. Может, мне поменять свое, а? Стать, например, Виолеттой? Или Александриной? Ну что ты смеешься? – она запускала в него диванной подушкой, хохотала сама, чтобы не дать языку сказать то, о чем давно мечталось: «Или поменять фамилию. На твою. Будь моим мужем».


Нет уж, предложение пусть делает он. В конце концов, должен же мужчина хоть что-то делать сам.


Выжатая Звонаревой как лимон, Галя поехала домой пораньше – благо, никаких срочных дел в фирме не было.


…Это выглядело отвратительно и глупо. Как будто ты шел на сеанс артхаусного кино, а тебе включили сто шестнадцатую серию мексиканского «мыла».


– Галя, она просто ошиблась дверью! Ты все не так поняла! Галечка, ну ты же взрослая женщина, ну что ты как ребенок! Я все объясню!


– Ты ошибся жизнью. Полчаса, чтоб собрать вещи и уйти из моей квартиры. Ключи – на стол. И от машины тоже, – сказала Галина Михайловна и ушла на балкон. Не видеть. Не чувствовать. Не страдать.




Первый день жизни в большом городе подходил к концу. Эля съела гамбургер в Макдаке, выпила там же кока-колы, постаралась ничего не испачкать в местном туалете, прогулялась по пешеходной улице до Кремля и обратно. Надо было бы зайти в кафе, поспрашивать, не нужна ли официантка или, например, продавщица. Но кафе были слишком красивыми. Эля оробела. «Завтра спрошу, – решила она. – Сегодня у меня как будто выходной перед новой жизнью».


Она вышла на набережную, оперлась на ограду, посмотрела на реку – большую, спокойную, вечную… Взгляд уходил вдаль, пытался нащупать – где ж остановиться? – и не мог. Дальше, еще дальше… Где-то там, за горизонтом, Элин поселок. Там мать – пока еще на смене, и Элю не хватилась, и ее школа, и подружки, и вообще. Там вся ее жизнь. А тут… тут теперь Эля живет. У нее где-то здесь, в городе, есть старшая сеструха. И будет ребенок. Свой собственный. Прямо вот из этого живота. И ни на какой аборт она никогда не пойдет, что бы ни орала там мать. И точка.




Арсений ушел. Он всегда слушался Галю и делал так, как она скажет. Ее вообще всегда все слушались. Только ее собственное тело – маленькое, худое, угловатое, отказывалось беременеть. Она колола его лекарствами. Она возила его на процедуры. Она делала ему ЭКО – тело молчало, посылая точные, как по часам, сигналы: не беременна, не беременна, не беременна.


«Я только что выгнала из дома мужа, а думаю о том, что до сих пор не смогла родить ребенка», – Галина поморщилась, понимая, что мужем Арсений был чисто номинальным: красивый, в быту полезный, удовольствие доставляющий. Таких, как Арсений, выйди на улицу – пятерых за полчаса настреляешь. Что ж, этот проект оказался неудачным. Надо его забыть и готовить следующий.


Руки тряслись, было ощущение, будто вынули внутренние органы и теперь вместо них – шарик с воздухом. «Я могу сколько угодно говорить себе, что не случилось ничего страшного, но я нервничаю», – по привычке дала анализ Галина. Она спустилась во двор, завела машину и поехала на набережную – там ей всегда становилось легче. Там она могла смотреть далеко-далеко, пока хватает взгляда. И знать, что прямо за горизонтом начинается ее прошлое – поселок, откуда она приехала в город 15 лет назад, и куда не хотела возвращаться.


Все люди, пришедшие на набережную, смотрели вперед. А Галя смотрела назад.




Интересно, а где я буду ночевать? – простая, как «жи-ши», мысль, пришла Эле в голову только сейчас. Вообще-то уже вечереет. И денег на гостиницу нет. Гостиница рядом есть, а денег на нее нет. А как здесь вообще можно найти… ну, что-нибудь такое, где люди ночуют. Но не гостиница. Такое вообще бывает?


Интересно, как там они? – подумала вдруг Галя, медленно шагая вдоль ограды. Мать, сестра? Что делают? Ведь сейчас ее сестре 15 лет – ровно столько, сколько было Гале, когда она уехала в город, поступать в педучилище. Мать тогда ходила на последнем месяце – от кого беременная, сама не знала. «Назови сестру красивым именем, – сказала ей тогда Галя. – Например, Эльвира».


Это что, Галя!? – подумала Эля.


Это что, Эля?! – подумала Галя.


– Ты что здесь делаешь?! – хором закричали обе.


Долго сидели в кафе, и ели мороженое, и плакали, и говорили друг другу, какие они дуры, что прожили 15 лет друг без друга.


– Элька, какой аборт, ты что? Родим и вырастим! – радовалась Галя.


– Галька, ты такая крутая! Как Путин! – восхищалась Эля.


Уже дома, в большой и вдруг ставшей уютной Галиной квартире они обнимались и Галя заходилась в счастье:


– У нас будет ребенок – один на двоих. У нас есть работа – одна на двоих. И у нас есть мама – одна на двоих. Чего еще надо, а?


– Парня хорошего? – вдруг предположила Эля.


И сестры хором рассмеялись:


– Тоже одного на двоих?!





76 просмотров
Предыдущая история Следующая история
СЛЕДУЮЩАЯ СЛУЧАЙНАЯ ИСТОРИЯ
1 комментарий
Последние

  1. Папа Стиффлера 12 февраля 2024 18:38

    Написано, в принципе, неплохо, но...

    "Мыло" и сопли в сахаре - это вам на другой ресурс надо.

    А здесь НЁХи и #кровькишкираспид@₽@$ило.🤪

KRIPER.NET
Страшные истории